Delist.ru

Пермские фораминиферы Печорской провинции и прилегающих регионов Биармийской области (30.04.2007)

Автор: Сухов Евгений Евгеньевич

Отечественные исследователи неоднократно обращались к изучению хода развития отрядов и семейств фораминифер (Фурсенко, 1959; Миклухо-Маклай,1958). Этой же проблемой занимались и зарубежные специалисты Ж. Сигаль (Сигаль, 1956), М. Глесснер (Glessner, 1954), Ф. Бротцен (Brotzen, 1936), А. Леблик и Е. Теппен (Loeblich et Tappan, 1987). Все исследования сходились к установлению корней каждого рода, что давало возможность воссоздать более полную картину филогенетического развития. Наиболее перспективной в этом плане являлась палеозойская эра, в которой берет начало большая часть родов фораминифер, распространенных в мезозое.

Наиболее интересным с точки зрения установления систематики фораминифер, как изучения общего хода филогенеза, является род Nodosaria, который дал начало многим семействам, широко распространенным как в верхнем палеозое, так и в мезозое. Развитие семейства Nodosariidae определялось изменением морфологии раковины, её скульптуры, а также усложнением внутреннего строения – появлением многослойных стенок, утолщенных септальных перегородок, усложнением устьевого аппарата. Стенка нодозариид секреционная, известковая, тонкопористая, в сечении стекловатая, радиально-лучистая, однослойная или сложно-многослойная. Каждые из перечисленных свойств имеют большое значение для систематики нодозариид. Отряд Nodosariida интересен тем, что его виды являются прародителями многих семейств известковых фораминифер. Достоверные представители Nodosariidae известны лишь из среднего девона (Быкова, 1952). Первые схемы систематики фораминифер, предложенные М. Глесснером (Glessner, 1945), Ж. Сигалем (Сигалем, 1956), значительно устарели. Не отвечают современным требованиям и схемы, предложенные А. Д. Миклухо-Маклай (Миклухо-Маклай, 1949), К. В. Миклухо-Маклай (Миклухо-Маклай, 1958). Нуждается в ревизии и более поздняя схема генетического развития (Миклухо-Маклай, 1981). По современным представлениям роды Spandelina и Frondicularia следует объединить в один – Ichtyolaria. Первые ихтиолярии появились еще в ранней перми, а именно, в артинском веке. Lunucammina и Geinitzina, скорее всего, представляют один и тот же род, так как содержат ряд сходных черт морфологического характера и практически неразличимы по внутреннему строению. Роды Geinitzina и Lunucammina имеют прямотреугольную форму (Герке, 1967), слегка волнистые септы, а отдельные расхождения между родами можно принять за следствие особенностей окружающей обстановки, а именно – характера субстрата, содержания растворенного в воде CаСО3, рН среды, солености вод.

В уфимское время, а точнее на границе кунгурского и уфимского веков, соответствующей зоне Nodosaria monile появляется род Velesia. Скорее всего, он отделился от рода Ichtyolaria, с которым его сближает форма раковины (расширяющаяся, заостренная), характер септ (изогнутые, с точкой преломления в самом центре), многослойное строение стенки раковины, а также предшовные утолщения.

От рода Ichtyolaria также в основании зоны Nodosaria monile отошел и род Perunia. Доказательством близкого генетического родства служат вздутые последние камеры, какие нередко наблюдаются у рода Ichtyolaria; уплощенность раковины в первой половине своего развития, а также устьевое возвышение.

По филогенетической схеме К.В. Миклухо-Маклай (Миклухо-Маклай, 1981) род Protonodosaria появился в начале ранней перми, в то время как достоверно установлено, что Protonodosaria из верхнего карбона (Герке, Сосипатрова, 1967). Род Geinitzina известен с верхов карбона, в то время как по схеме, предлагавшейся К. В. Миклухо-Маклай, он отмечен лишь с границы кунгурского и уфимского ярусов. Род Tristix по схеме К. В. Миклухо-Маклай появился одновременно с родом Ichtyolaria (Spandelina) в середине ранней перми, однако род Ichtyolaria встречен уже в основании её. К.В. Миклухо-Маклай считает род Gerkeina более древним, чем Ichtyolaria. Нужно добавить и то, что род Dentalina имеет более глубокие корни, чем это указано К.В. Миклухо-Маклай (середина ранней перми) – появился с самого начала перми, возможно, даже в карбоне.

Здесь можно рассмотреть две филогенетические ветви. Первая характеризуется развитием форм, имеющих круглое поперечное сечение и прямые швы. Вторая крупная ветвь нодозариид характеризуется развитием форм от уплощенных до тонколистоватых, в основном с низкими камерами, со спиральным их расположением, а также трех и четырехосных. Здесь первые ихтиолярии наблюдаются с верхней части артинского яруса, приходящиеся на зону Nodosaria circumita. Это в первую очередь Nodosaria circumita Zolot., Ichtyolaria amygdaleformis (Gerke), Icht. prima (Gerke).

Ихтиолярии позднеартинского возраста были небольших размеров, как правило, заостренные к основанию. Септы их от слабо до умеренно изогнутых. Что касается устья, то оно примитивное со слабо выраженным возвышением, лучистое. Следует высказать предположение, что именно Ichtyolaria prima (Gerke) является родоначальником более молодых видов этого рода - благодаря своей универсальности (неприхотливости к условиям обитания).

В раннекунгурское время (зона Nodosaria pseudoincelebrata) мелкие фораминиферы испытали существенное видообразование. Увеличилось количество видов, появились высокоспециализированные формы, такие как Ichtyolaria zavodovskyi (M.–Maclay), Icht. aktyiubensis Igonin, Icht. sectorialis Voronov, Icht. inflata (Gerke), Icht. jacutica (Schleifer). Это было связано с регрессией моря, значительным сокращением размеров глубины морского бассейна. Морской бассейн стал хорошо прогреваемым, что явно способствовало дальнейшему развитию всей бентосной фауны, в достаточном количестве было солнечного света, кислорода. Отсюда наблюдается значительное увеличение размеров мелких фораминифер, таких как Ichtyolaria inflata (Gerke), Icht. jacutica (Schleifer). На границе зон Nodosaria pseudoincelebrata и Nodosaria circumita (филипповского и иренского времени) приходится наибольшее количество мелких фораминифер. В позднекунгурское время (зона Nodosaria circumita) видообразование фораминифер делает новый качественный виток. Если в раннекунгурское время (зона Nodosaria pseudoincelebrata) характерны были толстые и крупные формы, то позднее фораминиферы значительно удлиняются и становятся уже. В позднекунгурское время появилось очень много скульптированных форм, таких как Ichyolaria carinatocostata (Gerke). Скульптированность, по наблюдениям над современными фораминиферами, может свидетельствовать о характере субстрата, а именно, о глинистом, и о спокойной обстановке осадкообразования, и, конечно же, указывает также на наличие большого количества растворенного в воде карбоната. К нижнекунгурским фораминиферам следует отнести фораминиферы с удлиненной раковиной, четкой шевронностью септ, несколько вытянутым устьевым возвышением, устья их в своем большинстве округлые, подчас сложные.

В соликамское время (зона Nodosaria monile) произошло значительное сокращение комплекса мелких фораминифер по сравнению с объемом его в кунгуре. Этот факт указывает на дальнейшую регрессию и значительное сокращение ареала морского бассейна. В целом мелкие фораминиферы уфимского и даже казанского веков напоминают кунгурские, с той лишь разницей, что количество длинных и узких видов значительно увеличилось. Так, например, в раннеуфимское время имелось три разновидности Ichtyolaria dilemma (Gerke). Появляются Ichtyolaria reliqua (Gerke), Icht. ex gr. acutangula Igon., Icht. aff. pseudotriangularis (Gerke), Icht. pseudotriangularis pseudotriangularis (Gerke). Значительно увеличилось число скульптированных видов, таких как Ichtyolaria costiferella (Gerke), Icht. bella (Gerke), Icht. subtilistriata (Gerke). Устье фораминифер на этом геохронологическом отрезке весьма усложнялось, так, например, у многих форм оно становилось округло-лучистым с сильно развитым устьевым возвышением. Септы от слабо изогнутых до сильно шевроновых. К концу соликамского времени регрессия продолжалась, море почти оставило область Печорского Приуралья. В небольших водоемах, где еще обитали фораминиферы, развивалось большое количество эндемичных форм и угнетенного облика (уменьшенные в размерах, подчас уродливые). Именно эти признаки указывают на соликамский возраст вмещающих раковины пород. Nodosaria - наиболее древний род из мелких известковых фораминифер. Раковины первых представителей его имели гладкую поверхность. Число камер было небольшим и редко превышало трех. Сами формы в своем большинстве были мелкие, нескульптированные. Значительное количество нодозарий приходилось в пермский период на артинский век. В позднеартинское время произошел значительный расцвет их комплекса, появились Nodosaria longissima Sul., N. falcata Igon., N. cassiaformis Igon. На артинский век пришлось и появление крупных форм, таких как Nodosaria gigantea Sossip. На него же пришлось появление ребристой формы Nodosaria kirtadiensis Igon. Артинский бассейн (Муравьев, 1972) в Печорском Приуралье представлял собой относительно узкое меридиональное внутриконтинентальное море, по существу лагуну. В целом в нем преобладал нодозариево-ихтиоляриевый состав. Значительное же увеличение видового состава рода Nodosaria (на основе исследований по современным фораминиферам) указывает на существенное опреснение этого бассейна. Наиболее древними видами в артинском море в изученном районе следует считать Nodosaria longissima Sul., N. gigantea Sossip., N. gavrilovi Sossip. Эти формы весьма близки по внешнему виду и между ними наблюдается генетическая связь. Однако родоначальником кунгурских и уфимских форм следует считать Nodosaria shikhanica Lip., появившуюся в позднем карбоне. Здесь представляется возможным разделить нодозарии на две большие группы – прямые и слегка искривленные формы. К прямым следует отнести Nodosaria cassiaformis Igon., N. incelebrata Gerke, к искривленным - Nodosaria bradyi (Spandel), N. falcata Igon. Первая группа (прямых форм) генетически тесно связана с Nodosaria gigantea Sossip. Вторая группа (изогнутых форм) связана с Nodosaria bradyi (Spand.). В первом и во втором случаях развитие нодозарий шло по пути увеличения размеров форм и добавления числа камер.

ГЛАВА 3. ФОРАМИНИФЕРОВЫЕ ЛОНЫ ПЕЧОРСКОЙ ПРОВИНЦИИ

Выделение биостратиграфических зон было подготовлено предыдущими исследователями, работавшими на Кожимском разрезе. Прежде на границе кунгурского и уфимского ярусов В. М. Игониным было выделено четыре фораминиферовых комплекса. По своеобразию обнаруженного сообщества и по появлению нового рода Kojimia в основании уфимского яруса авторами выделялся кожимрудницкий горизонт. Впоследствии нами были установлены дополнительные слои, охарактеризованные комплексами фораминифер, охватывающие интервал от артинского до уфимского яруса включительно (Сухов, 1991). Каждый выделенный комплекс отличается от комплексов фораминифер подстилающих и перекрывающих слоев, имеет нижнюю и верхнюю границу, что позволяет находить аналоги, как в Печорской провинции, так и в соседних регионах. Выделенные комплексы заслуживают перехода в ранг биостратиграфической зоны, что всецело отвечает требованиям «Стратиграфического кодекса». Слои Кожимского разреза, охарактеризованные мелкими фораминиферами, включают более трех таксонов и качественно отличаются от комплексов подстилающих и перекрывающих слоев, а, следовательно, вправе называться комплексными зонами. Границы зон выделялись по появлению новых видов, а также по первому появлению вида зоны. По ареалу своего распространения, - а именно, Печорская провинция, - выделенные биостратиграфические зоны следует отнести к провинциальным зонам. Нами было установлено шесть провинциальных фораминиферовых зон, охватывающих интервал от саргинского до соликамского горизонтов включительно. Как известно, провинциальная зона отражает определенный этап развития фауны в пределах палеогеографической провинции или области, и, нередко, о чем свидетельствует данный случай, соответствует палеобассейну седиментации. На основе анализа мелких фораминифер сделана попытка решения проблемы расчленения пермского разреза по р. Кожим и уточнения возраста ранее выделенных стратиграфических подразделений (Сухов, 2005).

3. 1. Лона Nodosaria clavatoides. Нижняя граница лоны фиксируется с основания слоя 506 по появлению большого комплекса фораминифер (Сухов, 2006), среди которых Hyperamminoides elegans (Cush. et Wat.), H. vulgaris Raus. et Reitl., Ammovertella parainversa Raus. et Scherb. Endothyranella semilis Raus., Tetrataxis conica Sherb., Geinitzina parva (Lip.), в том числе и вида зоны Nodosaria clavatoides Raus. et Scherb.

Верхняя граница лоны определяетсяуровнем появления вида Nodosaria longissima Sul. Лона установлена в Кожимском разрезе, соответствует интервалу разреза от основания 506 до основания слоя 491, характеризует верхнюю часть косьинской свиты (песчаниковая подсвита), представленной в основном серовато-серыми алевролитами со значительными прослоями песчаников (Сухов, 1998, 2005, 2006). Свита содержит как агглютинированные, так и секреционно-известковые фораминиферы (Сухов, 1998, 2006), среди которых наиболее важными следует считать: Hyperamminoides vulgaris Raus. et Reitl., Endothyranella semilis Raus., Tetrataxis conica Sherb., Nodosaria clavatoides Raus. et Scherb., а также вид Geinitzina parva (Lip.), обнаруженный в верхней части артинского яруса (сылвенская свита) близ г. Кунгур. Наиболее многочисленными в косьинской свите являются агглютинированные фораминиферы, среди которых наиболее важны Hyperammina elegans (Cush. et Wat.) и H. vulgaris Raus. et Reitl., близкие, по мнению Я. Креспина (Crespin, 1945), к Hyperamminoides proteus (Cresp.), Kechenotiske hadzeli (Cresp.) и Hyperammina coleyi Parr. Обращает на себя внимание вид Ammovertella parainversa Raus., известный из отложений филипповского горизонта кунгурского яруса стратотипической местности. К руководящим видам лоны относится вид Hyperammina vulgaris Raus. et Reitl., а также Endotyra semilis Raus., Tetrataxis conica Ehrerenb. Характерными видами являются Hyperammina elegans (Cush. et Wat.). Количество транзитных видов невысоко. Среди них Ammovertella parainversa Raus. et Scher. и Nodosaria clavatoides Raus. et Scherb.

???и??????$?????$???и??????$?????$??????????$??k??????&??????

?????????????k????

1: нижнюю и верхнюю. Возраст нижнекосьинской подсвиты, определен фузулинидами как саргинский горизонт. Следовательно, можно предположить, что песчаниковая подсвита косьинской свиты Кожимского опорного разреза, имеющая самостоятельный комплекс мелких фораминифер, также относится к верхней части артинского яруса, т. е. имеет саргинский возраст. Полученные данные подтверждает и комплекс аммоноидей, выделенных из верхнекосьинской подсвиты и также имеющих саргинский возраст (Богословская, Школин, 1998).

3. 2. Лона Nodosaria longissima. Лона установлена в Кожимском разрезе, соответствует интервалу разреза от основания слоя 491 до кровли слоя 471 и отвечает объему чернореченской свиты. Свита представлена в основном темно-серыми и зеленовато-серыми алевролитами с подчиненными прослоями песчаников, мергелей и пелитоморфных известняков. Для нее характерен следующий состав фораминифер: Saccammina duplexa Sossip., Earlandia minuta (Cush. et Wat.), Glomospira compressiformis Igonin, Tolypammina globulus Suchov, Protonodosaria rauserae Gerke, P. praecursor (Raus.), P. proceraformis (Gerke), P. quadranqula Gerke, Nodosaria pseudoincelebrata Sossip., N. cassiaformis Igonin, N. kirtadiensis Igonin, N. gigantea Sossip., Ichtyolaria inflata (Gerke). В составе комплекса преобладают виды, известные в отложениях не древнее артинских (Сухов, 1989): Ichtyolaria inflata (Gerke), Icht. amygdaleformis (Gerke), Icht. multicamerata (Zol.), Icht. carinatcostata (Gerke), Icht. bella (Gerke), Icht. jacutica (Schleif.), Dentalina preanuntia Gerke. В этом же комплексе присутствует незначительное количество кунгурских видов, таких как Nodosaria incelebrata Gerke, N. galinae Gerke et Karav., N. cassiaformis Igonin, N. kirtadiensis Igonin.

Наиболее типичным для этого комплекса является род Protonodosaria, встречающийся здесь в массовом количестве. Род Protonodosaria древний, впервые появляется в сезымской свите (сакмарский ярус) и проходит через весь кунгурский ярус, где видовое его разнообразие значительно сокращается. Protonodosaria proceraformis (Gerke) в чернореченской свите весьма обилен, что, по данным А. А. Герке, указывает на артинский возраст вмещающих отложений. Protonodosaria quadrangula (Gerke) и P. rauserae (Gerke) также являются древними формами; впервые они обнаружены в сакмарских отложениях, в большом количестве встречаются и в артинских. Nodosaria bradyi (Spand.), N. gigantea Sossipat. встречаются в верхних слоях артинского яруса. Наиболее древними представителям комплекса являются Nodosaria longissima Sul., N shikhanica Lip., N. galinae Gerke et Kar., известные из пареньского горизонта Северо-Востока России (аналог ассельского яруса). Nodosaria shikhanica Lip. характерен для артинского яруса Татарстана. В чернореченской свите встречены нодозарии, которые известны и из более молодых отложений; среди них Nodosaria kirtadiensis Igonin, N. aequiapla Zolot. Весьма важен для характеристики чернореченской свиты род Ichtyolaria, который появляется в верхнеартинских отложениях. Наиболее древними среди обнаруженных ихтиолярий являются Ichtyolaria aff. prima (Gerke) и Icht. jacutica (Schleifer). Вместе с тем комплекс обогащается формами, которые не встречались в более древних отложениях; среди них Ichtyolaria carinatocostata (Gerke), Icht. hemiinflata (Gerke), Icht. amygdaleformis (Gerke). Примечательно, что в чернореченской свите наблюдается большое количество фораминифер с хорошо ребристой структурой, таких как Nodosaria kirtadiensis Igonin, Ichtyolaria carinatocostata (Gerke). Принято было считать, что хорошо скульптированные формы появляются в отложениях, начиная с кунгурского яруса. Скульптированность нодозариид может указывать и на повышенное содержание карбонатного материала (Саидова, 1975). К характерным видам относятся Nodosaria longissima Sul., N. gigantea Sossip., Ichtyolaria jacutica (Schleif.), Dentalina ampulla Raus., D. praenuntia Gerke. Транзитным видом является Ammovertella parainversa Raus. et Scher. В выделенном фораминиферовом комплексе присутствует значительная доля впервые появившихся форм, среди которых Glomospira compressiformis Igonin, Streblospira ex gr. kimberleyensis Cresp. et Bel., Nodosaria bradyi (Spandel), N. kirtadiensis Igonin, N. incelebrata Gerke, Geinitzina postcarbonica Spandel, Ichtyolaria hemiinflata (Gerke), Icht. amygdaleformis (Gerke), Icht. multicamerata (Zolotova), Icht. carinatocostata (Gerke), Icht. bella (Gerke). В качестве доживающего элемента можно назвать Nodosaria clavatoides Raus. et Scher. На данном стратиграфическом уровне обнаружены клубковидные формы, а именно, роды Tolypammina, Ammovertella, Trepeilopsis, которые весьма близки генетически между собой. Наличие огромного количества клубковидных форм на одном стратиграфическом уровне следует связать с некоторой особенностью чернореченской свиты Печорской провинции. Роды Tolypammina, Ammovertella, Trepeilopsis встречаются преимущественно в самом основании нижней перми, но широко распространены и в верхнеартинских отложениях.

На основании анализа рассмотренного комплекса и в силу того, что выше по разрезу обнаруживается новое стратиграфическое подразделение, можно утверждать, что чернореченская свита р. Кожим имеет саранинский возраст и соответствует лоне Nodosaria longissima.

3. 3. Лона Nodosaria pseudoincelebrata. Зона установлена в Кожимском разрезе, соответствует интервалу разреза от основания слоя 470 до кровли слоя 463. Слои лоны характеризуют нижнюю половину кожимской свиты, сложенной в основном ритмичным чередованием песчаников, глинистых алевролитов, а также аргиллитов. Представлен фораминиферовый комплекс в основном раннекунгурскими формами. В его составе в виде архаичного эндемичного элемента присутствуют несколько видов фораминифер, известных из верхнеартинских отложений. В целом же этот комплекс является смешанным и может рассматриваться как верхнеартинско-нижнекунгурский. По своему родовому и видовому составу он значительно богаче комплекса чернореченской свиты.

В слоях лоны насчитывается около 60 видов, из которых 40 появляется впервые. Наиболее распространенными в нижней части кожимской свиты являются представители семейства Nodosariidae; особенно представительны роды Protonodosaria и Nodosaria, насчитывающие в совокупности 36 видов. Такие виды, как Nodosaria pseudoincelebrata Sossip., N. bradyi (Spand.), N. gerkei Schleifer, Nodosaria cassiaformis Igonin, Nodosaria monile Voronov, характерны для кунгурского яруса и, как правило, приурочены к его нижней части. Nodosaria pseudoincelebrata Sossip. и N. pugioidea Zol. et Igon. являются видами-индексами для филипповского горизонта (Золотова, Барышников, 1980). Из ихтиолярий (15 видов) широко распространены Ichtyolaria inflata (Gerke) и Ichtyolaria amygdaleformis (Gerke). Стратиграфическая принадлежность их - не древнее раннего кунгура. Вид Ichtyolaria extera (Zolot.) распространен, как правило, в основании филипповского горизонта кунгурского яруса и является видом-индексом (Золотова, Барышников, 1980). В составе этого комплекса присутствует ряд родов с известково-секреционной и агглютинированной стенкой. Среди них характерны Ammodiscus, Deckerella, Textularia, Hemigordius, Orthovertella, Endothyranella, Glomospira, Pachiphloia, Geinitzina. Наиболее широкое распространение получил род Geinitzina, насчитывающий 6 видов, среди которых самыми характерными будут Geinitzina foliata Zol. et Sossip., G. kungurica Igonin являющиеся видами-индексами филипповского горизонта (Золотова, Барышников, 1980), а также и G. postcarbonica Spand., приуроченный в стратотипе к нижнему кунгуру. Hemigordius kungurensis Zolot., по представлению его автора В. П. Золотовой (Золотова, Барышников, 1980), является типично кунгурским и чаще всего приурочен к нижней половине яруса. Вместе с тем на этом же стратиграфическом уровне присутствуют и более древние, доживающие виды, такие как Protonodosaria rauserae (Gerke) и P. proceraformis (Gerke). К руководящим видам этого комплекса можно отнести Ichtyolaria subtilistriata (Gerke), Icht. jacutica (Schleif.), Dentalina particulata Barysch. Характерны также Nodosaria galinae Gerke et Karaw., Ichtyolaria inflata (Gerke), Icht. amygdaleformis (Gerke), Icht. bella (Gerke). Транзитными являются Ammovertella parainversa Raus. et Scherb., Glomospira ex gr. gordialis (Parker et Jones), Orthovertella verchojanica Sossip., Nodosaria cassiaformis Igonin, N. kirtadiensis Igonin. Впервые появляются Endothyranella tersa Igonin, Tetrataxis sekunda Igonin, Cornuspira petschorica Igonin, Hemigordius amicus Igonin, а также Ammovertella kungurensis Zol. и Ichtyolaria extera (Zolot.), являющиеся видами-индексами для стратотипа филипповского горизонта. В этих же слоях в пределах Печорской провинции обнаружен ряд новых форм, а именно, Ammovertella nikitiwi Suchov, Еndothyra globosa Suchov, Orthovertella eximia Suchov, Cornuspira confragosa Suchov, Nodosaria uslada Suchov, которые не встречены в вышележащих породах, а, следовательно, данные виды можно принимать в качестве руководящих. Учитывая, что данный комплекс фораминифер вверх по разрезу сменяется более молодым – позднекунгурским (иренским), возраст которого не вызывает сомнений, слои, охарактеризованные третьим комплексом, вероятнее всего, можно отнести к филипповскому горизонту.

3. 4. Лона Nodosaria circumita. Зона установлена в Кожимском разрезе, соответствует интервалу разреза от основания слоя 462 до кровли слоя 452. Лона распространена в верхней части кожимской свиты и представлена в основном серыми мелкозернистыми, подчас известковистыми песчаниками, с глинистыми прослоями. В зоне Nodosaria circumita обнаружено около 130 видов. Господствующее положение занимает род Ichtyolaria, насчитывающий свыше 40 видов.

На данном стратиграфическом уровне наблюдается большой процент как впервые появившихся, так и доживающих видов. Ichtyolaria mica (Gerke), Icht. natella (Gerke), Icht. planilata (Gerke) являются кунгурскими формами, но, по данным А. А. Герке (Герке, 1961), они могут быть обнаружены и в основании уфимского яруса.

Большая часть ихтиолярий встречается только в верхней части кунгурского яруса. Из гейнитцин для кунгурского яруса характерны, по данным В. М. Игонина (Игонин, 1967), Geinitzina anomala Igonin и вид-индекс для иренского горизонта Geinitzina deikovensis Zolot. (Золотова, Барышников, 1980). Наличие Geinitzina kazanika K. M. – Maclay, описанной К. В. Миклухо-Маклай (Миклухо-Маклай, 1959) из отложений казанского яруса. Для верхней половины кожимской свиты характерно некоторое увеличение видового разнообразия сообщества рода Dentalina, что наблюдается и в стратотипе иренского горизонта (Золотова, Барышников, 1980). Из представителей этого рода в верхней половине кунгурского яруса встречаются Dentalina evrica Igonin, D. unguis Voron. Виды рода Nodosaria, в сравнении с видами рода Ichtyolaria, в видовом отношении представлены скромнее. Однако в комплексе присутствуют формы, которые распространены только в верхней части кунгурского яруса: Endothyranella tersa Igonin, Nodosaria aff. cuspidatula Gerke, N. falcata Igonin, N. gerkei Schleifer., N. aff. ochotica K.M. – Maclay, N. pseudolata Karaw. Из клубковидных фораминифер для верхней части кунгурского яруса, по данным В. М. Игонина, характерны Ammovertella inversa preduralica Igonin (Игонин, 1967), а Glomospira multiplanata Zol. et Igon., Ammovertella kungurensis Zolot., встречающиеся в неволинской пачке, являются видами-индексами для иренского горизонта. Вместе с тем, существует ряд форм, которые появляются в верхней части кунгурского яруса и продолжают присутствовать и в стратиграфически более высоких горизонтах. К таким видам из агглютинированных форм относятся Hyperamminoides proteus (Cush. et Wat.), H. granulatus Gerke, H. expansus Plummer, а из известковых спирально-плоскостных – Cornuspira ex gr. kinkelini Spand. и Rectocornuspira sp. Из нодозариид такими формами будут Nodosaria ex gr. noinskyi Tscherd., N. permiana Spand., Icht. dilemma (Gerke), Icht. reliqua (Gerke), Icht. mica (Gerke), Icht. kirkbiiformis (Gerke), Icht. tsaregradskyi (K. M.–Maclay), Icht. fallax (K. M. – Maclay). Важную роль играет наличие Tristix permiana Gerke, который впервые появляется с верхов кунгурского яруса, но может наблюдаться и на более высоких стратиграфических уровнях (Герке, 1961). Весьма важна форма Gerkeina komiensis Grozd. et Leb., чаще всего встречающаяся на границе кунгурского и уфимского яруса. Подвид Ichtyolaria longissima sintasica (Igonin) встречен в абзальской свите кунгурского яруса Актюбинского Приуралья, соответствующей иренскому горизонту. Следует подчеркнуть, что в верхней части кожимской свиты обнаружен ряд новых видов, что лишний раз убеждает в самостоятельности данного стратиграфического подразделения. Среди них встречены агглютинированные формы Tetrataxis elegans Suchov; клубковидные формы Glomospira compressiformis Igonin, Tolypammina vermikulata Sucov, Orthovertella intae Suchov, а также известковые однорядные Nodosaria korsa Suchov, Pseudonodosaria jarilowi Suchov, Geinitzina oreja Suchov, G. cuneata Suchov, Ichtyolaria ruevita Suchov, Icht. belboga Suchov, Icht. soloduchowi Suchov.

Таким образом, биостратиграфический анализ показывает, что в верхней части кожимской свиты преобладают фораминиферы, известные главным образом в верхнекунгурских отложениях и их аналогах (хотя присутствует ряд форм, характерных для более высоких стратонов). Тем не менее, эту часть разреза целесообразно сопоставлять с отложениями иренского горизонта кунгурского яруса.

3. 5. Лона Nodosaria monile. Зона установлена в Кожимском разрезе, соответствует интервалу разреза от основания 451 слоя до кровли 319. Слои лоны характеризуют верхнюю часть песчаниковой толщи кожимской свиты и нижнюю часть кожимрудницкой свиты; представлена она в основном мелкозернистыми тонкоплитчатыми песчаниками с прослоями алевролитов. Слои включают около 90 видов, из которых 38 впервые появившиеся, 18 переходят в вышележащую толщу, а 30 являются доживающими. В целом, по сравнению с комплексом кожимской свиты, количество видов сокращается. Среди фораминифер преобладают формы с агглютинированной раковиной. Сюда можно отнести Hyperammina borealis borealis Gerke, H. fusta Crespin, Hyperamminoides ex gr. (Cush. et Wat.), Trochammina coniformis Uchars. По наблюдениям А. А. Герке (Герке, 1952), такие формы обычно бывают приурочены к отложениям уфимского яруса, большинство из них распространено только в кожимрудницкой свите. Из секреционно-известковых форм широким распространением пользуются также представители рода Geinitzina. К впервые появившимся, но продолжавшим свое развитие и позже, относится вид Saccammina ampulla Gerke, встречающийся чаще всего в отложениях соликамского горизонта. На этом же геохронологическом уровне прекратилось существование значительной части ранее живших форм. Весьма примечательно появление рода Kojimia из семейства Cornuspiridae. Этот род является характерным исключительно для отложений кожимрудницкой свиты. К руководящим видам относятся Trochammina coniformis Uchar., Hemigordius glomospiroides Sossip., Nodosaria monile Voron., N. pseudoconcinna K. M. – Maclay, Geinitzina gigantea K. M. – Maclay, Ichtyolaria propria (Voron.). Заметно присутствие и доживающих форм, таких как Saccammina arctica Gerke, Hyperammina borealis Gerke, Agatammina karlensis Igonin, Hemigordius amicus Igonin, Orthovertella verchojanica Sossip., Calcitornella elongata Cush et Wat., Nodosaria pugioidea Zol. et Igonin, N. bradyi (Spand.), N. cassiaformis Igonin. Впервые появляются Saccammina parvula Gerke, Hyperamminoides proteus (Cush. et Wat.), Ammodiscus septentrionalis Gerke, Nodosaria noinskyi Tscherd., Ichtyolaria planata (Gerke), Icht. dilemma (Gerke).

Транзитными являются Glomospira ex gr. gordialis (Par. et Igonin), Cornuspira petschorica Igonin, Hemigordius schlubergi (Howch.), Protonodosaria proceraformis (Gerke). Обращает на себя внимание то, что в кожимрудницкой свите ихтиолярии имеют несколько удлиненную и узкую форму, в первую очередь это виды Ichtyolaria dilemma (Gerke), Icht. dilemma maxima (Gerke), Icht. valeevae Igonin, Icht. pseudotriangularis (Gerke). В качестве характерной формы для основания уфимского яруса можно указать род Pseudotristix. По данным А. А. Герке и Г. П. Сосипатровой, для отложений уфимского яруса характерными формами из агглютинированных являются Hyperammina borealis borealis Gerke, H. fusta Crespin, из секреционно-известковых - Nodosaria ochotica K. M. – Maclay, N. noinskyi Tscherdynzew, N. cf. bradyi Spand., N. pseudoconcinna K. M. – Maclay, N. aff. omolonica K. M. – Maclay, Pseudotristix sp., Geinitzina gigantea K. M. – Maclay, Ichtyolaria mica (Gerke), Icht. kirkbiiformis (Gerke), Icht. dilemma (Gerke), Icht. dilemma dilemma (Gerke), Icht. dilemma maxima (Gerke), Icht. miranda (Gerke), Icht. bajcurica (Sossip.), Icht. propria (Voronov). К характерным можно отнести клубковидную форму Paleonubecularia vesicularia Reitl., из спирально-плоскостных - виды Hemigordius glomospiroides Sossip., Kojimia salebrosa Igonin; из семейства Nodasariidae - вид Nodosaria hexagona Tscherdynzev, описанный впервые из казанских отложений. Границу между кунгурским и уфимским ярусами следует проводить по основанию 451 слоя. Именно в 452 слое происходит массовое вымирание кунгурских видов, среди которых Glomospira compressiformis Igonin, Agatammina karlensis Igon., Tolypammina kusjapkulensis Lip., Apterrinella chsretovskensis Igon., Protonodosaria praecursor (Raus.), Ichtyolaria longissima sintasica (Igonin), Icht. aktyubensis (Igon.), Icht. kirkbiiformis (Gerke), Icht. carinatocostata (Gerke), Gerkeina komiensis Grozd. et Leb. Вместе с тем в 451 слое отмечается появление Nodosaria noinskyi Tscherd., а также вида Tristix permiana Gerke, который, по мнению А. А. Герке, появляется на границе кунгурского и уфимского ярусов. Следующее массовое скопление мелких фораминифер обнаруживается со слоя 445 – 444, где в подавляющем большинстве обнаруживаются уфимские фораминиферы, среди которых наиболее типичными являются Saccammina parvula Gerke, Trochammina coniformis Ucharskaja, Kojimia salebrosa Igonin, Nodosaria monile Voron.

3. 6. Лона Nodosaria netschajewi. Зона установлена в Кожимском разрезе, соответствует интервалу разреза от слоя 319 до основания слоя 268. Слои лоны характеризуют самую верхнюю часть кожимрудницкой свиты; представлена мелкозернистыми зеленовато-серыми и серыми тонкоплитчатыми песчаниками с переслаиванием буро-ржавых алевролитов. Данный комплекс фораминифер включает 41 вид, из которых 14 появляются впервые. Здесь присутствуют такие неизвестные или малоизвестные в нижележащих породах роды, такие как Lingulonodosaria, Rectoglandulina, Pseudonodosaria, но очень характерные для более высоких стратиграфических уровней. Происходит резкое сокращение доли агглютинированных форм, из которых в кожимрудницком комплексе остаются только Saccammina ampulla Gerke и Ammodiscus septentrionalis Gerke. Комплекс дополняется представителями семейства Cornuspiridae, среди которых наиболее часто встречаются Cornuspira petschorica Igonin и C. microsphaerica K. M.- Maclay. Данный комплекс характеризуется значительным своеобразием и по своему таксономическому составу существенно отличается от комплексов фораминифер, относящихся к более низким стратиграфическим уровням. К руководящим видам относятся Saccammina ampulla (Crespin), Hemigordius netschajevi K. M.-Maclay, Nodosaria gerkei Scheif., N. netschajewi Tscherd., Pseudonodosaria lata K.M.-Maclay, Ps. nodosarieformis K. M.-Maclay, Lingulonodosaria kamaensis Tscherd., L. farcimeniformis K.M.-Maclay, Rectoglandulina sp., Ichtyolaria zavodovskyi (K. M.-Maclay). В комплексе преобладают фораминиферы, характерные большей частью для горизонта разнообразных фораминифер, Nodosaria cuspidatula Gerke, N. ex gr. monile Gerke, N. pseudotriangularis (Gerke), Ichtyolaria dilemma (Gerke), Dentalina kalinkoi Gerke, так и для казанских отложений Nodosaria farcimeniformis K. M.-Maclay, N. noinskyi Tscherd., N. krotowi Tscherd., встречающиеся по всей Биармийской области. В составе этого комплекса значительную роль играют так называемые доживающие виды: Cornuspira petschorica Igonin, Hemigordius glomospiroides Sossip., Orthovertella ex gr. protea Cush. et Wat., Nodosaria bogatirevi Igonin, Icht. reliqua (Gerke) Icht. mica (Gerke), Icht. kirkbiiformis (Gerke), Icht. tsaregradskyi (K. M.-Maclay), Icht. planilata (Gerke), Icht. fallax (K. M.-Maclay), Icht. miranda (Gerke), Geinitzina postcarbonica Spand. Вместе с тем в лоне Nodosaria netschajewi встречены новые виды, среди которых Pseudonodosaria sadkowi Suchov, а также те, что известны в других регионах - Ps. atiqua (Chapm. and Howch.), Ichtyolaria valeevae Igonin, что лишний раз доказывает самостоятельность данного стратиграфического комплекса.

Учитывая, что вверх по разрезу слои, охарактеризованные данным комплексом, сменяются отложениями континентальной угленосной интинской свиты, уфимский возраст которой не вызывает сомнения, целесообразно данную часть разреза датировать позднесоликамским временем. Фораминиферовый комплекс на р. Кожим чрезвычайно богат; он насчитывает 10 отрядов, 24 семейства и 46 родов. Приведенные выше данные свидетельствуют о возможности использования мелких фораминифер для решения проблемы расчленения разрезов морской части перми Печорского Приуралья и для сопоставления их со стратотипическими разрезами Волго-Уральской области. Отличительной особенностью Кожимского разреза является хорошая сохранность мелких фораминифер, которые, как правило, распространены в глинистых образованиях. Фораминиферы в пермский период предпочитали илистый субстрат, который был весьма благоприятен для существования из-за обилия в нем питательных веществ. Реже мелкие фораминиферы встречаются в алевролитах и песчаниках. Это характерно как для Кожимского разреза, так и для остальных разрезов Печорского угольного бассейна. Мелкие фораминиферы чаще встречаются в тех местах, где наблюдается сопутствующая фауна – мшанки, брахиоподы, головоногие моллюски, двустворчатые моллюски. В этом случае с большой долей вероятности можно утверждать о присутствии в отложениях и микрофауны, как это наблюдается в талатинской (Сухов, 1995) и лекворкутской свитах. Можно с уверенностью утверждать о наличии мелких фораминифер даже в крупнозернистых песчаниках, если встречается сопутствующая макрофауна, пример тому гусиная и бельковская свиты. Усложнение строения секреционно-известковых фораминифер в Кожимском разрезе в направлении от косьинской свиты к кожимрудницкой. Так, например, если в гусиной свите наблюдаются упрощенные гладкие формы, то есть практически лишенные всякой скульптуры, то уже в талатинской свите наблюдается большое количество фораминифер с ярко выраженной скульптурой, одновременно уменьшается количество агглютинированных форм. Это можно связать с увеличением массы карбонатного материала, осаждавшегося в позднепермскую эпоху. В раннепермскую эпоху морской бассейн был, скорее всего, опресненный и мелководный (Саидова, 1961), на что указывает наличие в нижней перми агглютинированных фораминифер и крупнозернистых песчаников.

ГЛАВА 4. БИОГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ

ПЕРМСКИХ ФОРАМИНИФЕР В БИАРМИЙСКОЙ ОБЛАСТИ

Биармийская палеобиогеографическая область включала обширные морские бассейны, занимавшие в пермский период территории Гренландии, Шпицбергена, Канадского Арктического архипелага и прилегающих к ним акваторий, а также северную часть Аляски, Северо-Восток Азии, Забайкалье, Монголию.

По данным В. Г. Ганелина и Г. В. Котляр (Ганелин, Котляр, 1984) Биармийская палеогеографическая область состоит из трех подобластей: Восточно-Европейской, Западно-Европейской и Таймыро-Колымской, каждая из которых хотя и имела индивидуальные черты своего развития, но в целом являлась элементом единой надпорядковой палеоэкосистемы.

4. 1. Восточно-Европейская подобласть

Восточно-Европейская подобласть по особенностям развития делится на Восточно-Европейскую, Печорскую, Новоземельскую, Шпицбергенскую. В состав первой включаются Пермское Прикамье и Актюбинское Приуралье.

Стратотипическая территория Урала-Поволжья

В данном разделе использованы результаты многолетних определительских работ автора, а также микропалеонтологическая коллекция и шлифы В. М. Игонина из кунгурских отложений Актюбинского Приуралья, из уфимских отложений Соликамской впадины и Татарстана; микропалеонтологическая коллекция фораминифер из казанских отложений Татарстана Н. А. Валеевой; литературные данные К. В. Миклухо-Маклай, Л. Б. Ухарской. Автор принимал участие в хоздоговорных работах, связанных с определением микрофауны из многочисленных скважин, результаты которых впоследствии также легли в основу работы.

Основными пунктами сбора материала являлись: обнажения казанских отложений по правому берегу р. Волги на участке Печищи-Красновидово; по Каме (Берсут, Грахань, Соколка, Сентяк) и р. Вятке от её устья до г. Мамадыш; разрезы скважин и обнажений, расположенных в зоне Сокско-Шешминских и Бугульминских поднятий (Лениногорск, Бугульма, среднее течение рек Мели и Мензели).

Материал по фораминиферам в геологическом отношении распределен крайне неравномерно. Практически не изучены фораминиферы из верхнепермских отложений Западного Закамья, Южного Предволжья (юго-запад Татарии) и даже стратотипа нижнеказанского подъяруса.

Комплекс фораминифер кунгурского яруса. За стратотип кунгурского яруса принимается карбонатно-сульфатный разрез в бассейне р. Сылва близ г. Кунгур. В настоящее время нижняя граница кунгурского яруса проводится в основании саранинского горизонта. Однако комплекс мелких фораминифер саранинского горизонта является типично артинским, где выявлены мелкие фораминиферы, встреченные в стратотипе артинского яруса, среди которых будут Hyperamminoides vulgaris Raus. et Reitl., Ammovertella parainversa Rauser et Schwerb., Endothyranella semilis Raus., Tetrataxis conica Sherb., Nodosaria clavatoides Raus. et Scherb., Geinitzina parva (Lip.). Поэтому целесообразно отнести его к артинскому ярусу. В то время как фауна филипповского и иренского горизонтов представляет собой своеобразный комплекс, значительно отличающийся от фауны ниже- и вышележащих стратонов. Филипповский и иренский горизонты довольно четко обособляются друг от друга. Для филипповского горизонта характерно присутствие значительного количества родов Nodosаria и Ichtyolaria, где наиболее типичными видами являются Nodosаria pugioidea Zol. et Igon., N. pseudoincelebrata Sossip., Ichtyolaria multicamerata Zol., Icht. extera Zol. с обильным распространением рода Globivalvulina. Иренский горизонт в подавляющем большинстве представлен родами Nodosаria и Geinitzina, среди наиболее типичных будут Nodosаria polasnensis Zol. et Sossip., N. circumita Zol., Geinitzina kungurica adichevensis Zol., G. lipinae Raus.

загрузка...