Delist.ru

Исторические условия формирования русской художественной культуры 1801 - 1825 гг. (25.12.2007)

Автор: Островский Олег Борисович

В § 11 - «“Золотой век” русской поэзии. Политический спектр» - показывается условность классификаций русской поэзии 1815-1825 гг. по школам, условность понятия «поэты пушкинского круга». Обозначены поэтические тенденции эпохи. В политическом спектре русской поэзии выделяются группировки: охранители (архаисты, Г.Р. Державин); поэты аполитичные (К.Н. Батюшков, Н.И. Гнедич, Е.А. Баратынский, И.И. Козлов); либералы (В.А. Жуковский, И.А. Крылов, А.А. Дельвиг); радикалы (Д.В. Давыдов, А.С. Грибоедов, А.С. Пушкин); левые радикалы (декабристы, П.А. Вяземский).

В Заключении формулируются основные выводы исследования.

В 1801-1825 гг. главными историческими условиями, влиявшими на формирование русской художественной культуры являлись:

Личность и эстетические приоритеты Александра I, двух императриц, некоторых лиц императорской фамилии. Под влиянием Александра I нарастали бюрократические тенденции в руководстве художественной культурой. Поощрения мастеров искусств были скромны, не всегда адекватны их заслугам и вовсе несоизмеримы с материальным и моральным ущербом, наносимым враждебными выпадами императора. В оплате труда иностранные мастера имели несправедливые преимущества. Александр I оказал решающее влияние на развитие столичной архитектуры и градостроения, но ампирный вкус и масштаб мышления он проявлял только в официально-парадной части обеих столиц, стремясь сэкономить на всем остальном. В театральном искусстве Александр I предпочитал французскую комическую оперу и водевиль, а после 1815 г. вовсе охладел к театру. Он задавал тон политике, превращавшей театр в легкое светское развлечение или рупор охранительных идей, а артистов – в холопов ДИТ. «Либеральный деспотизм» Александра I, нелюбовь к поэзии и музыке, равнодушие к изобразительному искусству, ампирные пристрастия в архитектуре стали тормозом в развитии русского романтизма.

Культурно-историческая роль императрицы Марии Федоровны имела несколько аспектов. Руководство эстетическим воспитанием детей удалось только в отношении дочерей. Руководство благотворительностью и женским образованием привело к успехам, но женское образование стало приземленно-практичным, расцвели канцелярщина и показуха. Резиденции императрицы были для русских дворян эталоном дворцовой и усадебной жизни, но ее художественные вкусы отличались эклектичностью, а литературно-художественный салон уступал по интеллектуально-духовному уровню лучшим частным салонам. Мария Федоровна сыграла ведущую роль в формировании после 1812 г. культа «Александра Благословенного», стремясь привлечь к этому ведущих мастеров искусств.

Обаянием и тонким художественным вкусом обладала императрица Елизавета Алексеевна, оказывавшая покровительство мастерам ампирно-романтического, раннеромантического и сентиментального направлений. Общность художественных вкусов обеих императриц продлила жизнь русскому сентиментализму. Великие князья Константин и Михаил Павловичи отличались эстетической недоразвитостью, а вкусы Николая Павловича вопреки матери и царственному брату тяготели к англо-немецкому «дворцовому» романтизму. Меценатская деятельность Марии Павловны способствовала культурному расцвету герцогства Саксен-Веймар; Анны Павловны – развитию русско-голландских культурных связей. В 1808-1812 гг. заметное влияние на русскую художественную культуру оказала личность Екатерины Павловны, чей двор в Твери стал важным культурным и политическим центром. Однако с отъездом великой княгини за границу Тверь утратила свое значение.

Эволюция системы народного образования и педагогических принципов. Система народного образования 1804-1811 гг. отличалась бесплатностью обучения и преемственностью программ на всех четырех уровнях. Обязательными предметами гимназий и высших учебных заведений стали музыка и хореографическая подготовка. Применение передовых педагогических принципов сделало непревзойденным достижением отечественной педагогики Царскосельский Лицей. Образовательные реформы стимулировали строительство зданий для учебных заведений, которые становились частью парадного облика городов. В тильзитский период начались гонения на «французское» воспитание. В 1815 г. из обеих столиц выслали иезуитов, применявших передовые педагогические методы. Государство поддерживало ланкастерские школы, которые могли бы в короткие сроки решить проблему начального образования всего населения, но параллельно с 1817 г. началась реакционная «христианизация» народного образования. В условиях усиления цензуры сокращались или исключались из преподавания начала политэкономии, коммерции, технологии, статистика, естественная история, естественное, римское и современное право, философские науки, новейшая история и словесность, эстетика. В учебных заведениях насаждался казарменный дух. В 1819-1822 гг. идеологическому, кадровому и организационному погрому подверглись Казанский и Петербургский университеты, Царскосельский Лицей, 1-я Петербургская гимназия, отчасти – другие университеты страны. Заявило о самороспуске Вольное общество учреждения училищ по методе взаимного обучения. Все это делало высшее гуманитарное образование в России фикцией, создавая широкую социальную базу массовой и официозной культуры, а с другой стороны – толкая любознательную часть студенчества в кружки взаимного самообразования. Победа «православной оппозиции» в 1824 г. означала для российского Просвещения лишь смену идеологических мотивов его удушения с целью отказа от либеральных реформ под предлогом непросвещенности народа. Это вело к полному разочарованию многих мастеров искусств в идее «просвещенного» абсолютизма, поставив русскую художественную культуру перед альтернативой: революция или реакция.

Деятельность государственных учреждений, связанных с художественной культурой. В работе ИПБ достижениями были бесплатность услуг; указ об обязательном направлении в библиотеку двух бесплатных экземпляров всех российских печатных изданий; привлечение на службу литераторов, библиографов, ученых, художников. Упадок переживала ИРА, фактически превратившаяся в филиал салона А.С. Шишкова и БЛРС. Большинство ее членов составляли лица знатные, неизвестные, бездарные; публикуемые труды подвергались справедливой критике, как устаревшие и не отражающие происходящих в языке изменений. Высшим музыкальным учреждением России оставалась ППК во главе с Д.С. Бортнянским. Освобождение певчих от участия в операх завершило в русском хоровом искусстве период «итальянщины», и Капелла вновь приобрела статус главного хора России. Там собирались и перекладывались на современную нотацию старинные нотные книги. Хор ППК участвовал в концертах, знакомя слушателей с классикой, новинками русской и европейской хоровой музыки. Выпускники Капеллы возглавляли музыкальную жизнь в провинции и частных усадьбах.

Сохранение Эрмитажа в дворцовом ведомстве благотворно сказалось на состоянии фондов и помещений. Его посещаемость соответствовала средней посещаемости европейских музеев. Управляющий Ф.-К. Лабенский улучшил правила работы музея, создал реставраторскую школу во главе с А.Ф. Митрохиным. Государственных структур или комиссионеров, ответственных за пополнение коллекций, не существовало. Приобретения носили случайный характер. Под давлением общественного мнения в Эрмитаже возник неофициальный отдел русского искусства, что имело большое патриотическое значение. Современное зарубежное искусство было представлено мастерами второго-третьего ряда, а с 1818 г. его покупки прекратились. Безразличие императора к пополнению коллекций отразилось на деятельности заинтересованных ведомств.

В истории ИАХ 1800-1811 гг. стали “золотым веком”, благодаря президентству А.С. Строганова. Впервые академические звания были присвоены женщинам. Был высочайше закреплен приоритет мастеров ИАХ на получение государственных заказов, но в оплате труда иностранцы по-прежнему имели преимущество. «Протекционизм» Строганова ухудшил положение мастеров, не связанных с Академией. Жалование профессоров в разы уступало жалованию ведущих артистов. Распределение жилья между преподавателями было далеко от справедливости. В академической иерархии привилегированным искусством являлась архитектура, а самым дискриминируемым – гравюра. Во время наполеоновских войн резко сократилось количество пенсионеров ИАХ за границей. В 1812-1815 гг. большинство конкурсных программ касалось военных подвигов и самопожертвования, но обозначился кризис академизма. Лучшие достижения создали мастера, не связанные с Академией. ИАХ утратила ведущую роль в архитектуре и градостроении. Наряду с факторами художественными причиной кризиса стала смерть А.С. Строганова и перевод Академии в ведение Министерства народного просвещения, что ухудшило ее материальное положение, обострив проблемы. А.Н. Оленин, возглавив ИАХ в 1817 г., улучшил питание, одежду, порядок, осуществил капитальный ремонт здания, восстановил академические выставки и любительский театр, усилил регламентацию академической жизни. Однако ликвидация обучения смежным искусствам снизила общекультурный уровень художников. Оленин насаждал казарменный дух, изгнал из Академии крепостных, но ему не удалось улучшить дисциплину и условия творчества учащихся. Он слабо разбирался в художественной деятельности подчиненных. При нем упало количество и качество присуждаемых академических званий. Устранив единственного серьезного оппонента - А.Ф. Лабзина, «Оленин своим управлением сделал для Академии более вреда, нежели пользы». В стенах ИАХ и среди ее выпускников складывалась «романтическая оппозиция» оленинскому курсу.

Тенденции в развитии архитектуры и градостроения. В Петербурге в период «либерального курса» шли масштабные работы по строительству казарм, благоустройству городских и полковых территорий, эстетизации хозяйственных и промышленных сооружений. Плашкоутные мосты заменялись каменными, деревянными, чугунными. Распространялись армокаменные и металлические конструкции, чугунные элементы декора. Повысилась роль монументальной и декоративной скульптуры. Работы, выполненные в 1801-1825 гг. для украшения архитектурных сооружений Петербурга и пригородов составляют более 2/3 русской монументальной скульптуры XIX в. В 1816 г. для концентрации архитектурных сил был создан Комитет строений и гидравлических работ, которому подчинили ряд ведомств. Впервые в мировой практике началась перепланировка больших частей города с выкупом частновладельческих участков. В результате деятельности КСГР было доведено до совершенства возведение фундаментов, тротуаров, мостовых, эстетизация уличного освещения, мостов, хозяйственных и торговых построек, казарм. Но проявились и симптомы кризиса ампирной архитектуры: торможение романтических неостилей; тяга к роскоши; превращение монументальной скульптуры в «служанку» архитектуры. Ампир стал ориентироваться только на римскую античность, отказываясь от других своих источников, что вело к его перерастанию в академизм.

Масштабы строительства в Москве были скромнее, поскольку выделяемые ей средства были много меньше. Для восстановления Москвы после пожара 1812 г. создали специальную Комиссию. Под руководством О.И. Бове и подчиненных ему архитекторов возник новый лик города, соединивший ампирную и средневековую архитектуру. Сложился «московский ампир», выработавший ряд оригинальных стилистических приемов. В провинции разработку городского строительства с 1806 г. осуществлял Строительный комитет при Департаменте МВД, разработавший типовые проекты оград, гостиных дворов, общественных зданий, церквей, частных усадеб. Высотной доминантой становились пятиглавый собор, пожарная каланча с античным портиком, а в промышленных городах - завод, скрывающий прозаические функции за величественным фасадом. Усилилось зонирование городских территорий по санитарно-гигиеническим и социальным параметрам. После 1812 г. возросло строительство военно-триумфальных сооружений, но вместо былых «римско-языческих» триумфальных ворот, колонн и обелисков преобладание получили православные часовни, храмы-памятники и полковые соборы.

Цензурная политика, определявшая условия функционирования издательского дела и периодической печати, идейно-политические и эстетические позиции ведущих литературно-художественных журналов. Снятие запрета на частные типографии и ввоз иностранных изданий привело к быстрому возрождению издательского дела, периодики, книжной графики. Устав о цензуре 1804 г., «самый мягкий за всю историю России», стал целенаправленно удушаться с 1806 г., а Тильзитский мир негласно его похоронил. Цензурные ограничения вели к распространению анонимной политической публицистики. После 1812 г. была введена предварительная цензура пьес, нот, эстампов, ландкарт. Информацию о военных действиях, современном положении Польши, правительственных распоряжениях, военных поселениях, о деятельности государственных чиновников и учреждений можно было печатать только с позволения ведомства, в ведении которого находился данный вопрос. Это означало возникновение множественности цензур. Частные и служебные письма перлюстрировались «черными кабинетами». 16 января 1822 г. фактически была восстановлена тотальная предварительная цензура. Запрещалось распространение карикатур и литографских камней, цитирование в прессе законов, публикация фрагментов театральных пьес, информация о судебных тяжбах и положении крестьян. Методично преследовались романы, эпикурейская лирика, неоготическая мистика. Произведения русских поэтов цензура сокращала и «исправляла» в ущерб гармонии и здравому смыслу. В ИПБ, ИАХ появились «спецхраны». Цензурный устав 1826 г. («чугунный») не внес в цензурную политику ничего принципиально нового, лишь узаконив status quo конца александровской эпохи. При этом вопросы авторского права привлекли легкое внимание властей только в середине 1820-х гг.

В 1802-1807 гг. самым влиятельным литературно-художественным журналом являлся «Вестник Европы», поскольку Н.М. Карамзин нашел оптимальное соотношение тематики. В тильзитский период лидерство перешло к шовинистическому «Русскому вестнику» С.Н. Глинки, а репутацию «журнала 12-го года» получил «Сын отечества» Н.И. Греча, сохранявший лидерство до 1823 г. Судьба ежемесячника «Невский зритель» (1820-1821) символизировала конец политической журналистики в александровской России. С 1823 г. в борьбу за лидерство включились декабристские альманахи «Мнемозина» и «Полярная звезда», а в 1825 г. - «Северные цветы» А.А. Дельвига и разночинный «Московский телеграф». Заметны были московские журналы сентиментального направления: «Аглая» (1808-1812), «Амфион» (1815), «Дамский журнал» (с 1823), пользовавшиеся покровительством императриц. В 1807, 1809 гг. появились первые искусствоведческие журналы - «Журнал изящных искусств» и «Драматический вестник», но широкого успеха не имели. Недолго длилось издание В.И. Григоровичем другого «Журнала изящных искусств» (1823-1825) - печатного органа ОПХ. Причина неудачи этих журналов - в их официально-академических установках. Выдающейся фигурой являлся Ф.В. Булгарин - основоположник коммерческого подхода к литературе и журналистике, «желтой» прессы и ее синтеза с прессой официозной. Булгарин изобрел ряд приемов, до сих пор применяемых отечественной журналистикой. У него учились коллеги: Н.И. Греч, А.Е. Измайлов, П.П. Свиньин, А.Ф. Воейков, А.А. Бестужев, К.Ф. Рылеев.

Возрастание роли общественного и частного секторов Просвещения и художественной культуры. Предкризисный этап российского Просвещения (1801-1815 гг.) отличался открытой критикой крепостного права; распространением конституционных идей; отказом от радикального изменения существующей социально-политической и экономической системы при современном состоянии народного просвещения и общественных нравов; упованием только на постепенные реформы сверху. За счет, в основном, частных пожертвований пополнялись фонды ИПБ. Частный сектор доминировал в издательском деле и книжной торговле, оказал решающее влияние на развитие книжной и портретной графики, портретной миниатюры, траурно-мемориальной скульптуры, камерной музыки, лирической поэзии. Благодаря частному сектору началось культурное пробуждение провинции, что проявилось в деятельности провинциальных театров, возникновении художественных школ в Арзамасе и Сафонкове.

Центральной фигурой этого этапа Просвещения являлся Н.М. Карамзин – глава сентиментализма и раннего романтизма; реформатор русского литературного языка; основатель самого влиятельного журнала 1802-1807 гг.; крупнейший русский историк и идеолог; хозяин литературно-художественного салона; эталон «самых честных правил» личного и общественного поведения. А.С. Строганову принадлежат идеи глобальных проектов в области художественной культуры. А.Н. Оленин в искусстве александровской эпохи был «эллинистом» № 1. Связующим звеном петербургской и московской культуры являлся кн. Н.Б. Юсупов. В личности и деятельности гр. Н.П. Шереметева ярко отразились культурно-исторические особенности периода «либерального курса». Выдающимся организатором археографических исследований и объединителем сил исторической науки был гр. Н.П. Румянцев, завещавший Петербургу свой дворец, музей, библиотеку. Заметную роль в утверждении ампирно-академического направления в русском искусстве сыграл А.А. Аракчеев. В 1801-1815 гг. ведущая роль в поддержке Просвещения и изящных искусств принадлежала государству и меценатам-вельможам; в 1815-1825 гг. - общественным организациям и частным салонам Олениных, Лавалей, Муравьевых, Карамзиных, Е.И. Голицыной, С.Д. Пономаревой, А.А. Воейковой, В.А. Жуковского, Н.И. Греча, А.А. Шаховского, А.Р. Томилова, З.А. Волконской.

Среди общественных культурно-просветительских организаций 1801-1815 гг. самой влиятельной была БЛРС. Ее официальная цель - защита норм русского литературного языка и стремление противопоставить русский патриотизм галломании. На деле она стремилась стать фактором политическим, узурпируя функции ИРА и претендуя на роль «рупора» общественного мнения. Ее общественная и эстетическая значимость достигла апогея на волне франкофобии в тильзитский период. ВОЛСНХ, основанное учеными, художниками и литераторами-«радищевцами», стремилось к отражению мелко-социальных проблем, мало заботясь о художественной форме. Эклектичность политических и эстетических установок привела к отходу от общества многих талантов. В 1808-1812 гг. оно переживало кризис. После перерыва, вызванного войной, ВОЛСНХ возобновило деятельность, но фактически это была новая организация, преимущественно литературная. Многие его члены являлись одновременно участниками ВОЛРС и ранних декабристских организаций. В 1820 г. в результате «каразинской истории» произошел раскол ВОЛСНХ на ВОЛРС и «Измайловское общество». ВОЛРС стало центром художественно-просветительской деятельности декабристов, а сторонники А.Е. Измайлова сгруппировалась вокруг журнала «Благонамеренный» и салона С.Д. Пономаревой. «Каразинская история» иллюстрировала кризис российского Просвещения: трансформацию «ласкательного» просветительства в охранительство; утопизм былых упований на гуманность и просвещенность государственной власти; авантюризм, идущий на смену «честным правилам» классицистов и просветителей.

«Арзамас» стал первым опытом тотальной десемиотизации устаревших литературных норм и реакционных ценностей, демонстрируя преимущества свободного таланта, опирающегося на достижения европейского Просвещения, перед консерватизмом, ищущим спасения в православии и самодержавии. Деятельность «Арзамаса» завершила реформу русского литературного языка, подготовив почву для расцвета романтизма и «золотого века» русской поэзии. Вместе с тем «Арзамас» породил традиции литературного интриганства (партийности). В 1819-1820 гг. ему наследовала «Зеленая лампа», которую декабристы рассматривали как литературный филиал Союза благоденствия. СПбФО знакомило публику с достижениями и новинками европейской классической музыки, оказывало материальную помощь семьям музыкантов. В 1824 г. с теми же целями возникло Одесское Филармоническое общество. Рост популярности изящных искусств и усиление бюрократических тенденций в деятельности ИАХ привели к появлению в 1820 г. ОПХ. Оно вело просветительскую, благотворительную, учебную, коммерческую и издательскую деятельность. Важную роль в его становлении играла субсидия Александра I, составлявшая 10,7-17,3% денежных поступлений.

В Москве кризис Просвещения проявился раньше. Там не сложилось просветительских и литературных организаций, сопоставимых по культурно-исторической значимости со столичными. Специфика московских организаций (Дружеское литературное общество, Общество любителей российской словесности, кружок С.Е. Раича, «Любомудры») состояла в преобладании философской направленности и в том, что главной целью являлось взаимное гуманитарное самообразование.

Административная и репертуарная политика ДИТ, тенденции в развитии музыки и балета. В период «либерального курса» театр по общественной и эстетической значимости был искусством №1, являясь ведущим фактором формирования гражданского и национального самосознания; политическим клубом; элементом светской жизни; главным двигателем развития эстетических вкусов и художественных систем; эпицентром зарождающейся массовой культуры. Сложились актерские династии, усвоившие профессиональное отношение к сцене и законы закулисной жизни. С 1805 г. в обеих столицах были запрещены частные антрепризы, что стало последним ударом по крепостным театрам. С 1809 г. неуклонно ужесточалась административная политика ДИТ. С 1816 г. все актеры были переведены на контракты. Артисты, не имевшие высоких покровителей, оказались холопами Дирекции. Ее политика диктовалась стремлением сохранить за театром лишь функцию светского развлечения и рупора охранительных идей. Даже в 1812 г. лидировали развлекательные оперы «Ям» и «Леста - днепровская русалка», а рейтинг патриотических спектаклей составил 44-55% их популярности. «Бунтарский» романтизм на сцену не допускался. Ампирная трагедия сдавала позиции: ее тираноборческий пафос не устраивал власть, а пафос государственно-патриотический - мыслящую публику. С 1821 г. возобладали экзотико-феерические спектакли. К 1826 г. функция театральной столицы России окончательно перешла к Москве. Реакционная театральная политика стала причиной гибельного саморазрушения А.С. Яковлева, преждевременной отставки Е.С. Семеновой, ухода из драматургии И.А. Крылова, В.А. Озерова, В.А. Жуковского, А.С. Грибоедова. Итогом эпохи стала утрата театром ведущей роли в художественной культуре обеих столиц.

Основную массу профессиональных музыкантов составляли крепостные, но распад крепостных театров активизировал их выкуп государством. Низкая оплата труда и низкий социальный статус профессиональных музыкантов были принципиальной позицией власти. Для иностранных же музыкантов, антрепренеров, артистов Россия оставалась источником обогащения. Инструменты были в основном иностранного производства, но стали появляться и отечественные. В 1807-1815 гг. в русской музыке резко усилились национальные традиции: повысилась популярность русской комической и волшебной оперы, бытовых танцев. С 1815 г. излюбленными жанрами стали элегии, «русские песни» (А.А. Алябьев), баллады со сказочно-фольклорными, восточными, древнеславянскими, мистическими, средневековыми мотивами (А.Н. Верстовский). Росла популярность цыганских ансамблей. Возникла русская школа гитаристов и национальная форма инструмента – семиструнная гитара. Пришла в упадок классицистическая опера, где до 1811 г. лидерство держала французская труппа А. Буальдье. Шла быстрая трансформация оперы в водевиль. В хоровой музыке романтическая тенденция сдерживалась государственной регламентацией. Русская музыкальная школа соответствовала европейскому раннеромантическому уровню, который олицетворяли К.-М. Вебер в Германии, Ф. Шуберт в Австрии, Д. Россини в Италии.

Величайшим балетмейстером эпохи был Ш. Дидло, сделавший революцию в области исполнительской техники и костюма. Под влиянием ансамблевого мышления ампира формировался взгляд на балетную партитуру как на цельное произведение. После 1816 г. в балетном репертуаре ампирные балеты были потеснены романтическими – ориентальными, на темы из средневековой истории и «готических» романов. В связи с этим изменился художественный язык. Получили популярность восточные, испанские, китайские, индийские танцы.

Начало «золотого века» русской поэзии. В 1815-1825 гг. лидерство в иерархии искусств перешло к поэзии. Начался ее «золотой век», главные завоевания которого остаются непревзойденными: классическая баллада, элегия, басня, эпиграмма, лучшая стихотворная комедия, лучший роман в стихах. Произошел высший в XIX в. взлет русской политической поэзии. В доарзамасский период сохранялось различие московской сентиментально-элегической школы и петербургской, где преобладала героическая и сатирическая тональность. После 1815 г. наряду с крупнейшими фигурами (И.А. Крылов, А.С. Грибоедов, А.С. Пушкин) сложились поэтические группировки: архаисты; ранние (сентиментальные) романтики; мастера ампирной ориентации; поэты-декабристы; поэты «пушкинского круга»; поэты-сатирики. Эта классификация условна, особенно применительно к «пушкинскому кругу» («плеяде»), куда со временем зачислили многих эстетических антагонистов. Общими для поэтов «плеяды» оказались лишь некоторые принципы романтической эстетики, попытки выйти из тени Пушкина и найти собственный поэтический имидж.

Основными поэтическими тенденциями 1815-1825 гг. были: 1) полная победа поэтов раннего романтизма – Батюшкова и Жуковского, над «архаистами» шишковского толка; 2) развитие ампирной тенденции в творчестве Гнедича, Батюшкова, Катенина, Дельвига. Творчество декабристов, как апогей и кризис ампирной тенденции; 3) расцвет «бунтарского» романтизма в творчестве Грибоедова, Пушкина, Дельвига, Вяземского, Давыдова, Баратынского; 4) возникновение группы «младших архаистов» (Кюхельбекер, Катенин, Грибоедов, отчасти – Крылов), пытавшихся соединить достижения европейской поэзии с русским простонародно-бытовым и языковым колоритом, выработать национальные формы стиха; 5) органичное перерастание романтизма в реализм в творчестве Крылова, Грибоедова, Пушкина; 6) поэзия А.С. Пушкина, как высшее достижение и программа развития русской литературы XIX в.; 7) разработка отдельных направлений этой программы поэтами «пушкинского круга».

Политический спектр поэзии 1815-1825 гг. cоставляли: 1) поэты-охранители (Г.Р. Державин, С.Н. Глинка, Д.И. Хвостов, Н.Ф. Остолопов и др.). В их творчестве слились консервативность политическая и эстетическая. Бездарность идеалов и ценностей, которыми они вдохновлялись, порождала бездарную поэзию; 2) поэты аполитичные (К.Н. Батюшков, Н.И. Гнедич, Е.А. Баратынский, И.И. Козлов) внесли большой вклад в развитие поэтики, но аполитичность сужала идейный и жанровый диапазон творчества, позволив потомкам причислить их к лагерю «чистого искусства»; 3) либералы, оставшиеся на позициях удушаемого властью Просвещения (В.А. Жуковский, И.А. Крылов, А.А. Дельвиг, Ф.Н. Глинка), находились в нравственной оппозиции режиму, но были противниками насильственных действий. Гнушаясь политики, они, неплохо в ней ориентировались, прямо или косвенно выражая свое отношение. Это расширяло круг отражаемых проблем и явлений, придавая их поэзии актуальность, идейную многозначность и общественную значимость. Их воздействие на современников и потомков сильнее, чем влияние предыдущей группы; 4) радикалы (Д.В. Давыдов, А.С. Пушкин, А.С. Грибоедов), разделяя идеи декабристов, скептически относились к возможности их реализации в современной России предлагаемыми методами. Политическая прозорливость либералов и радикалов соответствует прозорливости художественной. С именами В.А. Жуковского, И.А. Крылова, А.С. Грибоедова и А.С. Пушкина связаны высшие достижения русской поэзии; 5) левые радикалы - декабристы (К.Ф. Рылеев, А.А. Бестужев, В.К. Кюхельбекер, а также П.А. Вяземский) являлись «охранителями наизнанку» и стремились политизировать даже малые лирические жанры. В их творчестве доминирует не поэтическая, а политическая мысль. Ориентация на «бунтарский» романтизм и ампир сделала их поэзию более совершенной в сравнении с «архаистами», но остальным группам они безнадежно уступают.

Преходящие факторы. Тильзитский мир и реформы Сперанского активизировали политическую активность общества. Ответом стало ужесточению цезуры, карательных мер в отношении студенчества и артистов. Общественное раздражение тильзитским курсом выразили некоторые басни И.А. Крылова. Ущемленная национальная гордость придала невиданную популярность патриотическим балетам, трагедиям В.А. Озерова и М.А. Крюковского, русской комической и волшебной опере. Резко повысился интерес к русской истории и фольклору, полемике по вопросам русского языка. Национально-патриотическое чувство воплотилось в ряде архитектурных сооружений Петербурга. Любимыми художественными персонажами стали Минин и Пожарский, а в исторической живописи - героические сюжеты из русской истории. Вместе с тем Тильзит столь же резко усилил художественное влияние Франции.

Отечественная война 1812 г. всколыхнула религиозно-мистические настроения россиян, остро обозначив антитезу: европейское Просвещение – русское Православие. Идея торжества православной самодержавно-крепостнической России над безбожной буржуазной Европой легла в основу освещения войны в публицистике и официальном искусстве, создав условия для «христианизации» народного образования, расцвета мистического романтизма, религиозной живописи, массового строительства храмов. Параллельно в массовом сознании утверждался второй «кит» идеологической триады С.С. Уварова – самодержавие. Поэтизация «Александра Благословенного» стала излюбленной темой официального искусства. После войны сложился новый архитектурный облик Москвы, но изменилась ее роль в русской культуре. Москва превратилась в центр православия и идеалистической философии, утратив функцию столицы русского романтизма. Ее литературно-художественные и научно-просветительские организации, дух ведущих журналов отличались серостью, политической и эстетической консервативностью.

Война способствовала высшему расцвету русского классицизма, породив величественные архитектурные сооружения, скульптурные монументы, памятные медали, изделия декоративно-прикладного искусства. Но в начале 1820-х гг. начался кризис ампира. Он проявлялся в профанации гражданской идеи, в подмене ее художественной формой, в превращении ампира в рупор охранительной идеологии.

Восхищение народным подвигом дало новый импульс русскому романтизму. «Народность», ее конкретные проявления и истоки стали центральной темой всех видов и жанров искусства. Важным мотивом интереса к русской «народности» был интерес к ней со стороны европейцев. Отечественная война усилила национальные традиции в музыке. Высшим достижением раннего русского романтизма, стала ода-элегия В.А. Жуковского «Певец во стане русских воинов», органично соединившая основные художественные веяния эпохи. Война продлила жизнь сентиментализму, что проявилось в мотивах поэзии, распространении миниатюрных, графических и акварельных портретов. Однако в 1815-1825 гг. разлад между мечтой о благодарности народу и послевоенными реалиями, неприятие официозного пафоса освещения войны, усиление бунтарских настроений, «мировой скорби» и мотивов бегства от действительности привели к тому, что ведущие романтики уходили от непосредственного изображения Отечественной войны. Война перемешала представления Просвещения, ампира и романтизма. «Витриной» эклектики в журналистике стал «Сын отечества», а в искусстве - наиболее востребованные жанры, неподвластные государственному контролю: частные дома и дачи, портретная миниатюра, надгробия, мелкая пластика. Большинство мастеров сочетало в своем творчестве принципы ампира, сентиментализма, романтизма и реализма, соединяя их порой в одном произведении. Самое талантливое явление художественной эклектики – «летучие листы» И.И. Теребенева.

В 1812-1815 гг. тема Отечественной войны получила реалистическую интерпретацию в стихотворениях К.Н. Батюшкова, баснях И.А. Крылова, «летучих листах» И.А. Иванова-младшего. Однако до сих пор не нашли достойного художественного отражения такие проблемы, как бессмысленные жертвы из-за бездарности командиров; склоки между командующими; провокационные действия властей; плохое снабжение армии, неразбериха, очковтирательство, повальное пьянство; жестокость населения по отношению к пленным французам; массовые эпидемии; масштабы коллаборационизма; крестьянские и военные бунты; «теория золотого моста»; поражения русской армии после 1812 г.; воля и упорство Александра I в 1812 и 1813 гг.; паника внутри его семьи и окружения.

«Аракчеевщина» и Священный союз. Отечественная война 1812 г. и заграничные походы породили в обществе либеральные надежды, опасные для политического режима и социально-экономического строя. Ответом стало усиление реакции. Александр I создал Священный союз трех реакционных монархий; функцию культурной столицы Европы закрепил за Парижем; полякам дал права, о которых давно мечтали российские просветители, а родному народу заплатил военными поселениями, реакционными кадровыми перестановками, реставрацией «пруссачества» в вооруженных силах, усилением влияния иностранцев, ужесточением цензуры, удушением Просвещения. Жертвой негласных политических репрессий стал ряд деятелей русской художественной культуры. Жандармская внутренняя и внешняя политика, предательство по отношению к грекам порождали главный романтический конфликт времени - между неимоверно выросшей после Отечественной войны национальной гордостью и непрестанным ее оскорблением действиями «просвещенного» монарха.

Движение декабристов знаменует переход от верхушечных дворцовых переворотов и ненасильственного Просвещения к революционному насилию с целью коренного изменения социально-политического и экономического строя, идеологии и культуры. В культурологическом аспекте оно олицетворяет связь эпох Просвещения и романтизма через ампир, как высшую стадию классицизма. В деятельности и литературном творчестве декабристов чертами ампира являлись: абсолютный приоритет общественных, государственных, идеологических ценностей над личными, эстетическими, конфессионально-этническими; мечты о красивой революции «в белых перчатках»; высокопарность письменной и устной речи, театральность общественного поведения, рассчитанные на будущих историков, поэтов, художников, драматургов; преобладание фразы и позы над делом. Для эстетических воззрений декабристов характерно: пиетет к «священным» категориям классицизма (государство, власть, свобода и т.д.); господство воспитательно-пропагандистской функции искусства над всеми остальными; безусловное подчинение частного общему; приоритет общественно-значимого содержания над художественной формой; классицистическая иерархия жанров; иное отношение к античности, которая перестала быть единственным «классикусом»; антиисторизм; классицистическая идеальность героев и однозначность оценок; ампирное (имперское) понимание «народности» и «национальности».

К началу 20-х гг. в сознании декабристов идеология Просвещения сменилась бунтарским романтизмом. Но у сограждан степень возмущения была много ниже, что обрекало декабристов на романтическое одиночество. Они стремились взять под контроль ведущие литературные объединения, в результате чего эти объединения распадались. Декабристы являлись частью жизни салонов и общественных организаций. Близость к ним отразилась в судьбе и творчестве многих деятелей культуры. Среди декабристов были представители художественной интеллигенции. Их издания и литературные организации стали фактором формирования ампирной и романтической эстетики. Однако их эстетические воззрения, проекты образовательных и культурных преобразований таили для русской культуры зло не меньшее, чем «аракчеевщина».

Основные положения диссертации изложены в публикациях:

Монографии:

1) Островский О.Б. История художественной культуры Санкт-Петербурга (1703-1796). Лекции. РГПУ им. А.И. Герцена. 2000. –400 с.

2) Островский О.Б. Художественная культура Санкт-Петербурга 1801-1825 гг. Эволюция художественных систем. СПб.: Нестор. 2005. –419 с.

Научные статьи, опубликованные в ведущих научных журналах

3) Островский О.Б. А. Н. Оленин и Академия художеств в 1817-1825 гг. // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки. Науч. журнал. СПб. 2005. №5 (11). С. 154-169

4) Островский О.Б. А.А. Аракчеев и русская художественная культура 1815-1825 гг. // Известия РГПУ им. А. И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки. Науч. журнал. СПб. 2006. №7 (21). Ч. II. С. 77-90

загрузка...