Delist.ru

Архитектурный объект: образ и морфология (25.12.2006)

Автор: Янковская Юлия Сергеевна

– современной методологической базы теории архитектуры, нацеленной на понимание и разработку технологий, соответствующих сложным динамично изменяющимся явлениям формо- и типообразования в современной архитектуре в их структурной целостности и взаимодействии с окружающей средой;

– современных подходов к комплексному преподаванию в специализированных учебных заведениях архитектурного проектирования в современных условиях, и связанных с ним теоретических и гуманитарных дисциплин.

Значимость и реальная необходимость формирования нового научного направления развития теоретических исследований в области архитектуры, нацеленного на изучение межсубъектных взаимодействий в архитектурном процессе, обусловлена требованиями архитектурной практики в современных условиях, соответствующей им экономической ситуации, определяющей деятельность зодчих. Архитектура и строительство, как и вся производственная сфера в современной экономической ситуации ориентированы на потребителя, и, соответственно, разнообразие и качество продукции, - с одной стороны, и на личности архитектора, и, соответственно, качество его деятельности, - с другой. Т.е. в основе оптимального функционирования в современных рыночных условиях архитектурно-строительной деятельности лежит разработка методологии, технологии и механизмов оптимального взаимодействия субъектов-участников процессов проектирования, строительства и пользования архитектурным объектом. Выдвинутое в работе направление развития архитектурной теории нацелено: а) на преодоление стандартов, до сих пор во многом обуславливающих отечественную архитектурно-строительную деятельность; б) ориентацию на создание архитектурных объектов, способствующих максимальному удовлетворению разнообразных и быстроизменяющихся потребностей людей, что определяет эффективность архитектурной практики в современных условиях жесткой конкурентной борьбы и активно развивающейся в России в последние десятилетия культуры потребления.

В экономическом аспекте необходимость признания приоритета субъекта-потребителя определяется базовыми ориентирами мировой экономики на «изменяющуюся ценность», вносящую момент субъектности и создающую многообразие форм потребления и свободу субъекта-потребителя в реализации своих потребностей в архитектурном объекте. В экологическом аспекте приоритет субъекта и систем взаимодействий субъекта с природной средой обеспечивает формирование современных подходов к организации архитектурных объектов как эффективно функционирующих, динамичных и адаптивных по отношению к окружающей среде структур, оптимально взаимодействующих с окружающей средой.

Апробация работы. Основные положения работы были представлены архитектурной общественности на 45 конференциях и симпозиумах. Результаты работы внедрены в учебный процесс УралГАХА в лекционные курсы. Ряд результатов лег в основу методики учебного проектирования, опубликованной в двух учебных пособиях: «Малоэтажный жилой дом» (Екатеринбург, 2002) и «Современное малоэтажное жилище» (Екатеринбург, 2003). Вторая из указанных работ допущена в качестве учебного пособия для студентов по специальности 2901 «Архитектура» УМО Минобразования РФ. Прикладное значение результатов исследования экспериментально проверено в курсовом и дипломном проектировании (специализация АЖОЗ), а также в реальном и экспериментальном проектировании жилых и общественных зданий. Внедрение результатов работы в прикладной курс «архитектурное проектирование» получило признание на Международных смотрах-конкурсах, где были отмечены дипломные работы студентов, выполненные под руководством автора.

По теме диссертации автором опубликовано две монографии «Семиотика в архитектуре – диалог во взаимодействии: Место семиотических исследований в современной теории архитектуры» (Екатеринбург, 2003) – отмечена дипломом МООСАО I степени (в 2004г.); «Образ и морфология архитектурного объекта» (Екатеринбург, 2004).

Материалы исследования представлены автором в отчете по НИР по гранту Министерства образования по фундаментальным исследованиям в области технических наук. Шифр гранта ТО2-12.1-2741. Наименование НИР по гранту – «Актуальные проблемы архитектурного проектирования: методические основы взаимосвязи композиционного и типологического проектирования». Номер госрегистрации 01.2.00 310040 во ВНТИЦентре.

Структура и объем работы: Диссертация изложена в двух томах; первый том на 270 стр. и включает в себя: введение, четыре главы, заключение, кроме того - 19 аналитических таблиц; список литературы – 264 наименований, одно приложение; второй том включает иллюстративные материалы на 136 стр. Очередность решения задач определила структуру работы:

Глава 1. Образ и формообразование – эволюция представлений в архитектурной теории XX века

Глава 2. Образ архитектурного объекта

Глава 3. Морфология архитектурного объекта

Глава 4. Архитектурный объект

Глава 5. Архитектурная деятельность

Заключение.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Образ и формообразование – эволюция представлений в архитектурной теории XX века» рассматривается генезис профессиональных представлений, лежащий в основе перехода к пониманию значимости межсубъектных взаимодействий в архитектурном процессе. Последовательно раскрывается:

– философско-психологический аспект;

– архитектурно-семиотический аспект.

Философско-психологический аспект. В диссертации рассматривается влияние следующих психологических концепций: бихевиоризм, гештальтпсихология, функционализм, формализм, деятельностный и системно-деятельностный подходы, когнитивный подход, феноменологический подход. Все рассмотренные нами концепции, кроме бихевиоризма, ставили на первый план изучения пространственной формы образ как основу восприятия: от трактовки целостной перцептивной структуры в гештальтпсихологии (и родственных ей направлениях) до трактовок, связанных с характером деятельности субъекта в предметном мире (деятельностный подход), и определивших методологическую позицию диссертационной работы, трактовок образа в качестве семиотического инструмента (когнитивный подход), формы отношения к миру и взаимодействия с бытием, в которой выделяются ряд онтологических слоев и чувственных признаков (феноменологическая позиция, восстанавливающая в правах объективный статус образа). Влияние бихевиоризма основывается на внедрении концепции «ролевого поведения».

На основании анализа развития внестилевых представлений об архитектурном формообразовании, складывавшихся в России под влиянием философско-психологических течений, можно выделить два наиболее значимых для данного исследования направления: композиционное и феноменологическое. Феноменологическое направление в отечественном архитектуроведении сформировалось в философско-искусствоведческой теории А.Г. Габричевского, основанной на поиске первичных элементов «художественно-пластического переживания»: пространство и масса, категории вещи и жизни, ядра и оболочки, жеста и следа. В первой половине XX века дальнейшее становление феноменологического подхода было насильственно прервано и не получило полноценного развития, хотя и имело единомышленников и последователей, что можно объяснить, с одной стороны, сложившейся политической и идеологической ситуацией в стране в те годы, с другой, опережением теорией существующих материальных средств архитектуры 1920-х. В 1920-1930-х годах феноменологическая концепция А. Г. Габричевского была органично вплетена в мировоззренческое поле русской мысли. Определенное развитие феноменологическое направление отечественного формообразования 1920–1930-х годов получило в современных нам работах как философско-искусствоведческого так архитектурного характера.

На основании сравнительного анализа композиционного (объект–субъектного) и феноменологического (субъект–объектного) направлений внестилевого формообразования следует подчеркнуть, что при наличии общего корня (формального метода) их принципиально отличает разница философских позиций:

– объект–субъектную (композиционную) традицию определяет позиция: человек, противостоящий архитектурному объекту; специфика восприятия (в основном зрительная) обуславливает подходы и формирует приемы и правила создания новых объектов как навязываемых человеку систем;

– субъект–объектную (феноменологическую) трактовку определяет позиция: человек, переживающий свое телесное присутствие в мире вещей, оставляя след на мертвой материи, порождает объект (или систему объектов) как оболочку-границу, соответствующую своим потребностям среду обитания.

Феноменологическая как субъект–объектная традиция изначально была обращена к истокам: телесность пространственного переживания и, соответственно, «барьерность» формообразования; композиционная – к регулированию формообразующей творческой деятельности; поэтому феноменологическое направление концептуально первично по отношению к композиционному.

Очевидно что, о полноценной истории развития можно говорить только в рамках композиционного направления формообразования. По мере развития психологических воззрений на природу восприятия происходило развитие, расширение понятия «композиция»: от организации форм в соответствии с закономерностями восприятия, до организации процесса создания и восприятия/ взаимодействия человека с объектом в контексте окружающей среды. Размывание понятия «композиция» способствовало появлению внешних структурирующих композиционные представления средств, одним из которых стала семиотика. В диссертации выделены основные стадии развития семиотических подходов в теории композиции: формальная, дополнительная, типологическая ; средовая, бытийно-осмысляющая - эта стадия является наиболее перспективной и соответствует направленности диссертационного исследования.

Архитектурно-семиотический аспект раскрывает генезис композиционных и архитектурно-семиотических представлений о зодчестве. Появление и развитие формальных методов сначала в искусствоведении, а потом и в теории архитектуры, способствовало развитию композиционных приемов и правил построения объекта. В противовес формализму в первой половине XX века в искусствоведении появилась иконология, в ее основе лежало выявление влияния мировоззренческих установок, культурных связей, контекста произведения. Структурализм, пришедший из лингвистики, объединил в себе основы формальных и иконологических методов и рассматривал произведение как совокупность знаков, определяющих структуру произведения. Семиотика являлась порождением и дальнейшим развитием формального метода (в лингвистике, куда он проник из искусствоведения) и ориентировалась на коммуникативную сферу, рассматривающую объекты во взаимодействии друг с другом и с общими системами: историей, культурой, религией.

С 1960-х годов методы структурализма, а затем и семиотики стали применяться для объяснения и архитектурных систем и формирования основ архитектурной семиотики, определив ее основные направления: классификации архитектурных знаков, поиски языковых аналогий и приемы структурирования языка архитектуры; анализ произведений архитектуры как непреднамеренных знаков. На основе работ 1990 – 2005-х годов в диссертации классифицированы основные современные направления архитектурно-семиотических исследований: композиционно-семиотические; семиотические исследования проектирования; историко-семиотические; семиотико-герменевтические, социосемиотические.

Основной проблемой развития архитектурной семиотики в рамках композиционного направления остается ее методологическая зависимость от лингвистических и культурологических аналогов (рассматривающих совокупности знаковых систем/текстов и их взаимовлияние, переводимость/непереводимость, творческие механизмы смыслообразования, герменевтичесие трактовки форм и пространств), не отвечающая в полной мере специфике деятельности зодчего по организации пространства для жизнедеятельности человека. При всей ограниченности применения в зодчестве архитектурно-семиотических подходов нельзя не подчеркнуть их значимость с точки зрения акцентирования роли субъекта-интерпретатора, наделяющего архитектурную форму множеством значений и смыслов.

Феноменологическое направление, в отличие от композиционного, исходя из своей философской обусловленности, изначально было ориентировано на раскрытие ценностно-смыслового мира человека в формообразующем жесте и его закреплении в материальной форме.

В целом можно выделить три различных подхода к семиотическим исследованиям: лингвистический, образно-ассоциативный, экзистенциальный, связывающий феноменологические традиции с обоснованным применением семиотического подхода. Использование семиотических методов в диссертации лежит в этом русле, поэтому в работе семиотические методы используются только для анализа механизмов сознания, отвечающих за познавательный и коммуникативный аспекты взаимодействия человека и архитектурного объекта. Такое рассмотрение видится наиболее плодотворным и соответствующим (не противоречащим) преобразовательной функции зодчества. На основании этого в диссертации выдвигается понятие «семиотические механизмы в архитектуре» – когнитивные механизмы коммуникации, с помощью которых люди сохраняют, интерпретируют и используют информацию, полученную в архитектурной среде, позволяющее адекватно описывать и анализировать семиотические процессы в зодчестве. Это понятие позволяет корректно вводить позицию субъекта-потребителя, лежащую в основе понимания специфики межсубъектных взаимодействий в архитектурной деятельности.

Во второй главе «Образ архитектурного объекта» раскрывается базовое понятие исследования, которое лежит в основе корректного описания и обоснования эффективности межсубъектных взаимодействий в архитектуре и внедрения ценностного компонента в проектную деятельность, позволяющую максимально понять и осуществить в архитектурном объекте возможность реализации разнообразия потребностей современного человека. В главе рассматриваются три аспекта:

– коммуникативная функция образа;

– образная структура архитектурного объекта;

– семиотические механизмы формирования образа.

Коммуникативная функция образа в архитектурном процессе раскрывается в диссертации в двух аспектах: как коммуникация «архитектор–произведение–потребитель» и как коммуникация «человек–архитектурный объект–среда». Осуществление коммуникации «архитектор–произведение–потребитель» – идеально и в действительности достаточно условно, т.к. в реальной проектной деятельности на архитектора и реализацию творческого замысла воздействует достаточно много разнородных факторов, далеко не все реализуется в проекте и тем более не все, заложенное архитектором, может быть воспринято зрителем. Исходя из общей направленности работы, дальнейший анализ продуктивен только для второго аспекта коммуникационного процесса «человек–архитектурный объект–среда», который раскрывается в диссертации, являясь основой развития творческого коммуникативного процесса «архитектор–потребитель–архитектурный объект–потребитель».

В диссертации в качестве исходного для дальнейших рассуждений выдвинуто положение, рассматривающее образ архитектурного объекта как основу коммуникативного процесса, происходящего при взаимодействии человека со зданием/средой, и является основой для понимания специфики поэтапного формирования потребностей современного человека и эффективного взаимодействия архитектор – потребитель в проектном процессе. Следуя феноменологической традиции, мы исходим из объективного статуса образа, конструируемого как целостность, в которой выделяется ряд онтологических слоев предмета и набор его чувственно воспринимаемых признаков. Чувственная ткань фиксирует основные воспринимаемые свойства архитектурного объекта – их морфологические характеристики. Интеллектуальное значение чувственно воспринимаемые морфологические характеристики архитектурного объекта приобретают через семиотическую функцию естественного языка. Каждый новый образ как результат взаимодействия или творческого представления архитектурного объекта обогащает прежний опыт взаимодействия с окружающим миром и обогащает образ мира – условие возможности переживания реальности, которое формируется у отдельного человека под влиянием семиотического пространства культуры, передается через язык и является основой формирования его ценностных ориентиров.

Образная структура архитектурного объекта. Специфика разработанной в диссертации модели определяется выделением слоев образной структуры и семиотических механизмов их формирования. Рассмотрение образа через этапность, процессуальность его формирования позволяет выделить в нем более устойчивые ценностные компоненты, определяемые телесностью человека, и социально-обусловленные ориентиры, определяющие наличие разнообразие потребностей современного человека.

Отличие данной модели от существующих в архитектурной теории подходов – выделение слоев образной структуры определяется приоритетным видом мышления и, соответственно, характером обусловленности: языковой (социально-культурной) или телесной, обеспечивающей анонимность и общность опыта.

Автором выделяются следующие составляющие образной структуры архитектурного объекта:

– образ ориентации в большей степени формируется под влиянием наглядно-действенного мышления и телесно-чувственной составляющей взаимодействия с объектом; отвечает на вопросы: где я? куда идти?

загрузка...