Delist.ru

Пермские фораминиферы Печорской провинции и прилегающих регионов Биармийской области (30.04.2007)

Автор: Сухов Евгений Евгеньевич

Комплекс фораминифер большей части кожимской свиты этого разреза во многом схож с комплексом фораминифер кунгурского яруса стратотипической местности. Для филипповского горизонта (разрез по р. Сылва) и низов талатинской свиты (р. Кожим) наблюдаются общие виды как агглютинированные - Ammodiscus semiconstrictus Cush. et Wat., так и секреционно-известковые, среди которых виды-индексы Ammovertella kungurensis Zol., Nodosaria pugioidea Zolot. et Igon., Icht. multicamerata (Zolot.), Icht. extera (Zolot.). Но вместе с тем процент общих видов невелик. Это может быть объяснено тем, что отложения филипповского горизонта (так называемого «классического кунгура») выражены в специфических карбонатно-сульфатных фациях, малоблагоприятных для существования и развития во время их образования стеногалинной фауны. То же самое следует отнести и к иренскому горизонту. В синхроничных отложениях по р. Кожим встречен вид-индекс иренского горизонта Glomospira multiplanata Zolot. et Igon., а так же Nodosaria krotowi Tscherd., Geinitzina lipinae Raus.

Комплекс фораминифер уфимского яруса. В соответствии с решениями Стратиграфического комитета в качестве стратотипических областей развития отложений стратонов для соликамского горизонта являются Пермско-Соликамский район и бассейн среднего течения р. Белой; для шешминского горизонта – регион междуречья рек Шешма - Белая. C соликамским горизонтом, представленным морскими и лагунными образованиями, связаны все местонахожения фораминифер; шешминский горизонт представлен практически немой континентальной глинисто-песчаной толщей. Значимость уфимского яруса и даже необходимость его обособления всегда вызывали массу толкований у исследователей (Тихвинская, 1941).

Мне представляется, что находки фораминифер выделенных из уфимского разреза, в какой-то степени способны разрешить спор, в силу того, что соликамский палеоценоз мелких фораминифер значительно отличается от палеоценоза микрофауны кунгурского и казанского ярусов. Соликамский обобщенный комплекс имеет следующий вид: Saccammina sp., Paraglomospira sp., Agathammina sp., Trochammina sp., Globivaivulina bulloides (Brady), Cornuspira megasphaerica Gerke, C. microsphaerica K. M. –Maclay, Hemigordius sp., Nodosaria krotowi Tscherd., Dentalina cf. farcimen Sold., Lingulina cf. semivelata Tscherd., Geinitzina sp., Ichtyolaria longissima (K.M.-Macl.), Icht. longissima sintasica (Igonin), Icht. cf. cardiformis (Tscherd.).

Основу комплекса составляют виды, встреченные в разрезе у г. Добрянка на р. Белой, а также в тонких сероцветных прослоях верхов соликамской свиты юго-восточных регионов Татарии. Большинство перечисленных видов пользуются широким распространением в казанских отложениях, из которых они были первоначально описаны. Но вместе с тем вышеприведенный комплекс имеет также индивидуальные черты, а именно: небольшой процент агглютинированных форм, исчезновение таких родов как Hyperammina, Hyperamminoides, Thuramminoides, Tolypammina, Glomospira, а также появление рода Paraglomospira. Данный комплекс сопоставим с комплексом провинциальной зоны Nodosaria monili Печорской провинции, в котором обнаружен ряд общих родов и видов, среди которых Cornuspira megasphaerica Gerke, C. microsphaerica K. M.–Maclay, Nodosaria krotowi Tscherd., Icht. longissima sintasica (Igonin). Следовательно, данные отложения являются синхронными, и возраст их следует считать раннесоликамским.

Комплекс фораминифер казанского яруса. Стратотипом нижнеказанского подъяруса принято считать бассейн верхних течений р. Сока и р. Шешмы; для верхнеказанского – Приказанский район. Мелкие фораминиферы представлены 12 семействами (Saccamminidae, Hyperamminidae, Reophacidae, Ammodiscidae, Lituolidae, Textulariidae, Trochamminidae, Ataxophragmiidae, Tetrataxidae, Biseriamminidae, Cornuspiridae, Nodosariidae), 30 родами и около 80 видов. Основной фон составляют нодозарииды (роды Protonodosaria, Nodosaria, Pseudonodosaria, Rectoglandulina, Dentalina, Lingulonodosaria, Lingulina, Geinitzina, Ichtyolaria, Tristix, Pseudotristix, Astacolus, Falsopalmula). Комплекс имеет нодозариево-ихтиоляриевый облик.

По разрезу казанского яруса фораминиферы распределены крайне неравномерно: наиболее богатые ассоциации содержатся в отложениях нижнеказанского подъяруса: 12 семейств, 32 рода и 82 вида. В верхнеказанских обнаружено: 6 семейств, 13 родов и 18 видов. В западных, наиболее «мористых» разрезах нижнеказанского подъяруса фораминиферы приурочены к 3 стратиграфическим интервалам, соответствующим байтуганским, камышлинским и барбашинским слоям.

Байтуганский комплекс представлен следующими видами: Saccammina rotundata K.M.-Macl., Glomospirella aff. umbilicata Cush. et Wat., Digitina rara Uch., Cornuspira kamae (Tsherd.), C. megasphaerica Gerke, C. microsphaerica K.M.-Macl., Lingulonodosaria fallax Tscherd., L. kamaensis K.M.-Macl., L. clavata Paalz., Lingulina semivelata Tscherd., Ichtyolaria fallax (K.M.-Macl.), Icht. geinitzinaeformis (K.M. - Macl.), Tristix permiana Gerke, Pseudotristix tscherdynzewi (K.M. - Macl.), Astacolus rotaliaeformis (Tscherd.).

Наиболее устойчивой группировкой, которая может быть использована для детального расчленения и местной (в пределах стратотипической области) корреляции разрезов нижнеказанских отложений является Tristix permiana Gerke, Pseudotristix tscherdynzewi (K.M.-Macl.), Astacolus rotaliaeformis (Tscherd.). В байтуганской толще наибольшее разнообразие остатков морской фауны, в том числе фораминифер, сосредоточено в так называемом среднеспириферовом (он же «колючий») известняке. Это небольшая по мощности (до 6 м) пачка органогенных глинистых известняков, венчающая байтуганскую толщу. В нижней половине этой толщи, в лингуловых глинах, фораминиферы крайне редки и представлены, как правило, единичными саккамминами. Особенно многочисленны в «колючем» известняке корнуспириды, раковины которых приобретают иногда породообразующее значение. Среди корнуспир в массовых количествах встречаются Cornuspira kamae (Tscherd.), C. megasphaerica Gerke, C. microsphaerica K.M.-Maclay и виды, близкие к Cornuspira kinkelini Spand.

Комплекс фораминифер камышлинских слоев в систематическом отношении является наиболее представительным. В его составе присутствуют 11 семейств, 28 родов и более 60 видов. По существу именно этот комплекс и определяет облик фораминиферовой фауны казанского яруса в целом. Доминируют в комплексе нодозарииды с родами Nodosaria (более 10 видов), Ichtyolaria (7 видов), а также корнуспириды (5 видов). Другие семейства и роды представлены одним-четырьмя видами. Камышлинский комплекс тесно связан с байтуганским (30 общих видов) и с красноярским (16 видами) комплексами, что свидетельствует о преемственности в развитии фораминиферовой фауны и об отсутствии значительных стратиграфических перерывов в нижнеказанском подъярусе.

Наиболее характерной для камышлинских слоев является следующая группировка видов: Hyperammina delicatula Gerke, Reophax belfordi Cresp., R. minutissimus Plum., Trochammina coniformis Uchar., Verneuilinoides andrei Uchar., V. distinctus Uchar., Nodosaria hexagona Tscherd., N. noinskyi Tscherd., N. suchonensis K.M.-Macl., Lingulonodosaria guasiconcinna K.M.-Macl., Geinitzina spandeli Tscherd., G. kazanica K.M.-Macl. Первые 6 видов относятся к группе так называемых «песчаных фораминифер», до недавнего времени в казанских отложениях стратотипической области вообще не известных. Лишь благодаря исследованиям Л. Б. Ухарской (Ухарская, 1970) было установлено присутствие в казанских отложениях 27 родов «песчаных» фораминифер, в том числе 14 родов, впервые появившихся в поздней перми. Среди последних указываются упомянутые выше Haplophrogmoides, Trochammina, Verneuilinoides, Digitina.

Комплекс фораминифер, содержащийся в барбашинских слоях, беден по сравнению с камышлинским (7 семейств, 14 родов и немногим более 25 видов). Основные сборы фораминифер сделаны из интервала, соответствующего так называемому «верхнеспириферовому известняку», завершающему разрез красноярских слоев. В нем наиболее часто встречаются Glomospira articulosa Plum., Ammodiscus septentrionalis Gerke, Ammobaculites primarius Uchar., Tetrataxis lata Spand., Hemigordius planispiralis K.M.-Macl., Nodosaria striatella Paalz., N. urmarensis K.M.-Macl., Lingulonodosaria farcimeniformis (K.M.-Macl.).

Комплекс фораминифер верхнеказанского подъяруса представляет собой обедненную ассоциацию фораминифер нижнеказанского подъяруса. В своем составе он содержит представителей 15 родов и 18 видов.

Он состоит из следующих видов: Saccammina rotundata K.M.-Macl., Ammodiscus sp., Haplophragmoides opinalilis Uchar., Ammobaculites incertus Uchar., Trochammina parvula Cresp., Verneilinoides sp., Digitina rara Uchar., Globivalvulina sp., Cornuspira megasphaerica Gerke, C. microsphaerica K.M.-Macl., Hemigordius schlumbergeri (Howch.), Nodosaria suchonensis K.M.-Macl., Pseudonodosaria lata K.M.-Macl., Ps. nodosariaeformis K.M.-Macl., Ichtyolaria fallax (K.M.-Macl.), Icht. longissima (K.M.-Macl), Icht. triangularis (Gerke), Lingulina semivelata Tscherd.

4.2. Провинции Биармийской области

Новоземельская провинция. Корреляция опорного геологического разреза, развитого по р. Кожим, с предположительно синхронными пермскими отложениями, известными в Новоземельской провинции, носит прямой характер ввиду большого сходства в фауне. Фауна Новоземельской провинции имела и переходный характер. Здесь встречены элементы как Восточно-Европейских, так и Таймыро-Колымских сообществ (Сосипатрова, 1962, 1981). Эта связь осуществлялась через посредство Новоземельской провинции, располагавшейся на стыке Восточно-Европейской и Таймыро-Колымской подобластей. Зона Nodosaria longissima, расположенная в Кожимском разрезе, сопоставляется с низами соколовской свиты Новой Земли. Наиболее характерными общими видами являются Protonodosaria rauserae (Gerke) и P. quadranqula (Gerke). То есть комплекс видов соколовской свиты следует отнести к верхней половине артинского яруса. Провинциальная зона Nodosaria pseudoincelebrata, расположенная в нижней части кожимской свиты Печорского бассейна, сопоставляется со средней частью соколовской свиты, общими видами являются Ammodiscus semiconstrictus Cush. et Wat., Protonodosaria rauserae (Gerke). Таким образом, средняя часть соколовской свиты имеет раннекунгурский, филипповский возраст. Провинциальная зона Nodosaria circumita Кожимского района, отвечающая верхней части кожимской свиты, соответствует третьему комплексу фораминифер средней части соколовской свиты (Сосипатрова, 1981). В этом стратиграфическом интервале 17 общих видов, среди которых наибольшее корреляционное значение имеют Hemigordius grozdilovae Igon., Nodosaria falcata Igon., N. ex gr. noinskyi Tscherd., Ichtyolaria partita (Zol.). В связи с тем, что фораминиферы зоны Nodosaria circumita аналогичны фораминиферам третьего комплекса соколовской свиты, можно сделать предположение, что эта часть разреза имеет иренский возраст. Комплекс фораминифер лоны Nodosaria monile сопоставляются с комплексом фораминифер верхней части соколовской и с комплексом белушинской свиты. Основанием служит ассоциация общих видов - Nodosaria permiana Tscherd., N. cuspidatula Gerke, N. cassiaformis Igon., N. falcata Igon., Ichtyolaria tsaregradskyi (M.-Macl.). Следовательно, можно утверждать, что верхняя часть соколовской и белушинской свит имеют раннесоликамский возраст.

Шпицбергенская провинция. Провинциальная зона Nodosaria longissima, отвечающая чернореченской свите Печорского бассейна, соответствует слоям с Frondicularia multicamerata (комплекс IX), обнаруженным в отложениях верхней гипсоносной свиты на восточном побережье Билле-фьорда. В данном стратиграфическом интервале обнаружен ряд общих форм, среди которых Protonodosaria proceraformis (Gerke), P. rauserae (Gerke), Nodosaria gigantea Sossip., N. longissima Sul., Geinitzina postcarbonica Spand. Мы присоединяется к мнению Г. П. Сосипатровой о позднеартинском возрасте отложений, охарактеризованных данным комплексом (Сосипатрова, 1967). Зона Nodosaria pseudoincelebrata, отвечающая нижней части кожимской свиты, сопоставима со слоями с Nodosaria longa, относящимися к низам старостинской свиты. Общими для этих двух стратиграфических подразделений являются Ammodiscus semiconstrictus Cush. et Wat., Nodosaria krotowi Tscherd. Следовательно, слои с Nodosaria longa имеют филипповский возраст. В данном стратиграфическом интервале распространены виды, которые встречены в кунгурских отложениях Пермского Приуралья: Nodosaria krotowi Tscherd., N. cassiaformis Igon. Вместе с ними обнаружены виды, типичные для нижнепермских отложений Восточно-Арктической провинции, такие как Protonodosaria proceraformis (Gerke), встречающиеся преимущественно в нижнепермских отложениях центрального Таймыра (Сосипатрова, 1962), Нордвикского, Оленекского районов и Северного Верхоянья (Сосипатрова, 1970). Зона Nodosaria circumita, отвечающая верхней части кожимской свиты, сопоставляется со слоями с Gerkeina komiensis, выделяемыми Г. П. Сосипатровой в нижней половине старостинской свиты. В соответствующих стратиграфических интервалах обнаружено сообщество общих элементов: Protonodosaria proceraformis (Gerke), Nodosaria bogatirevi Igon., N. cassiaformis Igon., N. krotowi Tscherd., Geinitzina postcarbonica Spand., G. foliata Zolot., Ichtyolaria planilata (Gerke), Icht. semiovalis (Zolot.). Nodosaria cassiaformis Igon., N. bogatirevi Igon. известны из абзальской свиты (иренский горизонт) Актюбинского Приуралья. В слоях с Gerkeina komiensis обнаружено около 10 видов фораминифер, выявленных в отложениях иренского горизонта Пермского Приуралья или его аналогов. Зона Nodosaria monile, соответствующая самым верхним слоям кожимской и нижней части кожимрудницкой свит, сопоставляется со слоями с Frondicularia bajcurica, выделяемыми в верхней части старостинской свиты. Общими видами для сравниваемых свит являются Nodosaria bogatirevi Igon., N. krotowi Tscherd., Ichtyolaria planilata (Gerke), Icht. inflata (Gerke), Icht. dilemma (Gerke). Следовательно, можно утверждать, что слои с Frondicularia bajcurica старостинской свиты имеют соликамский возраст.

Таймыро-Колымская подобласть

Весьма широкое распространение комплекс мелких фораминифер получил в различных районах севера Центральной Сибири (Сухов, Игонин, 1995). Это полуостров Таймыр, а также массивы Нордвик, Верхоянский, Хатангский и Омолонский; мелкие фораминиферы встречены и на Новосибирских островах и на о. Врангеля. Таймыро-Колымская подобласть делится на четыре крупные провинции: Новосибирско-Врангелевскую, Таймыро-Хатангскую, Верхояно-Охотскую, Колымо-Омолонскую (Основные черты…, 1984).

Новосибирско-Врангелевская провинция. В эту провинцию следует включить Новосибирские острова и о. Врангеля. На этой территории пермские отложения не преобладают, распространены крайне незначительно. Посткунгурские отложения отсутствуют. Комплекс фораминифер мунугуджакского горизонта включает в себя род Ichtyolaria, что может подчеркивать высокий стратиграфический уровень. Без большой доли уверенности чернореченскую свиту можно соотносить с верхней половиной мунугуджакского горизонта, что соответствует зоне Nodosaria longissima. Следовательно, данная часть разреза мунугуджакского горизонта должна иметь позднеартинский возраст. Верхняя часть кожимской свиты Кожимского разреза, а именно, комплекс фораминифер провинциальной зоны Nodosaria circumita, сходен c комплексом фораминифер джигдалинского горизонта. Характерными видами его являются: Nodosaria omolonica A.M.-Maci., N. ochotica A.M.-Macl., Ichtyolaria aff. falcata (Igon.). Следовательно, джигдалинский горизонт имеет позднекунгурский возраст.

Посткунгурские отложения Новосибирско-Врангелевской провинции небогаты комплексом фораминифер. Возможно, такое обстоятельство следует связывать с удаленностью разрезов и, как следствие, со слабой их изученностью.

Таймыро-Хатангская провинция. Провинцию следует разделить на две подпровинции – Таймырскую и Хатангскую. Пограничные отложения кунгурского и уфимского ярусов представлены в их пределах двумя различными формациями: терригенной и вулканогенной.

Таймырская подпровинция. Чернореченскую свиту провинциальной зоны Nodosaria longissima Северо-Печорской зоны следует сопоставить с верхней частью соколинского горизонта, в которой обнаружено сообщество характерных форм: Protonodosaria proceraformis (Gerke), Nodosaria incelebrata Gerke, Ichtyolaria amygdaleformis (Gerke). Целесообразно тогда предположить, что верхние слои соколинского горизонта имеют позднеартинский возраст. Комплекс фораминифер провинциальной зоны Nodosaria circumita, расположенной в верхней части кожимской свиты следует сопоставлять с комплексом белоснежкинского горизонта, в котором встречен ряд тождественных видов: Nodosaria ex gr. noinskyi Tscherd., Ichtyolaria aff. pseudotriangularis (Gerke), Saccammina arctica Gerke. Важно появление в данном стратиграфическом интервале вида Ichtyolaria mica (Gerke). На основе преобладания позднекунгурских форм белоснежкинский горизонт следует считать также позднекунгурским и сопоставимым с биостратиграфической зоной Nodosaria circumita.

Хатангская подпровинция. Пермские морские отложения крайнего севера Сибирской платформы простираются от бассейнов р. Хатанги до устья р. Лены.

Фораминиферовый комплекс косьинской свиты, провинциальной зоны Nodosaria clavatoides, следует сопоставить с комплексом фораминифер тустахской свиты. На низкий стратиграфический их ранг указывает обширность комплекса агглютинированных форм. В низах нижнекожевниковской свиты в основном преобладают агглютинированные фораминиферы Saccammina arctica Gerke, Hyperammina borealis borealis Gerke, а в верхней части - секреционно-известковые с доминированием родов Nodosaria, Ichtyolaria, что может указывать на более высокий стратиграфический уровень по разрезу. Комплекс фораминифер, выявленный в верхней половине кожимской свиты, зоны Nodosaria circumita, можно сопоставить с комплексом фораминифер нижней части нижнекожевниковской свиты, ибо они имеют ряд общих видов. А, следовательно, данная свита имеет позднекунгурский возраст. Комплекс фораминифер самых верхов кожимской свиты и комплекс их нижней части кожимрудницкой, то есть зона Nodosaria monile, сопоставимы с комплексом фораминифер средней части нижнекожевниковской. В них имеется ряд общих характерных форм, среди которых числятся Ichtyolaria dilemma (Gerke), Icht. dilemma dilemma (Gerke), Icht. dilemma maxima (Gerke). Разновидность Ichtyolaria dilemma (Gerke) указывает на уфимский ярус (Герке, 1961), следовательно, данная зона имеет раннесоликамский возраст. Таймыро-Хатангская провинция, как уже указывалось выше, наиболее полно охарактеризована фораминиферами, особенно это свойственно для нижней перми, в комплексе фораминифер которой наблюдается большое сходство форм с составом комплекса их Печорской провинции.

Верхояно-Охотская провинция. Наиболее полно палеонтологически охарактеризована Северо-Верхоянская зона провинции (Сосипатрова, 1970). Она охватывает бассейн нижнего приустьевого течения р. Лены, хребты Хараулах и Северный Орулган. Комплекс фораминифер гусиной свиты, провинциальной зоны Nodosaria clavatoides, сопоставим с комплексом фораминифер верхней части мунугуджакского горизонта. В них встречен ряд общих видов, среди них Protonodosaria rauserae (Gerke), P. proceraformis (Gerke), P. praecursor (Raus.). На основании этого можно сделать предположение, что верхняя половина мунугуджакского горизонта имеет раннеартинский возраст. Джигдалинский горизонт располагается в нижней части хараулахской серии и включает сахаинскую и суобольскую свиты. С большой долей уверенности комплекс фораминифер верхней половины кожимской свиты, зоны Nodosaria circumita, следует сопоставлять с комплексом джигдалинского горизонта. Общие виды их Nodosaria krotowi Tscherd., N. ochotica A. M. -Macl., N. omolonica A.M.-Macl., Ichtyolaria prima (Gerke), Icht. hemiinflata (Gerke), Icht. planilata (Gerke). На основании сходства фауны данную часть джигдалинского горизонта следует считать, скорее всего, позднекунгурским по возрасту. Фораминиферовый комплекс омолонского горизонта чрезвычайно разнообразен, в нем встречен как род Nodosaria, так и род Ichtyolaria. Наиболее типичными формами для этого стратиграфического интервала следует считать Nodosaria incelebrata Gerke, N. aff. cuspidatula Gerke, N. ex gr. noinskyi Tscherd., Ichtyolaria mica (Gerke), Icht. dilemma dilemma (Gerke).

Фораминиферовый комплекс самой верхней части кожимской свиты и нижней половины кожимрудницкой свиты, характеризующий провинциальную зону Nodosaria monile, сопоставим с комплексом фораминифер нижней части омолонского горизонта, а, следовательно, имеет соликамский возраст.

Колымо-Омолонская провинция. Комплекс фораминифер косьинской свиты, входящий в провинциальную зону Nodosaria clavatoides, сопоставим с таковым мунугуджакского горизонта. Общие их виды Protonodosaria rauserae (Gerke), P. praecursor (Raus.), P. proceraformis (Gerke), Nodosaria shikhanica Lip. Следовательно, мунугуджакский горизонт имеет раннеартинский возраст. Джигдалинский горизонт содержит фораминиферы Ichtyolaria jacutica (Schleif.), Icht. amygdaleformis (Gerke), характерные более всего для нижней части талатинской свиты. Фораминиферовый комплекс нижней части талатинской свиты, характеризующий провинциальную зону Nodosaria pseudoincelebrata, сопоставим с комплексом фораминифер джигдалинского горизонта, а, следовательно, имеет раннекунгурский возраст. Мелкие фораминиферы провинциальной зоны Nodosaria monile Кожимского разреза сосредоточены в верхних слоях кожимской свиты и в нижней половине кожимрудницкой. Комплекс их сопоставим с комплексом фораминифер, выделенным в основании омолонского горизонта. Характерными видами для этих двух подразделений являются Nodosaria omolonica A.M.-Macl., N. krotowi Tscherd., N. pugioidea Igon., Dentalina kalinkoi Gerke. Следовательно, нижняя часть омолонского горизонта имеет соликамский возраст.

4.3. Некоторые закономерности расселения микробиоты

Мелкие фораминиферы встречаются во всех пяти группах сложно построенных пермских бассейнов (Грунт, 1998), претерпевших собственную историю геологического развития. Благодаря этому для сформировавшихся в них осадочных толщ имелась возможность разработать региональные стратиграфические шкалы. Это следующие группы (системы): 1. Низкобореальных бассейнов Восточно-Европейской платформы и Урала, к которым примыкают бассейны Шпицбергена, Новой Земли, Гренландии, а также островов Канадского Арктического архипелага. 2. Высокобореальных бассейнов Северо-Востока России, а именно, Таймыро-Хатангской, Верхояно-Охотской, Колымо-Омолонской и Новосибирско-Врангелевской провинций, к которым следует отнести также бассейны Северо-Восточной и Центральной Монголии. 3. Бассейны Палеотетиса и Катазии (Китай и Индокитай) 4. Тропические бассейны Северо-Американской платформы, а также севера Южной Америки (Кордильерский, Техасский, Колумбийско-Перуанский седиментационные бассейны) 5. Бассейны Нотальной или, по-другому, Антибореальной климатической зоны - бассейны Австралии, Тасмании и Новой Зеландии.

Печорская провинция входит в состав Низкобореальной области, занимая при этом центральное положение. С севера располагаются бассейны Шпицбергена, Гренландии, Канадского архипелага; с запада – бассейны Западной Европы (так называемый цехштейн); с юга – бассейны Актюбинскоого, Башкирского, Оренбургского Приуралья, с востока – бассейны Новой Земли. Именно это редкостное положение Печорской провинции позволяет увязывать между собой все разрезы Низкобореальной области.

4.3.1. Распространение мелких фораминифер из центра диверсификации

Схожесть фауны пермских разрезов Печорской провинции и пермских разрезов Австралии свидетельствует о том, что между Биармийским бассейном и бассейнами Австралии возможно существовала связь, в рамках которой и происходил обмен микробиотой. О существовании этой связи указывали еще В. А. Чердынцев (Чердынцев, 1914) и А. А. Герке (Герке, 1961), а последний утверждал, что виды фораминифер, встречающиеся в пермских отложениях России, сопоставимы с видами их, обнаруженных в артинском ярусе Австралии. К числу таких видов А. А. Герке относил мелкие песчаные фораминиферы, а именно Hyperamminoides elegans (Cushman et Waters), H. proteus (Cushman et Waters), H. hadzeli (Crespin), H. acicula (Paarr), Hyperammina coleyi Parr, H. fletcheri Crespin, H. fusta Crespin.

В бассейнах Австралии, являвшихся центром диверсификации мелких фораминифер, микрофауна перми была наиболее разнообразной и многочисленной. Следует предположить, что осваивание соседних регионов данной микрофауной началось именно агглютинированными её формами, что, в свою очередь, вполне объяснимо. Дело в том, что агглютинированная микробиота была меньше всего подвержена воздействию климатических изменений и распространялась чаще всего в холодных водах. А поэтому её миграция происходила благодаря глубоководным течениям. Подобная миграция была чрезвычайно сложной, так как не существовало другого механизма передвижения микробиоты от одного полюса до другого, а бассейны Биармийской области и Нотальной располагались близ противоположных полюсов.

Гораздо большую схожесть пермской микрофауны Биармийской области, в частности, Печорской провинции, с таковой из пермских разрезов Австралии, чем, предположим, микрофауны пермских разрезов, находящихся от Австралии на не столь отдаленном расстоянии (Кавказ, Закавказье, Дальний Восток). Что, бесспорно, указывает на биполярность между двумя крупнейшими бассейнами. Мелкие фораминиферы австралийских бассейнов являлись значительно древнее, чем печорские, что указывает на их миграцию. Весьма значительный процент общих родов, так, например, из 29 родов, встречающихся на территории Австралии (Квинсленд, Западная Австралия, Новый Южный Уэльс) в Биармийской области присутствуют 22. Наблюдается значительное сходство на уровне видов, как агглютинированных, так и секреционно-известковых форм. Микробиота, мигрировавшая из провинций Западной Австралии, Квинсленда в Биармийскую область, в частности, в Печорскую провинцию, прекрасно адаптировалась к местным условиям, в которых, в свою очередь, дала ряд новых видов. Это можно связать в первую очередь со схожестью палеоклиматических условий в Биармийской области в австралийских бассейнах. О том, что климат в пермский период в Биармийской области и в Bowen Basin, Квинсленде был холодным, свидетельствует отсутствие в развитых здесь пермских толщах фузулинид, которые обитали в теплом климате. Два полярных пояса были разделены экваториальным, а теплая температура была крайне неблагоприятна для существования агглютинированных форм. Поэтому в этих районах практически отсутствуют песчаные фораминиферы, которые тяготеют в основном к холодным водам, но зато очень много секреционно-известковых. Следует сделать вывод, что агглютинированная микробиота не задерживалась и тем более не развивалась в экваториальных, неблагоприятных для нее районах, а, благодаря глубоководным течениям продвигалась далее на север, где имела возможность сохраняться и развиваться. Интерес вызывают секреционно-известковые формы, чей видовой состав в разрезах Австралии чрезвычайно разнообразен. Особенно широко они были распространены в экваториальной зоне. Следом за агглютинированными формами из Нотальной (Австралия, Новая Зеландия, Тасмания, Южная Америка) климатической зоны в Низкобореальные бассейны Восточно-Европейской платформы и Урала стали мигрировать секреционно-известковые формы, которые, проходя по Тропическим бассейнам и бассейнам Палеотетиса и Катазии, расселялись, образовывали новые виды. Другая их часть, менее подверженная воздействию внешних условий, продолжала миграцию в Биармийские бассейны северного полушария. Обстановка для существования микробиоты в данных бассейнах была благоприятной. Именно поэтому секреционно-известковые формы получали в них весьма широкое распространение. Однако в бассейнах Палеотетиса и Катазии существовало значительное количество эндемичных форм, что в первую очередь было связано с некоторой замкнутостью этих бассейнов. Именно поэтому микробиота Кавказа и Закавказья значительно отличается от микробиоты Низкобореальных бассейнов и бассейнов Нотальной климатической зоны. Здесь преобладают роды Neoendothyra, Baisalina, Abadehella, Pseudolangella, Partisania, Paraglobivalvulina, Bradyina, Palaeotextularia, Miltidiscus, Pseudolangella, Frondina, Robuloides, Diplosphaerina, Kamurana, Langella, Pseudolangella, Eomarginulinella, Calvezina, Astacolus, Olympia, Climacammina, Spiroplectammina, Reitlingeria, Pseudovidalina, Neodiscus, неизвестные в разрезах Печорской провинции и Австралии. В очень короткий геологический срок мелкие фораминиферы Австралии достигли окраин Нотальной зоны и Биармии, где собственно и произошло их дальнейшее развитие. Не вызывает никакого сомнения, что миграционные пути были пространными. Именно данное обстоятельство позволяет широко использовать корреляционные возможности мелких фораминифер, а потому имеются значительные перспективы применения их качеств в международных стандартах. Катазия в пермский период размещалась на границе Бореальной и Экваториальной климатических зон. В период максимальной трансгрессии, приходившейся на раннепермскую эпоху, наблюдалась связь между Биармийской и Экваториальной областями, что подтверждается наличием в перми в названных бассейнах небольшого количества общих видов. В ранней перми развивались преимущественно агглютинированные формы, которые тяготели к холодным водам. В какой-то степени они являются индикаторами палеоклимата. Возможно, в ассельском, сакмарском и артинском веках климат в Печорской провинции был прохладен. Но уже со второй половины артинского начался расцвет известковых мелких фораминифер. Это может свидетельствовать о том, что климат сделался значительно теплее, что можно связывать с поднятием территории, с активизацией герцинид, и, как следствие, с появлением огромного количества обширных мелководных и хорошо прогреваемых бассейнов с огромным количеством питательного материала. Палеобиоценоз секреционно-известковых мелких фораминифер из Северной Катазии в Печорскую провинцию попадал благодаря теплым течениям, которые, во всей видимости проходили вдоль Восточно-Тихоокеанской геосинклинали. В связи с тем, что на их пути встречалось достаточное количество препятствий в виде поднятий, гряд, отмелей, а также изолированных и полуизолированных бассейнов, то до Печорского бассейна дошла лишь небольшая их часть, которая впоследствии не получила широкого распространения в Биармийской области. Куда большую связь пермские фораминиферы Печорской провинции имеют с мелкими фораминиферами из разрезов Австралии, что может указывать на то, что бассейны южного полушария имели достаточно хорошую связь с мировым океаном.

Распространение пермских мелких фораминифер в Биармийской области

Новоземельская провинция. В Новоземельской провинции (Новая Земля, Южный остров) в соколовской, белушинской и гусиноземельской свитах, представленных в основном карбонатными породами, наблюдается обширнейший комплекс пермских мелких фораминифер. На западе вмещающей его фациальной зоны в основании разреза выделяется соколовская свита, сложенная в основном аргиллитами и алевролитами. Свита распространена по всей периферии Южноновоземельского антиклинория. В ней выделен богатый комплекс мелких фораминифер, среди них Protonodosaria rauserae Gerke, P. quadrangula Gerke, P. praecursor Raus., Hemigordius aff. schlumbergeri (Howchin). Возраст нижней части свиты, скорее всего, ассельско-сакмарский. В средней части соколовской свиты, представленной в основном родохрозитовыми породами, также выявлен большой комплекс мелких фораминифер, среди которых обнаружены как агглютинированные виды Hyperammina borealis Gerke, Reophax gerkei Vor., Ammobaculites permicus Sossip., так и секреционно-известковые Orthovertella verchojanica Sossip., Cornuspira microsphaerica K. M.– Macl., Nodosaria cassiaformis Igon., Ichtyolaria pseudotriangularis Gerke. По всей видимости, возраст данной части свиты является артинско-кунгурским. В самой верхней части соколовской свиты, сложенной песчано-глинистыми алевролитами с редкими прослоями песчаников, также обнаружен богатейший комплекс мелких фораминифер, среди которых наиболее характерными являются Nodosaris spizbergiana Sossip., N. falcata Igon., N. cf. ustritskyi Sossip., Pseudonodosaria ventrosa Schl., Rectoglandulina beringi M.– Macl., Geinitzina chussovensis Raus., Ichtyolaria partita Zal., Icht. mica Gerke, Icht. pseudotriangularis Gerke, Icht. cf. sectorialis Vor., Icht. kirkbiiformis Gerke. Данную часть свиты следует отнести к соликамскому горизонту. В северо-восточной части Южного острова, в бассейнах рек Пуховая, Красная, а также руч. Степной, в свитах толбеяхской и краснореченской, являющихся аналогами соколовской свиты и сложенных косослоистыми известняковыми песчаниками с прослоями аргиллитов и алевролитов, обнаружен богатый комплекс нодозариид, среди которых следует выделить Protonodosaria praecursor Raus., P. rauserae Gerke, P. parviformis Gerke, Nodosaria galinae Gerke, Geinitzina cf. paratenuis Gerke. На соколовской свите залегает согласно белушинская, представленная мелкозернистыми песчаниками. В свите встречен богатый комплекс мелких фораминифер, среди которых наибольшую значимость имеют нодозарииды Nodosaria hexagona Tscherd., N. krotowi Tscherd., N. cuspidatula Gerke, N. lata Sossip., Dentalina praenuntia Gerke, Ichtyolaria amygdaleformis Gerke, Icht. hemiinflata (Gerke). Белушинскую свиту согласно перекрывает гусиноземельская, сложенная в основном алевролитами и аргиллитами. Она подразделяется на две посвиты. Нижняя представлена как агглютинированными, так и известковыми фораминиферами, среди которых Saccammina parvula Gerke, Nodosaria ochotica M. – Macl., Lingulonodosaria clavata Paalz. Для верхней подсвиты характерно преобладание аргиллитов с чередованием алевролитов и песчаников. В ней появляются следующие виды секреционно-известковых фораминифер: Nodosaria pseudolata Kar., Ichtyolaria dilemma Gerke, Icht. longissima K. M. – Macl., Rectoglandulina borealis Gerke. Подсвиту следует отнести к соликамскому горизонту уфимского яруса.

На востоке Южного острова в Карской фациальной зоне нижняя часть разреза перми разделяется на три свиты: кочергинскую, геркинскую и савинскую. Кочергинская свита согласно налегает на белушинскую и сложена преимущественно аргиллитами и алевролитами с редкими прослоями песчаников. Наиболее характерными видами являются в ней Orthovertella verchojanica Sossip., Nodosaria krotowi Tscherd., N. pseudoconcinna K. M. – Macl., Pseudonodosaria nodosariaformis K. M. – Macl., Rectoglandulina beringi M. – Macl., Ichtyolaria hemiinflata Gerke. В кочергинской свите обнаружен комплекс аммоноидей с Daubichites butakovensis Bog., Sverdrupites harkeri (Ruzh.), характерный для казанского возраста (Богословская, Грунт, 2004). Геркинская свита согласно залегает на кочергинской и характеризуется ритмичным переслаиванием известковистых песчаников, алевролитов и аргиллитов. Отмечен следующий комплекс секреционно-известковых фораминифер: Hemigordius ovatus Grozd., H. cornuspiroidea Sossip., Geinitzina kazanica K. M. – Macl., Nodosaria lata Sossip., N. hexagona Tscherd., Lingulonodosaria clavata Paalz., Pseudonodosaria cf. fanatica Sossip., Rectoglandulina borealis Gerke, R. pygmeaformis M. – Macl., Ichtyolaria longissima K. M. – Macl., Icht. carinatocostata Gerke, Icht. delicatula Gerke. В геркенской свите также обнаружен комплекс аммоноидей с Sverdrupites amundseni Nas., Altudoceras boreum Bog. и Daubichites butakovensis Bog., также указывающий на казанский возраст. Завершает разрез шадровская свита, согласно залегающая на гусиноземельской. Она сложена песчаниками и алевролитами. Наиболее характерным является следующий комплекс мелких фораминифер Pseudonodosaria fanatica Sossip., Rectoglandulina pseudoborealis Sossip., Ichtyolaria carinatocostata Gerke, Icht. delicatula Jurk., Icht. geinitzinaeformis K. M. – Macl., Icht. pseudotriangularis Gerke. Похожий комплекс наблюдается из стратотипа казанского яруса на правом берегу Волги близ г. Казани. Правда, в отличие от комплекса шадровской свиты он является крайне обедненным и угнетенным.

Шпицбергенская провинция. Богатый комплекс мелких фораминифер обнаружен в формации Капп Старостин Шпицбергена, которая представлена преимущественно карбонатными породами. Фораминиферовый комплекс состоит в подавляющем большинстве из секреционно-известковых фораминифер, среди которых наиболее значимыми являются роды Protonosaria, Nodosaria, Geinitzina, Gerkeina, Ichtyolaria. Агглютинированные роды встречены только в самых низах Капп Старостин Шпицбергена и не имеют широкого распространения. Среди песчаных форм наиболее характерен род Ammodiscus. Наиболее типичные виды для свиты Protonodosaria proceraformis (Gerke), P. rauserae (Gerke), Nodosaria krotowi Tscherd., N. cassiaformis Igon., N. bogatirevi Igon., Geinitzina postcarbonica Spand., G. foliata Zolot., Ichtyolaria planilata (Gerke), Icht. semiovalis (Zolot.), Icht. inflata (Gerke), Icht. dilemma (Gerke).

Таймыро-Колымская подобласть. Богатейшие комплексы мелких фораминифер выявлены в Высокобореальных бассейнах Северо-Востока России. В составе Таймыро-Колымской подобласти выделяются следующие горизонты: мунугуджакский, джигдалинский, омолонский, гижигинский и хивачский (Ганелин, 1984; Ганелин, Бяков, Караваева, 2001). Наиболее удачным для уточнения геологического строения, а также для биостратиграфической последовательности пограничных отложений кунгурского и уфимского ярусов является разрез на р. Барайы, который позволяет связывать между собой типовые разрезы как в пределах Колымо-Омолонского массива, так и в пределах Таймыро-Колымской подобласти и даже Биармийской области в целом (Клец и др., 2001).

В Новосибирско-Врангелевской провинции пермские отложения распространены незначительно. Представлены они толщей аргиллитов, алевролитов и песчаников. В джигдалинском горизонте обнаружен следующий комплекс мелких фораминифер: Nodosaria bella Gerke, N. ex gr. ustritskyi Sossip., N. omolonica A. M. – Macl., N. ochotica A. M. – Macl., Ichtyolaria aff. pseudotriangularis Gerke, Icht. aff. falcata (Igon.). На юге о. Врангель в омолонских известняках также обнаружен фораминиферовый комплекс, в нем выявлены Nodosaria ustritskyi Sossip., Ichtyolaria prima Gerke. Таймыро-Хатангская провинция подразделяется на две подпровинции – Таймырскую и Хатангскую. Пермские отложения в Таймырской подпровинции распространены по всему Таймырскому полуострову – от Енисейского залива до Хатангского на востоке. В терригенной части разреза выделяются верхнетурузовский подгоризонт, быррангский, соколинский, белоснежкинский, цветочнинский и черноярский горизонты. Мелкие фораминиферы обнаруживаются с быррангского горизонта. На Восточном Таймыре горизонт представлен морскими песчаными отложениями. Состав фораминифер небогатый, в основном комплекс представлен родом Protonodosaria - Protonodosaria rauserae Gerke, P. praecursor (Raus.). Возраст быррангского горизонта артинский. Мелкие фораминиферы обнаружены и в соколинской свите, распространенной также на Восточном Таймыре и являющейся стратотипом соколинского горизонта. В континентальной толще свиты встречены и морские прослои, в которых обнаружен значительный комплекс фораминифер. Среди них наиболее типичными являются Reophax gerkei Vor., R. sokolinensis Sossip., Nodosaria incelebrata Gerke, N. cf. noinskyi Tscherd., Ichtyolaria amygdaleformis Gerke, Rectoglandulina cf. borealis Gerke. Возраст свиты кунгурский. К белоснежкинскому горизонту на Восточном Таймыре относятся морская нижнебайкурская подсвита, представлена крупноритмичной толщей, содержащей в подавляющем большинстве известковистые песчаники. Именно в известняках обнаружен богатый комплекс фораминифер, представленный как агглютинированными, так и секреционно-известковые раковинами. Состав схож с комплексом горизонта гладких фрондикулярий (Сосипатрова, 1962). Наиболее значимыми в нем фораминиферы отряда Nodosariida, а именно: Nodosaria krotowi Tscherd., N. incelebrata Gerke, Pseudonodosaria cf. ventrosa Schl., Ichtyolaria aff. mica Gerke, Icht. cf. planilata Gerke, Icht. ex gr. amygdaleformis Gerke. Цветочнинский горизонт охватывает байкурскую свиту Восточного Таймыра. Свита представлена крупноритмичной толщей, в составе которой преобладают известковистые песчаники. В ней выявлено значительное сообщество фораминифер, которое очень напоминает комплекс из горизонта «разнообразных фораминифер» Нордвикского района. Наиболее типичными видами можно назвать Rectoglandulina borealis Gerke, R. pygmeaeformis (A. M. - Macl.), Nodosaria cuspidatula Gerke, N. dentaliniformis Sossip., N. ustritskyi Sossip., N. panda Sossip., Ichtyolaria bajkurica Sossip., Icht. hemiinflata Gerke, Icht. planilata Gerke, Icht. spectata Gerke. В Хатангской подпровинции пермские отложения протягиваются от бассейна р. Хатанга и до устья р. Лена. Они подразделяются на тустахскую, нижнекожевниковскую, верхнекожевниковскую, мисайлапскую и эффузивно-туфовую свиты. Наибольший интерес вызывают нижнекожевниковская и верхнекожевниковская, заключающие богатейшие комплексы мелких фораминифер. Нижнекожевниковская свита сложена алевролитами с прослоями песчаников и аргиллитов. Нижняя её часть содержит в основном агглютинированные фораминиферы с типичным Reophax, на этом же уровне появляются первые Protonodosaria, Nodosaria, Ichtyolaria, Rectoglandulina. Верхи её отнесены А. А. Герке (Герке, 1961) к горизонту «гладких фрондикулярий». Наиболее характерными видами являются в ней Ammodiscus septentrionalis Gerke, Hyperammina borealis borealis Gerke, Saccammina parva Gerke, Cornuspira megasphaerica Gerke, Nodosaria krotowi Tscherd., N. pseudoelabugae Gerke, N. incelebrata Gerke, Ichtyolaria inflata Gerke, Icht. hemiinflata Gerke, Icht. prima Gerke, Icht. dilemma Gerke, Rectoglandulina borealis Gerke. Верхнекожевниковская свита сложена алевролитами, аргиллитами и песчаниками. Её фораминиферовый комплекс получил название комплекс «разнообразных фораминифер». Он представлен богатейшим сообществом раковин как агглютинированных, так и секреционно-известковых. В комплексе следует выделить наиболее характерные виды: Saccammina discoidea Voron., Hyperamminoides terris Schleifer, Cornuspira ex gr. kinkelini Spand., Orthovertella ex gr. protea Cushm. et Wat., Nodosaria cuspidatula cuspidatula Gerke, N. solidissima Gerke, Pseudonodosaria ventrosa Schleifer, Ichtyolaria bella Gerke, Icht. tigianica Gerke, Icht. propria Voron., Rectoglandulina borealis Gerke, Dentalina kalinkoi Gerke. Пермские отложения Верхояно-Охотской провинции подразделяются на четыре горизонта: бытантайский, тумаринский, деленжинский и дулгалахский. Три нижних соответствуют мунугуджакскому, джигдалинскому, омолонскому горизонтам, а дулгалахский соотносим с гижигинским и хивачским. Северо-Верхоянская зона включает бассейн предустьевого течения р. Лены, хребты Хараулах и Северный Орулган. В тектоническом отношении соответствует Хараулахскому антиклинорию и части Орулганского. Наиболее типичный разрез пермских отложений расположен на западном крыле Хараулахского антиклинория на правом берегу р. Лена. Пермские отложения охватывают верхнюю часть верхоянской свиты и всецело хараулахскую. Мунугуджакской горизонт представлен кубалахской и туорасисской свитами. Он состоит из переслаивания аргиллитов и алеровлитов с некоторыми редкими прослоями песчаников. В верхней части горизонта присутствует небогатый комплекс мелких фораминифер, среди которых выделяются архаичные протонодозарии: Protonodosaria rauserae Gerke, P. praecursor (Raus.). Обнаружены и прикрепленные агглютинированные формы. Скорее всего, верхняя половина мунугуджакского горизонта имеет раннеартинский возраст. Джигдалинский горизонт располагается в нижней части хараулахской серии и включает сахаинскую и суобольскую свиты. Отложения его представлены песчаниками, ритмично переслаивающимися аргиллитами, алевролитами. Фораминиферовый комплекс горизонта небогат и содержит в основном секреционно-известковые виды: Nodosaria krotowi Tscherd., N. ochotica A. M. – Macl., N. omolonica A. M. – Macl., Ichtyolaria prima (Gerke), Icht. hemiinflata (Gerke), Icht. planilata (Gerke). Содержащую часть джигдалинского горизонта, скорее всего, следует считать позднекунгурской. Омолонский горизонт представлен чинской свитой, сложенной чередующимися аргиллитами, алевролитами и прослойками песчаников. Фораминиферовый комплекс горизонта чрезвычайно разнообразен, но представлен преимущественно двумя родами - Nodosaria и Ichtyolaria. Наиболее типичными формами следует считать Nodosaria incelebrata Gerke, N. aff. cuspidatula Gerke, N. ex gr. noinskyi Tscherd., Ichtyolaria mica (Gerke), Icht. dilemma dilemma (Gerke). Комплекс, скорее всего, имеет раннеуфимский возраст. Колымо-Омолонская провинция охватывает приподнятые тектонические структуры (Омолонскую, Приколымо-Тасхаяхтахскую зоны), а также геосинклинальные прогибы, обрамляющие эти жесткие структуры (Гижигинская, Ярходонская, Балыгычано-Буюндинская, Алазейская зоны). Разрезы перми представлены здесь в основном толщами мелководных образований карбонатного и глинистого состава. Мелкие фораминиферы мунугуджакского горизонта представлены главным образом родом Protonodosaria. Наиболее типичными видами являются Protonodosaria rauserae (Gerke), P. praecursor (Raus.), P. proceraformis (Gerke), Nodosaria shikhanica Lip. Мелкие фораминиферы омолонского горизонта представлены в основном нодозариидами, среди которых следует выделить Nodosaria omolonica A. M. – Macl., N. krotowi Tscherd., N. pugioidea Igon., Dentalina kalinkoi Gerke. Гижигинский горизонт обнаружен в верховьях р. Зырянка. Ему отвечает часть бочарской свиты. В основании гижигинского горизонта обнаружен комплекс мелких фораминифер. В нем следует выделить Rectoglandulina gigantea Gerke, R. borealis Gerke, Ichtyolaria tsaregradskii (M.-Macl.), Lenticulina sp., известные из стратотипа казанского яруса. В Таймыро-Колымской подобласти пермские отложения пользуются значительным распространением. Наиболее значимо они представлены в Колымо-Омолонской и в Верхояно-Охотской провинции, а также на Таймыре (Ганелин, 1984). Несмотря на то, что пермские отложения находятся в разных структурно-фациальных подразделениях, а, следовательно, для каждого региона существует собственное стратиграфическое расчленение пермских морских отложений, горизонты в этих схемах почти полностью идентичны. Именно поэтому за основу единой стратиграфической схемы подобласти была принята региональная схема Колымо-Омолонской провинции, представленная наиболее полно морскими пермскими отложениями и также хорошо охарактеризованная фаунистически.

загрузка...