Delist.ru

Иран в политике нацистской Германии на Среднем Востоке накануне и в годы Второй мировой войны (1933-1943 гг.) (30.08.2007)

Автор: Оришев Александр Борисович

Нацистские пропагандисты заверяли иранцев, что именно Германия призвана защитить их государство от угрозы со стороны Англии и СССР. Провозглашались антиимпериалистические лозунги, объявлявшие Германию заступницей народов Востока. Одним из факторов, обеспечившим успех нацистской пропаганде, было обращение к религиозным чувствам иранских мусульман.

Устная пропаганда дополнялась конкретными делами, когда на улицах немцы раздавали деньги иранской бедноте, создавая тем самым образ процветающей Германии. В результате в Иране о германских фашистах пошла слава как о самых щедрых друзьях.

Немецкие пропагандисты серьезное внимание уделяли насаждению нацистской идеологии среди иранской молодежи. В декабре 1937 г. в Иран прибыл руководитель «Гитлерюгенда» Б. фон Ширах. Это событие нашло отражение на страницах всех иранских газет, для германского гостя были устроены торжественные смотры иранских бойскаутов. Реза-шах пристальное внимание уделял созданию в Иране системы светского образования. По его инициативе для работы в иранских учебных заведениях были приглашены немецкие педагоги. Прибывшие в страну немецкие преподаватели развернули в Иране активную пропаганду. На уроках они внушали учащимся мысли о превосходстве арийской расы, о «вечной дружбе» Германии и Ирана. Встречая понимание со стороны Берлина, иранское правительство стало посылать в Германию студентов. В результате, иранцы, напичканные германской пропагандой с малых лет, становились при возвращении на родину своего рода «агентами влияния».

Нацисты активно распространяли в Иране разного рода печатную продукцию. В Тегеране при немецкой дипломатической миссии был создан особый пропагандистский отдел. Центром фашистского движения в Иране стал журнал «Иран-е Бастан» («Древний Иран»), издававшийся в 1933-1937 гг. Особое внимание фашистскими идеологами уделялось радиопропаганде. В 1939 г. немецкая фирма «Телефункен»» приняла активное участие в сооружении радиостанции в Тегеране.

Правительство Ирана довольно терпимо относилось к нацистской пропаганде. Это объяснялось тем, что иранские власти возлагали надежды на Германию в индустриализации их страны и модернизации армии. К тому же среди иранских руководителей долгое время господствовало убеждение, что Третий рейх не преследует на Востоке политических целей.

Сдобренная щедрыми посулами, нацистская пропаганда нашла поддержку в слоях населения, настроенных традиционно антибритански. Наибольшее влияние она оказала на национальную буржуазию, национальную интеллигенцию и военные круги, так как Германия обещала избавить Иран от иностранного засилья. Именно эти круги стали социальной опорой фашизма в Иране.

Наряду с проведением широкомасштабных экономических реформ в планах Реза-шаха было превращение своей страны в мощную в военном отношении державу. При этом он рассчитывал увеличить боевой потенциал вооруженных сил своей страны с помощью нацистской Германии. Со своей стороны, в Берлине полагали, что, став зависимым от немецких поставок вооружений и оборудования, правительство Ирана будет готово пойти на военный союз с Германией. В 1937 г. иранским правительством было принято решение приобрести у Германии 20 бомбардировщиков, а в 1938 г. Германия предложила Ирану партию современного оружия и даже изъявила желание предоставить подводные лодки.

Германия оказывала содействие Ирану не только поставкой военного оборудования, она направляла сюда военных специалистов. Так, для работы на иранских военных заводах из Третьего рейха прибыло 56 военспецов.

Оценивая роль Германии в модернизации вооруженных сил Ирана, нельзя не сказать о том, что превратить его армию в мощное воинское формирование гитлеровцам так и не удалось. Это наглядно показали события 25 августа 1941 г. Германское влияние сказалось в другом. В офицерском корпусе образовалась значительная прогермански настроенная прослойка, видевшая в Третьем рейхе образец для подражания.

Во второй половине 1930-х гг. германская разведка сделала первые шаги по превращению территории Ирана в базу для шпионской деятельности, направленной против Советского Союза и Великобритании. С 1936 г. абвер приступил к созданию в Иране секретных баз. Общее руководство германской агентурой было поручено посланнику Германии в Тегеране Г. Сменду. На первых порах германское руководство дало своим агентам в Иране задания: собирать информацию об Абадане – центре переработки нефти АИНК и вести шпионскую деятельность против СССР.

Таким образом, к началу Второй мировой войны Германия добилась на Среднем Востоке серьезных успехов. Гитлер был готов использовать Иран в своих дальнейших планах по завоеванию мирового господства.

Во второй главе диссертации «Иран в политике нацистской Германии на Среднем Востоке в первый период Второй мировой войны (сентябрь 1939 г. – июнь 1941 г.)» прослеживаются основные тенденции иранской политики Третьего рейха в обстановке начавшейся Второй мировой войны, рассматривается проблема транзита иранского сырья в Германию через территорию СССР, показаны попытки немецких спецслужб организовать государственный переворот в Иране, раскрыта роль этого государства в тайной дипломатии великих держав, продемонстрирована деятельность германской агентуры и нацистская пропаганда в ходе подготовки вторжения вермахта в Советский Союз.

Вторая мировая война внесла серьезные коррективы в развитие германо–иранских торгово–экономических связей. Иранские товары, отправленные в Германию через Персидский залив, оказались блокированными англичанами. Кроме задержки грузов, англичане приняли еще ряд мер по вытеснению Германии с иранского рынка.

В этой ситуации для того, чтобы сохранить торговлю с Ираном на довоенном уровне у немцев был один выход: добиться согласия советского правительства на транзит товаров через территорию СССР. Курс советского правительства на сближение с германским фашизмом открывал новые возможности для развития германо–иранских отношений и 11 февраля 1940 г. было подписано советско-германское соглашение, по которому СССР предоставил Германии право транзита через свою территорию товаров из Ирана и ряда других стран.

С момента открытия транзита немецкие фирмы стали усиленно скупать иранское сырье. При этом немцы проявляли готовность покупать почти все товары, имевшиеся на рынке. Иран по-прежнему выступал в роли кредитора Германии.

Осенью 1940 г. немцы вновь поставили перед правительством Ирана вопрос о восстановлении авиалинии Берлин-Кабул, прекратившую функционировать сразу после начала Второй мировой войны. Но им было отказано в организации авиасообщения. Это решение было продиктовано тем, что в обстановке начавшейся Второй мировой войны восстановление авиалинии могло вызвать резкую реакцию Великобритании, отношения с которой Реза-шах предпочел не обострять.

Заняв позицию нейтралитета, руководители Ирана в первые месяцы войны, тем не менее, продолжали симпатизировать Германии. В Тегеране полагали, что пока в Европе полыхает пламя войны, Германия не представляет угрозы Среднему Востоку. В Иране считали, что пакт Риббентропа - Молотова развязывает руки северному соседу, т.е. в ситуации, когда державы «оси» и страны Западной демократии вступили в смертельную схватку, уже никто не помешает большевикам воплотить в жизнь свои планы мировой революции на Востоке. Превентивные меры в отношении СССР примет Великобритания, что, в конечном счете, приведет к началу боевых действий между британскими войсками и Красной Армией. И, скорее всего, ареной этих боев станет территория Ирана. Именно такого варианта развития событий пытался избежать Реза-шах.

Зная об опасениях иранцев, германская пропаганда инспирировала слухи о готовящемся вторжении Красной Армии в Иран. Однако с января 1940 г. германская пресса, в противовес своим сообщениям в октябре-ноябре 1939 г., выступила с опровержением антисоветских вымыслов. Подобный поворот в тактике германской пропаганды объяснялся тем, что начались поставки иранского сырья в Германию через территорию СССР и в Берлине предпочли не создавать проблем в отношениях с Советским Союзом.

Важное место отводилось странам Среднего Востока на советско-германских переговорах 1939-1940 гг. С целью присоединения Советского Союза к «пакту трех» Германия решилась даже «пожертвовать» Ираном и Афганистаном, включив их в сферу влияния СССР.

К этому времени претерпела существенные изменения политика Германии в отношении Ирана. Несмотря на то, что Третий рейх получал иранское сырье, в котором он остро нуждался, в Берлине стали подумывать о замене Реза-шаха на другого политика. Гитлер понимал, что после начала агрессии против СССР Иран потеряет свое значение как источник стратегического сырья. В перспективе он виделся фюреру как один из активных участников фашистского блока, что нельзя было представить, пока на иранском престоле находился политик–прагматик, готовый получать из рук нацистов военно–экономическую помощь, но не желавший проливать кровь за интересы «германского рейха». Еще энергичней немцы стали разрабатывать планы переворота в 1941 г., когда все гитлеровские инстанции готовились к нападению на Советский Союз. Одновременно нацисты стали прорабатывать возможность склонить на свою сторону принца Мухаммеда Реза.

1 апреля 1941 г. в Ираке произошел государственный переворот. Осуществившие его иракские военные во главе с Рашидом Али аль-Гайлани надеялись, что при сложившейся международной обстановке Ирак сможет добиться ослабления зависимости от Англии. Не считая того, что немецкая авиация стала совершать налеты на базы и позиции английских войск, Германия решила отправить оружие иракским мятежникам. С этой целью Гитлер пытался добиться посредничества иранского правительства: предполагалось, что Германия поставит оружие Ирану, а тот, в свою очередь, передаст его людям Рашида Али аль-Гайлани. Был разработан еще один план оказания помощи Ираку. Германское руководство предложило Ирану купить бензин у Советского Союза, а затем доставить его через Тебриз в Мосул.

Однако правители Ирана проигнорировали германские предложения. Реза-шах к этому времени уже стал осознавать подлинные цели гитлеровской дипломатии. Раскрыть глаза ему помогли сами немцы, когда в июле-августе 1940 г. готовили против него заговор. Таким образом, правительство Ирана посчитало благоразумным не ввязываться в конфликт. Несмотря на то, что военные успехи немцев укрепили авторитет Третьего рейха на Востоке, иранское правительство, в конечном счете, предпочло занять выжидательную позицию. Осознав, что Гитлер ведет «двойную» игру, в Тегеране не решились выступить на стороне стран «оси».

Уже к началу Второй мировой войны МИД Германии и абвер имели детально разработанные планы подрывной деятельности на Среднем Востоке. Общее руководство деятельностью немецкой агентуры было возложено на нового германского посланника в Тегеране Э. Эттеля. В марте 1940 г. в Тебриз в качестве консула был направлен сотрудник абвера П. Леверкюн. В октябре этого же года в Тегеран прибыли сотрудники СД Франц Майер и Роман Гамотта - самые опытные германские агенты, когда-либо орудовавшие в Иране.

Активную шпионскую деятельность на Среднем Востоке вели немецкие фирмы АЕГ, «Крупп», «Сименс», «Феррошталь». Эти фирмы служили прекрасным прикрытием для абвера. Их представителями, как правило, назначались старшие офицеры вермахта. Наиболее плотной германская шпионская сеть была в приграничных с СССР районах, а также в районах, прилегающих к Персидскому заливу и к Британской Индии.

Активность германской агентуры в Иране стала усиливаться с лета 1940 г., когда подготовка к нападению на Советский Союз стала главным пунктом гитлеровской стратегии. В этой ситуации нацисты стали рассматривать Иран как возможного союзника, полезного не только в борьбе против Великобритании, но и против СССР. Находившейся в Тегеране германской агентуре было поручено собирать сведения не только об Иране, но и об Афганистане, Ираке и Британской Индии. Из архивных материалов следует, что Берлин планировал превратить Иран в главный шпионский центр на Среднем Востоке.

Еще больше фашистская агентура активизировалась в начале марта 1941 г., когда все зарубежные резидентуры авбера получили приказ усилить шпионскую деятельность против СССР. В апреле 1941 г. в Иран прибыл сотрудник абвера Б. Шульце–Хольтус, который с первых дней своего пребывания в стране развернул активную шпионскую работу. Ее особенностью было то, что Б. Шульце-Хольтус ориентировался на помощь не только платных агентов, но и добровольных помощников - армянских и азербайджанских националистов.

Кроме организации шпионажа германские агенты в Иране пытались развернуть активную пропаганду, главным тезисом которой стало заявление, что Германия ради защиты мусульман Востока ведет «революционную» войну с Британской империей. С началом войны они завезли в Иран большое количество книг, брошюр и листовок, владельцам кинотеатров бесплатно предоставляли пропагандистские фильмы, прославлявшие мощь германского оружия. Нацистские пропагандисты широко использовали местную прессу путем помещения в ней различной информации.

По-прежнему серьезное внимание германская агентура отводила радиопропаганде. Из Берлина и Рима были организованы провокационные радиопередачи антианглийского и антисоветского содержания. Немцы подобрали группу высокопрофессиональных дикторов, которые достаточно хорошо владели персидским языком, чем выгодно отличались от своих коллег из СССР.

Таким образом, в первый период Второй мировой войны Иран занимал видное место в планах нацистской Германии на Среднем Востоке. Немцы активно вели пропаганду, создавали шпионские центры, устанавливали контакты с представителями племен, эмигрантами из республик советской Средней Азии и Закавказья.

В третьей главе диссертации «Иран в политике стран «оси» и государств антигитлеровской коалиции (июнь – декабрь 1941 г.)» анализируется политика нацистской Германии в Иране в первые месяцы германской агрессии против СССР, раскрыты причины ввода советских и английских войск в Иран в августе 1941 г., показана подготовка, ход и историческое значение иранской операции Красной Армии, описаны попытки германской агентуры оказать сопротивление войскам союзников.

22 июня 1941 г. нападением Германии на Советский Союз началось осуществление плана «Барбаросса», составной частью которого был выход вермахта на советско-афганскую и советско-иранскую границы, после чего нацисты планировали развернуть наступление на Средний Восток, а затем на Индию.

25 июня 1941 г. Берлин нотой потребовал от иранского правительства вступления в войну на стороне Германии. Но Реза–шах посчитал благоразумным не участвовать в гитлеровской авантюре. Однако по мере успешного продвижения вермахта в глубь советской территории нейтралитет Ирана стал приобретать прогерманский характер. Иранцы не могли не считаться с нараставшим военным перевесом стран «оси», к тому же они ненавидели англичан - своих традиционных противников, и хотели с помощью Германии избавиться от британского господства. К сталинскому же режиму правящие круги в Иране испытывали недоверие и с радостью воспринимали вести с советско-германского фронта.

Тем временем гитлеровцы строили планы прорыва на Средний Восток. Дестабилизация обстановки вдоль южной границы СССР и рост прогерманских настроений среди иранских лидеров, рассматривались ими как важные условия, необходимые для вторжения вермахта в Иран. В конце июля 1941 г. личный штаб Гитлера разработал план наступления через Кавказ на Средний Восток.

Нападение Германии на СССР создало предпосылки для советско-английского сотрудничества в борьбе с германским влиянием в Иране. Исходя из тезиса о неизбежном военном поражении Советского Союза, английское правительство спешило укрепить свои позиции в Иране. Однако в одиночку ввести войска в Иран англичане не могли. Гарантировать успех операции могло только наступление с двух фронтов, т.е. при участии Красной Армии. К тому же в условиях начавшейся Великой Отечественной войны активность немцев на Среднем Востоке все больше беспокоила Москву. Это беспокойство объяснялось тем, что Иран мог стать единственным путем подвоза западного снабжения для СССР. Поэтому уже 26 июня 1941 г. Иран получил первую ноту протеста от правительства Советского Союза, где иранскому шаху сообщалось о деятельности немецкой разведки в Иране.

19 июля У. Черчилль передал правительству СССР предложение осуществить ввод войск в Иран. Москва ответила согласием. В этот же день послы СССР и Великобритании вручили иранскому правительству ноты, в которых был поставлен вопрос о прекращении враждебной деятельности немцев и высылке их из страны. 13 августа министр иностранных дел Великобритании А. Иден и советский посол в Лондоне И. Майский согласовали тексты новых нот иранскому правительству.

Получив от своей агентуры информацию о том, что союзники готовятся применить силу, Реза-шах 9 июля отдал приказ привести войска в боевую готовность. Принял он и другие меры по повышению боеготовности частей иранской армии, в том числе отдал приказ начать всеобщую мобилизацию. В этой ситуации германское руководство делало все возможное, чтобы склонить иранское правительство к сопротивлению союзникам. Берлин пытался оказать Реза–шаху хотя бы моральную поддержку.

Оценивая ситуацию, сложившуюся в то время в Иране, отечественные историки выдвинули версию о подготовке немцами государственного переворота. Несмотря на то, что в последние годы эта версия подверглась основательной критике, она все же имеет право на существование. Подготовка смены даже дружественным режимам была излюбленным методом гитлеровской внешней политики. Во-первых, попытки свержения Реза-шаха предпринимались немцами ранее, а во-вторых, суть политики «поливариантности» как раз и проявлялась в том, что, с одной стороны, принимались меры к поддержке Реза-шаха, а с другой - шла подготовка к замене его на более удобного для Третьего рейха политика.

Правовая база ввода войск у СССР и Великобритании существенно различалась. Советский Союз ввел свои войска в Иран, ссылаясь на статью 6 советско-иранского договора от 26 февраля 1921 г., позволявшую проводить такие акции. Однако у Великобритании не было никакого договора или соглашения с Ираном, дававшего ей право вводить войска. Таким образом, только действия английской стороны в отношении Ирана права можно характеризовать как оккупацию.

Сама иранская операция началась 25 августа 1941 г., когда в Северный Иран со стороны Закавказья вступили войска 44-й и 47-й армий Закавказского фронта, а 27 августа со стороны Средней Азии войска 53-й Отдельной армии Среднеазиатского военного округа. С юга на Иран наступление начали англичане.

Несмотря на все приготовления и занятия, которые вели с иранскими военными германские инструктора, армия Ирана серьезного отпора войскам союзников дать не смогла. Согласно донесениям командиров советских воинских частей, иранские войска повсюду избегали соприкосновения с Красной Армией. Аналогичным образом события развивались на юге.

загрузка...