Delist.ru

Военная политика в политическом процессе современной России (25.12.2007)

Автор: Шерпаев Владимир Иванович

Провести экспертизу действующего законодательства в сфере социальной направленности военной политики с целью устранения дублирования, противоречий «буквы» и «духа» законов, а также установления степени соответствия законов мировому цивилизационному опыту и эффективности их правоприменения.

Создать научно-исследовательский центр по комплексному исследованию и прогнозам динамики человеческого фактора в военной деятельности.

Предложения и рекомендации по повышению эффективности образовательно-воспитательного процесса в Вооруженных Силах России, укреплению духовно-нравственного потенциала российского воина.

Разработать концепцию гуманитаризации образования и воспитания в армии с учетом специфики различных категорий военнослужащих и видов войск.

Скоординировать различные подразделения и службы, занимающиеся патриотическим воспитанием, нацелив их на духовно-нравственную направленность этого процесса, воспитание молодого человека как патриота России и гражданина демократического общества.

Усилить информационно-методическую и организационно-управленческую базу образовательно-воспитательного процесса; подготовку специалистов – военных психологов, политологов, правоведов, социологов, организаторов военно-воспитательной работы.

Провести межрегиональную научную конференцию «Политическая культура военнослужащего: специфика, проблемы формирования».

Апробация результатов работы. Основные теоретические положения и практические выводы диссертационного исследования были представлены к обсуждению на шести международных научно-практических конференциях. В том числе: «Социальная защита бывших военнослужащих и членов их семей» (Екатеринбург, 1994); «Воспитание молодежи в духе гражданственности, патриотизма и готовности к воинской службе» (Минск, 1998); «Государство и право в условиях глобализации: проблемы и перспективы» (Екатеринбург, 2004); «Политические, социально-экономические и правовые проблемы труда в современной России» (Екатеринбург, 2005); IV Международные Ильинские научно-практические чтения «Царские дни» (Екатеринбург, 2006); Первый Европейско-азиатский правовой конгресс «Правовая интеграция европейско-азиатского региона в условиях глобализации» (Екатеринбург, 2007); на десяти Всесоюзных и Всероссийских симпозиумах, научно-практических конференциях: «Культура межнациональных отношений в обществе и армии» (Москва, 1990); «Армия и общество» (Москва, 1990); «Судьба России: прошлое, настоящее и будущее» (Екатеринбург, 1994); «Судьба России: духовные ценности и национальные интересы» (Екатеринбург, 1996); «Конституционализм в России: теория, история, современность» (Екатеринбург, 1996); «Судьба России: исторический опыт XX столетия» (Екатеринбург, 1998); «Культура, власть, общество: пути интеграции» (Екатеринбург, 2000); «Социальная сфера: публичные и частные начала» (Екатеринбург, 2001); «Судьба России: национальная идея и ее исторические модификации» (Екатеринбург, 2003); «Актуальные проблемы формирования правового государства в России» (Екатеринбург, 2005); на восьми межрегиональных, региональных и межвузовских научно-практических конференциях: «Актуальные проблемы региональной политики и национальной безопасности» (Екатеринбург, 1998); «Первые уральские военно-исторические чтения» (1996); «Проблемы адаптации и реабилитации участников региональных вооруженных конфликтов» (Екатеринбург, 1997); «Патриотическое воспитание музейными средствами: возможности, опыт, проблемы» (Екатеринбург, 1998); «Вторые уральские военно-исторические чтения» (Екатеринбург, 1999); «Реструктуризация российской экономики: экономический и правовой аспекты» (Екатеринбург, 2000); «Развитие личности в системе непрерывного гуманитарного образования» (Екатеринбург, 2000); «Стратегия развития Российской Федерации в период рыночных реформ: правовой и экономический аспекты» (Екатеринбург, 2002); «Теоретические и практические аспекты развития экономики, права и социальной стратегии современной России» (Екатеринбург, 2006).

Основные итоги диссертации представлены в двух монографиях общим объемом около 20 п.л., 47 научных статьях объемом более 70 п.л., учебнике для вузов «Политология» (в соавторстве с коллективом ученых Уральской государственной юридической академии); 10 учебных пособиях по политологии, теории государства и права, проблемам войны и мира и др.

Подготовленные в процессе работы над диссертацией научные труды, учебно-методические пособия и учебные издания используются в научно-исследовательской деятельности и в учебном процессе в Уральской государственной юридической академии, в Уральском государственном университете имени А. М. Горького, в Уральском государственном экономическом университете.

Автором даны предложения и рекомендации по организации воспитательной работы в Вооруженных Силах, в войсках ПВО и ВВС Российской Федерации. На основании проведенных социологических исследований автором подготовлены аналитические записки, содержащие рекомендации для командования частей ПВО (1990г.), по интернациональному воспитанию, профилактике неуставных взаимоотношений между военнослужащими (1991г.), формированию морально-психологического климата в воинском коллективе (1992г.), по проведению анализа состояния воинской дисциплины (1993 – 1994 г.г.) и др. Автор участвовал в работе советов при воинских частях по выработке эффективных путей урегулирования межэтнических конфликтов и формирования культуры межнационального общения (1990 – 1993 г.г.).

Основные идеи и результаты проведенных исследований обсуждались на научно-методологических семинарах и научно-методических конференциях в Уральской государственной юридической академии и Уральском государственном университете им. А. М. Горького. Научные разработки автора использованы при подготовке «Программы по патриотическому воспитанию молодежи Свердловской области на 1995 – 1999г.г.»; «Программы по гармонизации межнациональных отношений культурно-национальных автономий Урала» (2006г.), «Концепции государственной национальной политики Российской Федерации» (проект) и «Концепции национальной безопасности РФ» (проект).

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех разделов, заключения, списка литературы, содержащего 260 наименований. Работа изложена на 326 стр. машинописного текста.

Основное содержание диссертации

Введение включает обоснование темы диссертации, ее актуальности, степени разработанности проблемы; формулировку цели и задач исследования, методологических оснований, научной новизны и практической значимости результатов исследования.

В разделе I «Теоретико-методологические основания исследования военной политики» обсуждается блок проблем, касающихся методологии анализа военной политики. Автор констатирует, что понятие «военной политики» включает в себя конкретные составляющие(«военная деятельность», «военная организация», «вооруженное насилие», «военная сила», «военная мощь», «военный потенциал» и др.), которые слабо исследованы не только в политологии, но и в специальных областях военно-теоретической науки: военной политологии, философии войны и политики и др. Существующие определения военной политики в справочной и научной литературе грешат неточностью, методологическими ошибками в духе логического круга, когда одно неизвестное сводится к другому не известному, недостаточно разработанному понятию. Отсюда главной исследовательской задачей первого раздела диссертации становится осмысление понятия «военной политики» как комплексного теоретического объекта, компонента государственной политики.

В параграфе 1.1 «Проблема соотношения войны и политики в истории политической науки» исследуемый объект анализируется в историческом плане. В диссертации показано, что ведущей тенденцией здесь было стремление «вписать» войну и воинскую деятельность в соответствующую социально-политическую модель общества, выявить их зависимость от целей государственной политики. Хотя война была постоянным спутником истории человечества, политический характер она приобрела лишь с возникновением государства.

В диссертации утверждается, что в философско-политической парадигме Античности война и военная деятельность органично включается в образ жизни, систему ценностей полисного города-государства (Древняя Греция) или римской республики (Древний Рим). Здесь закладываются основы политического строя военной демократии, который формировал гражданина-воина. Теоретики политической и исторической науки (Платон, Аристотель, Фукидид, Тит Лукреций Кар, Цицерон, Ксенофонт, Флавий Вегеций и др.) не только охотно и подробно освещали в своих трудах теорию и историю войн рабовладельческого общества, но и придавали большое значение вопросам военной стратегии, военного обучения, роли военной элиты, личности и деятельности полководцев. В то время предпринимаются попытки проанализировать и ее политическую подоплеку: различие причины и повода (Фукидид V – IV в.в. до н.э.), войн справедливых и несправедливых (Демосфен IV в. до н.э.). Демокрит и Эпикур различали также войны внешние (между греками и варварами) и внутренние (войны греков друг с другом), указывая на отрицательные последствия последних. Общей позицией, к которой приходят многие теоретики, является мысль о том, что война – это необходимое зло, негативные последствия которого надо максимально сократить посредством правил, законов ведения войн (Цицерон, Флавий Вегеций и др.).

Эпоха Средневековья, связанная с утверждением теократических государств, одобряет войны как результат божественного предопределения, то есть, те, которые ведутся во имя веры. Теократическая идеология Запада благословляла крестовые походы (Августин Блаженный, Фома Аквинский), а Восток на основе определенной интерпретации высказываний пророка Мохаммеда развивал встречную идею «джихада», священной войны мусульман против «неверных», то есть христиан. По сути и то, и другое было идеологической ширмой, которая оправдывала ведение захватнических войн.

Исторические периоды Возрождения и Реформации ознаменовались поворотом к представлениям и ценностям зарождающегося капитализма, то есть принципов практической пользы, компромисса, ценностей индивидуализма, личности и ее жизненных благ. Н. Макиавелли оценивает войну с позиции развиваемого им принципа политического реализма, который предполагает учет ситуации и ориентацию на практическую пользу. Война – одно из средств, «хороших для достижения цели». В это же время зазвучали и голоса мыслителей-гуманистов, таких, как Э. Роттердамский, который решительно осуждал войны. Однако «жалобы мира» слабо сдерживали политиков, которые ориентировались на принципы силы и выгоды.

В диссертации показано, что с переходом Европы от традиционного общества к индустриальному торжествуют принципы рационализма, здравого смысла, права, свободы личности. Новое время, характеризующееся переходом капитализма в стадию зрелости, широким развертыванием научно-технического прогресса, в том числе, – в системе вооружений, впервые обосновало политическую природу войн. К. фон Клаузевиц, опираясь на идеи немецкой классической философии, и прежде всего – Г. Гегеля, выдвинул известную формулу: «Война есть не что иное, как продолжение государственной политики иными средствами». Иначе говоря, сущность войн не может быть понята и оценена вне учета целей воюющих сторон и той государственной политики, которая их выдвигает. Однако, поскольку государство, по Гегелю, есть олицетворение социального разума общества, всякая война является исторически необходимой, законной. Призывы гуманистов к «вечному миру» звучали и в этот период (И. Кант), однако идеи, ценности милитаризма уже вошли в жизнь индустриальной цивилизации. Своеобразным апофеозом войны и сильной личности стала философия Ф. Ницше.

В диссертации подчеркивается, что углубление представлений о политической природе войн происходит на основе методологических подходов марксизма. К. Маркс и Ф. Энгельс обратили внимание на экономические основы политики, продолжением которых является война, на связь ее с классовыми интересами эксплуататорского класса. Классики марксизма сделали также выводы о зависимости хода и исхода войн от соотношения материально-технических, организационно-тактических и морально-психологических сил воюющих сторон. В работе рассмотрены философско-политические дискуссии XIX в. в России о проблемах войны, оценки ее природы. Показано, что часть авторов с позиции принципа ненасилия решительно отвергали всякую войну и воинскую службу (Л. Н. Толстой). Другие (В. С. Соловьев) полагали, что война – богоугодное дело, если она выявляет нравственные начала народной жизни, опирается на нормы религиозной веры и воинской традиции. Н. Г. Чернышевский подчеркивал, что морально оправдана освободительная война, когда народ и армия понимают ее необходимость и страстно желают победы над врагом. Развернутую характеристику войн на рубеже XIX – XX в.в. дал В. И. Ленин. По мнению диссертанта, ленинские идеи о «перерастании империалистической войны в гражданскую» определили классово-конфронтационную идеологию и политику России (а затем – СССР) в течение почти всего XX века.

В работе показано, что с образованием СССР в 1922 г. мир разделился на две противостоящие друг другу системы, которые по сути пребывали в ситуации непрерывной войны разного типа: дипломатической, идеологической, информационной, собственно военной (вооруженной). Теоретики геополитики (Ф. Ратцель, К. Хаусхофер, А. Мехэн и др.) оправдывают войны как борьбу за «жизненное пространство», «естественнонаучный закон регуляции избыточного населения».

Реальности конца XX в.: накопление качественно нового оружия - ядерного; стремительное «расползание» его по планете; прогнозируемый учеными эффект «ядерной зимы», тяжкое бремя ракетно-космической гонки для простых людей, а главное, ее бессмысленность, выдвинули на арену мировой истории идеи «нового политического мышления» (М. С. Горбачев), безъядерного и ненасильственного мира, политического диалога и приоритета общечеловеческих ценностей. Однако военная напряженность приняла новые формы. Автор показывает, что минувшее столетие подвело к пониманию бесперспективности двух альтернативных позиций относительно войны: милитаризма, пытавшегося ее оправдать, и пацифизма, который стремился ее исключить чисто волевыми мерами и призывами. Итогом общественно-политической мысли к началу XXI века становится позиция политического реализма: война тесно связана с политикой, экономикой, потому ее нельзя «отменить», но можно ввести в цивилизованные рамки в условиях социально ответственной военной политики.

В параграфе 1.2 «Военная политика в системе государственной политики» ставятся две методологические задачи: 1) определить место военной политики в системе государства; 2) построить системно-деятельностную модель военной политики. Исследование показало, что военная политика является подсистемой государственной политики, сферы властно-силовых отношений по поводу управления обществом. Появление военной сферы в системе государства обусловлено тем, что иногда называют «монополией силы», то есть необходимостью защиты своего национально-государственного суверенитета (и прежде всего – территории) от внешних нападений (агрессии) или, наоборот, стремлением расширять свою территорию и сферу влияния (власти) за счет других стран, народов. Отсюда возникают основные типы военно-политических отношений (мир – война), основные направления военной деятельности (оборона – агрессия), а значит и типы военной политики (миролюбивая, оборонительная – милитаристская, агрессивная). Для понимания места военной политики в деятельности государства, по мнению диссертанта, существенны два момента: 1) это часть государственной политики, ибо определяется целями, возможностями, политическим курсом государства; 2) она активна по отношению к целому, способна оказывать на него (государство) обратное воздействие, служить его инструментом, опорой или, наоборот, силой способной расшатать государственную власть. Иначе говоря, государственная политика детерминирует военную политику сверху, задавая политические, экономические, информационно-идеологические, технико-технологические предпосылки и условия военной деятельности. А военная политика, и прежде всего через такую силовую структуру, как армия, влияет на государственную власть снизу, обеспечивая территориальную целостность, суверенитет, а иногда и включаясь в борьбу за власть. В современном мире военная политика все более тесно переплетается с государственной политикой, с одной стороны, «продолжая» и усиливая, с другой – «сдерживая» и упреждая ее.

Характер отношений государственной и военной политик (прямые и обратные связи) присущ системным самоуправляемым объектам. Существенно и то, что наш системный объект включает моменты деятельности, то есть целеполагающего процесса, где применяемые средства и действия (операции) направлены на получение планируемого результата. Это значит, что при анализе сущности военной политики правомерно обратиться к деятельностно-системному подходу. Указанный подход ориентирует исследователя на: 1) поиски специфической целостности исследуемого объекта в его деятельностном начале; 2) структурный анализ элементов и их отношений как основания указанной целостности; 3) функциональный анализ, то есть выявление способов связи объекта со средой, что определяет воспроизводство указанной целостности в процессе динамики объекта (функционирования и развития).

Исходя из указанных посылок диссертант строит системно-деятельностную модель военной политики. В ней выделяются два основных блока: организационно-структурный и деятельностно-функциональный. В первом фиксируется нормативно-отношенческий характер связи компонентов военной политики; во втором – механизм их функционирования, а также их эффективность в системе государственной политики. Первая из подсистем образуется в процессе институционализации воинской деятельности, ее перехода в устойчивые формы, структуры. Существование второй обусловлено способностью указанной деятельности развертываться в качестве процесса.

Организационно-структурный блок включает: военно-политические нормы, которые различаются по степени универсальности, жесткости, способу фиксации (законы, регулирующие военную сферу, дисциплинарные уставы, стратегические планы, приказы, традиции и правила воинской культуры); военную организацию (вооруженные формирования, органы руководства и управления, организации и учреждения, обеспечивающие функционирование вооруженных формирований); военно-политические отношения – внутренние (единоначалие, строгая исполнительная дисциплина) и внешние (войны – мира, наступления – обороны, напряженности – разрядки). Важнейший структурный элемент в данном блоке – это армия, объединение вооруженных людей, обладающее боевой мощью, способностью поражать противника. Стратегические, тактические, оперативные возможности армии характеризуют различные аспекты ее военного потенциала: материально-технического, военно-стратегического, социально-психологического, духовно-нравственного, которые могут быть приведены в действие в случае войны. Будучи силовой организацией особого назначения, инструментом войны, вооруженной борьбы, армия обычно организуется посредством строгой формализации, закрытости своих структур, что и фиксируют внутриполитические отношения. На их основе достигается координация действий членов военного сообщества. В то же время деятельность армии включена в механизм государственной политики, в систему политического процесса; она открыта для воздействия общества, мировой цивилизации, что и выражают внешнеполитические отношения в данной схеме.

Военно-политические отношения всегда реализуются в деятельности: собственно военной (наступательной, оборонительной, миротворческой) или деятельности в сопредельных сферах (военной дипломатии, военной юрисдикции, военной науки, военной промышленности и др.). Эту сторону военной политики раскрывает ее деятельностно-функциональный блок. Важнейшие единицы здесь, по мнению диссертанта, - военно-политическое действие и военно-политическая ситуация. Военно-политическое действие – процесс создания и использования военной силы в целях национальной (военной) безопасности. Автор выделяет два типа таких действий: 1) по созданию и укреплению военной силы; 2) по ее применению в целях обороны (наступления). Они соответствуют двум формам военной политики: оборонной политики и военной стратегии. В структуре военно-политичекого действия диссертант выделяет три этапа: 1) целеполагания (анализ ситуации и ее возможной динамики, формулировка цели, задач по реализации стратегии деятельности); 2) оперативный этап (выработка и принятие военно-политического решения на основе анализа средств, ресурсов, рисков, выдвижения альтернатив, формулировки плана операций); 3) результативный этап (реализация плана при контроле за ходом его исполнения, оценка эффективности результата). В методологическом плане особую важность здесь представляет различение стратегии в двух ее значениях: 1) собственно военной: как теории (искусства) ведения войны, достижения победы; 2) военно-политической: как цели-функции военной политики, которая ставится государством. Именно военно-политическая стратегия определяет принципы, направления военного строительства. Другие методологически значимые концепты: военно-политическое решение; оценка эффективности результата, - могут быть адекватно поняты при введении еще одной единицы анализа – военно-политической ситуации.

структуре военно-политической ситуации, т.е. совокупности объективных и субъективных условий и предпосылок, которые определяют результат военно-политического действия и его эффективность, выделены следующие компоненты 1) субъект (ы), 2) объект, 3) внешние условия и предпосылки, 4) ценностно-смысловое поле военно-политического действия, 5) цель, 6) военно-политическое решение, 7) результат (эффект).

В основе структуры военно-политической ситуации лежит субъект-объектное отношение, включенное в более широкое субъект-субъектное взаимодействие в политическом процессе. В качестве взаимодействующих субъектов, по мнению автора, выступают военно-политические элиты противоборствующих сторон: именно они непосредственно принимают политические решения и несут ответственность за их результаты. Объект военной политики - военная сила: собственная (в мирное время), которую следует укреплять; противника (в условиях военного обострения); её надо разрушить. В диссертации показано, что субъект-объектное (субъект-субъектное) отношение военной политики детерминировано в двух планах: 1)со стороны внешних условий и предпосылок действия («от объекта»); 2) в плане внутренних, ценностно-смысловых моментов («от субъекта»). Иначе говоря, на него влияют как объективные факторы (международная обстановка; центры, очаги угроз безопасности, соотношения военных потенциалов сторон и др.), так и субъективные условия (духовная атмосфера общества, общественное мнение, национальные и воинские культурные традиции и др.). Результатом, то есть конечной целью военно-политического действия, должна быть победа над противником. Однако большая победа слагается из множества конкретных действий. Как оценить их эффективность, то есть совпадение результата и цели, оснований и перспектив, потенций и реализаций, целей и средств, целей и смыслов деятельности? Автором диссертации разработано комплексное толкование эффективности, введены соответствующие критерии и показатели эффективности.

На необходимость повышения эффективности военной политики России неоднократно обращал внимание Президент РФ В. В. Путин: «Мы должны учитывать планы и направления развития вооруженных сил в других странах, но не гнаться за количественными показателями, не «палить» деньги зря. Наши ответы должны быть основаны на интеллектуальном превосходстве, они будут асимметричными, менее затратными, но будут безусловно повышать надежность и эффективность нашей ядерной триады». Существенно и еще одно обстоятельство: необходимость различать формальную эффективность («рациональность») и содержательную эффективность («гуманистическую рациональность»). Последняя важна в содержательном плане, ибо оценивает политическое действие и решение с позиции их «человеческого измерения», «человеческой цены». Это особенно необходимо в военной политике, где ценой ошибок становятся жизнь, кровь людей. Деятельностно-функциональный аспект военной политики проявляется в ее функциях, роли, которую она играет в политическом процессе страны. Основная функция – быть гарантом национальной безопасности: суверенитета, территориальной целостности, стабильности страны; содействовать поддержанию международного мира. Она развертывается в ряде конкретных функций: 1) вооруженная защита конституционного строя, законных прав и свобод граждан от внешней агрессии и внутренних деструктивных процессов; 2) военно-стратегическое и военно-оперативное руководство подразделениями военной организации; координация деятельности силовых структур; 3) выполнение договорных обязательств по поддержанию международного мира; 4) информационно-идеологическое, технико-технологическое, правовое и кадровое обеспечение обороноспособности, военной мощи страны. Все сказанное выше позволяет определить военную политику как деятельность различных государственных структур, состоящую в подготовке и реализации политических решений, направленных на защиту национальной (военной) безопасности.

В параграфе 1.3 «Основные этапы и направления российской военной политики» исследуются исторические предпосылки современной военной политики России. Автор выделяет ряд значимых социально-исторических факторов: 1) особенности геополитического положения страны как «духовного и физического моста» между Европой и Азией, «держателя равновесия» между конфликтующими континентами Запада-Востока, Севера-Юга; 2) традиции сильной авторитарной власти и ее централистско-собирательные устремления в истории России; 3) роль православия в формировании духовного типа российской армии и ее воинских традиций самоотверженного служения Отечеству, военного подвижничества; 4) социально-культурная цикличность, прерывистость исторического развития страны при роли армии как силы порядка, носителя стратегии ответственности.

Разделяя принятую в отечественной общественно-политической науке периодизацию российской истории: Киевская Русь, Московское царство, Петровская Россия, Советская Россия, посткоммунистическая Россия, - диссертант исследует особенности военной политики на каждом из этапов и ее основные направления: развитие «доктринальных» представлений, становление принципов военного строительства, формирование отечественной военной стратегии, традиций воинского воспитания, укрепления «морального духа» армии.

В работе показано, что в военном строительстве советского периода (1917 – 1991 г.г.) отчетливо обозначились две тенденции: к демократизации кадрового состава, взаимоотношений, стиля жизни армии и к усилению идеологизации, политизации, классовой конфронтационности. Хотя со временем от многих «новаций» революционной эпохи пришлось отказаться, тенденция обновления кадрового состава армии за счет «выдвиженцев» из широких народных масс устойчиво сохранялась. Военно-теоретическая мысль настойчиво подчеркивала разрыв с традициями старой армии; внедрялись идеологизированные принципы боевой и моральной подготовки воина Красной Армии. В период гражданской войны 1918 – 1922 г.г. был сформирован и опробован мобилизационный тип военной политики России. К лету 1918 г. Россия находилась в огненном кольце, 3/4 ее территории были заняты отрядами белогвардейцев и интервентов; ее готовились расчленить на части. Республика стала военным лагерем. В итоге Советская власть устояла, целостность страны была восстановлена. Но цена этой победы – 13 млн. потерянных российских граждан. Гражданская война – это один из актов исторической трагедии общества, которое не смогло овладеть мирными, реформаторскими средствами для разрешения внутренних противоречий.

Nьства. В итоге верх взял все-таки первый подход: облегченные представления о будущей войне «на чужой территории», о стратегии «сокрушения агрессора», об идеологии сражения «малой кровью» на фоне поддержки мировой революции и др. Отчасти это отразилось и на военной реформе 1924 – 25 г.г., предусматривающей создание небольшой по численности кадровой армии. Техническое оснащение современными типами вооружений (танки, самолеты, бронемашины) началось с большой задержкой; мало значения придавалось и войне на море. Огромный ущерб боеспособности армии нанесли репрессии 30-х г.г. Итогом этих ошибок стали колоссальные потери первых месяцев Великой Отечественной войны 1941–1945 г.г.

Однако, несмотря на все ошибки и просчеты военной политики 20 – 30 г.г., СССР одержал победу в этой самой жестокой и разрушительной из всех войн мировой истории. Это была победа российского военного искусства и традиций отечественной полководческой школы, силы нашей инженерно-технической мысли, создававшей и в годы войны первоклассное оружие, самоотверженности тружеников тыла и, главное, героизма военного труженика – советского солдата. Но цена этой победы – десятки миллионов человеческих жизней, численность которых уточняется лишь в сторону увеличения с каждым новым юбилеем. И это тоже итог войны и той военной политики, которая проводилась в указанный период.

Послевоенное сорокалетие (1945–1985 г.г.), характеризующееся ситуацией «холодной войны», шло под знаком идеологического противостояния «двух систем», растущей милитаризации экономики, ядерно-космической гонки, когда хрупкое «равновесие сил» неоднократно было готово взорваться. «Перестройка» 1985 – 1991 г.г. провозгласила отход от классово-конфронтационных установок к позиции политического прагматизма и здравого смысла.

Во втором разделе «Проблемы становления новой военной политики России (1991 – 2006г.г.)» анализируется «вплетенность» военных проблем в политический процесс современной России. Понятие «политический процесс» как центральная методологема этого раздела характеризует способность политической системы общества изменяться во времени (развиваться) и в пространстве (функционировать). По сути политический процесс является динамическим (функциональным) аспектом политической системы. Изменения во времени – это развитие (или деградация) политических отношений и институтов на протяжении истории. Кроме того, на каждом историческом этапе политическая системы развертывается в пространстве, или функционирует, в соответствии с отношениями её компонентов и ролями (функциями) образующих эту систему элементов.

Автор исходит из того, что становление (Г. Гегель) – это приобретение определенных признаков и форм в процессе функционирования и развития. Динамизм обусловлен, главным образом, противоборством различных тенденций в системе. Актуальным показателем устойчивости этой динамики является повышение адаптационных возможностей системы, обретение ее устойчивости в неравновесных, неустойчивых условиях среды.

загрузка...