Delist.ru

Политические механизмы и технологии российско-белорусской интеграции (25.04.2007)

Автор: Бахлова Ольга Владимировна

Анализ интеграционной политики России и Белоруссии осуществляется с позиций теории элит, теории федерализма, концепций демократического транзита, во многом – через призму интересов России и во взаимосвязи с внутренней и внешней политикой. Весь комплекс многоплановых исследований на этом направлении можно разделить на несколько подгрупп.

1. Работы общего характера: как монографии, так и отдельные аналитические статьи отечественных и зарубежных авторов, в которых раскрываются концепции «державности» (А. Д. Богатуров), «хозяина» (Д. Е. Фурман), «нового прагматизма» (Т. Валовая, Я. Мухина, Н. Федулова и др.). Особо выделим монографии Ю. Ф. Година и Н. Б. Пастуховой. Однако в них либо недостаточно освещаются важнейшие концептуальные и технологические вопросы в плоскости интеграционного строительства, либо делается упор на социально-экономическую сферу. Отметим, что для белорусских исследователей более характерны указания на парадоксальность, политизацию, виртуальность российско-белорусской интеграции (В. Карбалевич, Л. Заико и др.). В зарубежных или совместных работах прослеживается также связь политики России и Белоруссии с попытками «имперского реванша», установления авторитаризма и пр. (О. Лухтерхандт, Х. Тиммерман и др.).

2. Исследования, центральными для авторов которых являются политические вопросы. Большой интерес вызывают работы Е. И. Дмитриева и М. Н. Хурса, К. Коктыша, Т. А. Шаклеиной. Заслуживает внимания попытка проследить взаимодействие внутриполитических процессов и развития интеграции, использование политическими акторами в обоих государствах идеи интеграции, т. е. обращение к проблеме политического сообщества в процессе интеграции.

Нередко авторами указывается на консервативность действий правящих политических элит стран СНГ, вызов сложившемуся «политическому пакту» со стороны «демократических революций» (К. Затулин, Б. Майсснер, А. Мошес, Д. М. Фельдман и др.). Ставится проблема глобального «интеграционного» выбора как для России – между Западом, Европой и Евразией, причем в качестве наиболее востребованного варианта интеграционной идеологии для нее рассматривается «неоевразийство» (В. Бабак, К. Пурсинен, Р. Хауг и др.), так и для Белоруссии, в представлении многих авторов – «прифронтового государства», режим которого испытывает внутреннее и внешнее давление (В. Зайончковский, В. Конобеев, М. Штаак и др.).

3. Исследуются отдельные сферы и направления интеграционного взаимодействия в разных форматах, вопросы политико-правовой природы, формы СНГ и субрегиональных объединений, в том числе Союза и Союзного государства Беларуси и России, которые чаще всего признаются сложными образованиями с тенденцией к федерализации (С. А. Авакьян, В. Г. Вишняков, Н. А. Михалева и др.).

В целом высказываются различные мнения по вопросам российско-белорусского союза, интеграционной политики России – от пессимистичных (М. Делягин, Т. Гомар и др.) до умеренно оптимистичных (Н. Федулова, Н. Зиядуллаев, Р. Евзеров). Примечательным можно считать то обстоятельство, что большинство авторов не склонны к односторонним оценкам, поискам «виновников» неудач и «торможения» в области интеграции, т. е. «демоническому» подходу, а пытаются найти истоки «болевых точек» в разных сферах политики и взаимоотношений государств.

Следует отметить также значительное число конференций, семинаров, круглых столов, материалы которых содержат интересную информацию для исследования проблемы.

Рассмотрев степень изученности проблемы, можно выявить: 1) заметное увлечение авторов нормативным анализом, попытку «уйти» в аксиологическое измерение, содержание которого трактуется по-разному: признается приоритетность либо социокультурных параметров (общей «исторической памяти», сходных языка, традиций и пр.), либо демократических ценностей, что обусловливает чрезмерную артикуляцию некоторых интегрирующих факторов или «ограничителей» взаимодействия (например, политического режима РБ); 2) сохранение крена, несмотря на обилие разноплановых работ по теоретическим и практическим аспектам интеграции, в сторону определенных подходов и моделей (федералистского, «идеально-типической» модели Евросоюза), что не позволяет в должной степени учесть специфику ситуации в Союзе Беларуси и России; 3) достаточно подробное, но нередко «одномерное» исследование политических факторов российско-белорусской интеграции, т. е. либо «изнутри», с точки зрения правящих элит, либо «извне», через влияние внешних сил (ЕС, США и пр.); 4) преобладание изучения социально-экономических и правовых вопросов российско-белорусской интеграции с акцентом на выявление количественных показателей (объема товарооборота, миграционных потоков и т. п.) и определение сущности и формы российско-белорусского союза с позиций общей теории права, но не политической науки. В значительной степени вне поля зрения исследователей остаются коммуникативные механизмы, технологии, применяемые политическими акторами в процессе (квази)интеграционного взаимодействия, вопросы легитимности союзных органов, управления интеграцией, взаимосвязи трансформации политической системы и задач интеграционной политики.

Объект исследования – процесс становления и эволюции российско-белорусского союза как сложноорганизованной политической системы.

Предмет исследования – политические механизмы, технологии, цели и средства политических акторов в процессе российско-белорусской интеграции.

Цель и задачи исследования. Целью данной работы является исследование политических механизмов и технологий российско-белорусской интеграции с учетом формирования интеграционной политики России и реализации ее национальных интересов. В соответствии с данной целью в работе были поставлены следующие задачи:

1) проанализировать базовые теоретико-концептуальные вопросы в области изучения интеграции, подходы к интерпретации сущности, содержания, основных параметров, механизмов интеграционного строительства, интеграционного объединения как политической системы;

2) определить характер и динамику процессов региональной интеграции с выявлением возможностей развития политической интеграции, ее институциональных и функциональных аспектов;

3) изучить содержание и назначение концепций интеграции России и Белоруссии, с выделением основных этапов их эволюции;

4) охарактеризовать сферы российско-белорусской интеграции и политико-правовое устройство Союза и Союзного государства Беларуси и России, что позволяет определить основные параметры модели российско-белорусской интеграции, элементы интеграции и квазиинтеграции, влияющие на характер предполагаемой системы;

5) исследовать политические условия развития российско-белорусского интеграционного взаимодействия – внутриполитическую ситуацию, действия и позиции ведущих политических акторов на внутригосударственном, межгосударственном и наднациональном уровнях, применяемые ими технологии;

6) разработать варианты развития российско-белорусской интеграции с учетом факторов внутренней и внешней среды, в том числе корреспондирующих связей с интеграционными процессами в рамках Содружества Независимых Государств, политики и интересов России и Белоруссии.

Теоретико-методологические основы исследования. Для повышения эффективности «осмысления» проблемы использовались несколько методологических подходов. В первую очередь, это системный и структурно-функциональный анализ, позволяющий представить объект исследования как находящуюся в процессе становления сложноорганизованную политическую систему. При этом применялись модели и подходы, разработанные в рамках общей теории систем (Д. Истон, Т. Парсонс, К. Дойч, Н. Луман), теории интеграции (П. Солдатос, Ф. Шмиттер, С. Шейнгольд), структурного реализма (Р. Гилпин). С их помощью интеграционное объединение интерпретируется либо как система «черного ящика», либо как система «автопоэзиса», самодостаточная и автономная, либо как система согласия политических акторов, либо как система, находящаяся в состоянии гомеостатического равновесия, в которой особое значение имеют эволюция власти и совокупность структурных ограничений. Центральный компонент интеграционного объединения как политической системы – политическое сообщество. Оно трактуется в духе М. Вебера и Д. Истона как структура, обладающая некой идентичностью, способностью к мобилизации людей и их ресурсов во имя политических целей, той или иной степенью институционализации и иерархичности, как форма и способ самоорганизации индивидов, объединяющихся для достижения общих целей и строящих свои взаимоотношения на основе согласия, в пространстве социальных общностей и политико-правовых систем.

В рамках институционального анализа привлекались следующие подходы: экономический, основанный на изучении «логики обмена»; социологический (культурологический), базирующийся на «логике соответствия», акцентировании ситуационного характера поведения и предпочтений политических акторов, выстраивающих разные сценарии поведения; исторический, учитывающий влияние прошлого опыта и традиций на действия акторов.

Изучение акционалистских и субъективных аспектов интеграционных процессов, их политических механизмов возможно с позиций теории групп – как плюралистической теории (функционализма), отдающей предпочтение прагматичным ожиданиям населения, так и теории элит, признающей ключевую роль социально-политических элит, реализующих свои интересы с помощью властных полномочий (наиболее применимым можно признать позиционный подход), а инструментальных и функциональных проблем становления и развития интеграционных систем – в рамках «технологического» и других подходов в политическом маркетинге.

Для исследования ограничительных условий интеграции необходимо также привлечение традиционных, модернистских и постмодернистских концепций национализма, поясняющих сущность национализма как особого социального и политического организма, как «извечной данности», поднимающих проблему фрагментации идентичности («политический» и «культурный» примордиализм и переннеализм и др. – П. Ван дер Берге, Э. Шилз, Д. Армстронг).

Наконец, требуется учитывать специфику периода становления и развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве, то обстоятельство, что в роли их субъектов выступали переходные государства. В частности, концепция «неформальной институционализации» В. Я. Гельмана способствует выявлению соотношения первоначальной деинституционализации и неформальных правил интерпретации рамочных норм, условий формирования социальных сетей, компенсирующих несовершенство формальных институтов; существенно замечание о том, что исходная гомогенность культурного и социального пространства может порождать одинаковые когнитивные модели, что признается интегрирующим фактором.

В работе использованы специальные методы научного исследования: институциональный, с помощью которого проанализированы организационные аспекты российско-белорусского союза как интеграционной системы, формально-юридический и метод изучения документов – при анализе его политико-правового устройства, историко-генетический, позволяющий рассмотреть проблему в ее последовательном временном развитии, сравнительный – при сопоставлении теории и практики региональной интеграции, метод когнитивного картирования, направленный на выявление специфики восприятия проблемы представителями российского и белорусского политического сообщества и «союзной бюрократии», контент- и ивент-анализ материалов периодической печати.

Основные научные результаты, полученные лично автором, и их научная новизна: научная новизна работы заключается в системном исследовании политических механизмов и технологий российско-белорусской интеграции на основе анализа интеграционного взаимодействия и интеграционной политики России и Белоруссии, формирующихся под воздействием поликомпонентных внутренних и внешних политических факторов, а также в определении перспектив формирования политического союза РФ и РБ, располагающего соответствующим ресурсным и инструментальным потенциалом. Наиболее существенные результаты исследования можно сформулировать следующим образом.

1. Разработана когнитивная модель, раскрывающая особенности становления российско-белорусского объединения как сложноорганизованной политической системы, динамика которой обусловлена качественным изменением ее ведущих компонентов, прежде всего политического сообщества.

2. Сформулирован методологический инструментарий исследования процесса российско-белорусской интеграции путем синтеза геополитического, цивилизационного, коммунитарного подходов, с опорой на теорию интеграции, теорию групп, структурный реализм, концепции политического маркетинга. Показаны ограниченные возможности научной верификации проблемы с позиций позитивистского, одномерного ее объяснения.

3. Исследован процесс становления интеграционной системы российско-белорусского союза как нелинейный, стадийный, отличающийся большой амплитудой колебаний, от «интеграционных прорывов», виртуально приближающих к наднациональной модели, до «замораживания» политических отношений. Важнейшие его политические механизмы классифицируются как: 1) нормативные: институционализация и конституционализация (создание общих органов и принятие учредительных и дополнительных договоров и соглашений, определивших режим и устройство российско-белорусского союза); 2) коммуникативные: взаимодействие правящих и оппозиционных политических элит, межрегиональные связи; 3) инструментальные (ресурсообразующие): апелляция к историческому прошлому, естественным чувствам общности и пр., т. е использование «ностальгии» по прошлому, «торг» на межгосударственном и внутригосударственным уровне, с применением шантажа, провокаций, ультиматумов и т. п., разработка правящими элитами общей стратегической идеи (противодействие «экспорту демократии»); 4) электоральные: «интеграционная конкуренция» политических акторов в период выборов в высшие органы государственной власти РБ и РФ, позиционирование в качестве «собирателей земель», «главных интеграторов» и пр., выдвижение контринициатив и пр.; 5) геополитические: создание «групп по интересам» и межблоковое соперничество с участием третьих государств и других субъектов, формирование альтернативного «центра притяжения», консолидация геополитических и геоэкономических интересов.

4. Показана уязвимость политических технологий российско-белорусской интеграции в стратегическом смысле ввиду фактического отсутствия в политическом сообществе обоих государств не только общего видения интеграционных целей и задач, необходимых средств и методов их реализации, но и понимания необходимости «интеграционного маркетинга». Показана невозможность интерпретации «союзной бюрократии» как ключевого звена управления процессом интеграции, поскольку она сохраняет тесную связь с тем или иным уровнем власти в РФ и РБ. Выявлена корреляция эволюции востребованности определенных политических технологий в плоскости интеграционного взаимодействия и трансформации внутригосударственных политических систем. Наименее разработанными признаны информационные, кризисные и переговорные технологии, а также технологии в области формирования интеграционной политики.

5. Раскрыто соотношение позиций политических акторов в РФ и РБ на разных уровнях и в разных сферах взаимодействия, в том числе по выработке интеграционного проекта – базовых интеграционных положений, разделяемых ими, выявлены проблемы и ограничительные условия двусторонней интеграции. Обнаружена ориентация субъектов интеграционного взаимодействия на институционный метод, на принятие неадаптированных решений, с преобладанием попыток применения классических схем экономической интеграции и федералистского подхода. Выявлена неприемлемость для них радикального решения проблемы политико-правового устройства и формы объединения путем перехода к вертикальной унитарной модели.

6. Определены структура и характер российско-белорусской интеграционной системы как асимметричной и авторитарной, отмечена возможность внедрения эгалитарной концепции интеграции и построения относительно симметричных систем интеграционного взаимодействия России и Белоруссии только в социокультурной и военно-политической сферах.

7. Обоснованы перспективы и возможные направления эволюции российско-белорусской интеграции выделением нескольких вероятных сценариев: 1) углубление интеграции и создание Союзного государства, но только либо в отдаленной перспективе, либо под воздействием ужесточения вызовов политическим режимам и национальным интересам России и Белоруссии, на основе политического решения; в этом случае речь может идти или о двусубъектной федерации или о «поглощении» Белоруссии Россией; 2) сохранение конфедеративного характера российско-белорусского объединения, т. е. продолжение существования Союза Беларуси и России с некоторыми организационными и концептуальными элементами Союзного государства, по сути, статус-кво, что вероятно в ситуации внутри- и внешнеполитической стабилизации; 3) утрата «креативности» идеи и практики российско-белорусской интеграции в результате чрезвычайного обострения межгосударственных отношений либо достижения поразительных успехов в рамках других интеграционных форматов, в первую очередь ЕврАзЭС / ОДКБ; при благоприятном стечении обстоятельств Белоруссия сохранит статус участника «интеграционного ядра»; 4) переориентация Белоруссии на другой интеграционный центр, ее подключение к ассоциативным или иным отношениям с ЕС, «уход» из сферы влияния России, что может быть следствием очередной «демократической» революции, смены режима и внешней политики страны. Относительно целесообразным признан второй вариант, позволяющий реализовать стратегические интересы обоих государств без радикальных политических и социально-экономических потрясений с аксиологическим компонентом как важным, но не первостепенным фактором ввиду уменьшения «спроса на интеграцию» и изменения ожиданий населения, однако допускающий определенное «торможение» или консервацию принципиальных политических, правовых, экономических и других вопросов и, следовательно, обусловливающий проблематичность наднациональности и «реальной» интеграции.

Научно-практическая значимость работы. Сформулированные теоретические и методологические положения работы имеют значение для политологического изучения интеграционных процессов. Выводы, полученные в ходе исследования, в частности, в отношении современного состояния российско-белорусского объединения, возможностей его теоретического анализа, могут быть применены во внешнеполитической практике РФ, электоральных процессах, в системе коммуникаций федеративного государства.

Результаты исследования использовались при разработке учебных курсов «Политическая регионалистика», «Сравнительная политология», «Международные интеграционные процессы» и др. Материалы диссертационной работы могут стать основой учебных пособий для преподавателей и студентов, обучающихся по специальностям «Политология», «Регионоведение».

Апробация. По результатам исследования было опубликовано 29 работ, в том числе 3 монографии. Разные аспекты диссертационного исследования нашли отражение в выступлениях на Международной научно-практической конференции «Проблемы развития регионального социума» (г. Саранск, 2006 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Историко-культурные аспекты развития полиэтничных регионов России» (г. Саранск, 2006 г.), межрегиональной научно-практической конференции «Органы юстиции и становление гражданского общества» (г. Саранск, 2002 г.), ежегодных Огаревских, Сафаргалиевских, Меркушкинских научных чтениях (МГУ им. Н. П. Огарева, г. Саранск). Диссертация обсуждалась на кафедре политического анализа факультета государственного управления МГУ им. М. В. Ломоносова.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка. Общий объем диссертации – 350 машинописных страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, анализируется степень научной разработанности проблемы, формулируются цель и задачи работы, ее теоретико-методологические основы, дается характеристика научной новизны и практической значимости проведенного исследования.

Первая глава «Теоретико-методологические проблемы исследования региональной интеграции» состоит из трех параграфов: «Политические теории интеграции», «Содержание и основные параметры региональной интеграции», «Механизмы и основные модели региональной интеграции».

В первом параграфе анализируются подходы к определению интеграции, сложившиеся в отечественной и зарубежной науке, и дается их типология с учетом различных критериев: 1) хронологического: классический и новый федерализм, классический и новый функционализм – традиционные теории; постнеофункционализм; современные теории – теория многоуровневого управления, новый институционализм; 2) по степени общности: общие – федерализм, функционализм, теория коммуникаций и частные – «политической унификации» А. Этциони, анализа интеграционного объединения как политической системы П. Солдатоса, «континентальной интеграции» А. Маршаля, «политических сетей» Дж. Петерсона, «структурная теория интеграции» Й. Галтунга, теория многоуровневого управления, межправительственный подход (В. Уоллес, Э. Моравчик); 3) по содержанию: политические и экономические; 4) с точки зрения понимания сущности и движущих сил процесса интеграции: «коммерческая», «функционалистская» и «структуралистская» концепции; 5) по эмпирической основе: «функционалистские» теории и теории сотрудничества; 6) по отношению к интеграции: «протагонистические» и «ограничительные» (межправительственный подход).

Политические аспекты интеграции наиболее тщательно исследуются в рамках (нео)федерализма, постнеофункционализма, теорий многоуровневого управления и «политических сетей». При этом в т. н. традиционных теориях поднимаются общие вопросы, их авторы предлагают обширные концепции интеграции как состояния или процесса, выделяя ее движущие силы и механизмы. В современных теориях, рассматриваемых как модифицированные версии предыдущих, чаще анализируются проблемы прикладного характера или более низкого уровня, с точки зрения поведения политических акторов, участвующих в интеграционном процессе, их «игры» на внутриполитическом рынке. Соответственно, можно считать, что первая группа подходов ориентирована на формулирование фундаментальных гипотетических конструкций или гипотез, с привлечением эмпирического материала, а вторая – на изучение интеграционных объединений как сложноорганизованных политических систем, совокупности политических коммуникаций в них. Их компоненты и динамика рассматриваются на основе изучения тех или иных объединений.

загрузка...