Delist.ru

Физиологическая реактивность норок в постнатальном онтогенезе и пути ее коррекции (30.01.2008)

Автор: Никонова Элеонора Борисовна

фицитов на фоне минеральной недостаточности

Разработаны научно- обоснованные предложения по совершенствованию

технологии выращивания норок

Определена зависимость качества шкурок норок от сбалансированности кормления

Рис. 1

В сыворотке крови определяли ферменты: аспартатаминотрансферазу (АСАТ) и аланинаминотрансферазу (АЛАТ) по А.А.Покровскому с соавт. (1964), лактатдегидрогеназу (ЛДГ) по Б.Ф. Коровкину (1965), активность амилазы методом А.А. Покровского и А.И. Щербаковой (1964) в модификации В. А. Берестова с соавт. (1971, 1974). Витамины А, Е, С, В1, В2 в печени определяли сразу после убоя по Предтеченскому (1969). Для исследования микрофлоры кишечника взятие фекалий норок производили в стерильную посуду с 9 – 10 мл изотонического раствора натрия хлорида с глицерином. Идентификацию выделенных микроорганизмов проводили в лаборатории микробиологии ФГОУ Баш ГАУ в соответствии с методическими указаниями по лабораторной диагностике болезней животных (1982).

Товарные свойства и качество шкурок норок определяли визуальной оценкой качества шкурок норки в соответствии с ГОСТ 7908-69 «Шкурки норки невыделанные», ГОСТ 27769-88 «Шкурки норки клеточного разведения невыделанные» и ГОСТ 10322-71 «Шкурки норки выделанные». Длину и ширину шкурок измеряли от середины междуглазья до корня хвоста, ширина посередине линии длины. Расчетным путем установлены площадь шкурок и соотношение их длины и ширины. Масса шкурки определялась на весах ВНЦ-2 с ценой деления 2 г. Толщина кожевой ткани измерена с помощью толщиномера индикаторного типа ТР25-100 с ценой деления 0,1 мм. Густоту волосяного покрова на единице площади у невыделанных шкурок определяли в контрольной точке огузка, при этом пробником были отобраны кусочки кожевой ткани в опыте и контроле, площадью 0,1 мм. Длину волос, разложенных на предметном стекле, измеряли штангенциркулем в миллиметрах с точностью до 0,1 мм. Толщину направляющих, остевых и пуховых волос определяли под микроскопом в микрометрах с помощью окуляр- и объективмикрометра с увеличением в 160 раз. Изнашиваемость и степень спелости кончиков и прикорневых участков волос различных категорий изучали под микроскопом. Предел прочности волоса при разрыве определяли на приборе FM-27 в соответствии с ГОСТ 20269-74. Измерения проводили в нормальных условиях при температуре 25оС, относительной влажности 65%. Прочность связи волоса с кожевой тканью определяли на приборе ПШМ-1. Размер, массу шкурок норки в полуфабрикате исследовали также, как и в сырье. Густоту волос на шкурках определяли на радиогустомере (РГ-4) при высоте прохождения лучей не более 15 мм. Прочность и предел прочности кожевой ткани при растяжении, удлинение при разрыве и при заданном напряжении (полного, остаточного и упругого) определяли по общепринятой методике. Теплозащитные свойства меха определяли по методу, разработанному С.А. Каспарьянцем с соавт. (1986).

Для разработки методов иммунокоррекции использовали следующие препараты: селенит натрия, цеолиты, кальфостоник, лактобифадол, иммуномакс.

Схема 2

Схема применения препаратов норкам, находящимся на несбалансированном кормлении

Наименование препаратов Доза Кратность для всех

препаратов

Селенит натрия 100 мкг/ кг с кормом ежемесячно

Кальфостоник 200 мг/кг с кормом 5-7

Цеолиты 1 % от массы корма дней

Лактобифадол 100 мг/кг с кормом до

Иммуномакс 100 мкг/кг с кормом убоя

Полученные данные были подвергнуты статистической обработке методами вариационной статистики с проверкой достоверности результатов с помощью критерия Стьюдента (В.Ю. Урбах, 1975).

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Состояния естественной резистентности и иммунного статуса исследуемых норок в динамике их роста и развития с 3 - месячного возраста до промышленного убоя на фоне нарушенного рациона кормления.

Естественная резистентность и иммунный статус исследуемых норок. Под опытом находилось 216 голов молодняка норок породы пастель. Норки 1 группы (контрольные) получали типовой общехозяйственный рацион, в 100 – килокалорийной порции которого содержалось переваримых питательных веществ, г: протеина -8,0; жира -4,9; углеводов (БЭВ) -4,5.

Кроме того, звери контрольной группы получали ежедневно витаминный премикс пушновит -2 из расчета 1 г на голову в сутки, полностью удовлетворяющий потребность молодняка норок в основных витаминах. Норки 2-6 групп находились на несбалансированном рационе, в 100 –килокалорийной порции рациона подопытных групп содержалось переваримых питательных веществ, г: протеина -7,0; жира -4,1; БЭВ -5,8. Животный протеин рациона опытных групп был представлен только рыбой путассу, т. е. в нем отсутствовали мясная, молочная группы, костные субпродукты, за счет которых поддерживается кальций – фосфорное соотношение (схема 3).

Данный рацион не сбалансирован по соотношению питательных веществ (по калорийности): отношение протеин : жир : БЭВ = 47,0 : 37,3 : 15,7; в норме должно быть – 50,0 : 25,0 : 25,0.

Содержание кальция в данном рационе составляло - 0,19 г; фосфора – 0,28 г на 100 ккал обменной энергии (ОЭ), т.е. Са : Р = 1 : 1,5 ( в норме соотношение должно быть – Са : Р = 1,7 : 1. Кроме того, в рацион 2 группы не включали пушновит -2, он был дефицитен по основным витаминам.

Схема 3

Рацион подопытных групп норок (г на 100 ккал ОЭ)

ингредиенты г Переваримые ОЭ

Протеин,г Жир, г БЭВ, г ккал кДж

Рыба путассу непищевая 43,9 5,8 2,2 - 47,0 196,9

Пшеница/каша 15,4/38,5 1,2 0,2 7,4 37,3 156,3

Жир сборный 1,8 - 1,7 - 15,7 65,8

Итого: 84,2 7,0 4,1 7,4 100,0 419,0

Результаты исследований позволили установить, что несбалансированное кормление норок сопровождается снижением их естественной резистентности. Уровень бактерицидной активности был понижен. С возрастом у животных этот процесс прогрессировал и с 41,20 ± 0,73%, к концу исследований этот показатель составил 30,30 ±0,91%**, а у контрольных животных находился в пределах 60,40 ± 0,81-59,40 ± 1,21%. Фоновый показатель лизоцимной активности сыворотки крови этой группы норок составил 21,20 ± 0,90%**. К 150 сут уровень лизоцимной активности у норок этой группы составил 14,20± 0,64%**, т.е. в 2,05 раза уступал показателям контрольных зверей. Аналогичные изменения наблюдали и в динамике В-лизинов и комплементарной активности. В процессе опытов В-лизины понижались по сравнению с фоновым уровнем и к 150 суткам составили 19,50 ± 0,67% против 33,60 ± 1,03% в контроле. Активность комплемента в сыворотке крови в процессе опыта, имела тенденцию к дальнейшему понижению. Она уступала фоновому показателю через 10 сут опыта в 1,05 раза, а через 150 сут - в 1,23 раза. Фагоцитарная активность лейкоцитов крови уменьшилась и к 150 сут составила 30,40 ± 0,75%* против 44,20 ± 0,86% в контроле.

Показатели иммунного статуса норок, с нарушенным минеральным балансом, интенсивно падали в процессе эксперимента и уступали контролю. В период промышленного убоя бактерицидная активность сыворотки крови зверей подопытной группы была ниже, чем в контроле в 1,96 раза (на 29,1%), лизоцимная активность – в 2,05 раза (на 15,0%), бета – лизины – в 1,72 раза (на 14,1 %), комплементарная активность в 1,54 раза (на 8,9%). На затормаживание активности перечисленных естественных (врожденных) гуморальных факторов, определяющих естественную резистентность организма, указывала и фагоцитарная активность.

Фагоцитарная активность лейкоцитов крови уступала контролю в 1,95 раза и составляла 30,40+0,75 против 44,20+0,86%** в контроле, изменчивость фагоцитарного числа в 2,93 раза (на 1,93%), показатель завершенности фагоцитоза в 1,89 раза (на 18,2%), что свидетельствует о серьезном нарушении в звене клеточного иммунитета и значительном подавлении защитных барьеров, при изменении минерального баланса в организме норок.

Установлено изменение клеточных факторов иммунитета: угнетение Т-клеточного звена, сопровождающееся снижением рецепторной активности Т-лимфоцитов до 31,50+0,55 против 40,90+1,27%** в контроле, снижением Т-хелперов – в 1,5 раза, повышением уровня Т-супрессоров до 22,2 ± 1,28%* против 18,7± 0,62% в контроле.

Структурные и функциональные аспекты органов иммуногенеза.

Мы изучали течение иммуногенеза при минеральной недостаточности норок на динамику T- и В - лимфоцитов и их популяции в крови, в лимфатических узлах, селезенке, тимусе, структуру зон этих органов, имеющих отношение в организме к продукции Т - и В- лимфоцитов. Уровень Т-Е-РОК- лимфоцитов к периоду промышленного убоя в крови был ниже, чем в контроле в 1,29 раза (на 9,4%), в брыжеечном лимфатическом узле - в 1,93 раза и составил 16,0+0,70% против 22,20+0,60%* в контроле, в селезенке - в 1,64 раза (на 10,5%) и 1,28 раза (на 26, 8 млн.), в тимусе - в 1,86 раза (на 256,6 млн.). Содержание Т- хелперов в крови уступало контрольным цифрам в 3,03 раза (7,80+0,41 против 23,70+0,83%** в контроле). Уровень В- лимфоцитов был ниже, чем в контроле в крови в 1,48 раза (на 3,8%), в брыжеечном лимфатическом узле в 1,38 раза (на 6,2%) и 1,6 раза (на 21,7 млн.) в селезенке - в 1,69 раза (на 18,1%) и 1,65 раза (на 76,2 млн). Параллельно с этим у подопытных зверей наблюдалась активизация супрессорных реакций в организме. Уровень Т-супрессоров в крови был выше, чем у контрольных норок в 1,23 раза (23,90+1,50 против 19,40+0,58%*). Таким образом, минеральная недостаточность для организма сопровождается последовательным включением в иммунный ответ как клеточных, так и гуморальных факторов защиты (Р.М. Хаитов, 1977; F. Ninkpaelsing, 1985; H. Nuetsuda, 1985), а всю систему лимфоидных органов и составляющих их лимфоцитов рассматривают как единую морфофункциональную систему, защищающую организм (Ф.М. Бернет, 1981; А.А. Новых, 1988; С.Е. Ремизова, 2002; D. Pariot, 1971; N. Melchers et al., 1974; D. Penit et al.,1986).

При этом нами отмечается далеко неоднозначная реактивность "феномена" Т - и В- систем иммунитета, участвующих в защитных реакциях организма. Об этом свидетельствует морфометрический анализ площадей структурных компонентов лимфоидных органов, в которых выявлены соответствующие отклонения в показателях, при сопоставлении цифровых данных от здоровых и с нарушенным минеральным обменом норок. Они касаются структур, имеющих в организме отношение к продукции Т - и В - лимфоцитов. В лимфатическом узле эти изменения проявляются в виде уменьшения площадей лимфатических фолликул со светлыми центрами - в 4,44 раза (на 3,1%), без светлых центров - в 1,39 раза (на 2,2%), мякотных тяжей - в 2,32 раза (на 9,8%) и паракортикальной зоны - в 2,98 раза (на 10,7%); в селезенке - в виде уменьшения площади лимфатических фолликул, без учета площади периваскулярных лимфоидных муфт: со светлыми центрами - в 4,18 раза (на 3,5%); без светлых центров – в 1,68 раза (на 7,9 %); самих периваскулярных лимфоидных муфт - в 2,32 раза (на 6,5%); в тимусе - в виде уменьшения площади коркового вещества органа - в 1,95 раза (на 30,4%).

Работы, касающиеся реакций иммунокомпетентных Т - и В - лимфоцитов и их популяций в крови и лимфоидных органах, при нарушении минерального обмена в организме норок, в литературе не освещались. Изменения в содержании Т - и В - клеток и их субпопуляций в крови, в центральных и периферических лимфоидных органах иммунной системы не обошлись без структурных перестроек в самих лимфоидных органах.

загрузка...