Delist.ru

РУССКИЙ ГОРОД СИБИРИ КОНЦА XVI - XVIII ВВ. (30.08.2007)

Автор: Чёрная Мария Петровна

Сибирские города в полной мере выполнили миссию в культурно-исторической «цивилизационной» идентификации, сыграв ключевую роль в освоении и преображении края. Археологические исследования дали важнейшие свидетельства об уровне развития городов и острогов, их полифункциональности и типовой вариативности, раскрыли и детализировали особенности жизненной среды и быта. Весь массив археологических данных выявляет русский облик сибирского города и его культуры, а также русский характер колонизации Сибири в целом.

Проблемность диссертационного исследования состоит в вычленении тех историко-культурных особенностей, фиксируемых в ископаемом виде, которые отражают значение русского города как направляющего и организующего центра колонизации сибирского края. Все нити управления сходились в кремле – укреплённом административно-политическом ядре города, на территории которого размещался двор назначаемого Москвой воеводы, державшем в своих руках бразды правления. Поставленная проблема обусловила объект, предмет и цель исследования.

Объект исследования – русский средневековый город Сибири как центр освоения и преображения края. Предмет исследования – историко-культурные особенности русского сибирского города, отображённые в археологических источниках.

Понятие «город», которым обозначен объект исследования, рассматривается в значении полифункционального поселения и административного центра своей округи. В XVII – начале XVIII в. в Сибири в ходу был также термин «острог», обозначавший тип поселения в административном отношении рангом ниже города. В процессе колонизации Сибири и связанного с ней градостроительства происходила эволюция терминов «город» и «острог» в двух направлениях. С одной стороны, с укрупнением многих поселений, ростом их социально-экономического значения и расширением административных полномочий термины «город» и «острог» сливались в плане обозначения одного типа уездных административно-хозяйственных и культурных центров в отличие от сельских поселений. С другой стороны, поселения, где превалировала какая-то функция, обозначались как остроги, например, «ясачные» [Резун, 1979]. Как бы ни разнились между собой по административному положению и социально-экономическому содержанию поселения Сибири, они составляли единую взаимодействующую систему, ведущая роль в которой принадлежала городам как многофункциональным и административным центрам и поднявшимся до этого уровня острогам.

Хронологические рамки: конец XVI – первая половина XVIII в. С последней четверти XVI в. и в течение XVII в. происходит становление и развитие русского сибирского города. Лидеры этого процесса, в числе которых находился и Томск, к началу XVIII в. вышли на уровень крупных торгово-промышленных центров с развитым сельскохозяйственным производством и промыслами. Такие города втягивали в круговорот общегосударственной жизни всё новые земли и населявшее их аборигенное население. В первой половине XVIII в. ещё продолжалось основание новых опорных пунктов в наиболее отдалённых окраинах и одновременно уплотнялась сеть населённых пунктов на ранее освоенных территориях. В первой половине XVIII в. процесс «огосударствления» Сибири продолжался и нарастал, при этом разрыва с предшествующим этапом колонизации не было, и Сибирь всё более интегрировалась в систему Российского государства. Хронологические рамки работы определяются также находящимся в распоряжении автора комплексом источников, основное значение среди которых принадлежит археологическим данным.

Необходимо оговориться, что автор считает оправданным приложение к русскому городу Сибири рассматриваемого времени определение «средневековый». В современной науке сосуществуют разные взгляды на хронологические границы и периодизацию средневековой эпохи. Одни исследователи по-прежнему ограничивают её V – концом XV / началом XVI в. Другие считают возможным говорить о более «продолжительном средневековье»: с III в. до второй половины XVIII и даже начала XIX в. Последние исходят из констатации того факта, что многие формы мировосприятия и феномены, характерные для собственно средневековья, сохраняли свою ценность и устойчивость даже в период, называемый обычно Новым временем [Словарь средневековой культуры, 2003]. Русский город в рассматриваемое время в основном сохраняет свое средневековое содержание и облик. При этом в толще средневековой возникают ростки новой культуры, в чём проявляется диалектика развития как русской культуры в целом, так и её носителя – сибирского города.

Территориальные рамки исследования охватывают сибирский регион, где в процессе колонизации основывались русские города. Основное внимание уделяется Томску как одному из ведущих центров освоения края, городу, по которому автор располагает базовым комплексом источников.

Томск внёс весомый вклад в освоении сибирских земель. С официальной даты основание города в 1604 г. образуется Томский уезд. В 1629 г., после разделения Сибири на два разряда, Томск назначается центром одного из них. В состав Томского разряда вошли Сургутский, Нарымский, Кетский, Томский, Енисейский, Красноярский уезды. Томскому воеводе было также передано управление вновь присоединёнными восточносибирскими районами. Только в середине XVII в. Восточная Сибирь была включена во вновь выделенную третью – Енисейскую область.

Усилиями томичей были поставлены ряд новых городов и острогов. В течение XVII в. только в бассейне р. Томи в пределах Томского уезда появилось свыше 50 русских населённых пунктов, а всего к концу XVII в. в Томском крае было построено более 150 сёл и деревень. Из Томска отправлялись экспедиции для «проведывания» путей и «новых землиц» и посольства для установления и поддержания дипломатических отношений с ближними и дальними соседями: экспедиции И. Белоголова, В. Тюменца, Д. Копылова, И. Москвитина, посольства В. Старкова и В. Тыркова и др. В течение всего XVII в. Томск целенаправленно и упорно расширял государственную границу на востоке и юге. Проводивший активную политику и усиленно наращивающий свой социально-экономический потенциал Томск стал одним из ведущих центров присоединения, освоения и развития сибирского края.

Две основные посылки определили цель и задачи исследования.

Город аккумулировал в себе основные черты и традиции народной культуры и одновременно активно участвовал в её формировании и развитии, выступая как бы огромным котлом-ускорителем этнических и культурных процессов [Рабинович, 1988].

Город как среда, обеспечивающая разностороннюю жизнедеятельность горожан, имел сложноорганизованную иерархическую структуру. Не рассматривая здесь городское пространство в целом, обратимся к его пространственно-композиционному центру: кремлю с воеводской усадьбой, составлявших административно-политическое и градообразующее ядро города. В контексте колонизационного процесса значимость связки города со своим центром тем более важна и показательна, что Сибирь была государевой землёй, сибирский город – государевым городом, кремль – олицетворением государевой власти, а воевода, занимавший на свой срок государев двор, её проводником и исполнителем. Во взаимообусловленном функционировании города, кремля, двора воеводы предельно фокусировалась цель огосударствления Сибири. Выполнение текущих дел, средне- и долгосрочных задач и работало на стратегию обживания нового края, превращения его в «свою землю», посредством укоренения национальной культуры. В сложившуюся сеть русских поселений Сибири входили и мелкие пункты типа перевалочных, ясачных и т.п., где не было и не предполагалось иметь своих кремлей и воеводских резиденций. Однако они не выпадали из общей системы, находясь в подчинении того или иного уездного центра, и управлялись твёрдой властью воевод, сосредоточенной в кремлях крупных городов и острогов.

Цель исследования – реконструкция историко-культурных особенностей русского средневекового города Сибири в археолого-историческом контексте. Весь спектр качественных характеристик сибирского города в одной работе охватить невозможно, поэтому автор концентрирует внимание на местоположении города как центра притяжения осваиваемых земель, на облике кремля, в котором воплощалась его роль градообразующего, административно-политического, военно-оборонительного ядра города, на комплексе воеводской усадьбы как среды обитания и резиденции высшего должностного лица местной власти.

Для достижения цели ставятся следующие задачи.

Дать историографическую оценку археологического и исторического городоведения Сибири.

Проанализировать в методическом и конкретно-историческом аспектах проблему местоположения города как форпоста освоения края.

Обосновать методическое решение идентификации и реконструкции археологических объектов по разновременным и разнотипным источникам (на основе материалов Томского кремля 1648 г.).

Выявить роль воеводской усадьбы в формировании социокультурного облика русского средневекового города.

Реконструировать застройку томской воеводской усадьбы на базе комплексного анализа археологических данных и междисциплинарного подхода.

В основу исследования положены археологические источники, а также проведен сравнительно-исторический анализ письменных, картографических и изобразительных данных.

Опорные археологические материалы получены в ходе раскопок средневекового Томска в 1968 г. (В.И. Матющенко), в 1983–2007 гг. (автор) Основной объём источников для реконструкции воеводской усадьбы не вошёл в научный оборот и требовал специального рассмотрения. Накопление материалов позволило восстановить застройку двора воеводы. Существенные данные были получены и в ходе авторских раскопок Кузнецка в 1989 г. В широком территориально-хронологическом диапазоне в работе привлечены опубликованные и неопубликованные археологические данные из русских памятников европейской России и Сибири.

Используемые в диссертации археологические источники по объему и качеству информации являются базовыми. Важнейшее их достоинство заключается в способности непосредственно отражать историческую действительность, хотя и в специфической, материальной форме, тогда как в письменных, картографических, изобразительных источниках события, факты прошлого преломляются через личность информатора. Вместе с тем фрагментарное состояние археологических источников, представляющих собой руинированные остатки прошлого, приводит к утрате значительного объема информации, особенно это относится к органическим материалам, верхним частям построек; недостаток археологических данных компенсируется за счет привлечения других источников, прежде всего письменных.

В диссертации использованы опубликованные письменные источники различного характера, картографические данные XVIII в. и изобразительные источники XVII–XVIII вв. Научная критика особенностей каждого вида привлечённых источников, их достоинств и недостатков дана автором в каждой главе диссертации при решении поставленных в исследовании задач.

Вместе с тем следует понимать, что источников, обладающих исчерпывающей информацией, не существует, поскольку любой из их видов является только частицей реальности, которой свойственно бесконечное разнообразие форм и содержания. Синтез источников, каждый из которых обладает своими специфичными средствами отображения действительности, позволяет адекватно воспроизвести многомерность исторического явления. В совокупности разнотипных источников историко-культурный облик русского средневекового города Сибири обрисовывается с возрастающей степенью детализации изображения от перспективно-обобщённого до крупного конкретизированного плана.

Методологическая и методическая основа диссертации.

Принцип историзма, положенный в основу диссертации, предусматривает рассмотрение города как развивающегося явления, а также подразумевает историческую сущность археологического городоведения, предметом которого является ископаемый город. Исследование города, представляющего сложную структуру, предполагает применение системного подхода как наиболее плодотворного и перспективного направления научного познания. Системный подход ориентирован на раскрытие целостности объекта, выявление в нём разнообразных типов связей.

При построении обобщённой модели, отображающей множественность связей объекта, не обойтись без интеграции, многомерной аналитики. Специфика ископаемых источников и процедуры исследования изначально обрекли археологию на междисциплинарный подход, который, по сути, является фундаментальным направлением, призванным расшифровать информацию об исторических реалиях ушедших в небытие обществ и культур [Чиндина, 2002; Чёрная, 2002], а также порой дополнить и скорректировать её.

В последние десятилетия тенденция к интеграции с другими науками в археологических работах особенно усилилась [см. Методология и методика археологических реконструкций, 1994; Междисциплинарные исследования в археологии и этнографии Сибири, 2002; и др.]. Нарастание объёмов изыскательских работ и, как следствие, получаемых источников, усовершенствование методики их обработки и исторической интерпретации полученной информации подготовили условия для создания обобщающих работ по культуре русского города Сибири на междисциплинарном уровне, где археология имеет не подсобно-иллюстративное, а вполне самостоятельное значение.

Учитывая специфику изучаемого периода, оставившего по сравнению с предшествующим временем гораздо больше разнотипных источников, их корреляция друг с другом методологически обязательна. Она помогает раскрыть историческое содержание ископаемых объектов и их соотнесённость с историческими процессами. В общем комплексе источников именно археологические данные зачастую помогают связать воедино разрозненные по времени и по типу фиксации сведения об исследуемом объекте, что, в свою очередь, расширяет возможности археолога в расшифровке овеществлённой информации и её исторической интерпретации. Актуализирует междисциплинарный подход и состояние источниковой базы, как в целом, так и её археологической составляющей. Хотя археология памятников, оставленных русскими землепроходцами в Сибири, становится самостоятельным направлением в сибиреведении, даже подвергнутые масштабным раскопкам города исследованы не полностью. Объёмы раскопок русских памятников в Сибири всё ещё недостаточны, а полученные в ходе раскопок данные по различным городам не всегда сопоставимы.

Единство исторической реальности предполагает и единство подхода в её изучении, которое выражается в совокупном использовании имеющихся источников и способов познания. Сколь бы скудны и отрывочны не были сведения и ограничен современный методический инструментарий, их взаимодополнение помогает точнее отобразить прошлое, создать более объёмное видение многомерного и динамичного явления, каким был средневековый русский город Сибири.

Междисциплинарный сплав гуманитарных и естественнонаучных материалов и методов позволил автору полнее раскрыть контекст разноплановых источников и решить поставленные задачи: предложить методику поиска и локализации исторических объектов, работающую и при значительных утратах информации, выполнить методически обоснованную, исторически достоверную и, насколько позволяет ресурс источников, полную реконструкцию городского центра на примере Томского кремля, воплотившего в своём облике типичные черты русских кремлей.

Универсальным способом познания действительности в исторических и археологических исследованиях выступает сравнительно-исторический метод. Основные его формы (сравнительно-типологический, сравнительно-генетический, сравнительно-диффузионный методы), в отличие от формальной типологии, выявляют динамику сходств и различий реально существовавших типов вещей и явлений, что обеспечивает надёжный уровень аргументированности историко-культурной интерпретации археологических материалов и исторического моделирования культуры. Сравнительно-исторический метод позволяет выявить то общее, основанное на генетическом родстве, что характеризует средневековый сибирский город, его культуру как неотъемлемую часть общерусской культуры, и вместе с тем то особенное, что отличает их от городов европейской России и сформировалось под влиянием времени, местных условий, творческой переработки культурных традиций.

Существование общерусского культурного и архитектурного контекста делает обоснованным и необходимым проведение широкого историко-сравнительного анализа, что позволяет, в свою очередь, воспроизвести детали и общий облик русского средневекового города Сибири.

Рабочим инструментом сравнительно-исторического исследования являются конкретные методы: типологический, ретроспективный, стратиграфический, планиграфический, картографический, метод аналогий и графических реконструкций.

Научной новизной обладает ряд положений диссертации. 1. Впервые дан развёрнутый историографический анализ состояния археологического городоведения Сибири. 2. Разработана методика поиска и локализации города на основе археологических данных и междисциплинарного подхода. 3. Обозначена принципиально новая позиция о первоначальном местоположении Томска. 4. Разработана методика идентификации и реконструкции археологических объектов по разновременным и разнотипным источникам. 5. На базе археологических данных и междисциплинарного подхода реконструирована застройка воеводской усадьбы и выявлена ее роль в формировании социокультурного облика города. 6. Предложена методика установления этажности ископаемых построек по археологическим данным. 7. На основе археологических источников выявлен русский облик и содержание сибирского города, что доказывает его доминирующий характер в российской колонизации Сибири.

Достигнутые результаты и методические разработки автора определили не только новизну диссертации, но и теоретическую значимость исследования. Сложность восстановления ископаемых объектов, понёсших значительные утраты, трудности интерпретации археологических данных и соотнесение их с другими источниками требуют выработки определённых методических приёмов, позволяющих создавать модели, адекватные исторической действительности. Выполненные на базе археологических источников и междисциплинарного подхода реконструкции кремлёвских укреплений и воеводских хором Томска дают методически выверенные основания при восстановлении подобных археологических памятников как в целом, так и по отдельным деталям.

Практическая значимость работы состоит в использовании результатов исследования в изучении истории и культуры русских городов Сибири, русского деревянного оборонительного и гражданского зодчества, в обобщающих трудах по истории средневекового Томска, при подготовке энциклопедических изданий, учебников, научно-популярных книг, при разработке учебных курсов. Теоретико-методологические положения могут быть применены в области просвещения и разработки государственных программ по сохранению культурного наследия Сибири и России.

Апробация. Основные положения диссертации представлялись в выступлениях на 28 конференциях, в том числе 7 международных [«Американский и Сибирский фронтир (фактор границы в американской и сибирской истории), г. Томск, 1996 г.; «Развитие исторических центров сибирских городов: проблемы и новые подходы», г. Новосибирск, 1997; «Интеграция археологических и этнографических исследований», г. Москва, 1999, г. Владивосток, 2000 г. и др.], 14 всероссийских [«Русский вопрос: история и современность», г. Омск, 1993 – 1996; X – XIII Западно-сибирская археолого-этнографическая конференция, г. Томск, 1995 – 2005; «Историческая наука на рубеже веков», г. Томск, 1998, 2002; Научный совет музеев России, г. Москва, 2001; «Междисциплинарные исследования в археологии и этнографии Западной Сибири», Томск, 2001; «Культура русских в археологических исследованиях», г. Омск, 2002; Всероссийский археологический съезд, г. Новосибирск, 2006 и др.], региональных [Межрегиональный семинар «Охрана и реставрация культурного наследия Сибири», г. Томск, 2000; «Культурное наследие народов Западной Сибири», г. Тобольск, 2000; «400 лет Томск: судьба регионального центра в России», г. Томск, 2004; Геоморфологический семинар «Рельеф и человек», г. Иркутск, 2004 и др.], областных и городских, а также в более чем 30 публикациях, в том числе в авторской и коллективной монографиях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырёх глав, выделенных в соответствии с целью и задачами исследования, заключения, списков архивных источников (36), опубликованных источников и использованной литературы (792), иллюстративного альбома (140).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

загрузка...