Delist.ru

Концептуальные основания и условия мультикультурализма в современном российском обществе (25.12.2007)

Автор: Федюнина Светлана Михайловна

Существенное значение для автора представляет введение в проблематику мультикультурной социальной политики и социальной работы, при концептуализации которых в диссертации использованы работы И. Григорьевой, Л. Константиновой, П. Романова, Т. Шанина, Т. Черняевой, Е. Ярской-Смирновой. Опыт теоретической реконструкции социальной политики с точки зрения ее обобщенных характеристик и базовых принципов представлен в работах Н. Волгина, И. Григорьевой, Г. Осадчей, З. Саралиевой, Т. Сидориной, В. Смирнова, О. Шкаратана, В. Ярской.

Права человека выступают концептуально важной основой политики в контексте культурного разнообразия: Дж. Кинбер, Н. Першиц, Д. Эйтон-Шенкер. Культурный релятивизм и универсализм в отношении к правам человека обсуждают Дж. Бодли, Т. Даунинг, Дж. Кушнер, К. Гиртц, Р. Пэнникар, Э. Рентельн, У. Вошбэрн, Р. Уилсон. Правовые аспекты борьбы с экстремизмом и реализации мультикультурализма освещаются в работах Н. Гиренко, Е. Колесникова, Н. Матузова, А. Малько. Характеристика правосознания и уровня толерантности общества неразрывно связана с установками профессионалов, занятых в правоохранительных органах (В. Курушин).

Мультикультурализм выступает не только как политика, регулирующая отношения в государстве (Е. Белоусова, Н. Константинова, В. Кряжков), но и как характеристика духовной жизни социума, как путь национального примирения (М. Иордан, О. Митрошенков). Образную систему этнического, культурного и расового Другого современные исследователи анализируют на основе критической методологии, разработанной Э. Саидом в его концепции Ориентализма. В. Малахов проводит анализ форм мультикультурализма и возможностей его реализации в российском обществе, вскрывая мифы и идеологии поликультурной политики. О. Бредникова, О. Паченков пишут о мифах «этнической экономики» в контексте критики мультикультурной концепции. Дискурсивные стратегии этнонациональной политики изучают С. Соколовский, А. Осипов. Методология исследования расизма как характеристики культуры, экономики, социальных отношений разрабатывается Д. Голдбергом. Отечественные исследователи В. Ильин, О. Карпенко, А. Осипов, Н. Скворцов, С. Соколовский подходят к расизму как к дискурсивной практике.

Медийное пространство способно как стимулировать межкультурное согласие, так и провоцировать неприязнь. Методологию анализа массовой коммуникации в современном мире разрабатывают М. Назаров, Б. Багиров, М. Ковалева, С. Гуревич. Методы анализа содержания средств массовой коммуникации аргументируют и применяют в своих работах Л. Федотова, О. Хлобустов. Исследования СМИ в контексте мультикультурализма проводят И. Кузнецова-Моренко, В. Малькова, Л. Салахатдинова. А. Денисова анализирует язык вражды в российских СМИ в гендерном измерении.

Мультикультурализм является тем путем, на котором возможны позитивные результаты глобализации (Э. Гидденс, Н. Покровский). Обосновывая новые стратегии мультикультурализма, исследователи аргументируют политические решения по запрещению экстремизма (К. Агамиров), констатируя новые глобальные риски и вызовы в адрес культуры мира и толерантности (А. Галкин, Ю. Красин). Принципы межэтнической толерантности в образовании обосновывают Н. Лебедева, О. Лунева, Т. Стефаненко.

Дебаты о мультикультурализме за рубежом затрагивают области политики, культуры, образования, науки. Методология мультикультурализма в эпоху глобализации, аспекты транснационального гражданства разрабатываются в трудах Ш. Бенхабиб, В. Бэйдер. О проблемах либерализма и демократии в поликультурных обществах пишут Р. Бхаргава, А. Багчи, Р. Сударшан, Д. Сакс, П. Сил, П. Эткинсон говорят о дилеммах и мифах мультикультурализма, вскрывая интолерантные практики высшего образования и культурной политики США и Австралии. За рубежом мультикультурное образование является устойчивым и широким сегментом исследований и профессиональной практики: Дж. Бэнкс, Л. Дерман-Спаркс, М. Дженкинс, Дж. Льюис, Ш. Рамон, У. Уоткинс, Б. Уинг.

Обучение иностранных и разных в этническом и культурном отношении студентов в российских вузах создает предпосылки, в которых реализация мультикультурной политики и практики становится императивом, однако сложившиеся условия далеки от идеальной модели. От этого страдает потенциал экспорта образовательных услуг российских вузов (Ф. Шереги, Н. Дмитриев, А. Арефьев, А. Слепухин). Концептуальные разработки социокультурной поддерживающей среды находим у Е. Ярской-Смирновой, в том числе посредством специальных дисциплин: П. Сысоев.

Изучая символическую власть языка, речи и дискурса вслед за П. Бурдье, Ст. Холлом, Р. Беллом, исследователи подвергают деконструкции механизмы организации смыслов глобальной культурной и социальной политики (А. Осипов, С. Тер-Минасова, В. Тишков, А. Толстокорова, К. Уэст, У. Ханнерц, Л.А. Почепцов). Анализируются модальности текстов учебников по социальным и гуманитарным наукам (Н. Козлова, П. Романов, Е. Ярская-Смирнова), вскрываются стереотипы, на основании которых школьные учителя выстраивают отношения с иноэтничными детьми в массовой русской школе (Е. Панова, К.Федорова). 

Однако данный этап исследований межкультурных различий и коммуникаций характеризуется недостаточной разработанностью ряда принципиальных вопросов. Несмотря на растущий объем литературы по проблеме межкультурных различий и коммуникаций в зарубежных и отечественных научных исследованиях, отсутствует фундаментальное системное исследование мультикультурной политики и практики, которые пока не концептуализированы на системном уровне, особенно в рамках социологической науки. Процесс формирования концепции мультикультурной политики в предметном поле социологии осложняется междисциплинарным характером мультикультурализма; тем не менее накопленный теоретический и эмпирический материал, опыт реальной политики толерантности и культурного согласия создают необходимые предпосылки для ее системной рефлексии и выведения социологии мультикультурализма на уровень самостоятельного направления социологической науки.

Цель диссертационного исследования – социологическая концептуализация мультикультурализма как политики и социальной практики межкультурных взаимодействий в трансформирующемся обществе.

Для реализации указанной цели автором последовательно ставились и решались следующие исследовательские задачи:

– интерпретировать мультикультурализм как социологический концепт и социокультурный феномен, выделить его основные характеристики и базовые принципы; провести анализ проблем в сфере межкультурной коммуникации и межэтнических конфликтов, стереотипов, неравенства, толерантности; провести обобщение классических и современных отечественных и зарубежных исследований в области этносоциологии, теории межкультурной коммуникации, проблематики социального неравенства; осуществить проблематизацию межкультурных взаимодействий в аспекте социального неравенства; рассмотреть специфику межкультурных отношений в современном обществе; сопоставить модели объяснений конфликтов и неравенства, выстраиваемые с позиций различных социологических парадигм, выявить сущность межкультурных различий и коммуникаций в контексте социального неравенства и конфликтов;

исследовать дискурсивное поле национальной политики в сравнении исторического и современного контекстов; оценить достижения и упущения полиэтнической политики в отечественном контексте; провести рефлексию преимуществ, недостатков и противоречий мультикультурализма в политике зарубежных стран в аспектах проблем миграции, этнических меньшинств, расизма и дискриминации; проанализировать профессиональный тезаурус социальной политики и социальной работы как организационных условий функционирования мультикультурализма в социальной сфере;

– проанализировать дискурс профессиональной периодики с учетом социально-правового контекста межкультурных коммуникаций, социокультурных установок и условий формирования профессиональной идентичности; осуществить социологическую презентацию элементов толерантности и мультикультурализма в поле профессиональной идентичности специалистов в области юриспруденции (включая сотрудников правоохранительных органов) в аспектах репрезентации указанных ценностей в профессиональной периодике; разработать методологические принципы и понятийный тезаурус эмпирического исследования толерантности к межэтническим взаимодействиям с мигрантами в установках сотрудников МВД, осуществить концептуализацию межкультурных взаимодействий, операционализацию понятий, провести опрос сотрудников органов внутренних дел и сопоставить данные со всероссийскими опросами населения;

– эксплицировать высшее образование как проводник ценностей мультикультурализма; провести эмпирические исследования барьеров и ресурсов гражданской интеграции и мультикультурных практик в высшем образовании; обосновать и апробировать приемы формирования мультикультурного подхода в сфере образования в современном российском обществе в аспекте методов и содержания образовательных практик.

Объект исследования – мультикультурализм как социологический концепт и социальный феномен. Предмет исследования – специфика формирования политики мультикультурализма и практики межкультурных взаимодействий в современном российском обществе.

Методологическими основаниями диссертационного исследования явились работы классиков социально-философской, социологической мысли, труды современных зарубежных и отечественных авторов в области системного, структурно-функционального, социокультурного подходов, теорий социального неравенства, социальных коммуникаций, социологии постмодернизма. Диссертационное исследование построено на методологических принципах системного и структурно-функционального подходов, дополняемых интерпретативной и критической парадигмами социального знания. Рефлексия проблем мультикультурализма ведется на основе: социологических идей Г. Зиммеля о социально-пространственных отношениях, Э. Богардуса о социальной дистанции, А. Шюца о повседневной категоризации; Э. Холла и В. Трагера о межкультурной коммуникации, М. Уолцера о толерантности, Л. Ионина о подходах к анализу культуры; В. Антоновой, В. Малахова, В. Тишкова об условиях мультикультурализма в современных обществах, Д. Т. Голдберга о расизме, Дж. Александера, Ст. Холла, С. Бенхабиб о мультикультурных обществах и гражданском участии. Эмпирический раздел исследования базировался на общей методологии социологических исследований (Г. Батыгин, В. Ядов), подходах к количественной оценке ценностных установок (И. Бутенко, В. Печенкин, Ю. Толстова), контент-анализа СМИ (Л. Федотова, В. Конецкая), качественной методологии фокус-групп (Р. Мертон, М. Фиске, П. Кендалл, С. Белановский).

Эмпирическую базу исследования составляют результаты исследований отечественных и зарубежных социологов по проблемам межкультурных отношений, ценностных установок населения, данные статистики, опросов общественного мнения, нормативные документы, результаты проведенных автором эмпирических исследований:

Опрос методом фокус-групп учащихся в 2006 г. с целью проанализировать мнения иноэтничных студентов о ситуации обучения в вузах. Выборка целевая (N=17), включала студентов различных этничностей (татары, чеченцы, осетины) и иностранных граждан (Казахстан, Азербайджан). Данные фокус-групп были сопоставлены с результатами опросов студенческой молодежи, проведенных в других городах России по близкой тематике.

Анкетный опрос сотрудников органов внутренних дел (N=343) по проблемам отношений к этническим мигрантам, проведенный в 2005 году. Респондентами являлись сотрудники милиции Саратовской, Самарской областей и ряда других российских регионов, выборка целевая. Эмпирические данные обработаны с применением статистического пакета программ для социальных наук SPSS 11 с использованием частотного и корреляционного анализа распределений. Данные опроса были проанализированы в сопоставлении с результатами опросов общественного мнения (база данных ФОМ, общероссийские выборки N=1500) в 1999-2005 гг. по сходной тематике.

Контент-анализ трех наименований профессиональной периодики с пошаговой выборкой: «Государство и право», «Правоведение», «Милиция», всего проанализировано 110 выпусков и 206 релевантных цели исследования проблемно-аналитических публикаций за период с 1990 по 2004 гг. Единицей анализа в исследовании выступали элементы содержания, служащие индикатором проблематики мультикультурализма и толерантности, единицами счета были выбраны частота появления и интенсивность высказывания.

Дискурсивный анализ рабочих программ, текстов учебных пособий, Интернет-ресурсов по проблемам межкультурной коммуникации и мультикультурализма (151 источник). Единицами анализа являлись дидактические единицы программ, элементы содержания учебников и учебных пособий, направленные на формирование навыков межкультурного общения, толерантного и неконфликтного поведения в условиях мультикультурной среды. Отобраны и используются 52 источника.

Анализ кейсов из учебных программ и учебных пособий по кросскультурным и риторическим тренингам. В частности, анализ кейсов проводился автором во время научной стажировки в университете г. Осло (Норвегия), 1996 г., стажировок по международным проектам ТЕМПУС JEP-10040-95-98 (Технический университет г. Кингстона, Великобритания), 1997 г., ТЕМПУС JEP- 25020-2004 (Суррейский университет г. Гилфорд, Великобритания), 2006-2007 гг., ТЕМПУС JEP-269093-2005 (Технический университет г. Дрездена, Германия), 2007 г. Данный анализ был дополнен описанием ситуаций кросскультурных взаимодействий из собственного опыта диссертанта. Единицами анализа были ситуации результативного/нерезультативного общения носителей разных культур. Всего проанализировано 247 единиц текста, из них 50 кейсов были отобраны для включения в экспериментальные программы по межкультурным взаимодействиям, разработанные автором для студентов СГТУ, а также для участников ряда международных проектов.

Достоверность и обоснованность результатов исследования определяются непротиворечивыми теоретическими положениями и логикой исследования, комплексным использованием теоретических и эмпирических методов социологии, корректным применением положений о культуре и духовной жизни, сопоставимостью результатов проведенных эмпирических исследований с результатами отечественных и зарубежных исследований.

Основная гипотеза исследования. В трансформирующемся российском обществе процесс обретения мультикультурализмом характера государственной политики, духовной жизни и повседневной практики тем сложнее, чем больше рассогласование между институциальными и социокультурными компонентами. Процессы выбора и формирования адекватных стратегий межкультурных взаимодействий можно оптимизировать в том случае, если будет достигнуто соответствие между задаваемыми структурно-организационными преобразованиями в сфере политики и реалиями повседневного социального поведения, ценностными ориентациями этнических групп и индивидов, профессионалов, призванных отстаивать принципы толерантности, нон-дискриминации и защищать права граждан на культурное разнообразие. Если практические действия по достижению межкультурного согласия осуществлять без адаптированной к отечественным условиям модели мультикультурализма и профессионально организованных мультикультурных образовательных программ, их результаты будут приобретать внутренне противоречивый, запаздывающий и малоэффективный характер.

Научная новизна диссертационного исследования определяется разработкой авторского подхода к комплексному исследованию мультикультурализма на уровне социологической концептуализации; обоснованием мультикультурализма в качестве социально-политической стратегии современных социальных отношений, в системе духовных и профессиональных ценностей, в образовательных практиках и раскрывается в следующих позициях:

обобщены и аргументированы основные характеристики и базовые принципы мультикультурализма, дана авторская трактовка концепта «мультикультурализм»; с позиций сравнительного межпарадигмального анализа проведено обобщение классических и современных отечественных и зарубежных исследований в области этносоциологии, социологии культуры, теории межкультурной коммуникации по проблемам межкультурного взаимодействия, сопоставлены модели объяснений и осуществлена проблематизация межкультурных взаимодействий в аспекте социального неравенства; выявлены особенности межкультурных отношений в современном обществе, сущность межкультурных различий и коммуникаций проанализирована в контексте социального неравенства и конфликтов;

по-новому определено дискурсивное поле национальной политики в сравнении исторического и современного контекстов; систематизированы достижения и упущения полиэтнической политики в отечественном контексте; проведен критический анализ преимуществ, недостатков и противоречий мультикультурализма в политике зарубежных стран в аспектах проблем миграции, этнических меньшинств, расизма и дискриминации; осуществлена классификация проблемных зон современной мультикультурной политики в ее теоретических транскрипциях; осуществлен авторский анализ дискурсивного поля межкультурной коммуникации и конфликтов в контексте ценностей помогающих профессий; выявлены особенности профессионального тезауруса социальной политики и социальной работы как организационного контекста функционирования мультикультурализма на уровне профессиональной коммуникации;

разработана программа, составлен инструментарий и проведено оригинальное сравнительное исследование репрезентации ценностей толерантности и мультикультурализма в поле профессиональной идентичности специалистов в области юриспруденции, в том числе сотрудников МВД; на основе авторских эмпирических исследований раскрыты параметры дискурса профессиональной периодики с учетом социально-правового контекста межкультурных коммуникаций, социокультурных установок и условий формирования профессиональной идентичности в аспекте возможностей формирования мультикультурной политики; впервые выявлены особенности репрезентации указанных ценностей в профессиональной периодике; разработаны методологические принципы и понятийный тезаурус эмпирического исследования толерантности к межэтническим взаимодействиям с мигрантами в установках сотрудников МВД, осуществлены концептуализация межкультурных взаимодействий, операционализация понятий, проведен опрос сотрудников органов внутренних дел, данные которого проанализированы в сопоставлении с результатами всероссийских массовых опросов;

приводятся новые данные социологических исследований, свидетельствующие о наличии барьеров и ресурсов гражданской интеграции и мультикультурных практик в высшем образовании; разработана оригинальная авторская программа формирования ценностей мультикультурализма в сфере образования в современном российском обществе, обоснована возможность активного формирования толерантности посредством образовательных программ, предложен инновационный проект подготовки специалистов социальных и культурных сервисов, социальных антропологов, культурологов как проводников ценностей мультикультурализма.

Результаты диссертационного исследования автор формулирует как положения, выносимые на защиту:

1. Термин «мультикультурализм» как социологический концепт был введен для обозначения политики культурного плюрализма в противовес культурной универсализации и ассимиляции. Как политическая идеология мультикультурализм выступает компромиссом между государством, миноритарными и мажоритарными группами, а также дополнением, а не заменой либеральных ценностей, при этом признается приоритет прав личности над правами культурной группы. Две основные формы современного мультикультурализма воплощены: в государствах с населением, сформированным из поселенцев из разных стран; в государствах, принимающих мигрантов. В широком смысле мультикультурализм может быть определен как система социальных, культурных и правовых ценностей, принципов нон-дискриминационной политики и практики толерантного взаимодействия групп и индивидов, формирования духовной жизни общества. В узком, изначальном определении мультикультурализм – создание особых условий для взаимопонимания между разными этнокультурными и языковыми общностями.

2. Классификации мультикультурализма включают жесткую и мягкую, а также доминантную и эгалитарную модели. Если в «мягком» варианте мультикультурализма степень ассимиляции определяется желанием и способностью каждого отдельного индивида интегрироваться, и никаких специальных условий культурного сближения не создается, то «жесткий» подход предполагает активные меры для обеспечения инокультурным людям не только полноценного участия в жизни общества, но и максимальных возможностей для сохранения идентичности и традиций. Доминантные модели мультикультурализма предполагают подавляющую роль культуры большинства, или метакультуры на основе естественно-исторической разницы в статусах принимающих и прибывающих групп. Уязвимость этой модели состоит в риске пренебрежения правами человека и культурном расизме. Эгалитарные модели основаны на либеральной концепции прав человека и нацелены на устранение барьеров социального, экономического, политического участия всех членов в жизни общества и государства. Контраргументы в отношении этой модели связаны: с опасением изменений этнокультурной структуры населения принимающего общества; с неподконтрольностью ряда сообществ из-за распространения разнообразных стилей жизни, традиций, систем ценностей; с риском обесценивания достижений либерального общества и дезинтеграции.

3. Мультикультурализм как социальный феномен базируется на межкультурных взаимодействиях и является одновременно их идеологической платформой и конечным результатом. Проблематику мультикультурных взаимодействий необходимо рассматривать в сочетании ряда подходов. Эволюционистские, функционалистские и интерпретативные модели, раскрывая закономерности и принципы межкультурной коммуникации в динамике социокультурных преобразований как на макроуровне, так и в повседневной интеракции обогащаются перспективой социальной критики, которая заостряет проблематику межэтнических конфликтов, неравенства и дискриминации. Концептуальная рамка критической социальной теории не только выявляет причины и особенности конфликтов на уровне институтов власти, занятости, образования, социальной поддержки, но и позволяет увидеть этнические различия и иерархии этнических групп в повседневных ситуациях, системах повседневных социальных практик. Отношения неравенства выступают в этом случае ключевым аспектом понимания характера межкультурных взаимодействий.

4. Отечественный опыт управления полиэтническим государством, концепции нациестроительства и национальной политики содержат как достижения, так и упущения, которые необходимо оценивать в контексте современных миграционных процессов, проблем гражданства и новых форм этнического неравенства. Современные межкультурные противоречия отличает дискурсивный характер, что делает их более сложно выявляемыми, но одновременно и более укорененными и распространенными явлениями. Осознание множественности современных идентичностей должно быть подкреплено идеологией и практикой позитивного межкультурного взаимодействия. Политика мультикультурализма, касающаяся всех сторон общественной жизни, в первую очередь, культуры, способна снизить остроту социального неравенства и предупредить конфликты. Мультикультурализм как политика и практика формируется на самых разных уровнях: в индивидуальном опыте, повседневной жизни, культуре, СМИ, учреждениях и организациях, законодательстве и государственной политике.

5. Зарубежные теория и практика мультикультурализма отличаются рядом противоречий, обусловленных политическими разногласиями и комплексным характером социальной реальности, который трудно учитывать при планировании правовых условий социальной интеграции. Мультикультурализм как новый принцип в сфере культуры, национальных отношений, государственной политики идет вразрез с идеологией государства-нации, выступая постнациональной стратегией. В условиях современного демократического государства происходит кризис традиционных представлений о правах человека; попытки применения универсалистских норм в мультиэтнических сообществах приводят к конфликтам. Компромиссная природа политики мультикультурализма связана со взаимными уступками со стороны большинства и меньшинств. Гражданство как иерархическая категория государственного устройства модернизируется в аспектах интеграции, паритета и защиты прав.

6. Уязвимость политики мультикультурализма тем больше, чем выше уровень неравенства в доступе к социально значимым ценностям и ресурсам и чем ниже уровень правовой культуры. Базовыми принципами мультикультурной интеграции являются: постепенность, создание экономических и социальных условий поддержки; трансформация институтов принимающей культуры; действенность законодательных актов против расизма, ксенофобии и терроризма; равный доступ к образовательным услугам и обеспечение нон-дискриминационных практик; формирование эффективного коммуникативного пространства; свобода выбора стиля жизни, языка обучения и общения, принадлежности к конфессии при безусловном соблюдении законодательства государства проживания; систематический мониторинг результативности программ межкультурного взаимопонимания и преодоления неравенства.

7. Вопросы мультикультурализма особенно усложняются в условиях роста межэтнической напряженности, этнофобий и нетерпимости в социально-экономической и духовной жизни современной России. На постсоветском пространстве большей степенью легитимности обладает идея многонациональности, воспринимающая нации в их этническом смысле, тогда как многокультурность отрицается как угроза сложившемуся социальному порядку. Содержание стереотипов и характер отношений между людьми зависят от того, как население способно адаптироваться к трудностям. Если такая адаптация происходит преимущественно в негативных формах, то важнейшим стабилизатором группового поведения становятся поиск и конструирование образа врага, борьба с которым компенсирует чувство страха и незащищенности. Там, где институциальный контроль и инфраструктура социальной поддержки сильнее, эти настроения приглушены и могут не быть мобилизованы.

8. В настоящее время существует поляризация мнений по поводу причин межэтнических конфликтов, принципов и механизмов их разрешения, что фиксируется проведенными опросами. Сотрудники милиции по своим служебным обязанностям чаще остальных россиян сталкиваются с проявлениями межэтнических конфликтов. Сравнительный анализ общественного мнения россиян и сотрудников органов внутренних дел указывает на более рельефное восприятие работниками милиции проблем межэтнического взаимодействия. На негативное влияние мигрантов на общую ситуацию в месте проживания указывают почти вдвое больше сотрудников органов внутренних дел, чем по выборке общероссийского опроса. Тем самым актуализируются особые стратегии по изменению ситуации со стороны законодателей, руководства страны и регионов, руководства органов внутренних дел, а также со стороны гражданского общества. Речь идет о специальных стратегиях профессиональной подготовки, направленных на то, чтобы профессионализация сотрудников правоохранительных органов включала формирование компетентности в вопросах мультикультурализма, толерантности и нон-дискриминации.

9. В зависимости от типа издания и целевой аудитории, как показывает проведенный анализ, политика репрезентаций в современной отечественной юридической периодике характеризуется разнородностью. Статьи, публикуемые в академических изданиях и ориентированные на интеллектуалов, в большей степени направлены на макроуровень процессов и явлений, включая международные, межгосударственные отношения. Материалы прикладного характера, рассчитанные на работников органов внутренних дел, зачастую ориентированы на микроуровень, что обусловливает более высокую эмоциональную насыщенность публикаций, конструирование взаимоотношений по схеме «свой-чужой». В профессиональной юридической периодике присутствует дискурс о мультикультурализме, толерантности и правах человека, что соответствует современной политической риторике и находит отражение в развитии юридической теории и правоприменительной практике. Наряду с этим зафиксированы свидетельства интолерантности и тенденция к усилению интолерантного дискурса.

Страницы: 1  2  3  4  5