Delist.ru

Эпидемиологический мониторинг и медико-генетические основы формирования здоровья детей участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции (31.01.2008)

Автор: Сависько Алексей Алексеевич

в годах Количество детей

(n=718) Пол Всего

Мальчики

(n=377) Девочки

(n=341)

1-3 года Абс. 5 10 15

% 0,7 1,4 2,1

4-7 лет Абс. 15 16 31

% 2,1 2,2 4,3

8-12(11*) лет Абс. 79 61* 140

% 11,0 8,5* 19,5

13(12*)-

16(15*) лет Абс. 226 148* 374

% 31,5 20,6* 52,1

17(16*)-18 лет Абс. 52 106* 158

% 7,2 14,8* 22,0

Полученные данные сравнивали с общепопуляционными показателями детей, проживавших в те же годы в Ростовской области (ДРО) и рожденных в семьях, не пострадавших от радиационного воздействия (n=858902 на 31.12.2004 г.). При этом использовали такие официальные документы, как форма 112/у «История развития ребенка» и форма 12 «Отчет о числе заболеваний, зарегистрированных у больных в районе обслуживания лечебного учреждения».

Наряду с эпидемиологическим мониторингом показателей общей и первичной заболеваемости 718 ДЛ, было проведено комплексное клинико-лабораторное обследование 327 ДЛ (45,5% от общего числа детей ликвидаторов).

Контрольную группу составили 200 детей аналогичного возраста, I-II групп здоровья, проживающих в г. Ростове-на-Дону, чьи родители не принимали участие в работах по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

С целью всесторонней оценки состояния здоровья детей в основной и контрольной группах проведено углубленное изучение анамнестических данных путем опроса родителей и детей согласно разработанной нами карте.

Всем детям проводилось комплексное клиническое обследование, включавшее изучение генеалогического, акушерско-гинекологического анамнезов, анализ состояния детей при рождении и в период новорожденности.

При объективном обследовании определяли уровень физического развития, используя методику Ставицкой А.Б., Арон Д.И. (1959), а также по стандартным таблицам, составленным для детей нашего региона Таракановой Т.Д., (1990) и Вощинской Н.В. (1996). В соответствии с общепринятой классификацией Громбаха С.М. (1981) у обследованных детей устанавливали группу здоровья.

Соматометрию и соматотипирование проводили по методике Дорохова Р.Н. и Петрухина В.Г. (1989), которая включает в себя три уровня варьирования признаков: габаритный, компонентный и пропорционный. Оценка уровня нервно-психического развития детей проводилась по стационарной методике в модификации Виноградова А.Д. (1995), включающей изучение эмоционально-вегетативной, психомоторной сфер и интеллектуального развития.

Уровень полового развития оценивали по общепринятой методике, предложенной Tanner J.M. (1962).

Регистрацию врожденных пороков развития проводили в соответствии с методическими рекомендациями, разработанными ИМГ АМН СССР (1986).

Лабораторные методы включали исследование клеточного состава периферической крови с подсчетом количества ретикулоцитов и тромбоцитов, общего анализа мочи, определение фракционного состава белков сыворотки крови методом электрофореза в полиакриламидном геле, активности аминотрансфераз, протеолитической активности, показателей липидограммы, содержания сахара, билирубина, фибриногена, электролитов крови (К; Nа; Са).

Определение содержания общих липидов в плазме крови проводили методом, основанном на взаимодействии фосфорно-ванилинового реактива с продуктами окисления жирных кислот (Колб В.Г., Камышников В.С., 1982). Для определения содержания фосфолипидов в плазме крови применяли метод Issао S., Нiгiсо Н., Вungi М.(1967). Определение содержания триглицеридов проводили, используя набор химических реактивов фирмы «Sigma» (США). Для определения содержания холестерина в мембранах эритроцитов и плазме крови применяли метод Балаховского С.Д. и Балаховского И.С (1953). Определение содержания холестерина в липопротеидах высокой плотности осуществляли методом, основанным на осаждении гепарином, в присутствии ионов Мn2+ , липопротеидов низкой плотности и липопротеидов очень низкой плотности, содержащих апо-? -белок. При этом липопротеиды высокой плотности остаются в супернатанте, в котором определяли содержание ХС (Abell L.L. et а1., 1952). Определение холестерина в липопротеидах низкой плотности проводили путем расчета по формуле (Rifkind B., 1970, Friedewald W.T. et а1., 1972). Расчет индекса атерогенности осуществляли по формуле (Климов А.Н., 1977)

Определение интенсивности спонтанной хемилюминесценции плазмы крови проводили методом, основанным на регистрации сверхслабого свечения тканей (Тарусов Б.Н. с соавт., 1961; Шестаков В.А. с соавт., 1979). Светосумму спонтанной хемилюминесценции регистрировали в течение 500 с, используя медицинский хемилюминометр ХЛМЦ-0I ("Свет", Россия). Расчет светосуммы спонтанной хемилюминесценции осуществляли с учетом фонового свечения и выражали в условных единицах.

Выделение мембран эритроцитов для определения продуктов перекисного окисления липидов и микровязкости мембран эритроцитов проводили методом Колгинской Л.И. с соавт. (1976). Для определения содержания диеновых конъюгат в плазме крови и мембранах эритроцитов применяли метод Стальной И.Д. (1977).

Определение малонового диальдегида в плазме крови и мембранах эритроцитов проводили методом Бенисович В.И. и Идельсон Л.И. (1973). Содержание шиффовых оснований определяли по интенсивности флуоресценции хлороформного липидного экстракта при длине волны возбуждающего света 360 нм (Bidlack W.R., Тарреl А.С, 1973).

Активность супероксиддисмутазы определяли по степени ингибирования восстановления нитросинего тетразолия в присутствии супероксидного радикала, генерируемого в реакции восстановления молекулярного кислорода адреналином в щелочной среде с использованием метода, предложенного Misra H.P., Fridovich I. (1975).

Исследование суммарной пероксидазной активности в плазме крови проводили методом Орнстейн Д. (1963) и Покровского А.А. (1969) в модификации Кречевской А.А. с соавт.(1985). Для определения структурных свойств мембран эритроцитов применяли метод латеральной диффузии флуоресцентного зонда пирена (Владимиров Ю.А., Добрецов Г.Е., 1980).

Для оценки общей антиокислительной активности использовали хемилюминесцентную реакцию рибофлавина с перекисью водорода в присутствии ионов двухвалентного железа. Активность каталазы определяли по методу Королюк М.А. с соавт. (1988). Для определения активности глутатионпероксидазы использовали метод Моина В.М. (1986). Активность глутатионредуктазы определяли спектрофотометрически по скорости окисления НАДФН (Юсупова Л.Б., 1989). Для определения количества восстановленного глутатиона применяли метод Ellman G.L. (1959). Определение активности миелопероксидазы проводили по методу Klebanoff (1971), описанному Шафран М.Г. и Лызловой С.Н. (1975).

Для цитогенетическое исследования использовали метод кариотипирования. Культивирование лимфоцитов крови осуществляли с помощью наборов “Лимфокар-1” (ООО “Панэко”, Россия). Цитогенетические препараты окрашивали методом GTG.

Для проведения молекулярно-генетических исследований забор образцов крови осуществляли в вакуумные пробирки c EDTA фирмы Vacuette и хранили при температуре – 700С. Для выделения геномной ДНК из цельной крови использовали набор QIAamp DNA Mini Kit (“QIAGEN”). ПЦР амплификацию изучаемых геномных локусов проводили в термоциклере “Biometra” производства компании Biometra biomedizinische Analytik GmbH (Германия). Секвенцовую реакцию осуществляли с использованием набора для флюоресцентного мечения GenomeLabTMMethods Development Kit Dye Terminator Cycle Sequencing (Beckman Coulter, США). Капиллярный электрофорез выполняли с помощью генетического анализатора CEQ 8000 (Beckman Coulter, США).

С целью изучения повреждения генетического аппарата герминативных клеток ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС были исследованы микросателлитные локусы. Выбор микросателлитных локусов для данного исследования был обусловлен высоким уровнем спонтанных и индуцированных мутаций, который в данных локусах на несколько порядков выше, чем в других генах, используемых для изучения мутаций в герминативных клетках. В нашем исследовании были изучены STS маркеры D3S1531, D7S1482 и UT250.

Для разработки прогностических критериев повышенного риска формирования и течения мультифакториальных заболеваний у ДЛ был использован однофакторный и множественный линейный регрессионный анализ, а также логистический регрессионный анализ. Достоверность различий между группами по среднеарифметическим величинам, а также достоверность коэффициента корреляции определялась по критерию t. Достоверным считался результат, при котором р<0,05. Достоверность коэффициента регрессии определялась по критерию F. Достоверным считался результат при р<0,05 (Реброва О. Ю., 2003).

Анализ выживаемости по Kaplan-Meier использовался с целью оценки возраста, в котором развивалось событие. Достоверность различий определяли с помощью тестов Cox-Mantel и Log-Rank. Достоверным считался результат при р<0,05 (Реброва О. Ю., 2003).

Расчет генотипических значений признаков производился с помощью математических моделей прогнозирования, которые позволяют рассчитывать генотипические уровни факторов риска пробанда по данным фенотипических уровней факторов риска его кровных родственников и его собственным данным (Михайлов Н. В. с соавт., 1996, 1999; Батюшин М. М., 2000). В основу моделей прогнозирования были положены уравнения регрессии генотипического отклонения пробанда на фенотипические отклонения его родственников и собственное фенотипическое отклонение (Лепер П. Р. с соавт., 1966; Плохинский Н. А., 1964).

Расчеты генотипических значений систолического артериального давления и диастолического артериального давления (Г-САД, Г-ДАД) производились с помощью компьютерной программы «ПРОКАРД-П» (Терентьев В. П. с соавт., 1998, Батюшин М. М., 2000).

загрузка...