Delist.ru

Пермские фораминиферы Печорской провинции и прилегающих регионов Биармийской области (30.04.2007)

Автор: Сухов Евгений Евгеньевич

Печорская провинция состоит из трех крупных структурно-фациальных зон: Лемвинской, примыкающей к Уралу, Северо-Печорской, охватывающей Полярную часть Предуральского краевого прогиба, и Денисовско-Мореюской. Северо-Печорская зона включает почти все более или менее значимые опорные разрезы пермской системы и угольные месторождения и именуется в разных публикациях как Печорский угольный бассейн или просто Печорский бассейн.

Печорский бассейн состоит из трех крупных отрицательных структур: Косью-Роговской, Коротаихинской и Большесынинской (мегасинклинали), к которым и приурочены основные поля распространения пермских отложений. Мегасинклинали разделяют гряды Чернова и Чернышева, а так же хребет Пай-Хоя, характеризующиеся сокращенными и неполными мощностями. Пермские отложения залегают несогласно на различных уровнях карбона и перекрываются триасом. Пермские образования территории достаточно четко подразделяются на три серии: юньягинскую, воркутскую и печорскую, выделенные К. Г. Войновским-Кригером, В. В. Погоревичем и др. В настоящее время в разрезах пермских отложений с определенной долей условности выделяются все ярусы и горизонты общей стратиграфической шкалы.

Юньягинская серия сложена переслаиванием алевролитов, аргиллитов и песчаников, частично мергелей и известняков. Стратотипическими являются разрезы по р. Воркуте севернее устья р. Юнь-Яга. Мощность серии от 600 до 2000 м. Серия подразделяется на сезымскую, гусиную, бельковскую и талатинскую свиты, содержащие морскую фауну фораминифер, двустворок, мшанок, брахиопод и аммоноидей, которые характеризуются нижнепермским (ассельско-артинским) возрастом. В районе гряды Чернышева юньягинская серия замещается преимущественно карбонатной сарьюгинской серией мощностью около 200 м., составляющие её заостренская и шарьинская свиты сложены органогенными и рифтовыми известняками с фауной фузулинид, кораллов, брахиопод и др.

Воркутская серия сложена ритмичным чередованием аргиллитов, алевролитов, песчаников, конгломератов и пластов каменного угля, общей мощности до 2400 м. На большей территории бассейна она подразделяется на лекворкутскую и интинскую свиты. На севере гряды Чернышева серия расчленяется на адзьвинскую и интинскую, на юге – на адзьвинскую и кушшорскую. В Большесынинской мегасинклинали в одновозрастной ей толще выделяются кыртадинская, большеелмачская и карташорская свиты.

Печорская серия представлена исключительно терригенными породами и угольными пластами. Мощность серии достигает 3000 м. Перекрывается пестроцветами и базальтами нижнего триаса. Расчленяется на сейдинскую и тальбейскую свиты. Остатки пресноводной фауны устанавливают позднеказанский-татарский возраст.

1. 2. История изучения пермских фораминифер Биармийской области

Первые сведения о присутствии остатков фораминифер в пермских отложениях приводятся в работах X. Гейнитца (Geinitz, 1846, 1866). В более поздние годы, на рубеже ХIХ и ХХ веков, фораминиферами занимались Ц. Гумбель (Gumbel, 1862, 1872), Е. Шпандель (Spandel, 1898), Д. Кешмэн (Кешмэн, 1933), из российских ученых А. В. Нечаев (Нечаев, 1884). Большинство их работ посвящено описанию отдельных видов фораминифер из цехштейна Западной Европы и его возрастных аналогов в Германии, Англии, Ирландии и других странах. Исследования по фораминиферам казанского яруса Русской платформы были произведены В. А. Чердынцевым (Чердынцев, 1914). Впоследствии его работы были продолжены и в значительной степени развиты К. В. Миклухо-Маклай (Миклухо-Маклай, 1954). Именно ей принадлежат важнейшие работы по пермским фораминиферам Русской платформы и прилегающих к ней районов. Л. Б. Ухарской (Ухарская, 1978) из казанских отложений впервые были выделены агглютинированные фораминиферы. Д. М. Раузер-Черноусовой в Башкирском Приуралье и в Печорском крае впервые были исследованы фораминиферы из артинского яруса. Первым специалистом, обратившим внимание на кунгурские отложения Камского Приуралья, является В. П. Золотова (Золотова, 1949). Именно ей принадлежат значительные исследования в так называемом «классическом кунгуре». Немало места в своих исследованиях В. П. Золотова отводила Пермскому Приуралью, охарактеризовав мелкими фораминиферами горизонты артинского яруса. Значимый вклад в изучение мелких фораминифер внес В. М. Игонин, занимавшийся кунгурскими отложениями Актюбинского Приуралья (Игонин, 1967), стратотипами казанского яруса, а также кунгурскими и уфимскими отложениями Печорской провинции. Изучением пермских фораминифер Севера Центральной Сибири занимался А. А. Герке, опубликовавший ряд монографий и статей, и описавший десятки новых видов. Работы Г. П. Сосипатровой посвящены пермским отложениям Северо-Востока России (Сосипатрова, 1975), верхнему палеозою о. Шпицбергена, Заполярья, чьи работы сыграли значительную роль в решении вопросов стратиграфии. Большая часть пермских стратонов была впервые охарактеризована мелкими фораминиферами, где были выделены значительные комплексы микрофауны. Детализации опорных стратиграфических разрезов Омолонской провинции посвящены значительные работы по мелким фораминиферам Н. И. Караваевой, выделявшей в опорном разрезе перми Омолонского массива слои с фораминиферами (Караваева, 1990). Работы Г. П. Прониной посвящены кунгурскому и казанскому ярусам (Пронина, 1996) Восточно-Европейской подобласти.

1.3. Опорные разрезы

Изученные разрезы относятся к категории опорных. Расположены они в различных структурно-фациальных зонах, характеризуются разной стратиграфической полнотой, литологическим составом и палеонтологическими остатками.

Кожимский разрез является уникальным по своей стратиграфической полноте, насыщенности органическими остатками, в нем в массовом количестве обнаружена как микрофауна, так и макрофауна. Впервые на уникальность пермских отложений р. Кожим обратил внимание А. А. Чернов (Чернов, 1925). А. П. Ротай впервые детально описал Кожимский разрез, выделив в нем косьинскую, чернореченскую, кожимскую, воркутскую и интинскую свиты. Впоследствии разрез переописывался многими исследователями (Опорный разрез …, 1980), дополнялась его палентологическая картина, куда входили новые данные (Пермская система…, 1991; Путеводитель…., 1995). Опорный разрез р. Кожим наиболее полно отражает геологическую историю развития Печорского бассейна, в то же время он является некоторым связующим звеном между областями развития терригенноугленосных формаций, распространенных на севере, и карбонатно-сульфатных, развитых на юге. Благодаря своей доступности, полноте стратиграфических подразделений, возможности увязать местные литостратиграфические подразделения со стратонами единой стратиграфической шкалы разрез привлекает к себе внимание исследователей различных геологических профилей: литологов, стратиграфов, палеонтологов. В 1960 г. Г. И. Баранова описала мшанки кунгурского яруса. А в 1971 г. Н. В. Енокян, Л. Н. Беляковым и М. В. Коноваловой (Енокян и др., 1976) в ассельском ярусе было выделено три фузулинидовые зоны и сакмарский ярус с тастубским и стерлитамакским горизонтами. А в 1976 г. благодаря группе геологов, среди которых были Н. В. Енокян, Н. Н. Кузькокова, З. П. Михайлова, Г. Г. Манаева и В. А. Чермных, с привлечением специалистов по разным группам фауны в Кожимском разрезе были выделены ассельский ярус в составе фузулинидовых зон, сакмарский ярус с тастубским и стерлитамакским горизонтами, артинский ярус с косьинской и чернореченской свитами, а также кунгурский ярус с кожимской и кожимрудницкой свитами. Д. В. Лисицыным и И. П. Морозовой по комплексу мшанок, выделенных из кожимрудницкой свиты, был сделан вывод об её уфимском возрасте, что полностью соответствует данным по мелким фораминиферам (Лисицын, Морозова 1998). На современном уровне брахиоподы в Кожимском разрезе впервые были описаны Г. Н. Фредериксом (Фредерикс, 1915). Впоследствии к ним обращались М. Г. Миронова (Миронова, 1964), М. В. Куликов (Куликов, 1974), Н. В. Калашников (Калашников, 1983), З. З. Гизатуллин (Гизатуллин, 1987), Т. А. Грунт (Грунт, Калашников, Гизатуллин, 1998). Коллекция двустворчатых моллюсков была монографически обработана и описана воркутинскими и интинскими геологами В. А. Муромцевой и В. А. Гусоковым (Муромцева, Гусоков, 1984). Кожимский разрез изучался Г. П. Каневым, однозначно заявившим, что кожимский и кожимрудницкий комплексы двустворок различаются между собой по таксономическому составу (Канев, 1998). В кожимской свите преобладают нижнепермские виды, а в кожимрудницкой – верхнепермские, что соответствует данным по мелким фораминиферам (Игонин, Шуреков, 1974). Находки чешуек рыб Akanolepis allae Min., сделанные в средней части кожимрудницкой свиты, подтверждают её уфимский возраст (Янкевич, Миних, 1998). Коллекции аммоноидей, собранных А. А. Школиным в 1995 гг., а также А. В. Вороновым (Воронов, 1995; Школин, 1996) из Кожимского разреза, указывают на то, что косьинская и чернореченская свиты в интервале от слоя 524 до слоя 471 имеют познеартинский возраст, что согласуется с данными по мелким фораминиферам. В современный период литологические исследования проводились Б. И. Чувашовым, Г. А. Мизенсом, В. В. Черных (Чувашов, Мизенс, Чермных, 1990), Е. О. Малышевой (Малышева, 1998).

В процессе детального изучения Кожимского разреза автором был собран послойно представительный материал по мелким фораминиферам из интервала разреза перми от песчаниковой подсвиты косьинской свиты до кровли кожимрудницкой свиты (Сухов, 2006). Установлено шесть провинциальных фораминиферовых зон (Сухов, 1991, 2005), охватывающих интервал от артинского до уфимского ярусов включительно (см. таблицу).

Разрезы гряды Чернышева

Гряда Чернышева представляет собой крупное сложного строения поднятие, возникшее на сочленении Тимано-Печорской эпибайкальской плиты и Предуральского герцинско-раннемезозойского прогиба. В складчатых и приподнятых блоках поднятия на поверхность выступают силурийские, девонские и каменноугольные отложения. В опущенных блоках широко распространены пермские и триасовые образования. В пределах гряды пермские отложения характеризуются широким распространением и относительно слабой обнаженностью. Основные поля их развития приурочены к Тальбейскому и Шарью-Заостренскому опущенным блокам в осевой части гряды, где находится большая часть обнажений. Небольшие выходы пермских пород известны и на склонах гряды по рекам Адзьва и Большой Сарьюге, но они разобщены значительными закрытыми пространствами, что не дает возможности составить полное представление о строении разрезов. Широко распространены пермские отложения под более молодыми мезокайнозойскими образованиями на Верхнероговском, Среднеадзьвинском, Неченском и других месторождениях угля, где они изучены по материалам бурения. Разрезы перми севера и юга гряды Чернышева отличаются по стратиграфической полноте и литологическому составу пород. В отдельных интервалах они недостаточно уверенно увязаны между собой и с подразделениями единой шкалы. Пермские отложения развиты исключительно на склонах гряды Чернышева, а также в Тальбейской и Шарью-Заостренской синклиналях. Поэтому целесообразно привести их раздельное описание, как два самостоятельных типа: тальбейский (северный) и шарью-заостренский (южный), а затем сопоставить межд у собой и с единой шкалой.

Тальбейский тип разреза

Разрез перми тальбейского типа лучше всего вскрыт в обнажениях по р. Адзьве, где выделяются следующие свиты: нелыняшорская, чернышевская, адзьвинская, интинская, сейдинская, тальбейская. Основные сборы фораминифер проведены из отложений адзьвинской свиты, представленной в основном мелкозернистыми песчаниками, алевролитами и аргиллитами. Мощность разреза до 180 метров. Впервые на пермские отложения по р. Адзьва было обращено внимание в 1909 г. геологами А. В. Журавским и Д. Я. Рудневым. Однако более детально этими отложениями занимался Г. Н. Фредерикс, собрав с разрезов значительную коллекцию брахиопод. В 1932 г. детальной стратиграфией и тектоникой угольного района р. Адзьвы занимался А. А. Чернов (Чернов, 1932), который также подробно описал выходы пермских отложений, однако не высказал определенного возраста о подстилающих морских отложениях в районе порога Бурундук-Кось. Первые предположения о возрасте морской части адзьвинского яруса были сделаны Н. Н. Яковлевым, который собрал из обнажений р. Адзьвы коллекцию криноидей (Яковлев, 1928). В более поздние годы морскими отложениями р. Адзьва, в обн. Ч – 42, у устья руч. Ош-Шор, занимались Н. В. Калашников (Калашников 1993), Т. А. Грунт (Грунт, 1998), Е. О. Малышева, Г. П. Канев, Н. А. Колода (Малышева, Канев, Колода, 2001).

В основании разреза здесь лежит нелыняшорская свита (до 80 м), в которую объединены пестроцветные мергели (до 45 м) и серые глинистые известняки (35 м) с прослоями кремнистых пород. Свита содержит остатки фораминифер, кораллов, мшанок, губок, брахиопод. Изредка встречаются аммоноидеи. В 1986 г. разрез свиты изучался Д. В. Лисицыным, отобравшим из прослоя пачки серых глинистых известняков коллекцию мшанок. По петрографическому сходству пород, условиям залегания и палеонтологической характеристике нелыняшорская свита близка к сезымской свите Косью-Роговской впадины, возраст которой по фаунистическим остаткам определяется как позднеассельско-сакмарский. Далее вверх по р. Адзьве следует закрытый участок около 530 м разреза. Пробуренная здесь скважина вскрыла среднюю часть закрытого интервала общей мощностью 230 м. По Л. Л. Хайцеру (Хайцер, 1962) разрез представлен аргиллитами и алевролитами с тонкими прослоями песчаников. Среди ископаемых встречены фораминиферы, двустворчатые моллюски, мшанки, аммоноидеи, остракоды, редкие трилобиты, чешуйки рыб (Янкевич, Миних, 1998), в верхней части толщи - растительные остатки. Рассматриваемый интервал разреза следует относить к чернышевской свите артинского яруса. Залегающая выше адзьвинская свита включает морской интервал разреза, лежащий между глинисто-алевролитовой толщей артинского яруса внизу и континентальной угленосной песчано-глинистой толщей вверху. Нижняя граница свиты не вскрыта. Верхняя граница проводится по появлению в разрезе континентальных пород. Стандартный разрез адзьвинской свиты характеризуется многократным чередованием песчаных и глинистых, изредка известковистых пород общей мощностью около 80 м, обнажающихся почти непрерывно по левому берегу Адзьвы. Разрез тальбейского типа характерен для северной части гряды Чернышева.

Разрез по руч. Нэлын-Шор. Сборы фораминифер производились из нижней половины чернышевской свиты, представленной в основном аргиллитами и алевролитами с отдельными прослоями известняков. Комплекс мелких фораминифер, в отложениях, развитых по ручью Нэлын-Шор, состоит исключительно из агглютинированных видов Saccammina parvula Gerke, S. ampulla (Crespin), Hyperammina borealis Gerke, H. aff. bulbosa (Cush. et Wat.), H. expansus Plummer, H. tetris Schleifer, Ammodiscus septentrionalis Gerke и др. Нижняя часть чернышевской свиты севера гряды Чернышева соответствует косьинской свите Северо-Печорской зоны, которая в свою очередь сопоставляется с зоной Nodosaria clavatoides, имеющей позднеартинский возраст. Так как основание адзьвинской свиты соответствует кунгурскому ярусу, то можно с большой долей вероятности утверждать, что верхняя часть чернышевской свиты так же имеет позднеартинский возраст и соответствует зоне Nodosaria longissima.

Разрез по р. Адзьва. Адзьвинскую свиту на основе анализа вертикального распространения фораминифер можно подразделить на две подсвиты. Нижняя часть свиты соответствует слоям 1, 16, 18, 20 Л. Л. Хайцера (Хайцер, 1962). Биостратиграфический анализ показывает, что большинство указанных видов характеризует отложения кунгурского яруса (главным образом его верхней части) Западного Приуралья и его аналогов в пределах Российской Арктики и, в частности, горизонта гладких фрондикулярий. Среди них наиболее обильны и характерны Cornuspira petschorica Igonin, Nodosaria cassiaformis Igonin, Tristix secunda Gerke, Gerkeina komiensis Grozd. et Leb., Icht. dilemma dilemma (Gerke). В целом фораминиферовый комплекс нижней части адзьвинской свиты следует назвать ихтиоляриево-нодозариевым по значительному преобладанию родов Ichtyolaria и Nodosaria. По своему видовому составу этот комплекс близок к комплексу IV провинциальной зоны Nodosaria circumita опорного Кожимского разреза. Комплекс верхнеадзьвинской подсвиты включает фораминиферы, которые распространены в слоях 54, 60, 67. Комплекс фораминифер включает как агглютинированные, так и известковые формы. По значительному преобладанию рода Ichtyolaria данный комплекс следует назвать ихтиоляриевым. В его составе присутствует большое количество видов, характерных для верхней части перми: Hyperamminoides stabilis Igonin, H. affectus Voron., Nodosaria cuspidatula cuspidatula Gerke, Ichtyolaria zavodovskyi (K. M.- Maclay), Icht. acutancula Igonin, Icht. multicamerata (Zolot.), Icht. costiferella (Gerke), Dentalina kalinkoi Gerke. Большинство перечисленных видов встречается в так называемом «горизонте разнообразных фораминифер» Нордвика и в отложениях его аналогов. В составе верхнеадзьвинского комплекса встречаются также виды, выявленные в нижележащей толще, что свидетельствует об унаследованности фауны и непрерывности осадконакопления в адзьвинское время в Печорском бассейне. Из 29 видов фораминифер, встречающихся в верхней части адзьвинской свиты, 15 видов распространены только в слоях 54 б, 60 и 67. Вместе с тем в описываемом комплексе фораминифер имеются и транзитные формы: Protonodosaria proceraformis (Gerke), Nodosaria cassiaformis Igonin, Icht. planilata (Gerke), Icht. reliqua (Gerke), Icht. limpida (Crespin), Icht. carinatocostata (Gerke). Комплекс фораминифер верхнеадзьвинской подсвиты сопоставим с комплексом V зоны Nodosaria monile разреза на р. Кожим, то есть с комплексами верхней части кожимской и нижней части кожимрудницкой свит. Общими являются Nodosaria cuspidatula cuspidatula Gerke и Ichtyolaria costiferella (Gerke). Аналогичные результаты получаются и по двустворчатым моллюскам. Г. П. Канев (Канев, 1998) считает, что ассоциация двустворок нижнеадзьвинской подсвиты соответствует кожимской свите р. Кожим.

Шарью-Заостренский тип разреза

Заостренская толща выделена в 1959 г. Ф. И. Енцовой. В опубликованной литературе толща впервые упоминается в работе В. В. Погоревича и А. В. Македонова (Погоревич, Македонова, 1965) как заостренские слои. Работами последних лет установлено широкое распространение заостренской толщи и её стратиграфическая самостоятельность, что дает основание для перевода этой толщи в ранг свиты. Заостренская свита лежит согласно на подстилающих породах верхнего карбона. На р. Заостренной свита (80 – 90 м) сложена массивными и слоистыми органогенно-обломочными и мелкокристаллическими известняками, содержащими остатки фораминифер и изредка мшанок, кораллов и брахиопод. Часто встречаются водоросли. Из фораминифер в нижних 10 м разреза Ф. И. Енцовой указываются Schwagerina fusiformis Krot., Sch. vulgaris Scherb., Pseudofusulina paragregaria Raus. Выше, в верхней части разреза, в детрисовых известняках встречены Schwagerina moellari Raus., Sch. shamovi Scherb., Pseudofusulina fecunda Scham. et Scherb. Венчается разрез свиты преимущественно детритусовыми известняками (до 45 м) с Schwagerina sphaerica Scherb. и редкими псевдофузулинами. Как видно из приведенных данных, в составе свиты присутствуют породы всех трех зон ассельского яруса. На р. Шарью заостренская свита выходит на поверхность в нескольких пунктах. В верхнем по течению реки обнажении мощность свиты достигает до 75 – 80 м, из которых обнажено около 60 м. По литологическому составу пород свита сходна здесь с только что описанным разрезом. Она лежит согласно на известняках верхнего карбона, охарактеризованных мшанками гжельского яруса. В нижней части разреза заостренской свиты (20 – 25 м) органических остатков не найдено, а выше, в интервале 40– 45 м, встречены фузулиниды и мшанки. Состав приведенного списка органических остатков свидетельствует вполне определенно о принадлежности слоев к средней зоне ассельского яруса. В самом верху разреза в биоморфных и мелкодетритовых известняках, выступающих на бечевнике реки, встречены совместно с указанными выше видами фораминиферы Pseudofusulina aff. tschernyschewi (Schellw.), Ps. aff. perplexa Grozd. et Leb., указывающие на сакмарский (тастубский) возраст. Заостренская свита сменяется вверх по разрезу толщей карбонатных пород с редкими фузулинидами, кораллами и довольно многочисленными мшанками и брахиоподами. О. Л. Эйнором она названа шарьинской. Небольшие её обнажения известны на р. Шарью, Заостренной. Вскрытая часть свиты (около 15 м) сложена внизу светло-серыми, почти белыми органогенно-обломочными и вверху песчанистыми известняками с редкими фузулинидами и многочисленными мшанками и брахиоподами. Среди последних особенно выделяются крупные раковины спириферелл. В обнажение № 9 вскрыта нижняя часть шарьинской свиты, которая здесь согласно лежит на известняках заостренской свиты. Она представлена массивными детритовыми известняками с остатками кораллов. Среди фузулинид встречены многочисленные Pseudofusulina ex gr. tschernyschewi (Schellw.). Возраст шарьинской свиты принимается как сакмаро-артинский. На размытой поверхности известняков шарьинской свиты лежит тайбельчигемская свита представленная преимущественно терригенными породами с остатками фораминифер, двустворок, мшанок и брахиопод. Завершается разрез свиты пачкой (от 9 до 20 м) преимущественно глинистых пород – алевролитов и аргиллитов с тонкими редкими прослоями песчаников и глинистых известняков. Среди ископаемых найдены раковины двустворок. Для неё характерно четкое циклическое строение с постепенным уменьшением общего объема песчаных пород по отношению к глинистым и столь же постепенная смена мелководных морских фаций на лагунно-морские по направлению к кровле свиты. Песчаниковые пачки, лежащие в основании циклов, на юге гряды Чернышева обогащаются известковистым материалом и целиком или частично переходят в песчанистые плитчатые известняки. Верхняя граница свиты отмечается появлением песчано-глинистых пород с пресноводными двустворками и пропластками углей. Общая мощность свиты в описанном разрезе составляет 60 – 70 м. Фораминиферовый комплекс включает следующие виды: Glomospira ex gr. gordialis (Park. et Jon.), Orthovertella ex gr. protea Cush. et Wat., Ammovertella kungurensis Zol., Nodosaria krotowi Tscherd., Ichtyolaria mica (Gerke), Icht. amygdaleformis (Gerke). В составе этого комплекса находятся как кунгурские виды Ammovertella kungurensis Zol., Ichtyolaria amygdaleformis (Gerke), расположенные в нижней половине разреза так и типично верхнепермские фораминиферы Ichtyolaria mica (Gerke), Nodosaria monile Voron. В. П. Горский (Горский, 1960) считает, что брахиоподово-мшанковый комплекс тайбельчигемской свиты характерен для кожимрудницкой свиты Инта-Кожимского района. Тайбельчигемская свита согласно перекрывается кушшорской свитой.

Таким образом, разрезы Шарью-Заостренского типа отличаются от разрезов северных районов гряды Чернышева широким развитием карбонатных пород в артинском и кунгурском ярусах и песчано-глинистыми в соликамском горизонте. Для них характерно развитие региональных перерывов в пограничных слоях кунгурского и уфимского ярусов и на рубеже перми и триаса. По фациальным свойствам разрез Шарью-Заостренского типа гряды Чернышева близок к разрезу перми Инта-Кожимского района Косью-Роговской впадины Печорского бассейна.

Разрезы Косью-Роговской впадины

Разрез скважины № ВК-21. Комплекс мелких фораминифер встречен в интервале глубин от 1461 м до 280 м. Вскрытая толща в своем большинстве представлена песчано-глинистыми отложениями. Комплекс фораминифер (глубина 1461-1260 м) в подавляющем большинстве содержит агглютинированные формы, среди которых наиболее характерными являются - Saccammina arctica Gerke, Hyperammina borealis Gerke, H. borealis dilicatula Gerke, H. aff. bulbosa Cush. et Wat., Hyperamminoides ex gr. elegans Cush. et Wat., Ammodiscus sp. Комплекс напоминает зону Nodosaria clavatoides, выделенную в Кожимском разрезе, с которой у него наблюдаются общие виды, среди которых Hyperamminoides ex gr. elegans Cush. et Wat., Ammovertella parainversa Raus. et Scher. Данные формы характерны также для так называемого «горизонта песчаных фораминифер» Нордвикского района Таймыра (Герке, 1952), относимого к артинскому ярусу. По своему видовому составу комплекс также близок к комплексу, выявленному в чернышевской свите гряды Чернышева, (разрез Нэлын-Шор) и будет соответствовать зоне Nodosaria clavatoides.

Следующий комплекс фораминифер встречен в интервале глубин 1260-840 м. Здесь фаунистический комплекс испытывает качественное обновление, - появляются в большом количестве мшанки, брахиоподы, гониатиты. Среди фораминифер, кроме известных уже родов, обнаруживаются новые элементы, в том числе род Trochammina, неизвестный в нижележащих породах. Широко представлены также роды Nodosaria, Ichtyolaria. Очень важно появление рода Ichtyolaria, который, по данным А. А. Герке (Герке, 1961), встречается исключительно в верхней половине артинского яруса. В верхней части вскрытой толщи выделен ряд секреционных форм, среди которых преобладающее значение имеют виды родов Nodosaria (13 видов) и Ichtyolaria (10 видов). Род Protonodosaria представлен тремя видами; роды Cornuspira, Trepeilopsis, Globivalvulina, Dentalina представлены одним видом каждый. Наиболее типичным в данном комплексе является род Protonodosaria, встреченный здесь в большом количестве. Обнаруженный биоценоз сопоставляется с комплексом зоны Nodosaria longissima на р. Кожим, с которым у него обнаруживается ряд общих видов-индексов, среди которых Protonodosaria quadrangula Gerke, Nodosaria longissima Sul., N. peudoincelebrata Sossip., N. gigantea Sossip., N. shikhanica Lip.

Комплекс фораминифер в интервале глубин 840 - 595 м более разнообразен, чем предыдущий. Фораминиферы приурочены в основном к верхней части вскрытой толщи. Здесь выявлены неизвестные в нижележащих породах представители родов Reophax, Ammobaculites, Tetrataxis, Turritellella, Glomospira, Cornuspira, Hemigordius, Rectocornuspira, Orthovertella. Фораминиферовый комплекс этой части разреза включает следующие виды: Saccammina arctica Gerke, S. diskoidea Voron., Hyperamminoides granulatus Gerke, H. stabilis Igonin, Reophax minutissima Plummer, Tetrataxis secunda Igonin, Cornuspira petschorica Igonin, Hemigordius glomospiroides Sossip., Nodosaria krotowi Tscherd., Ichtyolaria amygdaleformis Gerke, Icht. acutangula Igonin. Данный комплекс фораминифер сопоставляется с комплексом фораминифер провинциальной зоны Nodosaria circumita, развитый на р. Кожим. Общими видами являются: Saccammina arctica Gerke, Hyperamminoides granulatus Gerke, Tetrataxis secunda Igonin, Cornuspira petschorica Igonin, Nodosaria krotowi Tscherd., Ichtyolaria amygdaleformis (Gerke), Нижний комплекс, характеризующий зону Nodosaria pseudoincelebrata в разрезе данной скважины, скорее всего, отсутствует.

Следующий комплекс фораминифер встречен в интервале глубин 595-280 м и представлен следующими видами: Psammosphaera bulla Voron., Saccammina discoidea Voron., S. arctica Gerke, Hyperamminoides borealis Gerke, Hyperamminoides ex gr. elegans (Cush. et Wat.), H. granulatus Gerke, Ammobaculites excentrica Crespin, Glomospira ex gr. gordialis (Parker et Jones), Nodosaria cf. krotowi Tscherd., N. ex gr. noinskyi Tscherd., Ichtyolaria acutangula Igonin, Icht. dilemma dilemma (Gerke), Icht. planilata (Gerke). Указанный комплекс характеризуется значительным преобладанием уфимско-казанских видов и соответствует V комплексу, а именно, провинциальной зоне Nodosaria monile. Общими видами являются Saccammina arctica Gerke, Hyperammina borealis Gerke, Hyperamminoides granulatus Gerke, Nodosaria ex gr. noinskyi Tscherd., Ichtyolaria dilemma dilemma (Gerke), Icht. acutangula Igonin. Полученные данные потверждаются результатами, полученными по ихтиофауне (Янкевич, Миних, 1998). Так например, на глубине 397 и 423 м были встречены Acrolepis frequens Yank., Elonichthis natalis Yank. и Alilepis elegans Yank., характеризующие уфимский ярус.

. По видовому составу этот комплекс близок к комплексу зоны Nodosaria netschajewi на р. Кожим. Общими видами являются: Orthovertella verchojanica Sossip., Nodosaria cuspidatula Gerke, Ichtyolaria acutanqula Igonin, Icht. reliqua (Gerke), Icht. dilemma (Gerke), Icht. tsaregradskyi (K. M.-Maclay), Icht. pseudotriangularis (Gerke), Dentalina kalinkoi Gerke.

Разрез скважины № 1326. Скважина № 1326, пробуренная в северной части Усинской мегасинклинали, прошла терригенную толщу в интервале глубин 493 - 443,1 м. Здесь обнаружен богатый комплекс фораминифер, который представлен родами: Saccammina, Hyperamminoides, Ammodiscus, Orthovertella, Protonodosaria, Nodosaria, Dentalina, Ichtyolaria, Tristix, Rectoglandulina. По преобладанию видов, относящихся к родам Ichtyolaria и Nodosaria, этот комплекс следует назвать ихтиоляриево-нодозариевым. Наиболее типичными видами являются: Nodosaria noinskyi Tscherd., N. suchonensis K.M.-Maclay, N. netschaewi Tscherd., N. cuspidatula cuspidatula Gerke, N. solidissima Gerke, Dentalina kalinkoi Gerke, Ichtyolaria carinatocostata (Gerke), Icht. planilata (Gerke), Icht. kirkbiiformis (Gerke), Icht. dilemma maxima (Gerke), Icht. mica (Gerke), Tristix secunda Gerke, Rectoglandulina pugmeaformis pugmeaformis (K.M.-Maclay). Как видно из списка, в составе комплекса преобладают уфимско-казанские виды, в том числе и те, что выявлены К.В.Миклухо-Маклай в отложениях казанского яруса. Такого комплекса на р. Кожим не встречено. Быть может, он находится выше зоны Nodosaria netschajewi. Без большой доли уверенности данный комплекс можно отнести к казанскому ярусу.

Разрез скважины № 1260. Скважина № 1260 (интервал глубины 246,6 – 276,5 м) пройдена в Косью-Роговской впадине близ кряжа Чернышева. Скважиной вскрыта толща, представленная преимущественно терригенными образованиями – алевролитами и аргиллитами. В этом интервале встречен богатый фораминиферовый комплекс, состоящий как из агглютинированных, так и из секреционно-известковых фораминифер. По преобладанию родов Ichtyolaria и Nodosaria данный комплекс следует назвать ихтиолляриево-нодозариевым. В нем присутствуют Saccammina ampulla (Crespin), Hyperamminoides proteus (Cush. et Wat.), Ammodiscus septentrionalis Gerke, Glomospira ex gr. gordialis (Park. et Jones), Protonodosaria proceraformis (Gerke), Nodosaria krotowi Tscherd., N. cassiaformis Igonin, Dentalina kalinkoi Gerke, Ichtyolaria bella (Gerke), Icht. dilemma (Gerke), Icht. amygdaleformis (Gerke), Icht. mica (Gerke), Icht. acutanqula Igonin, Icht. reliqua (Gerke). Комплекс фораминифер характеризуется значительным преобладанием посткунгурских видов, среди которых много общих форм из зоны Nodosaria monile.

). Комплекс фораминифер в разрезах данных скважин, сопоставляется с комплексом провинциальной зоны Nodosaria netschajewi (VI) на р. Кожим; в них обнаружен ряд общих форм.

Коротаихинская впадина

Комплекс мелких фораминифер в опорной скважины № ВК-1 встречен в интервале глубин от 1394 м до 835 м. Вскрытая толща в своем большинстве состоит из аргиллитов с тонкими прослоями алевролитов. Интервал глубин от 1394 до 1240 м представлен обедненным комплексом агглютинированных фораминифер, среди которых Hyperamminoides ex gr. elegans (Cush. et Wat.), H. proteus (Cush. et Wat.), Ammodiscus septentrionalis Gerke. Выделенный в скважине комплекс фораминифер в Кожимском разрезе соответствует зоне Nodosaria clavatoides, на что указывает присутствие видов-индексов Hyperamminoides ex gr. elegans (Cush. et Wat.), H. proteus (Cush. et Wat.), характерных для данного стратона. Комплекс мелких фораминифер (глубина 1240 - 1161 м) представлен в своем большинстве агглютинированными формами, наиболее типичными из которых являются Saccammina duplexa Sossipatrova, Hyperammina borealis Gerke, Hyperamminoides ladae Suchov, Kechenotiske hadzeli (Crespin), Trepeilopsis flexuosus Suchov. Известковые фораминиферы крайне редкие, среди которых наиболее многочисленным является вид Ichtyolaria inflata (Gerke). В данном интервале появляется род Kechenotiske hadzeli (Crespin), впервые встреченный в Биармийской области и характерный для артинских отложений Квинсленда (северо-восток Австралии) и Западной Австралии. Данные формы характерны для так называемого «горизонта песчаных фораминифер» Нордвикского района Таймыра (Герке, 1952), относимого к артинскому ярусу, скорее всего для его верхней половины. Характеристику данного комплекса дополняет род Ichtyolaria, который в артинских отложениях встречается крайне редко. Вид Ichtyolaria inflata (Gerke) весьма примитивная форма, что также характерно для артинского яруса. Комплекс дополняют виды-индексы зоны Nodosaria longissima - Tolypammina globulus Suchov, Tolypammina globulus Suchov. А также вид-индекс Saccammina duplexa Sossipatrova, обнаруженный Г. П. Сосипатровой в Верхояно-Охотской провинции (нижнее течение р. Лены, хребет Хараулах) в свите Хараулаха артинского яруса (Сосипатрова, 1970). Выделенный в скважине комплекс фораминифер в Кожимском разрезе соответствует зоне Nodosaria longissima, на что указывает преобладание видов-индексов, характерных для данного стратона, а также появление рода Ichtyolaria, появляющегося исключительно в верхней половине артинского яруса. Следующий комплекс фораминифер встречен в интервале глубин 1161-1150 м, в своем большинстве он представлен следующими видами: Tolypammina kusjapkulensis Lipina, Tetrataxis elegans Suchov, Orthovertella eximia Suchov, Cornuspira petschorica Igonin, Geinitzina micula Suchov, Ichtyolaria amygdaleformis (Gerke), Ichtyolaria bella, (Gerke), Ichtyolaria kruga Suchov. Имеется еще масса клубковидных форм, таких как Glomospira, Tolypammina определение которых до вида не представляется возможным, ввиду их значительного разрушения. На данном стратиграфическом уровне фаунистический комплекс испытывает качественное обновление: в большом количестве встречены раковины рода Ichtyolaria, появляются новые роды Tetrataxis, Cornuspira, Geinitzina. Данный комплекс напоминает «слои с переходной микрофауной», выделенный А. А. Герке в Нордвикском районе, и относимый им к основанию кунгурского яруса.

. Принадлежность данного комплекса к зоне Nodosaria monile (V комплекс) не вызывает сомнений в виду подавляющего количества видов-индексов, встреченных в опорном разрезе р. Кожим, среди которых будут: Trochammina daedaliuma Suchov, Kojimia salebrosa Igonin, Nodosaria indrica Suchov. На данном стратиграфическом уровне обнаружены виды характерные для более верхних стратонов, среди которых будут: Nodosaria krotowi Tscherdynzew, Nodosaria ex gr. noinskyi Tscherdynzew, Ichtyolaria dilemma (Gerke), Ichtyolaria dilemma dilemma (Gerke). Виды-индексы, выделенные в Кожимском разрезе, имеют важное внутрирегиональное корреляционное значение, так как встречаются и в соседних районах Печорской провинции.

. По сходству видового состава этот комплекс близок к комплексу фораминифер провинциальной зоны Nodosaria monile, отложения которой развиты на р. Кожим. Общими видами будут: Hemigordius schlumbergeri (How.), Cornuspira ex gr. kinkelini Spand., C. megashaerica Gerke, Ichtyolaria reliqua (Gerke), Icht. tsaregradskyi (K.M.-Maclay).

отвечающий лоне Nodosaria netschajewi. В нем наблюдается ряд общих форм, среди которых Ammodiscus septentrionalis Gerke, Nodosaria krotowi Tscher., Ichtyolaria fallax (K.M.-Maclay).

Большесынинская впадина

Разрез по р. Щугор. Для южных районов Предуральского прогиба опорным разрезом является разрез у «нижних ворот» р. Щугор (Муравьев, 1972). Кыртадинская свита здесь представлена переслаиванием глин, алевролитов и песчаников. Большеелмачская свита состоит из песчаников и оолититовых известняков с многочисленными остатками раковин брахиопод. В кыртадинской свите обнаружено сообщество фораминифер среди которых следует выделить Palaeonubecularia uniserialis Reitlinger, Tolypammina kusjapkulensis Lipina, Nodosaria kirtadiensis Igonin. Кыртадинскую свиту следует отнести к кунгурскому ярусу, который будет соответствовать иренскому горизонту (провинциальной фораминиферовой зоне Nodosaria circumita). Кунгурский возраст кыртадинской свиты подтверждают также фузулиниды, аммоноидеи, брахиоподы (Чувашов и др., 1990, 1997). В большеелмачской свите мелкие фораминиферы обнаружены только в слоях 37 –39. Комплекс фораминифер бедный и представлен в основном клубковидными формами, характерными для основания уфимского яруса. Особенно многочисленны раковины вида Palaeonubecularia reitlingera Igonin. Основание большеелмачской свиты будет соответствовать соликамскому горизонту, зоне Nodosaria monile. А уфимский возраст большеелмачской свиты подтверждают данные по двустворчатым моллюскам и комплексам миоспор (Канев, Колода, 1997).

Денисовско-Мореюская зона (Малоземельская моноклиналь)

Опорная скважина № Н – 1. Скважина находится в западной части Денисовско-Мореюской зоны (Кунгурский ярус…, 1974). Данной скважиной вскрыт разрез отложений от нижнеассельских до казанских включительно, представленный в основном пачками карбонатов и мергелей с прослоями песчаников. Скважина № Н-1 расположена в центральной части Биармийской области, что позволяет рассматривать вскрытый ею разрез в качестве переходного, т. е. от Урало-Тиманского типа к разрезам Шпицбергена и Новой Земли. Здесь выделяются нижняя и средняя зоны ассельского яруса. Возрастные аналоги сезымской свиты сложены известняками и мергелями позднеассельского и сакмарского возрастов и в районе г. Наярьян-Мар выделяются в шиханский, тастубский и стерлитамакский горизонты, общая мощность которых достигает 190 м. Карбонатная и мергелистая свиты, представляющие аналог юньягинской свиты Северо-Печорской зоны, представлены глинистыми криноидно-брахиоподовыми известняками, с большим количеством мшанок артинского возраста. Мощность их достигает до 300 м. В основании толщи содержатся фузулиниды, брахиоподы и др. Данная фауна указывает на раннеартинский возраст вмещающих пород.

. Состав вышеприведенного комплекса фораминифер свидетельствует о том, что содержащие его слои, вероятно, целиком принадлежат кунгурскому ярусу. На это указывают присутствующие в нем Nodosaria incelebrata Gerke, N. cassiaformis Igon., Ichtyolaria tsaregradskyi (M.–Macl.), Icht. amygdaleformys (Gerke), которые в Приуралье, в отложениях древнее кунгурских, не встречаются. Не менее показателен в этом отношении и род Ichtyolaria, раковины которого отличаются высокой степенью развития, не характерной для артинского возраста. Вывод о раннекунгурском возрасте кармановской толщи вполне согласуется с данными, полученными В. П. Бархатовой при анализе брахиопод из указанного интервала (Бархатова, 1970). Данные отложения целесообразно отнести к провинциальной зоне Nodosaria pseudoincelebrata.

загрузка...