Delist.ru

Институционально-рыночный механизм управления развитием сферы социальных услуг региона (30.08.2007)

Автор: Радина Оксана Ивановна

1. Эффективность функционирования и социальная зрелость общественно-экономической системы оцениваются её способностью реализовать свою целевую функцию – удовлетворение обоснованных общественных и личных потребностей населения и обеспечение устойчивых темпов экономического развития, что весьма отчетливо прослеживается по конфигурации деятельности субъектов сферы социальных услуг и проявляется в её результативности. Именно состояние данной сферы характеризует меру ответственности государства за обеспечение доступа всем членам общества, в том числе и низкодоходным группам населения, к социально значимым услугам, возможность удовлетворения обоснованных потребностей в них на общественно гарантированном уровне (с учетом реально имеющихся для этого экономических возможностей), и признание хозяйствующими субъектами, обеспечивающими предложение данных услуг на рынке, важности принципов социальной ответственности бизнеса. Значимость сферы социальных услуг и наличие соответствующей институциональной среды для современного российского общества представляются настолько существенными, что степень их соответствия общественно признанным требованиям и ценностям отражает «социальную температуру», предопределяет наличие социальной напряженности или, напротив, состояние «общественного комфорта».

2. Современное состояние сферы социальных услуг в России характеризуется рядом особенностей, предопределяющих её слабость и явное несоответствие общественным потребностям и ожиданиям. В их числе: недостаточность законодательной базы по данной сфере, что обусловливает отсутствие правовых норм по ряду услуг или условиям их предоставления, разночтения и спорные трактовки; институциональная неустойчивость, проявляющаяся в «недовыполнении» имеющимися институтами своих функций или выполнении их неподобающим образом; неопределенность в организации финансовых потоков, поступающих из разных источников, предназначенных для обеспечения исполнения обязательств перед группами населения, которым положено предоставление социальных услуг бесплатно или при частичной оплате, вследствие чего обязательства не выполняются; отсутствие, либо необоснованное завышение (или занижение) стандартов по услугам социального характера; имеются явные различия в доступе к социальным услугам населения столицы, крупных и малых городов, а также небольших поселков и сельских поселений, вследствие чего «глубинка» не получает и доли того, что приходится на жителей городов, особенно крупнейших.

3. В посткризисной российской экономике, несмотря на некоторые позитивные изменения в сфере социальных услуг, произошедшие в 2001–2007 гг., социальный сервис остается сферой, в которой явно недостаточен приток инвестиций, единичны крупные бизнес-проекты инновационного характера, менеджмент и маркетинг не соответствуют современным требованиям, кадровый состав работающих отличается недостаточной квалификацией и неподготовленностью к работе в столь специфической отрасли, как сфера социальных услуг. Вследствие этого получение населением таких услуг даже при условии полной их оплаты наличными не гарантирует потребителям качественного и своевременного обслуживания, предоставления им требуемого объема и разнообразного ассортимента услуг; если же оценивать «бесплатные» варианты обслуживания (т.е. услуги, оплачиваемые за счет бюджетных источников), то в них еще больше отклонений от стандартов, принятых и соблюдаемых в европейской практике социального обслуживания.

4. Модернизация сферы социальных услуг в России возможна только при активной управленческой деятельности государства, направленной на реализацию её четко сформулированной социально-ориентированной модели и рыночно-регулируемой системы организации социального сервиса, учитывающей эволюционный путь его развития в административно-командной экономике, кардинальные изменения в ходе рыночной трансформации, противоречивость социально-экономических процессов, сопровождающих формирование современного механизма управления развитием сферы социальных услуг: с одной стороны, слабая ориентация на запросы конкретных групп потребителей, преобладание в этой отрасли явно устаревшего производственно-технического оборудования, неустойчивость финансирования, слабость кадрового потенциала, несовершенная институциональная структура, слабая заинтересованность инвесторов в реализации современных проектов, высокие риски и ряд других негативных тенденций; с другой – наличие позитивных факторов, способствующих усилению социальной направленности услуговой сферы, согласованию интересов производителей и потребителей услуг (что составляет важнейший императив социально-ориентированной модели развития сферы услуг), в числе которых: присущая рыночной экономике высокая мотивация для хозяйствующих субъектов, организу-ющих свой бизнес в сфере социальных услуг, к обеспечению роста своей конкурентоспособности на рынке, создающая условия для общей повышающей тенденции позитивного преобразования сферы социального сервиса в целом; стремление предпринимательских структур внедрять в российскую практику современные формы и методы обслуживания, получившие признание за рубежом, и за счет этого – постепенное становление цивилизованного перспективы варианта развития услуговой сферы.

5. Современная парадигма рыночно-регулируемой системы услуг, обеспечивающая её социальную ориентацию, должна содержать концептуальное обоснование требований и условий реализации потенциала, заложенного в экономической природе, организационных устоях, мотивационных механизмах, присущих сфере социальных услуг, с их высокой общественной значимостью и востребованностью. Управленческая деятельность государства, направленная на мобилизацию усилий всех участников процесса производства и потребления таких услуг, должна сопровождаться экономическими средствами, технологиями и алгоритмами, соответствующими специфике социального сервиса, учитывающими активное вхождение малых предприятий в сферу социальных услуг, расширяющих её возможности и ассортиментную политику за счёт более быстрого реагирования малого бизнеса на рыночные сигналы. Возросшая производственно-маркетинговая активность предпринимательских структур, действующих на рынке социальных услуг, обновление оборудования, внедрение современных технологий и растущая информационная обеспеченность сферы социального сервиса представляют её инновационный актив и потенциал роста.

6. Сфера социальных услуг должна обладать соответствующей адаптивностью к быстро меняющимся условиям современного российского рынка, т.е. иметь способность изменяться под воздействием внешних и внутренних факторов с сохранением и развитием своих базовых функциональных свойств. Разрабатываемый в ходе диссертационного исследования институционально-рыночный механизм управления социальным сервисом предполагает взаимодействие экономических субъектов различных уровней, образование целостного организационно - хозяйст-венного комплекса. Механизм адаптации социальной сферы к экономическим изменениям различных уровней (макро-, мезо-, микро-), включённый в него, имеет соответствующий субъектно-объектный состав, структуру, способ действия и при этом основывается на принципиально общих управленческих схемах взаимодействия с внешней средой, которые постоянно совершенствуются и развиваются.

7. Формирование действенного институционально-рыночного механизма управления развитием сферы социальных услуг представляется необходимым в связи с недостаточной институциональной устойчивостью этой сферы. В современных трактовках понятие институциональной устойчивости применяется при обосновании приоритетов институциональной модернизации экономики и анализе результативности воздействия институтов на управленческие структуры. Применительно к сфере социальных услуг устойчивость следует трактовать как способность институтов к урегулированию возникающих в этой сфере проблем без применения мер, ухудшающих положение любого из его участников. Она должна обеспечивать, с одной стороны, в полной мере реализацию потенциала формальных и неформальных институтов, включенных в процесс предоставления и потребления социальных услуг, стимулирование деятельности институциональных структур, обеспечивающих её модернизацию и инновационную реструктуризацию, наращивание конкурентных преимуществ. С другой стороны, составляющие институционально-рыночного механизма должны создавать условия по безоговорочному прекращению деятельности, не соответствующей правовым нормам, дискредитирующей сферу социальных услуг (например, выдачу больным-льготни-кам поддельных лекарств, поставку в дошкольные и медицинские учреждения некачественных продуктов питания и др.).

8. Значимость институциональной устойчивости сферы социальных услуг возрастает в связи с тем, что для её дальнейшего развития требуются кардинальные изменения в механизме формирования ресурсной и финансовой базы, обеспечения притока инвестиций, создания новых рабочих мест, привлекательных с точки зрения оплаты труда персонала и престижности работы, развития малого бизнеса и др., обеспечиваемые рациональной политикой госрегулирования услуговой сферы, повышением эффективности в ней менеджмента и маркетинга, укреплением налоговой дисциплины, вытеснением нелегального бизнеса. Сочетание стабильности и динамичности, подвижности и устойчивости в институциональной среде социального сервиса обеспечивается эффективной институциональной организацией. Она позволяет, при сохранении неизменности базовых условий хозяйственной деятельности, осуществлять меры, направленные на совершенствование и модернизацию различных аспектов функционирования сферы социальных услуг. Составной частью такой институциональной организации, действующей на принципах медиаторства, выступают механизмы согласования интересов власти и бизнеса, государственных структур и общественных объединений, производителей услуг и их потребителей.

9. Экономическое медиаторство, согласно авторской трактовке, правомерно рассматривать как один из основных инфраструктурных элементов обеспечения устойчивости социально-экономической системы социальных услуг. Противоречия и проблемные ситуации, возникающие в процессе развития этой сферы, неизбежны и должны восприниматься в обществе как естественное проявление трансформации услугового сервиса, оцениваться как сигналы о необходимости его модернизации и совершенствования, что предполагает позитивный подход к разрешению назревающих кризисных ситуаций, обеспечение отношения к ним как к явлениям, предваряющим качественную перестройку и последующее развитие. Реализация данного подхода возможна в рамках медиаторства, предоставляющего систему поэтапных управленческих решений и сопровождающих их инструментов: предвидение и прогноз потенциальных несогласований действий бизнес-структур сферы социальных услуг и интересов населения, с одной стороны, и государства, с другой; принятие превентивных мер по предотвращению кризисных ситуаций; реагирование на возникающие в сфере услугового сервиса проблемы; разрешение противоречий. Экономическое медиаторство реализуется как комплекс инструментов, технологий и сценариев организационно-управленческой деятельности, включающей приемы воздействия на противоборствующие стороны и оптимизирующей варианты совместного преодоления кризисных ситуаций.

10. Организационно-экономический механизм медиаторства в сфере социальных услуг выступает в качестве импульса устойчивого движения этой сферы вверх по траектории оживления и подъема. Он направлен на обеспечение сбалансированности хозяйственной деятельности, стимулирование инновационно-пред-принимательской активности, максимальный учет запросов потребителей услуг и на этой основе – переход к социально-ориентированной модели обслуживания населения. В качестве институционально утвердившихся форм и организационных структур экономического медиаторства выступают заинтересованные в развитии сферы социальных услуг некоммерческие организации, комиссии, комитеты, советы и ассоциации, представляющие собой координационные центры программно-целевого управления. Возникающие на этой основе коллегиальные связи позволяют сделать систему согласования спроса на социальные услуги и их предложения более гибкой, чем это возможно при обычных линейных и функциональных связях.

11. Выполненное в работе обоснование структуры и архитектоники организационно-институционального механизма экономического медиаторства позволяет утверждать, что функция согласования интересов на региональном уровне управления сферой социальных услуг может быть осуществлена без серьезной организационной перестройки существующих органов государственного управления путем формирования организационных структур, ориентированных на решение конкретной проблемы по обеспечению населения социальными услугами, и расширения компетенции ряда сотрудников, которым поручается решение комплекса задач по «запуску» механизмов согласования (прежде всего, это сотрудники аналитических и информационных отделов, а также специалисты, работающие с представителями предприятий и организаций сферы социальных услуг). Они могут входить в специально создаваемый орган координации и в этой роли взаимодействовать друг с другом по поводу решения социально значимой задачи общей компетенции (например, гарантированное обеспечение больных сахарным диабетом инсулином). Такой характер деятельности придает особую подвижность структурам, действующим на принципах медиаторства, обеспечивает их высокую способность к принятию эффективных управленческих решений и рациональных согласований.

12. Социально-ориентированная модель развития сферы услуг предполагает систему методов, форм, средств и инструментов организации общественного обслуживания, объединённых общностью ориентации на максимально полный учёт интересов и запросов населения, которое приобретает эти услуги; участие бизнес-структур, обеспечивающих их предложения, в специальных акциях по льготному или бесплатному предоставлению социально значимых услуг многодетным семьям, участникам Великой Отечественной войны, инвалидам, ветеранам, пенсионерам, что отражает понимание ими важности социальной миссии и ответственности бизнеса.

13. Для формирования и реализации на практике в российских регионах социально-ориентированной модели необходимо действенное государственное регулирование сферы социальных услуг как экономическими методами и средствами (частичное финансирование целевых программ и бизнес-проектов, госзаказ, селективное регулирование цен, инвестиционный налоговый кредит, субсидии, субвенции, дотации, льготы и др.), так и административными (принятие законодательных актов, стимулирующих социальную ориентацию сферы социальных услуг, контроль за соблюдением стандартов обслуживания, его качеством, санкции за нарушения и др.).

14. В структуре предпосылок эффективной практической реализации институционально-рыночного механизма управления сферой социальных услуг в регионе особое место занимает определение приоритетов по их развитию. Значимость предоставления населению качественных услуг в сферах здравоохранения и образования подчёркнута Правительством России при утверждении по этим сферам национальных проектов. Однако весьма важную роль играют также социально-бытовые услуги, наличие и доступность которых во многом предопределяют качество жизни населения. Для преодоления стагнации сферы бытового обслуживания необходимо целевое управление данным сектором экономики как на уровне региона в целом, так и на уровне муниципалитетов, учитывающее особенности данной территории, конкретных городов и сельских поселений (размеры городских или сельских поселенческих структур, наличие учреждений бытового обслуживания, национальный и возрастной состав проживающего населения, уровень платёжеспособности, традиции, обычаи и т.д.). Инструментарий данного управления,педставленных в диссертации адаптирован к специфике деятельности органов управления и управляемым объектам, учитывающей новые варианты сбора и использования информации, алгоритмы принятия управленческих решений и т.д.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в концептуальном обосновании экономического содержания, структуры и алгоритма действия институционально-рыночного механизма управления развитием сферы социальных услуг с позиций решения задачи повышения ее институциональной устойчивости, социальной ориентированности, адаптированности к быстроменяющимся потребностям целевых групп обслуживаемого населения, и, с учётом этого, предложении блочной модели данного механизма, отражающей рациональные варианты, схемы, средства и технологии развития комплекса социально-услугового сервиса. Элементами реального приращения новационного знания, характеризующего эвристический потенциал диссертационной работы, обладают следующие положения проведенного исследования:

- показано, что институционально-рыночный механизм управления развитием сферы социальных услуг беспечивает рост ее приспосабливаемости к изменчивой и постоянно трансформирующейся экономической среде, характерной для современных российских рыночных реалий, не только за счет таких факторов как дополнительные инвестиции, новое оборудование и т.д. (не отрицая, конечно, их большой значимости для реконструкции и модернизации отрасли), но посредством «включения» в действие внутренних источников её саморазвития: внутриотраслевых пропорций, введения инноваций, активизации механизмов саморегулирования входящих в нее рыночных субъектов, использования синергетического эффекта взаимодействия интегрирующихся в корпорации или союзы учреждений – производителей услуг. Такой подход, ориентированный на использование тонких инструментов «поднастройки» существующих рассогласований, несоответствий и противоречий, сдерживающих гармонизацию развития сферы социальных услуг, позволяет не только результативно управлять ею как сложной экономической, организационной и инфраструктурной системой, но и создавать условия по освоению сферой социального сервиса новой роли, диктуемой рынком;

- сформулированы основные тенденции противоречивого развития сферы социальных услуг в России в 90-х годах XX и в начале нынешнего века, в числе которых, с одной стороны, позитивные: все больший учет учреждениями сферы услуг разнообразных потребностей населения по видам и формам обслуживания; установление ими прямых контактов с потребителями; ориентир на целевые сегменты рынка; утверждение многообразия форм собственности и форм хозяйствования и, соответственно, обеспечение предприятиям и учреждениям сферы услуг свободы их выбора; безальтернативность предпринимательских подходов к организации социального сервиса и переход к рыночной его модели, принятой в странах с развитой рыночной экономикой; реализация (к сожалению, пока не в полной мере, но вполне ощутимо) предпосылок взаимодействия государства, власти и бизнеса, организуемого в сфере социальных услуг. Однако, с другой стороны, в диссертации показано, что формирование сферы социальных услуг в современных условиях характеризуется рядом негативных тенденций: недостаточно благоприятным инвестиционным климатом, вследствие чего приток инвестиций значительно слабее, чем во многих других отраслях и сферах российской экономики, со всеми вытекающими отсюда ограничениями по обновлению основного капитала, ресурсной базы и т.д., слабой управляемостью процессами трансформации этой сферы, вследствие чего они протекают совершенно спонтанно; недостаточной проработанностью региональной и муниципальной политики в отношении развития сферы социальных услуг, сдерживающей их развитие из-за отсутствия четких приоритетов и действенной поддержки со стороны властных структур; «сворачиванием» сети учреждений социального сервиса в 90-х годах из-за невозможности большой части из них адаптироваться к рыночным условиям и др.;

- проанализированы современные трактовки понятия «сфера социальных услуг», представленные в экономической литературе, и сделан вывод о понимании частью авторов работ по данной проблематике этой сферы как системы мер государственного содействия гражданам, попавшим в сложные жизненные обстоятельства. Это не соответствует авторской концепции и является ограниченным представлением о роли и значении данной сферы для развития общества, т.к. в приведенной трактовке отражен только узкий круг социально гарантированных услуг. Сфера же социального сервиса, представленная в диссертации, охватывает значительно большие области обслуживания, в том числе платного, и сведение социальных услуг только к системе государственного социального обеспечения означает недоучет рыночного фактора, что является теоретическим препятствием для концептуального обоснования новых подходов к управлению сферой социальных услуг;

- представлена авторская парадигма регулирования процесса развития сферы социальных услуг и разграничения источников их финансирования в современных условиях, базирующаяся на утверждении о необходимости разделения процесса регулирования и модернизации этой сферы на нерыночный и рыночный блоки. Первый отражает ответственность государства и местных властей за бесплатное и качественное предоставление части социальных услуг (неотложная медицинская помощь, обязательное среднее образование, выдача лекарств определенным категориям больных и др.), оплата которых осуществляется из бюджетных средств; второй блок включает значительную часть социальных услуг, предоставляемых на платной основе (определенным категориям граждан – на льготных условиях, путем реализации различных программ поддержки: «Многодетные семьи», «Ветераны войны», «Ветераны труда» и др.), в связи с чем в отношении условий, форм и методов их предоставления действуют чисто рыночные подходы к ценообразованию, рекламе, продвижению потребителю, рекламации и т.д. Однако при этом производители услуг должны учитывать высокую социальную значимость такого рода обслуживания, строить отношения с потребителями с учетом их здоровья, возраста, места проживания и др.;

- расширено понимание процесса управления сферой социальных услуг, как сложной системой со множеством структурных элементов, диверсифицированными производственными отношениями и многообразными связями, посредством дополнения его классической схемы блоком институциональных согласований интересов экономических агентов, участвующих в процессе создания социальных услуг, в доведении их до покупателя, в потреблении, формировании общественного мнения по поводу их качества, своевременности и т.д.;

- отражены основные элементы системы управления институциональной устойчивостью в сфере социальных услуг, указан её субъектно-объектный состав, в который включены: институты обмена (в масштабах отрасли или региона) – правила, традиции, нормы, обычаи, сложившиеся в сфере обслуживания; институциональная организация поставщиков и потребителей – формы собственности, типы объединений и т.д.; инфраструктурные пропорции – качественный и количественный состав институциональных агентов, текущие конкурентные условия рынка, свобода хозяйствования на нем; институты государственного регулирования;

- адаптирована к сфере социальных услуг концепция экономического медиаторства, которая рассматривается как процесс согласования (с привлечением общественных организаций, комиссий по урегулированию споров и др.) экономических взаимодействий подсистем этой сферы: бизнес-структур, оказывающих различные виды услуг, потребителей, посредников, учреждений инфраструктуры и др. Значимость медиаторства в сфере социальных услуг определяется необходимостью использования гибких управленческих подходов в виде целенаправленного вмешательства в ситуации, характеризуемые противостоянием различных экономических агентов, способного сначала ослабить противоборство, например, в случае некачественного обслуживания, а затем подготовить условия для принятия взвешенных решений, позволяющих снять противоречия, послужившие основой конфронтации между производителем услуг и неудовлетворенным клиентом, между учреждениями услугового комплекса и поставщиками сырья, материалов и т.д.;

- разработана пошаговая методика оценки эффективности экономического медиаторства в сфере социальных услуг, включающая выбор системы показателей для оценки, расчет фактических значений этих показателей и отклонений значений от нормативных или критических с целью выявления имеющихся несоответствий; обоснование управленческих решений по ликвидации несоответствий предоставленных услуг имеющимся стандартам или возникших нарушений в обслуживании относительно норматива на основе медиаторства; оценка эффективности предпринятого медиаторского решения, выявление полученного эффекта (например, повышение качества обслуживания, преодоление асимметричности информации, заключение новых договоров, контрактов и т.д.);

- предложена применительно к сфере медицинских услуг социально-ори-ентированная модель её функционирования в регионе, отражающая разделение этих услуг на две группы: бесплатную социально значимую медицинскую помощь (в том числе «скорую»), а также медицинскую помощь, представляемую через систему обязательного медицинского страхования, и платную медицинскую помощь, услуги по диагностике, профилактике, оздоровлению, косметологии и др., с разделением источников финансирования разных видов предоставляемых услуг, указанием форм обслуживания, классификацией медицинских учреждений различных уровней;

- доказано наличие институционально-инфраструктурных дефицитов в сфере социальных услуг, в частности, в двух её подсистемах: социальной (что проявляется в отсутствии единой системы институтов инфраструктуры социального сервиса, недостаточно эффективной государственной поддержке сферы социальных услуг в целом и её инфраструктуры, в частности; в отсутствии многолетних традиций качественного обслуживания и узости «поля правил» для развития социальных услуг), и рыночной (издержки в институциональной среде, предопределяемые незавершенностью её формирования; изъяны экономического поведения на рынке социальных услуг институциализированных игроков; недостаточно публичная конкуренция по поводу сфер и субъектов обслуживания и результатов анализа). С учетом вышеперечисленных институционально-инфраструктурных дефицитов раскрыты экономические угрозы, предопределяемые их существованием, обоснована возможность снижения посредством реализации сформулированных мер, показаны позитивные перспективы развития сферы социальных услуг при преодолении негативного воздействия институционально-инфраструктур-ных дефицитов через экономическое медиаторство;

- представлен институционально-рыночный механизм управления развитием сферы социальных услуг, включающий: рыночную составляющую (креативное предпринимательство, свобода выбора продавца услуг и их покупателя с учетом маркетинговой информации, трансляция рыночных сигналов производителям услуг о потребностях в них покупателей, конкуренция и др.); институциональную составляющую (социальное партнерство, гарантии обязательного минимума предоставляемых социальных услуг, экономическое медиаторство, новые модели взаимодействий и коммуникаций); принципы управления (ответственность властных структур за реализацию прав населения на получение качественных социальных услуг, скоординированность, системность, гибкость); методы (экономические, административные, социально-психологические); инструменты (стандарты, государственные или муниципальные заказы, конкурсы, торги, контракты, целевые программы, субсидии, субвенции, дотации); управленческие решения (инвестиционные, маркетинговые, бюджетные, сертификационные, информационные и др.);

- разработан алгоритм построения модели системы управления развитием сферы социально-бытовых услуг (СБУ) в регионе, реализация которого в деятельности реально действующих учреждений сферы бытовых услуг г. Шахты Ростовской области позволила обосновать целесообразность включения в данную модель на субрегиональном (муниципальном) уровне четырех блоков: во-первых, определение цели и задач разработки планов развития сферы социально-бытовых услуг; во-вторых, согласование интересов субъектов локального рынка бытовых услуг при принятии управленческих решений; в-третьих, информационно-аналитическое обеспечение таких решений; в-четвертых, блоки управления развитием сферы социальных услуг: управление муниципальной собственностью в сфере СБУ, решение имущественных споров, регулирование правового пространства деятельности субъектов сферы СБУ, контроль за качеством предоставляемых услуг, санкции за нарушение стандартов обслуживания, принятие решений о размещении объектов сферы СБУ на территории муниципального образования, контроль за исполнением целевых программ и др.

Теоретическая значимость результатов исследования определяется рядом позиций:

- предложенными авторскими подходами к решению проблемы повышения эффективности управления сферой социальных услуг при её рыночно-регулиру-емой системе организации, которые являются концептуальной основой дальней-шего развития теории управления и могут служить теоретической базой для разработки модели управления на федеральном и региональном уровне, модернизации системы социального сервиса;

- теоретическим осмыслением феномена экономического медиаторства, рекомендации по использованию принципов и инструментария которого в сфере социальных услуг расширяют возможности согласования интересов трех сторон: бизнеса (в лице хозяйствующих субъектов, предлагающих услуги на рынок); потребителей (населения), с учетом их обоснованных запросов и уровня платежеспособного спроса; управленческих структур, призванных в рамках государственной политики обеспечить социально-гарантированный уровень общественного обслуживания;

- формированием методической базы экономического анализа функционирования сферы социальных услуг, диагностики её состояния на уровне региона, организации мониторинга процесса развития сферы бытового обслуживания в моноспециализированной территориально-локализованной региональной подсистеме шахтерских городов. Реализация данной базы представляется весьма эффективной при обосновании концептуальной социально-ориентированной модели региональной системы управлением сферой социально-бытовых услуг, модельная версия которой используется в г. Шахты Ростовской области.

Практическая значимость исследования состоит в следующем:

- авторская разработка институционально-рыночного механизма управления сферой социальных услуг может быть использована в хозяйственной практике при обосновании управленческими структурами и НИИ программ развития данной сферы в регионе и в конкретных муниципалитетах;

- предложенные в диссертации методологические принципы, а также методический инструментарий целесообразно использовать при построении системы делового сотрудничества в сфере услуг, а в дальнейшем – при разработке документов законодательного, нормативного, программного характера, определяющих направления формирования рыночной инфраструктуры, инвестирования и государственной поддержки сферы социального сервиса территориально-хозяй-ственных и поселенческих структур Юга России;

4се для совершенствования программного обеспечения преподавания таких учебных курсов, как: «Управление сферой услуг», «Экономика и организация бытового обслуживания», «Рынки услуг», а также ряда спецкурсов по проблематике регулирования сферы социальных услуг в условиях рынка.

Апробация результатов разработки проблемы. Результаты научного исследования апробированы по ряду направлений: представлены в опубликованных монографиях и статьях, а также выступлениях на совещаниях администрации Ростовской области, Краснодарского края, г. Шахты. Наиболее значимые положения диссертационной работы отражены в многочисленных докладах соискателя на международных, общероссийских, региональных, межвузовских научно-практических конференциях, симпозиумах и семинарах в городах: Москве, Ростове-на-Дону, Ставрополе, Сочи, Пензе, Шахты, Волгодонске и др. Автор принимал непосредственное участие (в составе рабочих групп) в разработке проектов законодательных и нормативных документов по вопросам регулирования и стимулирования развития региональной сферы услуг по проблемам формирования муниципальных систем общественного обслуживания. Авторская концепция развития бытового обслуживания Ростовской области используется в работе Донской ремесленной палаты; методика мониторинга рынка бытовых услуг применяется в работе Департамента потребительских услуг Краснодарского края; система оценочных показателей социальной и экономической эффективности управленческих решений в сфере услуг учитывается в практической деятельности при оценке предприятий сферы услуг г. Шахты Ростовской области.

Материалы диссертации используются при чтении лекций, проведении практических занятий, организации тестирования в рамках учебного процесса по ряду дисциплин на экономическом факультете ГОУ ВПО «Южно-Российский государственный университет экономики и сервиса».

Публикации результатов исследования. Основное содержание диссертации и результаты проведенных исследований изложены в ряде публикаций, в том числе в трёх авторских и трёх коллективных монографиях, 13 научных статьях, рекомендованных ВАК России, в других работах, общим объемом 64,34 печатных листа.

Структура диссертационной работы определяется поставленной целью и соответствует логической последовательности решения определенных автором исследовательских задач. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, библиографического списка, включающего 385 наименований. Работа изложена на 386 страницах, содержит 22 рисунка, 19 таблиц, 27 приложений.

СТРУКТУРА РАБОТЫ

Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12