Delist.ru

Физиологическая реактивность норок в постнатальном онтогенезе и пути ее коррекции (30.01.2008)

Автор: Никонова Элеонора Борисовна

Следовательно, минеральная недостаточность вызывает глубокие иммунодефициты, о чем свидетельствуют нарушения параметров естественной резистентности организма, содержания Т - Е - РОК - лимфоцитов, T - хелперов, В - ЕАС - лимфоцитов в крови, лимфатических узлах, селезенке, тимусе. Иммунные патологии осложняются активизацией супрессорных реакций в организме. Иммунносупрессия в организме животных при нарушении минерального обмена у лощадей отмечается А.Д. Шагивалеевым (2000); у лошадей - Р.Г. Канбековым (2003); у свиней, цыплят - бройлеров - Р.Р. Шайхуловым (2002) и др.

Исследование миелограммы костного мозга норок 2 группы показало значительное угнетение клеток зернистого ростка (палочко - и сегментоядерных нейтрофилов) - в 1,93 раза (на 24,5%), эритроидного ростка - в 1,84 раза (на 19,5%), лимфоидных клеток - в 1,73 раза (на 3,02%). Полученные данные указывают на глубокие иммунодефицитные перестройки, затрагивающие механизмы формирования иммунного ответа.

Гистохимический анализ лимфоидных органов норок 2 группы показал в лимфатических узлах прогрессирующее ослабление реакции на щелочную фосфатазу вокруг лимфатических фолликул (единичные клетки со слабой реакцией на ЩФ) и слабовыраженную реакцию на неспецифическую энтеразу в паракортикальной зоне. В селезенке регистрировались лишь единичные ЩФ - содержащие клетки со стертой картиной и НЭ - содержащие в зоне периваскулярных лимфоидных муфт органа. В тимусе - единичные НЭ - содержащие клетки, со стертой картиной в корковом плато органа.

Итак, у норок на фоне несбалансированного кормления произошли глубокие деструктивные изменения в органах иммуногенеза, указывающие на негативную иммунную реактивность органов, и проявились расширением площади коркового плато органа в 2,15 раза и изменением площади структур, имеющим отношение к Т- и В- системам иммунитета. Изучение миэлограммы костного мозга норок на фоне нарушения минерального обмена характеризовалось снижением клеток зернистого и эритроцитарного (4,5 раза) ростка и лимфоидных клеток (в 2,08 раза), что ведет к нарушению пролиферативных процессов в костном мозге. Все это дает основание считать, что у норок, находящихся на несбалансированном кормлении, развивается вторичный иммунодефицит.

Обменные процессы в организме норок изучали по содержанию витаминов А, С, Е, В1, В2 в печени, ферментов, участвующих в углеводном обмене – ЛДГ, амилазы; белковом обмене – АЛАТ, АСАТ; минеральном обмене – кальций, калий, натрий, фосфор неорганический, железо, медь.

Фоновый уровень аскорбиновой кислоты в сыворотке крови норок второй группы составил 0,94 ± 0,05 мг%* и к концу исследований количество аскорбиновой кислоты в крови норок находилось на уровне 0,86 ± 0,05 мг%**, а у контрольных составил 1,12 ± 0,05 – 1,72 ± 0,07 мг%. Содержание витамина А в печени зверей 2 группы в период промышленного убоя составило 2429,0 ± 27,47***Международных единиц в 1 г, и был ниже по сравнению с контрольным показателем - в 1,75 раза. Уровень витамина С в печени зверей этой группы был ниже, чем в контроле в 1,57 раза и составил 6,12 ± 0,11 мг%**. Содержание витамина Е было также снижено и равнялось 0,141±0,001мг%** против 0,212±0,01 мг% в контроле. Уровень витамина В1 в печени в период промышленного убоя у норок контрольной группы был на уровне 5,20±0,14 мкг/г, а во второй группе 3,00±0,08 мкг/г**, т.е. был ниже в 1,73 раза. Содержание витамина В2 в печени норок 2 группы в 2,26 раза было ниже и составило 19,30±1,04 мкг/г против 43,70±1,58 мкг/г** в контроле (таб. 5).

Полученные данные свидетельствуют о том, что погрешности в кормлении сопровождаются понижением уровня витаминов А, С, Е, В1 , В2 в печени норок. Известно, что регулирующую роль в процессах ассиммиляции через ферменты осуществляет ряд витаминов. Их недостаток или отсутствие приводит к прекращению синтеза различных ферментов и нарушению регулируемых ими процессов.

Витамины оказывают всестороннее влияние на обменные процессы в организме, принимая участие в белковом, жировом, углеводном и минеральном обмене, а также в терморегуляции. Они воздействуют на внутритканевое дыхание, регулируют деятельность поджелудочной железы, кроветворных органов, активность ферментов, гормонов, уменьшают проницаемость стенок кровеносных сосудов, препятствуют развитию инфекции, нейтрализуют токсины (А.В. Труфанов, 1972; А.А. Циглер, 2000; С.П.Ковалев с соавт., 2003; G. Loftsgard, 1972; K.E. Mason et al., 1951; P. Shaible et al., 1973).

Аналогичные результаты получены и при изучении активности ферментов, участвующих в углеводном (по показателям лактатдегидрогеназы (ЛДГ), амилазы), белковом (аланинаминотрансфераза (АЛАТ), аспартатаминотрансфера (АСАТ) и минеральном (кальций, калий, натрий, неорганический фосфор, железо, медь) обменах. Исследованиями установлено, что активность ЛДГ изменялась по срокам опыта, в сторону понижения во 2 группе. К концу опыта активность ЛДГ составила 4,72+0,11 мкм против 14,49+0,18** в контроле. Фоновый уровень активности сывороточной амилазы у щенков 2 группы, с нарушенным минеральным статусом организма, был понижен в 1,24-1,35 раза и составил 0,32 ± 0,01 мг** к периоду убоя животных.

Фоновый уровень АЛАТ в сыворотке крови зверей, с нарушенным минеральным статусом составил 33,46 ± 1,2 против 44,96 ± 1,01 усл. ед. в контроле. Активность фермента АСАТ у норок 2 группы - 49,36 ± 1,28 усл.ед. и уступала контролю в 1,35-1,4 раза. К 150 дню АСАТ составила 58,12 ± 2,51 **у зверей 2 группы против 82,56 ± 1,36 усл. ед в контроле.

Определение целого ряда ферментов крови, благодаря их многообразным источникам происхождения, явилось чувствительным и тонким индикатором возникновения отдельных патологических состояний и степени энзиматической регуляции процессов метаболизма. Так, АЛАТ и АСАТ - ключевые ферменты аминокислотного обмена, амилаза – углеводного, на фоне минеральной недостаточности были заторможены.

Установив нарушения минерального обмена и на этом фоне многих биологических параметров в организме норок, нам представилось интересным изучить энзиматический статус этих зверей и определить возможности его коррекции.

Уровень кальция в сыворотке крови норок на фоне нарушенного обмена составлял 8,2±0,46 мг%* с дальнейшим понижением до 7,20+0,87 мг%** против 13,40± 0,75 мг% в контроле.

Содержание калия у норок на фоне нарушенного минерального обмена составило 13,10±0,93 мг%* против 19,80±0,80 мг% в контроле, натрия 236,20±2,08 мг%** против 329,00±5,58 мг% в контроле, неорганического фосфора – 2,90±0,09* и 5,47±0,17 мг% у контрольных, железа – 80,00±5,25 мкг%** и 126,50±2,14 в контроле, меди – 269,50±7,58 мкг% и в контроле 115,60±2,11 мкг%***.

Как видно, у норок на несбалансированном рационе, происходит нарушение обменных процессов, влекущее снижение витаминов, ферментов и минеральных веществ в тканях организма.

Микрофлора кишечника.

Нарушение минерального обмена в организме норок сопровождалось изменениями естественного микробиоценоза кишечника. Содержание бифидобактерий в кишечнике норок 2 группы интенсивно падало и к концу опытов было ниже, чем у контрольных животных в 2,16 раза (5,00+0,11 против 10,80+0,56 lg КOE/г*), лактобацилл - в 2,25 раза (4,30+0,10 против 9,70+0,34 lg КOE/г*). При этом активизировалась реакция условно - патогенных групп микробов: эшерихий в 1,82 раза (на 4,2 lg КOE/г), клостридий в 2,4 раза (на 5,6 lg КOE/г), стафилококков - в 1,83 раза (на 3,5 lg КOE/г), псевдомонов - в 1,7 раза (на 3,0 lg HOE/г). Эти изменения микробиоценоза кишечника при минеральной недостаточности в организме норок говорят о развитии у них выраженного дисбактериоза, приводящего к нарушению ферментативной активности желудочно-кишечного тракта, обменных процессов и иммунного равновесия всего организма.

Анализ результатов исследования иммунного статуса, иммуноморфологической реактивности костного мозга и лимфоидных органов, гистохимических реакций в лимфатических узлах, селезенке, тимусе, динамики витаминов в крови и печени, энзиматической активности сыворотки крови, минерального обмена и микробиоценоза на фоне минеральной недостаточности у норок показал, что все исследованные параметры в организме зверей нарушены и не соответствуют физиологическим нормам. Причины этого явления можно объяснить недостаточной сбалансированностью кормов и неусвояемостью питательных, минеральных веществ и витаминов. Как следствие отмеченные негативные явления в организме отражались на качестве шкурок норок (описаны в разделе «Товарные свойства шкурок норок»). С целью предупреждения неблагоприятных воздействий иммунодефицита и недостаточности микро-макроэлементов были проведены исследования по изучению влияния на организм норок и качество пушнины цеолитов, аминокислотно-витаминно - минеральной подкормки Кальфостоник в комплексе с селенитом натрия, а также на фоне иммуностимуляции иммуномаксом, пробиотикотерапии лактибифадолом.

Теоретическое обоснование иммунокоррекции в процессе восстановления иммунобиологической реактивности и обменных процессов у норок на фоне иммунодефицитных состояний

Экспериментальные исследования показывают, что введение препаратов, способствующих восстановлению иммунного статуса, естественной резистентности и обменных процессов должно сопровождаться поддержанием высокого уровня функциональной стабильности органов гемо и иммуногенеза, физиологического статуса и структурно-химической организации тканей органов на достаточно длительном промежутке времени. Вторым аспектом в выборе препаратов и схем применения явилось уточнение количества препаратов, сроки введения, что дало возможность подобрать определенный состав препаратов без риска интоксикации и анафилактических явлений.

В данном контексте определяющим явилось выраженное воздействие на лимфоцитарные звенья иммунной системы и микробиоценоз кишечника, способствующие в итоге повышению качества шкурок норок (описаны в разделе «Товарные свойства шкурок норок»).

Проведенные эксперименты позволили отработать приемлемую схему набора препаратов. В процессе разработки собственной схемы мы использовали ряд препаратов. Критерием отбора было установление наибольшего количественного показателя определяемого теста.

Одним из реальных путей повышения качества волосяного покрова шкурок явилось использование в рационах зверей веществ, повышающих обменные процессы, увеличивающих резистентность, иммунобиологи-ческую реактивность и снижающих стрессы.

Из 216 норок породы пастель было сформировано по принципу аналогов 6 групп по 36 голов в каждой. Контролем служили норки первой группы, содержащиеся на полноценном рационе, животные 2-6 групп получали несбалансированный рацион (схема 3). Вторая группа на протяжении эксперимента не получала никаких препаратов. Норкам третьей группы в рацион вводили цеолиты и селенит натрия, четвертой–цеолиты+селенит натрия+иммуномакс+лактодифадол, пятой – кальфостоник+селенит натрия и шестой – кальфостоник+селенит натрия+иммуномакс+лактобифадол (схема 2).

Состояние естественной резистентности норок в третьей – шестой группах выявило изменение по бактерицидной активности: так в третьей группе она была ниже контрольной в 1,23 раза и составила 48,40 ± 1,22%* против 59,40 ± 1,21%. В четвертой группе бактерицидная активность составляла – 57,60 ± 1,76%, в пятой 50,30+0,86%*, и лишь в шестой группе этот показатель был выше, чем в группе контрольных животных и составил 61,00+1,70%.

Аналогичные результаты наблюдали в динамике лизоцимной и комплементарной активности, бета-лизинов и фагоцитарной активности

Данные по определению фагоцитарной активности лейкоцитов, фагоцитарного числа и показателя завершенности фагоцитоза свидетельствуют, что полное восстановление естественных защитных сил организма норок возможно лишь при комплексном введении в рацион норок цеолитов, кальфостоника на фоне пробиотикотерапии лактобифадолом и иммуностимуляции иммуномаксом.

Динамика иммунокомпетентных клеток норок. Изучение динамики иммунокомпетентных клеток норок на фоне нарушенного минерального обмена выявило деструктивные изменения, сопровождающиеся снижением факторов клеточного иммунитета. При введении в рацион норкам цеолитов в комплексе с селенитом натрия (3 группа), отмечали некоторое повышение уровня Т- лимфоцитов. Максимальный показатель его регистрировался на 30 сут эксперимента – 38,2+1,43%*. К этому сроку он превысил фоновую цифру в 1,12 раза (на 4,2%), но уступал контрольному значению в 1,04 раза (на 1,5%). В последующие сроки эксперимента уровень Т-лимфоцитов в крови животных описываемой группы незначительно понизился, по сравнению с предыдущим сроком опыта.

Цеолиты в комплексе с селенитом натрия на фоне пробиотикотерапии лактобифадолом и иммуностимуляции иммуномаксом (4 группа), способствовали более значительной активизации Т–лимфоцитов у норок этой группы к 90 дню опыта; здесь отмечалось увеличение числа Т- лимфоцитов, по сравнению с фоновым уровнем в 1,21 раза (на 7,5%), с контрольным – в 1,07 раза (на 2,9%). До конца исследований данный показатель оставался выше, чем в контроле. Динамика Т-лимфоцитов в крови норок 5 группы, в рацион которым вводили кальфостоник в комплексе с селенитом натрия, также имела тенденцию к повышению с 10 сут опыта. На этот срок уровень Т-лимфоцитов превышал фоновую цифру в 1,07 раза (на 2,3%), уступал контрольной – в 1,1 раза (на 3,9%). К 60 сут от начала исследований содержание Т-лимфоцитов в крови норок этой группы было максимальным, но продолжало незначительно уступать контрольному значению – в 1,03 раза (на 1,2%). В конце опытов содержание Т-Е-РОК-клеток в крови норок 5 группы составило 39,10 ± 0,64%, и было ниже контрольных величин на 1,8%.

Максимальная активизация синтеза Т-лимфоцитов отмечалась в организме животных 6 группы. Уровень Т-лимфоцитов в крови норок этой группы, во все сроки опыта, был выше показателей предыдущих опытных групп. До конца опытов уровень Т-лимфоцитов в крови норок описываемой группы продолжал оставаться на самом высоком физиологическом уровне и составил 43,50 ± 1,58%* против 31,50+0,55% в группе с нарушенным минеральным обменом.

Динамика Т-хелперов. В крови норок 1 контрольной группы с нормальным минеральным обменом содержание за период исследований, колебалось в пределах от 23,2 до 24,6%, не имея существенных изменений. В крови норок опытных групп отмечалось повышение хелперных реакций (табл. 1). Этот процесс имел разную степень выраженности в разных группах. Незначительное увеличение Т-хелперов отмечалось в крови норок 3 группы. К концу опыта содержание Т-хелперов у животных этой группы составило 18,60 ± 0,51 %* и было на 5,1% ниже контрольных норок.

Таблица 1

Динамика Т-хелперов в крови подопытных норок, %, M(m, Cv

Группы животных

и использованные

препараты Стат.

показ. Фон Сроки исследований в днях от

начала опытов

10 20 30 60 150

1. Контроль – сбалансированный рацион M 24,60 23,20 24,00 22,90 24,20 23,70

загрузка...