Delist.ru

Экологические основы и подходы к управлению численностью синантропных видов грызунов (на примере серой крысы Rattus norvegicus Berk.) (30.08.2007)

Автор: Рыльников Валентин Андреевич

3. Популяционная экология серой крысы как основа управления ее численностью

Три полосы на территории бывшего Советского Союза, отличающиеся степенью синантропии домовой мыши (Mus musculus L.), выделяла Н.В. Тупикова (1947), а именно: зону постоянного обитания в жилищах человека, зону с периодическим выселением на летнее время в открытые стации и зону круглогодичного обитания вне жилищ человека. Используя литературные и собственные данные, мы выявили существование зональности синантропии серых крыс, подобной той, которая была показана для домовой мыши.

трудно себе представить эффективное управление их численностью. Для описания популяционной организации серой крысы была использована классификация, предложенная Н.П. Наумовым (1971) – соподчиненные между собой географические, экологические, элементарные популяции (Шилова, 1999).

3.1. Зона полной синантропии

Структура географической популяции северных широт, по-видимому, представляет собой совокупность экологических и элементарных (по Н.П. Наумову, 1971) популяций, как правило, обитающих в черте отдельных населенных пунктов, прежде всего, в портовых городах. В открытых стациях северной зоны проблемы борьбы с крысами, как правило, не существует. В населенных пунктах, еще свободных от крыс, основная задача – это профилактика заселения, а в заселенных крысами населенных пунктах стратегия управления численностью будет иметь черты сходства с таковой в средней полосе. Однако там популяция крыс населенных пунктов более уязвима по отношению к истребительным мероприятиям за счет большей пространственной локализации структуры популяции и более длительного периода диапаузы в размножении, и как следствие этого, большего периода, когда удельная смертность преобладает над удельной рождаемостью, а отрицательная удельная скорость роста численности преобладает над положительной.

3.2. Зона частичной синантропии

3.2.1.Ростовская область (рисовые поля, рыборазводные пруды)

Было установлено отсутствие поселений серых крыс (за исключением единичных нежилых нор неясной видовой принадлежности) в зимний период (декабрь 1984) вне населенных пунктов: по берегам водоемов и на рисовых полях (самых северных в России) Сальского района, вдоль каналов системы осушения в пойме р. Дона под Ростовом-на-Дону. В то же время, на земляных валках, разделяющих водную гладь рыборазводных прудов Октябрьского района около сторожевых баз, около прикормочных бункеров с рыбным комбикормом, около помещений по откорму свиней, обнаружены поселения серых крыс высокой плотности (до 5 входных отверстий нор на 1 кв.м).

По-видимому, для большей части Ростовской области характерны сезонные миграции синантропных серых крыс между открытыми стациями и населенными пунктами, за исключением поймы р. Дон в части искусственных рыборазводных прудов. Таким образом, по рыборазводным прудам Ростовской области проходит северная граница экзоантропных пасюков.

3.2.2. Ярославская область (котловина озера Неро)

Проведенные исследования показали, что в обследованных нами местах котловины оз. Неро, вне населенных пунктов в летние месяцы обитают серые крысы. По результатам наблюдений за животными, меченными тетрациклином, наблюдаются их сезонные перемещения: весной - из населенных пунктов в природные биотопы, а осенью - обратно.

3.2.3.Некоторые черты пространственного распределения и численности серых крыс на незастроенных и дворовых территориях г. Москвы

Крысы обнаружены примерно на 30% обследованной незастроенной территории г. Москвы. В большинстве случаев это следы крыс, выселяющихся в открытые стации из строений (временные летние поселения).

Найденные постоянные поселения трех типов нами были приняты за модельные и признаны пригодными к долговременному (многолетнему) наблюдению.

1-й тип поселения «условно естественный». Крысы обитали вдоль берега парковых прудов, наиболее близко к естественному месту обитания. Строения человека находятся в отдалении. Численность крыс невысокая, плотность нор не более 5 на 100 погонных метров. Поселения крыс обнаруживаются только в теплое время года.

2-й тип поселения «полуурбанический». Поселения крыс располагаются на склоне свалки (до 30 нор на 100 погонных метров). Следы и ходы крыс ведут под строения, окружающие овраг, в том числе под административные здания, жилые дома и, особенно, гаражи. Пищевой базой служат пищевые отходы на свалке, в строениях человека. Поселения крыс круглогодичные.

3-й тип поселения «урбанический». Места обитания находятся между корпусами завода на небольших зеленых участках среди контейнеров, металлоконструкций и хлама, а также вдоль внешнего двойного забора, ограждающего территорию завода, в промежутке которого живут сторожевые собаки, чьим кормом питаются и крысы. Норы с наибольшей плотностью (до 10 нор 100 погонных метров) располагаются вдоль этого ограждения, а также вокруг мест сбора пищевых отходов, располагающихся около столовых завода. Меньшая численность нор – до 5 на 100 погонных метров обнаружена среди хлама и под сложенными металлоконструкциями. Доля естественных кормов, по-видимому, невысока. Поселения крыс круглогодичные.

В период с ноября по февраль у большинства самок серых крыс, обитающих в отапливаемых строениях, снижается репродуктивная активность (матка неактивна); у самцов наблюдаются минимальные размеры семенников и семенных пузырьков. В местах круглогодичного обитания серых крыс вне построек размножение отсутствует с сентября по май.

В зоне частичной синантропии в пределах населенного пункта и прилегающих к нему открытых территорий обитает единая экологическая популяция. Очевидно, что планировать управление такой экологической популяцией возможно только путем ее полного охвата, включая ее пульсирующую часть, проводя мероприятия не только в строениях, но одновременно и на открытой территории. В местах обитания постоянных поселений крыс дератизация необходима круглогодично, а в местах обитания временных поселений – в теплое время года. Наряду с текущими мероприятиями по борьбе с крысами, необходимы и барьерные обработки ратицидами на территориях, прилегающих к строениям человека, которые должны обеспечить снижение численности крыс на путях их сезонных перемещений и тем самым предотвратить возможный занос туда возбудителей из природных очагов инфекционных заболеваний.

3.3.Зона экзоантропии

3.3.1.Краснодарский край (рисовые поля)

Состояние кормовой базы отражается на рационе питания. По данным анализа желудков, как по частоте встречаемости, так и по объему содержимого в осенне-зимний период преобладали растительные корма с большей долей семян. Вегетативные части растений, как и в другие сезоны, в основном были представлены злаками и осоками. Животные корма (насекомые, мыши, земноводные) встречались в меньшем количестве. Весной в питании также преобладали вегетативные части растений, которые в этот период наиболее богаты витаминами. В июне–июле все рисовые поля были залиты водой, соотношение кормов в рационе менялось в сторону преобладания животной пищи (мыши, земноводные, моллюски, насекомые, другие водные беспозвоночные). Особенно велика доля земноводных (жерлянки, прудовая лягушка) – в три раза больше, чем в период, когда поля стоят без воды. На суше, около воды довольно часто можно было наблюдать «кормовые столики» с остатками раковин прудовиков, изредка беззубок, мелкой рыбы. Преобладание животных кормов над растительными в рационе крыс сохранялось до сентября включительно, то есть до начала уборочной страды, доля подземных частей растений также несколько увеличивалась.

В летний период наблюдаются значительные вариации в питании крыс разных возрастных групп. Так, в питании молодняка в возрасте до двух месяцев отчетливо преобладали вегетативные наземные части растений и беспозвоночные, доля других видов кормов, особенно семян и позвоночных животных, незначительна. В питании взрослеющих крыс (в возрасте от 3 до 6 месяцев) доля семян возрастала, а доля вегетативных наземных частей убывала; зато возрастала доля животных кормов. Взрослые крысы (старше 9 месяцев) преимущественно питались животной пищей и семенами растений. По сравнению с крысами младших возрастных групп у старших доля растительной пищи наименьшая. Аналогичные результаты получены нами и в зоне частичной экзоантропии, в Ярославской области.

Питание грызунов во многом определяет основы приманочного способа борьбы с ними. Очевидно, что молодые крысы менее всего будут предпочитать зерновые ратицидные приманки; их эффективность будет минимальна.

Наши наблюдения, проведенные в Краснодарском крае с помощью мечения зверьков тетрациклином, показали, что крысы, обитающие в открытых биотопах (рисовые поля), живут оседло в течение круглого года, в основном не перемешиваясь с крысами, населяющими помещения поселка, окруженного рисовыми полями.

В населенных пунктах Кубани размножение крыс было круглогодичным с невыраженным спадом в зимние месяцы.

На рисовых полях Кубани, где крысы жили вне построек человека круглый год, у пасюков не наблюдали зимнего размножения. В зимние месяцы в популяции преобладали зверьки средних и старших возрастных групп, в подавляющем большинстве своем половозрелые; доля молодых была более низка по сравнению с другими сезонами года. Весной в размножении участвовали практически все самки. В мае–июне наблюдали массовый выход молодняка. Часть неполовозрелых самок через 2–2,5 месяца вступала в размножение, которое продолжалось до октября. Подъем размножения только один – весенне-летний, однако доля беременных самок в течение этого периода существенно выше, чем в населенных пунктах.

На рисовых полях Кубани за счет гибели зверьков старших возрастных групп характерна ежегодная смена значительной части состава популяции крыс. Чем более суровыми оказываются условия перезимовки, тем большая доля старых зверьков гибнет. В населенных пунктах Кубани доля старших возрастных групп практически больше во все месяцы года, что свидетельствует о более медленной сменяемости поколений и может быть связано с меньшей смертностью от неблагоприятных факторов среды.

Динамика размножения, возрастного состава популяции крыс на рисовых полях и в населенных пунктах различны, сезонные миграции между этими биотопами отсутствуют, что свидетельствует о том, что там обитают две независимые экологические популяции. Борьба с ними должна проводиться по раздельным планам.

4. Управление численностью серой крысы и некоторых других видов грызунов

4.1. Возрастные и половые отличия по признакам: реакция избегания и физиологическая устойчивость

Выживание грызунов в условиях интенсивных истребительных мероприятий возможно в случаях образования следующих адаптаций:

1) образование реакции избегания (аверсия, неофобия) и, как следствие, недобор летальной дозы яда при нормальном уровне чувствительности к яду;

2) образование повышенной физиологической устойчивости, которая может иметь возрастной характер, может быть генетической устойчивостью, приобретенной в поколениях, а также может иметь характер естественной толерантности видового уровня.

Возрастные отличия по реакции избегания и физиологической устойчивости наиболее отчетливо проявляются между половозрелыми и неполовозрелыми животными. У последних эти признаки выражены более отчетливо, например, летальные дозы варфарина для неполовозрелых серых крыс в 2 раза выше, чем для взрослых. Молодые серые крысы, особенно самцы, съедают значительно меньше приманки с этим ядом (на кг веса тела), чем взрослые, поскольку часть самцов-субординантов, прежде всего молодых, оказываются оттесняемыми от источника корма взрослыми самцами, занимающими более высокое иерархическое положение, в том числе и от точек с отравленной приманкой. Эти отличия определяют более высокую выживаемость молодняка, прежде всего, самцов, в результате чего доля молодняка и средних возрастных групп возрастает, а доля крыс старшего возраста убывает. Молодые крысы в течение приблизительно одной недели после выхода из нор берут приманку из кормушек с чрезвычайной осторожностью, в результате чего имеют дополнительный шанс выжить при контакте с ратицидной приманкой. В конечном счете, большая выживаемость самцов по сравнению с самками под действием истребительных мероприятий в условиях их естественного обитания будет определяться не столько различиями в уровне их физиологической устойчивости к ратицидам, сколько числом контактов с конкретными препаративными формами.

4.2. Естественная и приобретенная устойчивость к ратицидам с антикоагулянтами

Многие популяции серых крыс, даже не имевшие контакта с ратицидами-антикоагулянтами гетерогенны по признаку резистентности к этим ядам; в них присутствует небольшая доля слаборезистентных особей, число которых, при определенных условиях может увеличиваться, а уровень их резистентности повышаться. В подтверждение этих данных может служить опыт по определению уровня чувствительности серых крыс, проведенный нами в Ступинском районе Московской области на серых крысах, отловленных в сельском населенном пункте, где дератизация практически не проводилась и не могла служить фактором отбора. После 6-дневного кормления приманкой с 0,005% варфарина из 25 серых крыс выжил 1 самец, получив 4,75 мг варфарина или 27,9 мг на 1 кг веса тела, что более чем в 4 раза превышает среднюю летальную кумулятивную дозу.

Физиологической резистентности, определенной по методике ВОЗ (WHO, 1976), в популяции серых крыс г. Мытищи Московской области не обнаружено. Тем не менее, они оказались чрезвычайно полиморфны в пределах нормы реакции по чувствительности к варфарину. Наблюдаемый разброс от средних арифметических значений кумулятивных доз и числа дней потребления ратицидной приманки, вплоть до момента смерти, очень велик. Причем среди погибших была категория животных, которые пали от кумулятивных доз, значительно превышающих те, значения которых находятся в пределах ?±3? (р< 0,001). Такие крысы в среднем составляют 6,1±2,2% (1,6–10,6 при tst =2,0 и p<0,05). Среди этих зверьков были всего 3 крысы (2,6?±1,5%; 0–5,6 при tst=2,0 и p<0,05), которые ежедневно поедали ратицидную приманку в течение срока более 10 дней и в дозах варфарина превышающих 1,3–1,5 мг/кг веса тела, а тетрациклина – от 60 мг/кг в сутки. Не исключено, что это слаборезистентные крысы, которые могли бы и не погибнуть от одного варфарина (без комбинации с 1% тетрациклина в той же приманке).

Резистентность к варфарину обнаружена нами в г. Москве локально, в частности, в подвале под виварием Института медицины труда РАМН (ИМТ РАМН), в результате гибридизации диких серых крыс с альбиносами, устойчивость которых к варфарину примерно в два раза выше.

4.3. Моделирование развития адаптаций к приманкам с антикоагулянтами непрямого действия на лабораторных линиях серых крыс

загрузка...