Delist.ru

Нажмуддин Гоцинский и общественно-политическая борьба в Дагестане в первой четверти ХХ века (31.01.2008)

Автор: Доного Мурад Муэддинович

На предстоящее в Петрограде Учредительное Собрание из Дагестана предполагалось отправить 3-4 представителей. В виду нежелания социалистов работать совместно с Исполнительным комитетом, было составлено два списка, один – от Милли комитета, второй – от Социалистической группы. Политические противники в своем единоборстве использовали все методы пропаганды по завоеванию избирателей.

Но старания двух противоборствующих сторон оказались напрасными, ибо «в России произошел Октябрьский переворот (большевистский) и собирающееся Учредительное Собрание было разогнано».

На состоявшемся 1 декабря 1917 г. во Владикавказе совещании представителей Терского войскового правительства, ЦК Союза объединенных горцев, Союза городов Терско-Дагестанского края и объединенной демократии был решен вопрос о создании Временного Терско-Дагестанского правительства (председатель Р.Капланов). Первой задачей этого правительства являлся созыв краевого Учредительного сейма, который должен был установить окончательно организацию твердой государственной власти и разрешить все основные вопросы.

Но игнорирование аграрной проблемы (весьма острой для горцев) и др. привело к распаду этого правительства. Начался процесс дезинтеграции российского общества и отделения от центра бывших национальных окраин. В хаосе, царившем на Северном Кавказе, горская масса была дезориентирована, а разнообразные исторические, национальные, социальные, религиозные и бытовые условия создали чрезвычайно сложную и запутанную обстановку в регионе.

Таким образом, в конце 1917 г. положение в Дагестане, как и в целом на Кавказе было далеко не простым, жесткая политическая борьба противников за власть, не желающих идти на компромиссы, набирала свои обороты.

В четвертой главе «Проблема соотношения классового, национального и религиозного» рассматриваются: политическое противостояние в Темир-Хан-Шуре (1918) и его последствия; анализируется отношение Гоцинского к бичераховцам, туркам; политическо-идеологической доктрине деникинского командования, раскрываются особенности английской политики в Дагестане, подробно исследуются разногласия Н.Гоцинского с религиозными деятелями в политической борьбе.

В первом параграфе четвертой главы – «Политическое противостояние в Темир-Хан-Шуре (1918) и его последствия» – раскрывается сложная ситуация в Дагестане, послужившая поводом для проведения Всеобщего съезда в январе 1918 г. Назревающий конфликт в обществе выражался в борьбе на социальном уровне, переходящим в политическую. Первое гражданское противостояние в дагестанском обществе было вызвано действиями приглашенных на съезд Нажмуддина Гоцинского и Узун Хаджи, решивших привести с собой большой отряд вооруженных горцев из Нагорного Дагестана, дабы показать свою силу. Гоцинский вновь был объявлен имамом. По сути, это было не участие в съезде, а демонстрация силы, направленной на официальную власть в Темир-Хан-Шуре. Исполком, как уже говорилось выше, состоял в большинстве из представителей Социалистической группы, во главе с их лидером Д.Коркмасовым, и новая власть пыталась реализовывать свои задачи, решая социальные и экономические вопросы.

12 января начал свою работу 3 съезд, на котором, помимо ряда важных вопросов, опять говорилось о том, как называть Гоцинского – муфтием или имамом, о роли шариата и пр. И вновь Гоцинский вынужден был признать несостоятельность своего имамства. Узун Хаджи, недовольный решением съезда, недовольный Нажмуддином, который, по его мнению, не смог взять на себя всю полноту имамской власти, отделился от него и покинул Темир-Хан-Шуру, и с этих пор отношения между Гоцинским и Узун Хаджи были испорчены. Вопреки радикально настроенному Узун Хаджи, Гоцинский не был сторонником вооруженных конфликтов и старался не проливать крови. С одной стороны, желание во что бы то ни стало стать лидером мусульман, с другой – мягкотелость и неумение воспользоваться благоприятной ситуацией, неумение довести начатую операцию до победного конца не позволили ему удержаться на пьедестале власти.

В феврале-марте 1918 г. в Дагестане сложилась напряженная политическая ситуация. Лидеры Милли комитета обвиняли «социалистический» исполком в том, что они желают пригласить большевиков, которые могут вмешаться в жизнь Дагестана.

После неудачного похода войска Гоцинского в Азербайджан за помощью к местным мусульманам, поражения и бегства оттуда горцев, в Порт-Петровск, а затем в Темир-Хан-Шуру вступили части Красной гвардии.

В горах Нажмуддин продолжал поднимать народ на борьбу c большевистской властью. Немалую помощь в этом ему оказывали и турецкие эмиссары, проникшие в горные районы Дагестана и преследовавшие цель подготовки здесь почвы, с помощью Гоцинского, для прихода турецких войск.

Во втором параграфе четвертой главы – «Политика выжидания Гоцинского по отношению к бичераховцам, туркам» – описываются боевые столкновения между большевиками и нажмуддиновскими отрядами, происходившими вплоть до августа 1918 г., когда в Дербент, а затем в Петровск вступили части войскового старшины Лазаря Бичерахова.

В Дагестане находились еще довольно значительные силы советских войск, которые, однако, противостоять Бичерахову не смогли; после разгрома фронта и провала боевых операций «под руководством» советского военкома Махача Дахадаева необходима была пауза и дипломатия.

В это же время в Темир-Хан-Шуру вошли отряды Нухбека Тарковского. Последний, объявив себя временным диктатором Дагестана, сразу вступил в переговоры с Л.Бичераховым по вопросу об организации власти в Дагестане.

С приходом в Дагестан Л.Бичерахова Нажмуддин Гоцинский не выказывал никаких действий к налаживанию сотрудничества с войсковым старшиной. Да и на каких основаниях мог быть заключен подобный союз? Бичерахов не намеревался вступать в Нагорный Дагестан и, не вмешиваясь в его внутренние дела, предполагал продвигаться к воссоединению со своим братом Георгием, действовавшим в районе Владикавказа. Гоцинский, находясь в горах Дагестана, занимал выжидательную позицию.

В марте 1918 г. делегаты от Северного Кавказа просили у Турции военной помощи, и вскоре на Кавказ отправилась первая партия военных специалистов. В Дагестан прибыло несколько офицеров под начальством полковника Исмаила Хакки Бея, сразу же приступившего к организации войск для борьбы с большевиками.

11 мая 1918 г. на Батумской конференции было объявлено о создании Горской Республики, которую признали Оттоманская Турция и Германия, но соответствующего решения последней так и не было подтверждено в дальнейшем. На подобное заявление Советское правительство ответило протестом. В свою очередь А.Чермоев, председатель правительства Горской республики, обратился за помощью к Турции для борьбы с Советской властью на Северном Кавказе, и помощь эта была оказана.

6 октября 1918 г. части турецкой дивизии генерала Юсуфа Иззет паши заняли Дербент, а 29 октября турки вошли в Темир-Хан-Шуру. Вместе с ними в Дагестан вернулось горское правительство во главе с А.Чермоевым. 6 ноября турки совместно с дагестанскими добровольцами повели наступление на бичераховцев, которые, вскоре погрузившись на пароходы, отступили в открытое море.

События в Дагестане менялись с молниеносной быстротой. Военное поражение центральных держав принципиально изменило ситуацию на Кавказе. 30 октября 1918 года капитулировала Турция, 3 ноября – Австро-Венгрия, 11 ноября – Германия. По условиям капитуляции все войска потерпевших поражение держав выводились из пределов России. Турция обязалась немедленно начать эвакуацию своих войск из Закавказья и Дагестана. Во второй половине ноября они действительно покинули Кавказ. В Закавказье вошли войска Антанты, главным образом британские. Северный же Кавказ был признан зоной контроля администрации Вооруженных сил юга России.

В третьем параграфе четвертой главы – «Британская политика на Ближнем Востоке. Отношение Н.Гоцинского к политическо-идеологической доктрине деникинского командования» – освещается английская миссия в Дагестан (1918), обосновывается позиция Гоцинского по отношению к действиям деникинцев.

27 ноября 1918 г. представитель Союзных держав командующий английскими войсками генерал В.М. Томсон телеграфировал Горскому правительству, обещая поддержать народы Кавказа и помочь им, если они склонны согласиться на ряд условий, в том числе, помочь союзникам поддерживать контакт с Деникиным.

По существу Англия вела двойственную политику на Кавказе. С одной

стороны, помогала войскам А.И. Деникина, с другой – поддерживала иллюзии местных правительств, стремившихся с помощью Англии утвердить свой суверенитет. В зависимости от конкретных обстоятельств Лондон лавировал, действуя по принципу «разделяй и властвуй», и до поры до времени ему это удавалось.

Деникинское командование не только не признало Горскую республику, но и намерено было восстановить на Северном Кавказе «военно-народное» правление.

Летом 1919 г. Кабинет министров Великобритании принял решение о выводе ее войск с Кавказа. Это было связано в частности, с изменившейся военно-политической ситуацией в России в связи с успехами деникинцев, заставивших Красную Армию перейти к стратегической обороне. Перед своим уходом из Дагестана англичане передали деникинцам флотилию на Каспийском море, оставив на содержание деникинской армии значительные средства.

В октябре 1919 г. в дагестанском ауле Леваши был образован Совет обороны Северного Кавказа и Дагестана, возглавивший руководство восстанием горцев против деникинцев. Добровольческая армия, потерпевшая ряд поражений и ослабленная борьбой на внутреннем фронте, осенью 1919 г. была сломлена.

К концу марта 1920 г. деникинские войска были окончательно разбиты, повстанческой «Армией Свободы» дагестанских горцев, вслед за этим в Дагестан вступили части Красной армии. Разгром Деникина повстанческими отрядами горцев в Дагестане означал крах интервенционистской политики Антанты на Кавказе. В Дагестане установилась советская власть, после чего некоторые руководители Горской Республики эмигрировали в Турцию, другие в европейские страны. Были и такие, которые остались в Дагестане: одни, заняв выжидательную позицию, другие, предпринимая действия к сопротивлению новой власти. Среди последних был Нажмуддин Гоцинский.

Почему же Гоцинский не воевал против Деникина? Почему он, как лицо духовное, не реагировал на факты притеснения горцев деникинцами, сожжения ими мечетей и пр., что ему мешало в дальнейшем присоединиться к стихийно поднятому в Дагестане восстанию против иноверцев? Анализ сложной ситуации и изучение некоторых источников и документов позволяет сделать следующий вывод. Гоцинский, был осведомлен о помощи, оказываемой англичанами деникинской армии, и на Англию Нажмуддин возлагал свои надежды. Несомненно, и английская разведка видела потенциальные возможности Гоцинского, которые позже пригодились английскому командованию на Кавказе. В союзе с Деникиным, будучи резидентом англичан, Гоцинский определился как звено цепи событий в планах Антанты. Еще четче это обозначилось после разрыва Ататюрка с султаном в Турции, когда англичане оккупировали Стамбул в январе 1920 г. Дальнейшие связи англичан с Гоцинским (1921-1925), их помощь деньгами и оружием в его повстанческой деятельности явно подтверждают данную версию.

В четвертом параграфе четвертой главы – «Разногласия Н.Гоцинского с религиозными деятелями в политической борьбе» – анализируются причины взаимного непонимания Гоцинского с рядом авторитетных религиозных лидеров Дагестана. В период с 1917 по 1918 гг. на Северном Кавказе, и в частности, в Дагестане, выявилась дифференциация горской общественности, по крайней мере, в двух направлениях. Первое состояло из группы сепаратистов или, как их часто называли в советской историографии, «клерикалов» из горского духовенства, пытающееся воздействовать на общество, исходя из требований религии (Гоцинский, Узун Хаджи, Дарбиш Мухаммад, Серажуддин, Мухаммад Амин, Тажуддин Кадии др.) Второе направление представляло собой группу духовных лиц, слабо ориентирующуюся в обстановке, попавшую под влияние большевиков, вообразившую себе, что идеология большевизма и требования шариата – схожи (Али Хаджи Акушинский, Абусуфьян Акаев, Али Каяев и др.)

Какими были отношения Нажмуддина Гоцинского с видными религиозными деятелями Дагестана, не принявшими его идей, или будучи союзниками с ним на раннем этапе, потом – отошедших от него? В связи с этим была предпринята попытка изучения мировоззрения каждой личности (Али Хаджи Акушинский, Абусуфьян Акаев, Али Каяев, Сайпулла Кади Башларов, Хасан Кахибский) и ее роли в освещающихся событиях.

Отсутствие единства в мусульманском духовенстве не позволило его лидерам утвердить за собой ведущую роль в управлении краем. Нестабильная политическая обстановка в Дагестане предоставляла им возможность сделать это, но амбиции, политическая близорукость, несогласованность, частично национальный фактор, наконец умелая работа большевиков по дезорганизации в мусульманских рядах свели на нет все усилия.

Пятая глава – «Особенности, характер, движущие силы и последствия антисоветского восстания 1920-1921 гг.» посвящена изучению причин, подготовки и начала восстания, исследуется ход восстания, а также повстанческая борьба Н.Гоцинского в 1922-1925 гг., как следствие политики экспансии Антанты.

В первом параграфе пятой главы – «Причины, подготовка и начало восстания» – дается характеристика общественно-политической обстановки в Дагестане, приведшей к началу крупного восстания, отмечается роль меньшевистской Грузии в оказании военной помощи горским повстанцам.

11 апреля 1920 г. верховная власть от Совета Обороны, прекратившего свое существование в связи с установлением Советской власти в Дагестане, трансформировалась в условиях мирного времени во вновь образованный орган – Дагревком (председатель Дж. Коркмасов). Однако, приезжими большевиками, незнакомыми с местными условиями, совершенно не были учтены характерные для Дагестана черты: вековой уклад жизни, со своими обычаями и религиозностью. Имели место многочисленные ошибки в области реквизиции, в области уничтожения мелкой торговли, неумело применены декреты об отделении церкви от государства.

Социальные и бытовые тяготы, вызванные последствиями Гражданской войны, а также бесчинства отрядов Красной Армии, вошедших в Дагестан после его освобождения от деникинцев местной «Армией Свободы», отдельные действия органов ЧК и безобразное поведение немалой части советских и партийных работников, присланных сюда из других краев и областей, серьезно подрывали доверие населения к органам советской власти, за которую еще совсем недавно они сражались против Деникина.

Население искало защиты, как у своей республиканской власти, так и у отдельных авторитетных горцев, пользовавшихся поддержкой определенной части населения, которое к тому времени, как, например, некоторые горные аварские районы, находилось к ним территориально ближе – в соседней Грузии.

К тому же английская пропаганда через лозунги повстанцев не скупилась на обещания по предоставлению дагестанским горцам независимости, но – под своим протекторатом. Время, выбранное Английским кабинетом для вторжения из Грузии, было совсем не случайным. Экстренное вмешательство в дела Дагестана по планируемому отсечению его путем создания барьера от России объясняется еще и предстоящим Съездом народов Дагестана, на котором впервые планировался выбор формы его государственного устройства в составе РСФСР. Моральная подпитка этой стороны движения, вдохновлялась еще и членами так называемого Горского правительства, осевшими в Грузии.

Значительную роль в распространении восстания сыграла близость восставших округов к Грузии, где правило меньшевистское правительство. Восстание было связано и с выступлением генерала Врангеля в Крыму.

В первых числах сентября 1820 г. партии повстанцев под началом Гоцинского и бывшего царского полковника Кайтмаза Алиханова начали постепенно просачиваться со стороны Грузии в Дагестан.

В это время в Баку с 1 по 9 сентября 1920 г. прошел 1-й съезд Советов Народов Востока, избравший для руководства дальнейшей работы «Совет действия». Одновременно он являлся подразделением Коминтерна и ЦК РКП (б). Ему были переданы полномочия по вопросам внутренней и международной политики с восточными странами.

загрузка...