Delist.ru

Образы прошлого в структуре политической культуры России (25.04.2007)

Автор: Глебова Ирина Игоревна

Диссертант считает партию власти не узко партийной, но широкой многоцелевой задачей, предполагающей создание нового «социально-властного» организма и имеющей несколько измерений. Прежде всего, это способ упорядочивания нового политического пространства (по принципу подчинения публично-политического начала властно-бюрократическому), «деприватизации» медийной среды, навязывания определенных политических смыслов «массовому зрителю». Кроме того, это попытка создания привластной группы (или одной из «посредствующих властей»), с помощью которой власть будет управлять обществом. Она может принимать разные формы: так, сейчас очевидны попытки ее преобразования в партийную систему власти, что больше соответствует нынешнему состоянию социума. В работе доказывается, что через свою партию власть пытается реализовать идею «общественного договора», достичь базового социального консенсуса. Только не по поводу общества и личности, а по поводу и с позиций власти.

В заключении главы делаются следующие выводы: создание партии власти не было связано с обращением к актуальной политической традиции, использованием сохраненного и критически «проработанного» опыта. Напротив, это одна из забытых политических идей, смутный образ (из) прошлого, о котором современная власть не знает и, видимо, не хочет вспоминать. При этом, реализуя собственный проект, воспроизводит в основных чертах «находки» предшественников. Так проявляется специфика отношения русской власти к своему наследию: политические идеи и практики, отработав свое, отбрасываются, забываются, а затем, по мере надобности, изобретаются вновь. Воспроизводя традиционную логику политической преемственности в России, ориентирующую не на развитие через критическую саморефлексию, а на выживание, самосохранение, власть обрекает себя на хаотические, судорожные действия (по типу «вызов»–«реакция»), во многом повторяющие прежние, уже предпринимавшиеся в сходных условиях. Это демонстрируют как практики властной трансляции и легитимации, рассмотренные в ретроспективной проекции, так и история партии власти. В конечном счете, традиционный тип наследования (среди прочего) препятствует обновлению природы власти, преобразованию ее отношений с обществом.

В Заключении формулируются основные выводы диссертационного исследования.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Монографии и сборники

1. Политическая культура России: Образы прошлого и современность. – М.: Наука, 2006. – 22,0 п.л.

2. Ранний постсоветизм в политико-историческом контексте. – М.: ИНИОН РАН, 2006. – 16,25 п.л.

3. Как Россия справилась с демократией. – М.: РОССПЭН, 2006. – 6,0 п.л.

1. Русский ХХ век: между Смутой и Порядком (от «развитого властепорядка» к смуте 90-х) // Полития. – М., 2006. – № 6. – 3,0 п.л.

2. Функции образов прошлого в политической культуре // Политическая наука. – М., 2006. – № 3. – 2,0 п.л.

3. Травматическое прошлое и национальная политическая культура // Политическая наука. – М., 2006. –№ 3. – 0,8 п.л.

4. Политическая культура современной России: Новые расколы // Россия и современный мир. – 2006. – № 1. – 1,7 п.л.

5. Новая русская власть и общество массового потребления // Россия и современный мир. – 2006. – № 3. – 1,4 п.л.

6. Русский ХХ век: между Смутой и Порядком (от революции до сталинского порядка) // Полития. – М., 2006. – № 5. – 3,0 п.л.

7. Политическая культура современной России: облики новой русской власти и социальные расколы // Полис. – М., 2006. – № 1. – 1,3 п.л.

8. «Святая старица» русской власти // Россия и современный мир. – 2005. – № 1. – 1,0 п.л.

9. Партия Власти в русской публичной политике // Политическая наука. – М., 2005. – № 1. – 1,5 п.л.

10. Освоение прошлого как научно-информационная задача // Теория и практика общественно-научной информации. – М., 2005. – Вып. 19. – 2,0 п.л.

11. Образ великой княгини Елизаветы Федоровны в современном информационно-символическом пространстве // Россия и современный мир. – 2005. – № 2. – 0,8 п.л.

12. Между Смутой и Порядком: Россия без публичной политики // Политическая наука. – М., 2005. – № 1. – 3,0 п.л.

13. Женские образы русской политики (великая княгиня Елизавета Федоровна) // Политическая наука. – М., 2005. – № 4. – 1,8 п.л.

14. Партия Власти: Исторический опыт и современность // Синтез цивилизации и культуры. – М., 2004. – Вып. 2. – 1,0 п.л.

15. Партия власти // Полис. – М., 2004. – № 2. – 0,8 п.л.

16. Образы русской власти // Полития. – М., 2004. – № 3. – 1,8 п.л.

17. Как в царской России создавали партию власти // Политический журнал. – М., 2004. – № 25. – 0,4 п.л.

18. Беспартийная Власть и ее партийная организация // Политическая наука в современной России: Время поиска и контуры эволюции: Ежегодник РАПН. – М., 2004. – 1,2 п.л.

19. «Холостых залпов не давать» // Родина. – М., 2003. – № 10. – 0,6 п.л.

20. Коммуникативные измерения глобальных процессов // Синтез цивилизации и культуры. – М., 2003. – Вып.1. – 1,0 п.л.

21. Задача государства – «создание твердо сплоченной консервативной партии порядка» // Россия и современный мир. – М., 2003. – № 3. – 1,2 п.л.

22. «Вы единственный из моих слуг, на которого я могу совершенно положиться» // Исторический архив. – М., 2003. – № 4. – 1,0 п.л.

23. Принципы и основание профессионализации PR в политической коммуникации. // «Новая» Россия: политическое знание и политологическое образование. – М., 2000. – 0,3 п.л.

24. Публикаторская деятельность и проблемы формирования информационного исторического пространства // Россия в Новое время: Историческая традиция и проблемы самоидентификации. – М., 1996. – 0,2 п.л.

Публикации в СМИ

Партию власти задумали при императоре. // Известия. – М., 07.07.2003. – 0,2 п.л.

Верхи и низы: новая консолидация // Независимая газета. – М., 15.12.2006. – С.11. – 0,5 п.л.

Верхи и низы: постсоветские метаморфозы // Независимая газета. – М., 12.01.2007. – С.11. – 0,5 п.л.

Речь идет о глубинных, устойчивых структурах политической культуры, действие которых задает своеобразную «генетическую программу». Политико-культурная динамика во многом регулируется этой программой. В то же время развитие связано не только с реализацией «генетического» влияния, но и постоянным выбором способов преемственности. В периоды трансформаций влияние культурного кода («генотипа») усиливается, что ощущается и в «изобретенных» социальных практиках.

См.: Almond G. Comparative political systems // J. of politics. Austin, 1956. Vol.18, N 3; Almond G., Verba S. The civic culture: Political attitudes and democracy in five countries. Princeton, 1963. См. также: Aron R. Democratie et totalitarisme. P., 1965; Pye L. Political culture // International encyclopedia of the social sciences. N.Y., 1965. Vol.12; Green J. Changing interpretations of early american politics // Interpreting early America: Historiographical essays. Charlottensville, 1996; Формизано Р. Понятие политической культуры // Pro et contra. 2002. Т.7, № 3. С.183-194 и др.

Halbwach M. Les cadres sociaux de la memoire. P., 1925. См. также: Halbwachs M. La memoire collective. P., 1950.

Мангейм К. Идеология и утопия. М., 1994.

загрузка...