Delist.ru

Гендерные аспекты современных российских трансформаций: проблемы методологии исследования (31.01.2008)

Автор: Здравомыслова Ольга Михайловна

Идеи и положения диссертации могут быть использованы в научной и методической работе в области социальной философии и социологии, а также в преподавании соответствующих учебных курсов в системе высшего образования.

Апробация диссертации

Основные положения, выносимые на защиту, и теоретические выводы диссертанта были обсуждены и одобрены на заседаниях лаборатории гендерных проблем Института социально-экономических проблем народонаселения РАН и Сектора социальной философии Института философии РАН. Отдельные положения, теоретические и практические выводы диссертации неоднократно излагались автором в докладах и выступлениях на научных семинарах и конференциях в России и за рубежом, в том числе, на конференциях по итогам исследования «Семья: Восток - Запад» (Гетеборг, 1994, Москва, 1994, Дрезден, 1995), на секции «Социология семьи» на XIII Всемирном социологическом конгрессе в Билефельде (Германия, 1994), на конференции «Россия в переходном периоде» (Кембридж, 1995) на Конгрессе Американской социологической ассоциации (Торонто, 1997,) на секции «Исследования российских трансформаций» на Конгрессе по славистике (Бостон, 1999), на Немецком социологическом конгрессе (Кельн, 2000 г.), на Симпозиумах «Куда идет Россия» (Москва, 2001, 2005), на Международной конференции «Образы права и использование закона в изменяющейся России» (Париж, 2002), на Международных конференциях «Женщина ХХI века: гражданская и политическая ответственность российских женщин (Монреаль, 2004, Москва, 2005), на Международной конференции по гендерно-дифференцированному анализу (Москва, 2006), на Европейском экономическом форуме (Крыница Здруй, 2007), на конференции «Гендер и власть: пересекая границы» (Ивановский государственный университет, 2007)

Теоретические положения диссертации использовались в преподавательской работе при чтении спецкурсов в Российском университете Дружбы народов и в Государственном университете Высшая школа экономики.

Методологические подходы и теоретические положения диссертации нашли отражение в лекции «Феминизация бедности в переходном обществе», подготовленной для курса дистанционного образования и в лекциях, прочитанных на гендерных школах в России.

Результаты исследований представлены в монографиях «Семья и общество: гендерное измерение российской трансформации», М.: Едиториал УРСС, 2003, «Российская семья на европейском фоне», М.: Едиториал УРСС, 1998, «Образы права в России и во Франции» М.: Аспект-Пресс, 1996, брошюрах и статьях, опубликованных в российских и зарубежных научных изданиях

Структура диссертации определяется целью и задачами исследования.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложения

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, рассматривается степень изученности проблемы, обосновывается структура работы, формулируются цели и задачи исследования, его научная новизна и научно-практическое значение. В первой главе диссертации «Российские трансформации как объект социальной теории» анализируется понятие «социальные трансформации в современной России» и обосновывается взаимосвязь социально-философского и социологического подхода к их изучению; рассматриваются проблема теории и методологии исследования социальных трансформаций и объяснительные концепции, формирующиеся в отечественной социологии на базе эмпирических исследований; обосновывается значение методологии гендерного подхода в исследованиях российских социальных трансформаций.

В первом параграфе «Проблема теории и методологии изучения социальных трансформаций» обосновывается, что ответ на вопрос о перспективах развития России непосредственно связан с углублением теоретического и эмпирического анализа реальных проблем, которые в изобилии порождает переживаемый нами период быстрых и глубоких изменений. Подчеркивается, что теория и методология исследования социальных трансформаций находятся в стадии становления и обсуждения. Исходя из этого, особое значение приобретает взаимосвязанность эмпирических исследований и теоретических объяснений, а также необходимость соотнесения результатов исследований и различных концепций между собой.

Диссертант показывает, что теоретические и методологические трудности, с которыми столкнулись российская социальная философия и социология, отчасти воспроизводят в современных условиях ситуацию, сложившуюся в советской социальной науке. Конструкция, в которой философское знание об обществе играло, по сути дела роль теории и методологии социологических исследований, зафиксировала компромисс, достигнутый между государственной идеологией и социальной наукой. На деле, обосновывалось отождествление социологии исключительно, с эмпирическими исследованиями, обозначился разрыв между объяснительными концепциями в социологии и социально-философской теорией. Это выразилось в снижении уровня социальной рефлексии в советском обществе.

В постсоветский период проблема теории и методологии возникла в деидеологозированном российском теоретическом дискурсе и была непосредственно связана с его открытостью многим западным концепциям и методологиям. Это поставило вопрос об основаниях их выбора для решения задач исследования российской реальности. На философском уровне был сформулирован тезис о том, что таким основанием становится смена парадигм социального знания, связанная с переходом к новому – «постнеклассическому» типу рациональности. В этом контексте в исследованиях социальных трансформаций возникли два подхода. Один ориентируется на множественность объяснений, рассматривая в качестве и методологической базы исследований социальных трансформаций современную теоретическую социологию в целом. Другой подход сконцентрирован на особенностях трансформаций российского общества и заостряет методологическую постановку вопроса о природе объекта исследований, что требует переработки под этим углом зрения западных концепций и ориентирует на развитие российской традиции социального знания.

В настоящее время большинство ученых признают, что в современных исследованиях российских трансформаций отсутствует сложившийся категориальный аппарат и достаточно обоснованные модели объяснения. Это обусловлено, в первую очередь, новизной, многоплановостью и противоречивостью объекта изучения – российского общества, находящегося на историческом переломе, поэтому, в известной степени, понятна преимущественная ориентация на сбор данных и их первичную систематизацию. Вместе с тем, уже сейчас обозначилась негативная тенденция к нормативности такого положения, которую закрепляет растущая специализация научного сообщества.

Диссертант подчеркивает, что наиболее плодотворные подходы в социальной философии и социологии возникают на основе обобщения новых фактов, описания проблемных ситуаций, формулирования гипотез и создания моделей объяснения. Такой поворот социальной науки к реальным проблемам изменяющегося общества, напрямую связан с необходимостью повышения методологической культуры исследований. Это означает, что перед профессиональным ученым встают вопросы эпистемологии, то или иное решение которых связано с его принадлежностью к определенному направлению социальной мысли. От этого зависит способ постановки конкретных исследовательских задач, формулирование гипотез, обоснование процедуры исследования и интерпретация его результатов. Именно в этой связи возникает вопрос о взаимоотношениях социально философского и социологического подходов. Поскольку социально-философский подход стимулирует разработку новых понятий и идей, без которых невозможно развитие исследований российских трансформаций, диссертант подчеркивает, что новые концепции в таких исследованиях возникают на основе синтеза философского и социологического знания.

В диссертации показано, что современные исследования российских социальных трансформаций развиваются в русле модернизационного подхода. Это обусловлено тем, что истоки радикальных изменений в России связаны с новым пониманием ситуации в стране и мире. Соответственно, основное внимание исследователей сосредоточено на анализе модернизационных моделей, или способов перехода к новому общественному устройству.

В диссертации показано, что данная методологическая установка может реализовываться по-разному.

Модернизационный подход в широком смысле, рассматриваемый на социально-философском уровне, понимается как переход от традиционного общества к современному (modernity). Его центром выступает идея «современности», в основе которой лежит понимание того, что изменения последних десятилетий имеют всеохватывающий характер и большую глубину, чем изменения предшествующих периодов истории. На вызовы современности отвечают все общества, и многообразие этих ответов представляет собой объект изучения в социальной науке.

Другое, «узкое» понимание модернизационного подхода, более распространенное среди отечественных исследователей, основано на его отождествлении с классической концепцией модернизации, в соответствии с которой модернизация рассматривается как направленное движение от периферии к центру современного общества, отождествляемого с современным Западом, т.е. как догоняющее развитие отсталых или слаборазвитых стран.

Радикальные перемены, происходившие в последние 15-20 лет в России и в Центральной и Восточной Европе, способствовали ренессансу модернизационного подхода и возникновению в его рамках концепции неомодернизации, которая стремится преодолеть ограничения эволюционистского взгляда на историю как на направленный процесс прогрессивного развития, предостерегая от попыток подогнать социальные изменения в разных обществах под единственную «правильную» модель перехода к современности.

Новое видение модернизации непосредственно связано с перспективой глобализации, которая втягивает в себя все социальные трансформации современного мира, которые не сводятся только лишь к развитию капитализма или становлению демократии. Включая в свою орбиту страны с разным уровнем развития, глобализация усиливает разрыв между полюсами богатства и бедности в мире, с одной стороны, и между богатством и бедностью внутри развивающихся стран, с другой. В результате в ходе глобализации возникают две разнонаправленные тенденции, – «отгораживание» Запада от остального мира и одновременно, его стремление диктовать свои условия странам, продолжающим решать задачи собственной модернизации. Поэтому аналитики предпочитают сейчас говорить о многообразии типов модернизации. При этом модернизация рассматривается теперь как исторически ограниченный процесс, в ходе которого решаются задачи, связанные с рационализацией социальной жизни в целом и индивидуального поведения, в результате чего возникает общество, способное отвечать на новые вызовы современности.

В настоящее время большинство ученых признают, что социально- экономические, политические и культурные изменения, составляющие содержание современных российских трансформаций – процессы с открытым финалом. Поэтому в фокусе исследований оказываются разнообразные проблемы и тенденции, которые обусловлены активностью субъектов трансформаций и выражаются в возникновении и распространении новых социальных практик, формировании новых систем ценностей и жизненных стратегий. В диссертации показано, что в связи с этим в исследованиях российских трансформаций была поставлена проблема переориентации вектора изменений, который прежде был обозначен как «европоцентристский». Это лежит в основе противопоставления модернизационного подхода как общеисторической перспективы и конкретно-социологического анализа социального механизма трансформации, или «трансформационного подхода», а также понимания социальных трансформаций как стихийного, многовекторного, разнонаправленного и непредсказуемого процесса.

Хотя концептуализация является задачей качественно нового уровня в исследованиях, объектом которых выступает переходное общество, отказ от модернизационного подхода и пользу трансформационного, не снимает проблемы общего вектора изменений, который определяет роль и специфику современных российских трансформаций в контексте глобальных изменений. Поэтому понятие модернизации, понимаемой как трансформация традиционного общества в направлении современности, сохраняет методологическое значение для исследований российского общества, решающего задачи модернизации в условиях, когда наряду с внутренними проблемами перед ним стоят вызовы «новой современности» (postmodernity), сконцентрированные в «феномене риска».

Диссертант подчеркивает, что в «проблеме вектора» сконцентрировались многие теоретические и методологические трудности, признаваемые сейчас большинством ученых, и обосновывает методологическое значение термина переходное применительно к российскому обществу, как определенному типу современного общества, переживающего процессы посткоммунистических трансформаций. В переходном обществе продолжают осуществляться задачи модернизации, решение которых зависит от степени включенности в этот процесс всех слоев населения.

Во втором параграфе – «Социальные трансформации в России как особый тип социальных изменений» анализируется методологическая роль концепций, рассматривающих современные российские трансформации как проявление особого исторически сложившегося типа изменений, которые предопределяет «судьбу России». Подчеркивается, что эта линия отечественной мысли имеет глубокие культурно-исторические корни, хотя представляет собой мозаику разнообразных позиций и подходов, которые находятся в полемике другом с другом. При всех различиях в понимании причин, следствий и масштаба особенностей России объединяющим моментом здесь выступает признание, что базовой моделью российских социальных трансформаций выступает не реформа, результатом которой является постепенное включение в процесс изменений всех социальных групп населения, а разрыв в прошлым, чреватый кризисами и социальным катаклизмом. В результате первоочередной задачей общества становится поиск стабильности, происходит воспроизводство в новых условиях прежних социальных образцов, устойчивых к последующим изменениям, возникают переходные формы сосуществования «новых» и «старых» норм, ценностей и социальных практик, препятствующих развитию модернизационных процессов «вглубь». На этой основе формируются и получают распространение жизненные стратегии выживания, которые превалируют над инновационными стратегиями.

Диссертант рассматривает описанные А.Фадиным и Н.Ф.Наумовой обобщающие модели современных российских трансформаций, а также концепцию «преодоления культурной травмы», которая пока не получила развития на отечественном материале, но разработана П.Штомпкой применительно к современным трансформационным процессам в Центральной и Восточной Европе. Данные концепции ориентируются на исследование переходного общества как особого состояния социальной системы с характерным для него специфическим сознанием и поведением людей. Методологический потенциал моделей «модернизации через катастрофу» Фадина и «рецидивирующей модернизации» Наумовой, как и концепции культурной травмы состоит в том, что они основываются на анализе конкретной социальной ситуации, сложившейся в 90ых годы в переходных обществах, выявляют ее специфическое содержание и одновременно стремятся рассмотреть современные трансформации в историческом контексте.

По предположению Наумовой, переходное российское общество - не результат исторического отставания, а возможная историческая альтернатива - «ресурс человечества». Диссертант подчеркивает, что употребляемый Наумовой термин «запаздывающая модернизация» означает не констатацию отставания России от Запада (что характерно для исследований, проведенных в методологии классической теории модернизации), а констатацию специфического типа отношений с историческим временем, характерных для переходного общества. Особенность этих отношений, сконцентрированная в феномене переходности, заключается в том, что нерешенность проблем предыдущего периода вынуждает социальную систему отвечать одновременно, как на вызовы современности, так и на вызовы прошлого, на которые она «не успела», или «не смогла» ответить, когда сущностные проблемы и противоречия были впервые обозначены. В значительной степени это связано с отсутствием тщательного анализа конкретной социальной ситуации, сценариев ее возможного развития и их обсуждения – необходимого условия своевременной и успешной реформы. С этой точки зрения, приобретает особое значение временной срез в исследованиях социальной информации, который позволяет выявить те проблемы прошлого, которые становятся «вызовами» для настоящего. Поскольку темп изменений в новейшей истории России очень высок, продуктивны исследования, которые содержат сравнительный материал за этот период.

Диссертант приходит к выводу, что интеллектуальная работа, проделанная к настоящему времени, позволила выдвинуть целый ряд объяснений современных российских трансформаций и сформулировать идеи, имеющие методологическое значение для изучения различных типов проблемных ситуаций, возникающих в переходном обществе. Особый комплекс таких ситуаций возникает в связи с гендерными аспектами социальных трансформаций.

В третьем параграфе – «Гендерный подход как методология и исследовательская стратегия», анализируя результаты работы, которая ведется отечественными авторами по включению гендерной теории в российский дискурс, диссертант рассматривает взаимосвязь двух сторон гендерного подхода, позволяющую использовать его возможности в исследованиях социальных трансформаций.

В основе гендерного подхода как методологии лежит различение пола (sex, или биологического пола) и гендера (gender, или социального пола). Это дает возможность сделать представления о мужском и женском, или представления о гендерных различиях, отражающие отношения мужчин и женщин в конкретном обществе, объектом исследований и целенаправленных изменений.

Становление и развитие современной концепции гендера связано с такими традициями и теоретическими перспективами философско-социологического знания, как марксизм, психоанализ, структурный функционализм, феноменология, структурализм и постструктурализм. Вместе с тем, ключевая роль в разработке методологии гендерного подхода и его распространении в обществе, принадлежит современному феминизму и женскому движению второй половины ХХ века.

В феминистском дискурсе второй половины ХХ века фундаментальный для культуры факт различия мужского и женского, выраженный в представлениях о мужественности и женственности, стал отправной точкой для обоснования того, что в ходе социализации создаются правила, подразумевающие «вторичность» женщин и закрепляющие разнообразные структуры неравенства по признаку пола, или структуры патриархата. Они лежат в основании социальных институтов и социальных практик.

В диссертации подчеркивается, что это дало возможность рассматривать гендер к качестве одного из базовых измерений социальной стратификации наряду с классовой принадлежностью, возрастом, национальностью, а также в качестве социального статуса, определяющего индивидуальные возможности в различных сферах. В работах феминистских теоретиков стало обоснование гендерного измерения социальных отношений, на чем основывается гендерный подход как исследовательская стратегия, или гендерный анализ. В современной теории гендера отношения мужчин и женщин в обществе рассматриваются как отношения социальной асимметрии, поэтому в центре гендерного анализа оказываются вопросы гендерного распределения социальных ресурсов и обосновывается необходимость достижения гендерного равенства. Возникающие в этой связи проблемы обусловлены различиями социальных ролей и социальных статусов мужчин и женщин, определяющими межличностное взаимодействие и отношения в основных социальных институтах - таких, как семья, образование, занятость, наука, религия, политика.

Несмотря на то, что современный феминизм не является единым, целостным образованием, он основывается на определенной совокупности философских и социально - политических идей, стимулировавших возникновение исследований женщин, или феминистских исследований, в которых положение женщин рассматривается с точки зрения их самих. Благодаря этому были открыты новые для социальной науки темы – такие, как домашняя работа, рождение детей, уход за людьми, а также формулировалась, обосновывалась и продвигалась политическая повестка дня, целью которой является борьба против дискриминации по признаку пола. В исследованиях женщин гендерный подход рассматривается как научная методология исследований и одновременно, как обоснование необходимости гендерно - чувствительной политики.

Под влиянием дискуссий, развернувшихся в рамках социально-гуманитарных наук, началось формирование направления междисциплинарных исследований, использующих методологию гендерного подхода, или гендерных исследований. Объектом их анализа является гендер как социально-культурный феномен. Исследования женщин и гендерные исследования имеют много линий пересечения, поскольку и те и другие работают с гендерной теорией и методологий, однако последние обращаются к более широкому кругу проблем, возникающих как в женском, так и в мужском опыте в различных возрастных, социокультурных, этнокультурных и расовых группах.

Диссертант обосновывает своеобразие познавательной ситуации в гендерных исследованиях, которое состоит в том, что они используют методологию, на которой лежит отпечаток двойственности, свойственной природе феминизма. С одной стороны, феминизм представляет собой теорию, вскрывающую социальную природу отношений между мужчинами и женщинами, с другой стороны, он является идеологией и общественным движением, которые ставят под вопрос легитимность нормативного социального порядка, выдвигают политические требования. Поэтому исследования, использующие методологию гендерного подхода, решают три взаимосвязанных задачи: (1) поиск эмпирической информации, ее анализ и интерпретация, формулирование объяснительных концепций, (2) гендерное просвещение, цель которого состоит в развитии гендерной чувствительности общества; (3)обоснование политики гендерного равенства.

В диссертации подчеркивается, что, несмотря на взаимосвязанность этих задач, с методологической точки зрения, их необходимо различать. Это приобретает особое значение в связи с тем, что понятийный аппарат гендерных исследований, конституировавшихся сравнительно недавно (с 80-ых годов ХХ века), еще не устоялся, концепции находятся в стадии разработки, получая новые стимулы в исследованиях проблем, которые обнаруживаются в современных обществах. Это предполагает дальнейшую разработку гендерной теории, сформировавшееся в русле таких исследовательских направлений как структурный функционализм (в варианте теории половых ролей Т.Парсонса) и социальный конструктивизм. Принципиальным пунктом современных теорий является акцент на множественности проявлений мужественности и женственности в социальном взаимодействии, на активной природе процесса создания гендерных отношений, или процесса создания и воспроизводства различий (гендерных границ) между женщинами и мужчинами, а также среди женщин и среди мужчин.

С позиций современных подходов гендер выступает не только как набор ролей, характеристик или свойств индивидуумов и система социальных отношений, конструируемых в ходе повседневных взаимодействий на микроуровне социальной системы, но как глубинное основание любого общественного устройства, то есть социальная структура. Согласно концепции Р.Конелла, не единая структура патриархата (как считает большинство феминистских теоретиков), а три взаимосвязанные структурные модели лежат в основе организации гендерных отношений обществе - в сферах труда, власти, эмоциональных связей и отношений. Конкретным, эмпирическим проявлением взаимодействия (композиции) этих структур является гендерный порядок, определяющий базовую модель отношений между мужчинами и женщинами и соответствующие ей определения женственности и мужественности. Этот вывод имеет методологическое значение, определяя задачу исследований, которая состоит в анализе гендерных порядков конкретных обществ. Одновременно, концепция Конелла обосновывает возможность рассматривать гендерные проблемы в более широком теоретическом контексте, чем феминистская критика общества.

В четвертом параграфе «Роль гендерного подхода в исследованиях современннных российских трансформаций» обосновывается статус гендерных исследований как составной части исследований социальных трансформациий и формулируются особенности подхода, положенного в основу диссертационного исследования.

В диссертации показано, что теоретические и методологические трудности, которые обнаруживаются, с одной стороны, в гендерных исследованиях, а с другой, во всем комплексе исследований российских трансформаций, аналогичны. В том и другом случае существуют проблемы множественности объяснений, связанных с использованием разнообразных западных концепций, необходимостью их критического переосмысления применительно к российскому материалу, и преимущественно, эмпирическим характером исследований, которые находятся на этапе «блуждания» между фактами и гипотезами.

загрузка...