Delist.ru

Словообразовательная категория суффиксальных локативных существительных в современном русском языке (30.01.2008)

Автор: Белякова Галина Владимировна

Местоимённые компоненты ‘там, где’, ‘туда, куда’ и ‘оттуда, откуда’, начинающие перифразы суффиксальных nomina loci, являются общей намёткой, своеобразной отправной точкой для формулирования локативного значения. Его конкретизация, обусловленная особенностями производящей базы (частеречной принадлежностью производящего, отнесённостью его к той или иной лексико-семантической группе и т.п.), даёт формулы толкования, служащие основанием для выделения частных словообразовательных значений. Таковыми для исследуемой СК являются:

1) ‘там, где находится (находилось) то, что названо производящей основой’ (амбарище ‘место, где раньше был амбар’, булавочник ‘коробочка или подушечка для хранения булавок’);

2) ‘там, где живёт тот, кто назван производящей основой’ (бомжарня ‘помещение, в котором живут бомжи’, гусятник ‘помещение для содержания гусей’);

3) ‘там, где работает тот, кто назван производящей основой’ (каптёрка ‘склад имущества в воинской части, которым заведует каптёр’, консульство ‘помещение для канцелярии консула’);

4) ‘там, где изготовляют то, что названо производящей основой’ (гвоздарня ‘мастерская по изготовлению гвоздей’, калачня ‘помещение, в котором пекут калачи’);

5) ‘там, где растёт растение, названное производящей основой’ (голубичник ‘место, где растёт голубика’, дубник ‘дубовый лес’);

6) ‘там, где испытывают механизм, названный производящей основой’ (картодром ‘специально оборудованное место для гонок на картах и испытаний картов’, мотодром ‘специально оборудованное место для испытаний мотоциклов и проведения соревнований по мотоциклетному спорту’);

7) ‘там, где создан тип среды, названный производящей основой’ (вододром ‘водоём для обучения танкистов способам преодоления водных преград и ведения боя на плаву’, скалодром ‘место, которое используется для тренировок и соревнований по скалолазанию’);

8) ‘место, которое характеризуется признаком, названным производящей основой’ (высь ‘высокое место’, даль ‘далёкое пространство, видимое глазом’);

9) ‘там, где совершается действие, названное производящей основой’ (выход ‘место, через которое выходят’, гипнотарий ‘специальное помещение для проведения сеансов гипноза с профилактической или лечебной целью’);

10) ‘там, где есть результат действия, названного производящей основой’ (забой ‘рабочее место горняка – поверхность горной выработки, перемещающаяся в ходе горных работ (как результат по действию забить)’, зазубрина ‘выемка, щербина на чём-либо остром (как результат по действию зазубрить)’).

Выявленные частные словообразовательные значения положены в основу выделения семантических субкатегорий.

Для определения всего корпуса суффиксов, способных образовывать локативные существительные, на первом этапе исследования были изучены следующие работы: «Русский язык. Грамматическое учение о слове» В.В. Виноградова, «Русская грамматика», «Краткая русская грамматика», «Толковый словарь словообразовательных единиц» Т.Ф. Ефремовой, а также исследования Д.А. Осильбековой, Ренате Беленчиков и др.

Анализ приведённых выше материалов позволяет сделать следующие выводы: 1) ни в одном из исследованных источников не представлен полный список суффиксов анализируемой СК, что, очевидно, можно объяснить ограниченным языковым материалом, привлечённым лингвистами; 2) трактовка морфемного статуса некоторых словообразовательных единиц (самостоятельный суффикс или алломорф; суффикс или суффиксоид) у разных лингвистов не совпадает.

Наше исследование словообразовательной структуры суффиксальных локативных существительных позволило выявить весь корпус суффиксов, образующих указанные производные. Морфемарий СК суффиксальных локативных существительных составляют следующие суффиксы: -ник, -ниц(а), -н(я), -льн(я), -к(а), -лк(а), нулевой суффикс, -дром, -тека, -арий, -ищ(е), -орий, -ат, -няк, -ловк(а), -ость, -ств(о), -от(а), -ин(а), -л(о), -j(э), -тель, -трон, -инг, -ур(а), -ок, -ак, -иj(а), -ец, -ушк(а), -атор, -ень, -ун, -ач, -ель, -ырь, -б(а), -ев(а), -таш, -бан, -амт, -етт(а), -стас, -ерий, -блат, -хан(а), -ошь, -ик, -иц(а), -ынь, -ар(а), -в(а), -изн(а), -итет, -мань, -мень, -ух(а), -шет, -щин(а).

Анализ количественных данных показывает, что морфемарий анализируемой СК составляют регулярные и нерегулярные суффиксы. Кроме того, нами были выявлены уникальные суффиксы, часть из которых ещё не была описана в научной литературе. Большинство рассматриваемых суффиксов непродуктивны. Материально выраженные суффиксы анализируемой СК могут иметь вокальный либо консонантный зачин. Данные суффиксы могут быть одно-, двух-, трёх- или четырёхфонемными. В состав морфемария входит также нулевой суффикс. Подобное разнообразие фонемного состава суффиксов значительно расширяет возможности функционирования СК, позволяя образовывать дериваты от производящих основ с разными типами финалей. Компоненты морфемария анализируемой СК обладают разными сочетаемостными возможностями: они могут сочетаться с основами слов одной, двух либо трёх частей речи. При этом большинство суффиксов способно сочетаться с основами не одной, а нескольких частей речи. Регулярные суффиксы анализируемой СК, как правило, образуют дериваты не одной семантической субкатегории. Таким образом, для анализируемой СК характерным является пересечение деривационных ареалов суффиксов, составляющих морфемарий данной комплексной единицы системы словообразования. Причём уровень пересечения может быть различным. Следовательно, морфемарий СК суффиксальных nomina loci характеризуется следующими признаками: 1) избыточность компонентов – пересечение деривационных ареалов некоторых суффиксов; 2) наличие центра и периферии.

В параграфе 3 – «Субкатегории словообразовательной категории суффиксальных локативных существительных» – описываются формальные и семантические субкатегории.

Анализ случаев параллельной производности локативов (параграф 4 –«Кодеривация суффиксальных локативных существительных») показал, что суффиксальные nomina loci активно вступают друг с другом в отношения совместной производности. Было выявлено более 200 случаев кодеривации суффиксальных локативных существительных. Наиболее активны в образовании локативов-кодериватов следующие пары суффиксов: -ник/-ниц(а), -н(я)/-ник, -няк/-ник, -н(я)/-ниц(а), -O/-к(а), -льн(я)/-лк(а). Группа локативов-кодериватов с тождественными частными словообразовательными значениями и тождественными лексическими значениями (голубятня и голубятник; курилка и курильня; салатник и салатница; скворечник, скворечня и скворечница и др.) является наиболее многочисленной. Следует отметить, что большинство кодериватов достаточно долго и мирно сосуществуют в языке, занимая одни и те же «семантические клеточки». Таким образом, анализ фактического материала не позволяет согласиться с распространённым мнением о недолгом сосуществовании дублетов в языке. В то же время исследование данных исторических словарей позволило выявить случаи вытеснения из употребления компонентов подобных рядов. Существование таких кодериватов является ярким свидетельством избыточности морфемария СК.

Количество кодериватов с тождественными частными словообразовательными значениями и разными лексическими значениями невелико, среди них, например: пепельница и пепелище, дровяник и дровница. Подобные случаи демонстрируют возможности различных лексических реализаций существующих схем словопроизводства дериватов с заданным частным словообразовательным значением. Одной из основных причин появления подобных кодериватов, вероятно, является поиск способов преодоления деривационных ограничений, в частности – антиполисемичных ограничений (см. гл. 3).

Немногочисленной является и группа кодериватов с разными частными словообразовательными значениями и разными лексическими значениями, например: сухарня и сухарница, утятник и утятница. Анализ данной группы позволяет сделать вывод о путях и направлениях развития потенциала СК. Так, например, основа существительного, называющего тот или иной продукт, может стать производящей базой для суффиксальных локативов с такими частными словообразовательными значениями, как ‘там, где изготовляют’ и ‘там, где находится’.

Таким образом, анализ кодериватов с локативным значением позволяет лучше понять устройство СК, а также спрогнозировать некоторые направления развития её потенциала.

В третьей главе («Лексическая реализация словообразовательной категории суффиксальных локативных существительных») рассматриваются ограничения в сочетаемости производящей базы и словообразовательного средства при образовании суффиксальных локативных дериватов, исследуются исходные и результирующие ограничения в образовании суффиксальных nomina loci, а также анализируется потенциал СК суффиксальных локативных существительных.

В параграфе 1 – «Понятие потенциала в дериватологии» – утверждается, что прогнозирование появления новых дериватов опирается на анализ существующих, а также существовавших единиц.

Изучение СК должно проходить не только в рамках традиционной лингвистики (традиционного словообразования), но и в рамках гипотетической лингвистики (гипотетического словообразования). Возможности лексической реализации СК (в частности – СК суффиксальных локативных существительных) не привлекли ещё должного внимания лингвистов. Между тем, изучение потенциала СК, безусловно, представляет большой интерес для понимания потенциала всей словообразовательной системы русского языка.

Для научно обоснованного ответа на вопрос о потенциале СК необходимо исчисление имеющихся запасов дериватов, а также объяснение действия механизмов их создания и причин возникновения подобных производных. Нами была предпринята попытка спрогнозировать пути развития СК суффиксальных локативных существительных с учётом имеющихся ресурсов, а также с учётом возникновения новых возможностей реализации потенциала. Исследование потенциала невозможно без анализа ограничений, действующих в рамках данной СК.

В параграфе 2 – «Понятие ограничений при образовании производных слов» – были проанализированы различные классификации ограничений, представленные в дериватологических исследованиях (работы И.С. Улуханова, И.Г. Милославского, Г.С. Зенкова, Е.А. Земской, Т.Х. Каде). В то же время, наше исследование суффиксальных nomina loci позволило внести в существующие классификации некоторые дополнения, появление которых в значительной степени обусловлено спецификой предмета исследования.

В параграфе 3 – «Ограничения в образовании суффиксальных локативных существительных» – рассматриваются внеязыковые и языковые (исходные и результирующие) ограничения.

В качестве основного внеязыкового ограничения для СК суффиксальных локативов выступает незначительная востребованность подобных производных в современной русской речи. Новые суффиксальные дериваты, называющие пространство, в русском языке в настоящее время не образуются. При этом локативы, называющие территории и вместилища, обладают определённой степенью востребованности.

Нами были выявлены и охарактеризованы исходные ограничения в образовании суффиксальных nomina loci.

Семантические ограничения состоят в следующем:

– производящей базой для СК суффиксальных локативов являются субстантивные, адъективные и вербативные основы; основы слов иных частей речи не используются;

– среди субстантивных производящих основ остались невостребованными основы существительных общего рода;

– среди адъективных производящих основ остались невостребованными основы притяжательных прилагательных;

– ограничения для вербативных производящих основ касаются прежде всего неиспользования слов отдельных лексико-семантических групп (эмоционального состояния, звучания и т.п.).

Словообразовательные ограничения для анализируемых производных заключаются в том, что данные дериваты, как правило, «довольствуются» вторым или третьим местом (звеном) словообразовательных цепочек (ель ( ельник; тёплый ( теплица; давить ( вдавить ( вдавлина).

Хотя синхронно-диахронические ограничения в образовании суффиксальных локативов и существуют в современном русском языке, они являются нежёсткими в связи с существующей асимметрией между потребностями в локативах того или иного типа (и, соответственно, запасом производящих основ) и возможностями заимствованных суффиксов, (имеющих, как правило, достаточно узкую специализацию), образовать требуемый локатив. Таким образом, можно констатировать, что синхронно-диахронические ограничения, сталкиваясь с иными ограничениями, либо, уступая им, преодолеваются, либо, объединяясь с ними, приводят к невозможности образования слова.

Стилистические ограничения заключаются в том, что для образования суффиксальных локативных существительных используются стилистически нейтральные производящие основы; стилистически окрашенная лексика не употребляется (искл. барахло ( барахолка).

Морфонологические ограничения отдельных словообразовательных типов, формирующих анализируемую СК, компенсируются сочетаемостными свойствами других типов. Для этого в современном русском языке существуют следующие средства:

– морфемарий СК суффиксальных локативных существительных включает компоненты с разными зачинами, что позволяет значительно увеличить количество производящих основ;

– суффиксы анализируемой СК имеют значительное количество пересечений деривационных ареалов, что позволяет обеспечивать вариативность суффиксов при необходимости (например, для избежания омонимии, многозначности и т.п.);

загрузка...