Delist.ru

Архитектурный объект: образ и морфология (25.12.2006)

Автор: Янковская Юлия Сергеевна

Предмет – особенности образной и морфологической структуры архитектурного объекта, создаваемого в межсубъектном взаимодействии.

Цель данного исследования – разработка теории архитектурной деятельности в условиях межсубъектного взаимодействия в соответствии с быстроизменяющимися потребностями современного человека. И в ее рамках планируется создание концепции архитектурного объекта, построенной на взаимосвязи образа (как совокупности ценностных характеристик) и морфологии; развивающейся типологической системы; концепции архитектурного проектирования в современных рыночных условиях (построенной на приоритете субъекта-потребителя).

Границы исследования:

Архитектурный объект рассматривается в условиях постиндустриального общества. Исследование ограничено архитектурой жилых и общественных зданий, градостроительный и средовой аспекты анализируются только для дополнительных характеристик. Типологизация архитектурных объектов проводилась на предметном поле новейшей архитектуры.

Работа носит методологический характер; проблемы технологии конкретных построений межсубъектных взаимодействий, систем документооборота и пр. в маркетинговых и менеджментских стратегиях зодчества не рассматриваются. Также в задачи данной работы не входит построение частных риэлтерских типологий, включающих конкретные экономические показатели и системы оценок зданий (жилых и общественных). Хотя автором утверждается возможность, целесообразность и корректность таких построений на основе представленной в работе методологической базы.

ВВАнализ морфологических характеристик архитектурного объекта в данной работе сосредоточен на пространственных и пластических характеристиках архитектурной формы, раскрытие свето-цветовых отношений подробно не рассматривается.

Образ архитектурного объекта нас интересует в большей степени в прикладном аспекте как носитель ценностных характеристик, являющихся базовыми ориентирами для современной концепции «всеобщей экономики» с ее проблемой избытка, демонстративного потребления и разнообразия изменяющихся потребностей современного человека – основы рыночных отношений. Искусствоведческий аспект трактовки образа как носителя субъективных значений и смыслов для данной работы – вторичен.

Поставленная цель объясняет специфику выбора подходов и методов исследования. Феноменологический подход определил исходную мировоззренческую позицию автора, ракурс рассмотрения архитектурного объекта как телесно-переживаемого человеком в процессе взаимодействия, и, в соответствии с этим, выделение образа и морфологии в качестве базовых представлений. Выбор структур в качестве аналитического инструментария конструирования взаимообусловленных моделей образа и морфологии архитектурного объекта видится наиболее адекватным объекту исследования, так как предполагает выделение совокупности устойчивых связей, обеспечивающих их воспроизводимость при изменяющихся условиях и являющихся производными от социального действия и взаимодействия. Применение современных аналитических и конструктивных методов позволило адекватно описать процессы становления, развития сложных нелинейных явлений в современном зодчестве и в процессах архитектурной деятельности. Методология гуманитарного проектирования, принятая в работе, нацелена на разрешение противоречий участников архитектурного проектирования в организации архитектурного объекта и его ценностной составляющей – образа и структуры – морфологии.

Принципиальное значение для работы имеет современный типологический подход, не сводимый, в отличие от традиционного, к классификации, обусловленной функциональными или иными особенностями объектов, а ориентированный на понимание сложных явлений формо- и типообразования в современной архитектуре через формирование целостного конструкта, выполняющего функцию обоснования, сравнения и выделения минимума базовых форм (базовых типов) и их инвариантов за счет смещений и модификаций, покрывающих все рассматриваемое предметное поле. Полноценной авторской разработкой в области методологии является предложенный в работе новый архитектурный типологический метод, лежащий в основе формирования развивающейся типологической системы, ориентированной на поиск оптимальных процедур и потенциальных возможностей, как конструирования структур архитектурных объектов, так и определения совокупности их потребительских качеств в современном постиндустриальном мире.

Также в работе используются и традиционные методы: метод историко-генетического анализа применялся при рассмотрении эволюции внестилевых представлений о формообразовании в зодчестве и их философско-психологической обусловленности, метод моделирования при построении базовых моделей исследования, графоаналитический метод для визуальной фиксации результатов исследования.

Цель работы определила постановку и последовательность основных задач диссертационного исследования:

А) Выявить генезис профессиональных представлений, лежащий в основе перехода к межсубъектному взаимодействию в архитектуре, через:

– раскрытие специфики развития внестилевых представлений о формообразовании и роли понятия «образ» в архитектурной теории XX века;

– определение роли и места архитектурно-семиотических исследований.

Б) Сформировать терминологический и аналитический аппарат как способ корректного введения и описания межсубъектных взаимодействий в архитектурном проектировании:

– предъявление категории «образ» в качестве базового представления, лежащего в основе любого взаимодействия «человек – архитектурный объект»;

– выделение и раскрытие специфики работы семиотических механизмов, лежащих в основе формирования образа архитектурного объекта;

– переход от традиционного описания морфологии к конструированию принципов моделирования морфологической структуры объекта, исходящих из приоритета потребностей различных субъектов.

В) Конструирование адекватного объекта теоретического знания и формирование на его основе базовых теоретических положений:

создание концепции переживаемого архитектурного объекта, построенной на обобщении сформированных представлений об образе и морфологии;

работка развивающейся типологической системы, включающей: типологизацию архитектурных объектов, концепцию архитектурного формообразования, концепцию модальности архитектурного объекта;

Г) Предъявление и обоснование теории архитектурной деятельности в постиндустриальном обществе (в условиях межсубъектного взаимодействия и быстроизменяющихся потребностей современного мира).

Степень изученности проблемы и научный контекст исследования:

С точки зрения общего характера исследования данная работа является развитием и переосмыслением с современных методологических позиций отечественного феноменологического направления в архитектуроведении, фундамент которой был заложен А.Г. Габричевским еще в 1920-х годах. Комплексная философско-искусствоведческая система А.Г. Габричевского не получила полноценного развития, хотя и имела единомышленников: В. Кандинского, П. Флоренского, В. Фаворского и др. и последователей: Д. Аркина, В. Маркузона и др., но предвосхищала и раскрывала ряд тенденций, появившихся значительно позже в трудах западных теоретиков зодчества: Кр. Норберга-Шульца, Кр. Дея, Х. Мутаньола-Торнберга и пришедших в Россию через интерпретации зарубежных авторов М. Хайдеггера, М. Мерло-Понти, П. Рикера.

Исходя из феноменологического дискурса, основополагающее положение которого – телесность пространственного переживания как изначальная основа зодчества, вытекает обращение автора к рассмотрению архитектурного объекта как переживаемого человеком в процессе взаимодействия. Такой взгляд обращен к пересмотру традиционного представления об «объекте» как части бытия, противостоящей человеку в его познании и деятельности и обуславливающее эту деятельность обстоятельство; это представление было основой традиционной функциональной типологии, представленной в работах С.Г. Змеула, Б.А. Маханько, И.Е. Рожина, А.И. Урбаха, В.В. Адамовича, Б.Г. Бархина, Н.Н. Кима и Т.Г. Маклакова, А.А. Миловидова и др.

Принципиальным и основополагающим моментом для понимания необходимости и принципиальной значимости формирования полисубъектной позиции в архитектуре (ориентации на межсубъектные взаимодействия в архитектурном процессе) как основы новой формы теоретического знания альтернативной традиционно сложившимся представлениям является фундаментальная докторская работа И.Г. Лежавы и ее дальнейшее двадцатилетнее развитие. Значимость этой работы трудно переоценить в контексте перехода к ориентированной на системы взаимодействующих субъектов теории, который достаточно сложен и проблематичен в зодчестве, традиционно ориентированном на материальный объект, – здание, сооружение, город и т.д. Для обоснования возможности изменения внутрипрофессиональных приоритетов необходимо было:

- преодоление функциональной обусловленности зодчества и акцентирование принципиальной полифункциональности архитектурной формы в морфологических типологиях;

- акцентирование субъективности интерпретаций в семиотических концепциях зодчества, с одной стороны, и демонстрация ограниченности, описательности и отсутствия практического выхода таких концепций – с другой;

- демонстрация неэффективности традиционных архитектурно-психологических исследований формы и формообразования, переход к «барьерной» концепции архитектурной формы и к поиску «основ архитектурной геометрии», приводящих к пониманию принципиальной ограниченности архитектурной теории как теории архитектурной формы;

- демонстрация ограниченности и несоответствия современным требованиям традиционной объектно-ориентированной архитектурно-искусствоведческой терминологии.

Раскрытие такой базовой категории работы как «образ архитектурного объекта» также лежит в русле традиции феноменологического подхода в теории архитектуры, представленного в трудах Д.Е. Акрина, Кр. Норберга-Шульца и не разделяет акцентирования создания «художественного образа» автором-творцом (концепция А.Г. Габричевского). Формирование в процессе восприятия образа-отношения, основанного на мировоззрении зрителя, развивает позицию В.Л. Глазычева, Г.С. Лебедевой и др., не разделяя при этом положения об отсутствии образа в проектном сознании. Поскольку постановка проблемы работы не может быть реализована без привлечения смежных научных областей, следует определить методологическую основу, обусловившую характер авторского дискурса:

– принятая в работе позиция рассмотрения понятия «образ» с точки зрения правомерности выделения в его целостности онтологических слоев объекта и чувственно воспринимаемых признаков основана на положениях феноменологии Э. Гуссерля и ее развитии в работах М. Мерло-Понти и феноменологической психологии К. Роджерса; образ как семиотический инструмент базируется на концепциях Ж. Пиаже; связь образа с языком лежит в русле семиотических концепций Р. Барта и находит свое подтверждение в русле отечественного деятельностного подхода в психологии;

– выделение в процессе восприятия психофизиологической и интеллектуальной, подверженной социально-историческим изменениям составляющих базируется на исследованиях Г. Вельфлина, П.А. Флоренского, Э. Гомбрихта, У. Эко, М. Бензе, Л. Немета;

Кроме того, автором привлекался и более широкий спектр работ, посвященных проблеме образа в архитектуре, в том числе и знаково-информационная трактовка образа А.Г. Габричевским, А.В. Иконниковым, Б.Г. Бархиным, Г.Ю. Сомовым и др., а также работы по проблемам образа в эстетике и искусствоведении.

Подход к трактовке морфологических характеристик архитектурной формы опирается на классические для современного архитектуроведения работы Г. Вельфлина и А. Гильдебранда, А. Бринкмана, В. Гроппиуса, З. Гидиона, И. Араухо, Р. Арнхейма, А.Г. Габричевского, Н. Ладовского, В. Ф. Кринского, Я Чернихова, И.В. Жолтовского и др. Автор продолжает традицию А. Бринкмана и А. Шмарзова, выделявших в качестве первичных категорий формы «пластику» и «пространство». Понятие «архитектурная форма», исходя из общей направленности работы, трактуется как внешнее очертание, воспринимаемый вид объекта, способ организации морфологических характеристик объекта; т.е. в данном случае понятие «форма» апеллирует к основным воспринимаемым свойствам объекта – его морфологии.

Анализ морфологической структуры архитектурного объекта с позиции «барьерного метода» как наиболее адекватного способа пространственно-телесного описания, с одной стороны, переосмысляет, конкретизирует и приводит в соответствие требованиям современного зодчества философско-искусствоведческие представления А. Габричевского, с другой – развивает более современные нам подходы И.Г. Лежавы, Л. Кана, Кр. Норберга-Шульца, и др., берущие свое начало в анализе оппозиции «пустота-масса» в работах Р. Арнхейма, М. Гинзбурга, Б. Дзеви и др., но использует этот метод не в визуально-геометрической, а в феноменологической перспективе. Кроме того, исследование морфологической структуры объекта опирается на понимание «структуры» не как в структурализме и др. макротеориях – нечто первичное и независимое от индивидов, а с позиции микротеорий, на современном этапе науки развивающих феноменологический подход (этнометодологии, топологии социальной и др.) рассматривающих появление структур как производных социального действия и взаимодействия.

Позиция автора по отношению к типологизации в зодчестве находится в русле поиска альтернативы традиционному функциональному подходу, и в этом направлении вели свои исследования ряд авторов: А. Росси (типология на основе устойчивых геометрических архетипов языка зодчества), Л. и Р. Крие (типология на основе проообразов и структурных архетипов пространств), А.В. Боков (типологизация на основе геометрических универсалий), Л. Кан (в его работах можно выделить типологию на основе структуры связей), И.Г. Лежава (типологическая система как компоновочная грамматика), и др. Принципиальным отличием типологического подхода, применяемого в работе, является его эвристическая направленность, не сводимость к классификации, обусловленной какими-то ни было особенностями объектов, а ориентация на понимание сложных явлений формо- и типообразования в современной архитектуре в их структурной самодостаточности, становлении, взаимодействии со средой через формирование идеализированной модели, обеспечивающей функционирование развивающейся типологической системы. С точки зрения методологии типологический подход, принятый в диссертации, базируется на современных фундаментальных исследованиях, в том числе В.И. Плотникова, и развивает традиции гуманитарных типологизаций М. Бахтина, М. Вебера, нарративной типологии западного литературоведения, метода построения конструктивных типов Г. Беккера.

Концепция формообразования, сформулированная в диссертации, ориентирована на создание новых формообразующих структур архитектурных объектов, определяющих характер взаимоотношений человек–архитектурный объект–среда–культура. Она развивает современные представления, ознаменовавшие переход от приоритета закономерностей материально-конструктивной организации архитектурного объекта (Н. Ладовский, И. Голосов, А. Веснин, К. Мельников, И. Леонидов, И. Жолтовский и др.), связи его внешних и внутренних пространств (Ф.Л. Райт, Мис ван дер Роэ, Ле Корбюзье, А. Аалто и др.), к позиции создания архитектурного объекта как системы восприятий и интерпретаций (Л. Кана, Р. Крие, П. Портогези и др.). Рассматривая формообразование как создание переживаемого человеком объекта, выстраивающего и материально фиксирующего отношение к миру, окружающей среде, культуре, автор не разделяет декларирование «языковых» (И. Фомин и др.), дематериализующе «текстовых» и декларативно разрушительных (П. Эйзенман, Х. Фуджи и др.) концепций, способов и подходов к организации архитектурной формы.

Концепция модальности архитектурного объекта опирается и развивает в гуманистическом направлении идеи «динамической адаптации архитектурных объектов» Н.А. Сапрыкиной и фундаментальные положения о влиянии характеристик внешней среды на формообразование: характер наружных ограждений и организации внутренних пространств зданий. Эти положения были заложены в трудах отечественных авторов: В.К. Лицкевича, Н.В. Оболенского, В.М. Фирсанова, Б.М. Давидсона, Ю.А. Табунщикова и др. Рассмотрение эколого-средовых характеристик зданий опирается также на работы Ю.И. Курбатова, О.Г. Максимова, В.А. Нефедова, связывающие архитектуру зданий с ландшафтом и спецификой внедрения природных компонентов в структуру архитектурного объекта. На формирование концепции модальности оказали влияние зарубежные публикации по современной «эко-тек» архитектуре Р. Саксона, К. Слессора, М. Виггинтина и проектная деятельность архитекторов Н. Фостера, Н. Гримшоу, Р. Роджерса, Р. Пиано, Т. Херцога, Ж. Нувеля и др.

Архитектурная деятельность рассматривается в работе в контексте профессиональной деятельности в понимании М. Вебера, автор не разделяет противопоставления «архитектура как ремесло и как профессия» А.Г. Раппапорта. Автор разделяет позицию А.В. Крашенинникова о востребованности профессионального маркетинга (градостроительного), но сосредотачивает свою работу в области архитектуры зданий и методологического оснащения именно архитектурного маркетинга. Формирование внутрипрофессионального архитектурного маркетинга и менеджмента рассматривается автором в русле работ Э. Мэйо, А. Маслоу, Мак-Грегора (сторонников «теории человеческих отношений»).

загрузка...