Delist.ru

Интеллект и мотивация достижения: психофизиологические и психогенетические предикторы (25.01.2007)

Автор: Воробьева Елена Викторовна

Во втором параграфе «Описание выборки» дается полное описание выборки. В исследовании (февраль-апрель 2005г.) приняли участие 53 пары близнецов, из них 27 монозиготных пар, 16 однополых дизиготных пар близнецов и 10 пар разнополых дизиготных. Были сформированы также две контрольные группы из одиночнорожденных обследуемых (25 и 3 обследуемых соответственно). Возраст обследованных - от 14 до 27 лет.

В третьем параграфе «Методы и этапы исследования» приводится подробное описание психологических, электрофизиологических и психогенетических методов исследования.

В четвертом параграфе «Результаты исследования фенотипической и генетической взаимосвязи интеллекта и мотивации достижения», который состоит из четырех подпараграфов, приводится описание полученных данных.

Показано, что в результате обработки анкеты, направленной на выявление различий в родительских установках по воспитанию близнецов, было обнаружено, что в группах МЗ и ДЗ близнецов родительская установка на сходство составляет 55% и на различие 45% соответственно. Статистическая проверка не показала значимости различий по признаку лидерства в парах МЗ и ДЗ близнецов, что свидетельствует об идентичной среде воспитания.

Получено, что фенотипическая вариативность имплицитной мотивации стремления к успеху определяется влиянием средовых факторов (доля влияний индивидуальной среды 64%, общей среды - 36%), избегания неудачи - (70% и 30% соответственно). Для самоприписываемой мотивации достижения доля генетической составляющей в фенотипической вариативности составила 38%, а основные влияния на фенотипическую вариативность оказывают факторы индивидуальной среды (57%). Доля генетической составляющей в фенотипической вариативности интеллекта, диагностированного с применением теста Р. Кеттелла, в отдельных субтестах колеблется от 0 до 0,48. По тесту Дж. Равена доля генетической составляющей в фенотипической вариативности также варьирует для различных субтестов от 0 до 0,72.

Среди всех обследуемых были выделены подгруппы с высокими и низкими значениями IQ. Установлено, что в подгруппе с высокими показателями по шкале IQ имеется прямая значимая зависимость между уровнем IQ и выраженностью мотивации достижения, диагностированной с использованием опросника А. Мехрабиана (r=0,57*, p<0,05), а также прямая значимая корреляционная зависимость с выраженностью мотива избегания неудачи по проективной методике Х. Хекхаузена (r=0,63*, p<0,05). В подгруппе обследуемых с низкими значениями IQ выявлена обратнопропорциональная значимая зависимость между уровнем IQ и самоприписываемой мотивацией достижения (r=-0,4*, p<0,05), при этом значимая обратнопропорциональная корреляционная зависимость с выраженностью мотива стремления к успеху по проективной методике Х. Хекхаузена (r=-0,55*, p<0,05).

Установлено, что оценка вклада генетических факторов в корреляцию интеллекта и самоприписываемой мотивации достижения составляет 0,33, для имплицитной мотивации достижения значение генетической корреляции между общим показателем интеллекта и мотивацией стремления к успеху составило -0,51, а с мотивацией избегания неудачи 0,22.

Показано, что выраженность мотивации достижения находится в прямой зависимости с уровнем эргичности (r=0,5**, p<0.01), социальной эргичности (r=0,26*, p<0.05), пластичности (r=0,51**, p<0.01), темпа (r=0,41**, p<0.01), социального темпа (r=0,31*, p<0.05), и в обратной зависимости с эмоциональностью (r=-0,22*, p<0.05), и социальной эмоциональностью (r=-0,35**, p<0.01). Для опросника структуры темперамента (ОСТ) Русалова В.М. наибольшая наследуемость установлена для такой шкалы, как эргичность (0,72), также выявлена наследственная обусловленность фенотипической вариативности по пластичности (0,26), социальному темпу (0,43), социальной эмоциональности (0,39).

Пятый параграф «Результаты исследования фенотипической и генетической взаимосвязи психофизиологических предикторов интеллекта и мотивации достижения» состоит из шести подпараграфов. Для оценки изменения амплитуды и латентности компонентов N200 и Р300 в зависимости от принадлежности обследуемых к возрастным группам были выделены две группы: группа младше 18 лет и группа в возрасте 18 лет и старше. Как оказалось, амплитуда компонентов N200 и Р300 значимо выше у обследуемых до 18 лет и латентный период короче, чем у обследуемых после 18 лет.

Выявлено, что при актуализации мотивации избегания неудачи у участников исследования, имеющих высокий уровень мотивации достижения, наблюдалось увеличение абсолютной амплитуды компонента Р300 ССП мозга преимущественно во фронтальных отведениях: Fp2, F3, F4, F8, Т5, при этом увеличивалась амплитуда компонента N200 в отведениях F4, Сz. Актуализация мотивации стремления к успеху у тех же обследуемых связана с увеличением латентного периода компонента Р300 ССП мозга в задне-темпоральном правом отведении Т6 (p< 0.05). Отмечается, что у обследуемых с преобладанием мотивации избегания неудачи амплитуда компонентов N200 и Р300 выше во всех трех пробах, чем у тех, у кого преобладает мотивация стремления к успеху. По статистическому критерию Фридмана получены значимые различия между усредненными значениями амплитудных характеристик компонента N200 в трех пробах в отведении Т4, временных характеристик компонента N200 в трех пробах в отведении F7.

Показано, что генетический компонент фенотипической дисперсии амплитудно-временных характеристик компонента P300 наиболее выражен во фронто-центральных отведениях; в стандартных условиях регистрации событийно-связанных потенциалов – в правом полушарии, при актуализации мотивации стремления к успеху – в левом.

Установлена положительная генетическая корреляция между показателем психометрического интеллекта по тесту Р. Кеттелла и амплитудой компонента Р300 событийно-связанных потенциалов мозга в пробе с актуализацией мотивации избегания неудачи (0,31), а также амплитудой компонента N200 в первой пробе (0,71) и амплитудой компонента N200 в пробе с актуализацией мотивации стремления к успеху (0,5).

Получено, что оценка наследуемости времени сложной аудио-моторной реакции на значимый стимул в первой пробе (без актуализации у обследуемых мотивации достижения) составила около 35%. В условиях актуализации мотивации стремления к успеху значение коэффициента наследуемости понизилось и составило 11%, а для условий актуализации мотивации избегания неудачи оценка наследуемости достигла наибольшего значения – около 54%.

В шестом параграфе «Отражение в параметрах ЭЭГ актуализации мотивации достижения» при сопоставлении данных изменения электрической активности мозга в соответствии с уровнем IQ было обнаружено, что у обследуемых с высоким уровнем IQ электрическая активность мозга достаточно высоко синхронизирована, при актуализации мотивации достижения наблюдается увеличение мощности по отношению к фону.

У обследуемых с регистрируемым средним уровнем IQ электрическая активность мозга высоко синхронизирована для всех ритмических составляющих как внутри полушарий, так и между ними. При актуализации мотивации достижения также наблюдается увеличение мощности по отношению к фону.

В группе обследуемых с низким уровнем IQ наблюдается снижение межцентральной интеграции, а также увеличение мощности в темпоро-парието-окципитальных областях, особенно в тета диапазоне.

При изучении изменения уровня когерентности в соответствии с актуализацией мотивации достижения успеха или мотивации избегания неудачи обнаружено, что при актуализации мотивации достижения успеха практически у всех обследуемых наблюдается усиление пространственной синхронизации (когерентности) электрической активности в левом полушарии, а при актуализации мотивации избегания неудачи количество межцентральных когерентных связей в правом и левом полушариях примерно одинаковое.

В седьмом параграфе «Уровень интеллекта и мотивации достижения и межполушарная асимметрия» приводятся результаты многофакторного ANOVA, проведенного для оценки влияния межполушарной асимметрии на уровень психометрического интеллекта. Установлено, что выраженность межполушарной асимметрии в частотных диапазонах тета и бета-1 во фронтальных отведениях оказывает значимое влияние на уровень психометрического интеллекта: для пар отведений Fp1-Fp2 в тета диапазоне (F=3; p<0,05), F7-F8 (F=1; p<0,05); для пары отведений F3-F4 в бета-1 диапазоне (F=6; p<0,01). С использованием многофакторного ANOVA также была произведена оценка влияния выраженности межполушарной асимметрии на уровень самоприписываемой мотивации достижения. Значимое влияние зафиксировано для пары отведений С3-С4 в альфа-диапазоне (F=2,39; p<0,05).

В восьмом параграфе «Множественный регрессионный анализ» показано, что наибольшей предсказательной способностью в отношении как общего уровня психометрического интеллекта, так и отдельных его составляющих, обладает латентность компонента Р300. Увеличение латентности компонента Р300 связано с увеличением показателей по данным интеллектуальным способностям. Амплитуда компонента N200 событийно-связанных потенциалов мозга выступает как предиктор интеллектуальной способности к дифференциации основных элементов структуры и раскрытию связей между ними (субтест А теста Дж. Равена). Латентность компонента N200 событийно-связанных потенциалов является предиктором общего уровня психометрического IQ и способности к анализу пространственно-топологических закономерностей, причем при возрастании латентности компонента N200 можно прогнозировать уменьшение уровня IQ.

Предиктором самоприписываемой мотивации достижения является показатель амплитуды кожно-гальванической реакции, причем увеличение амплитуды КГР будет соответствовать более высоким показателям самоприписываемой мотивации достижения. Такое изменение амплитуды КГР свидетельствует о повышении тонуса симпатической системы при актуализации мотивации достижения.

Невербальный интеллект (общий) и самоприписываемая мотивация достижения выступают как предикторы по отношению друг к другу с коэффициентом регрессии, равным 0,51.

В пятой главе «Функционально-регуляционная модель взаимосвязи интеллекта и мотивации достижения» выделены стадии, связанные с достижением, при этом внимание акцентируется на роли интеллектуальных и мотивационных особенностей субъекта в каждой из них.

1 стадия связана с актуализацией мотивации достижения и инициацией деятельности достижения. Под действием внешних или внутренних стимулов актуализируется потребность в достижениях. Основной функцией мотивации достижения на данной стадии является функция инициации. Если соотнести психологическое содержание этой стадии с концепцией функциональных систем П.К. Анохина, то можно отметить соответствие стадии афферентного синтеза.

2 стадия связана с протеканием процессов целеобразования, смыслообразования и формированием намерения. Субъект оценивает свои потенциальные шансы на реализацию мотива достижения (в этом он опирается на свои интеллектуальные ресурсы) и, в соответствии с собственной мотивацией достижения, у него формируется цель, связанная со стремлением к успеху либо избеганием неудачи или с выраженной средней тенденцией по отношению к достижению. Основной функцией интеллекта на этой стадии является регулирующая функция, обеспечивающая выбор наиболее оптимального поведения. Данная стадия соответствует стадии принятия решения и формирования акцептора результатов действия.

3 стадия заключается в реализации намерения, связанного с достижением. Основным ресурсом, который использует субъект, находящийся на данной стадии, является интеллектуальный ресурс (опыт решения подобного рода задач в прошлом, уровень развития основных интеллектуальных факторов), однако результативность применения интеллектуальных ресурсов зависит от применяемой субъектом мотивационной стратегии, связанной с достижением. На этой стадии осуществляется эфферентный синтез, заключающийся в интеграции соматических и вегетативных возбуждений и формировании программы поведения, с последующей ее реализацией.

4 стадия – постреализации. На данной стадии субъект осуществляет констатирование успеха или неудачи, а также интерпретирует причины успеха или неудачи, в случае необходимости продолжения действий субъект принимает решение об этом или об их прекращении. Интеллектуальные способности дают возможность субъекту взвесить причины успехов или неудач и принять дальнейшее решение, а мотивация достижения, выраженная у субъекта, задает интерпретационные схемы при объяснении причин успехов и неудач. С точки зрения концепции функциональных систем, данная стадия соответствует сравнению запрограммированных в акцепторе результатов действия цели и способов поведения с поступающей афферентной информацией о совершенном действии и его результатах, т.е. с обратной афферентацией.

Полученная в работе средовая детерминация фенотипической вариативности имплицитной мотивации достижения свидетельствует о том, что данный вид мотивации достижения формируется в онтогенезе на основе самоприписываемой мотивации, которая имеет и генетическую детерминацию. Самоприписываемая и имплицитная мотивация достижения различаются по способам представленности в сознании субъекта. В первом случае – это вербальный материал, а во втором – невербальный, образный. Имплицитная мотивация достижения формируется в онтогенезе на основе самоприписываемой, как невербальный интеллект – на основе вербального. На основе полученных нами психогенетических данных можно также предположить, что психофизиологическим субстратом самоприписываемой и имплицитной мотивации достижения являются не кора и подкорка, как думали ранее, а левое и правое полушария.

Полученные данные о различных соотношениях генотип-средовых факторов в детерминации фенотипической вариативности комплекса электрофизиологических показателей при актуализации мотивации стремления к успеху или избегания неудачи свидетельствуют о том, что изменение экспериментальных условий задействовало разные функциональные системы, одна из которых связана с положительным подкреплением и актуализацией мотивации стремления к успеху, а другая – отрицательным подкреплением и актуализацией мотивации избегания неудачи.

Согласно гипотетической схеме, отражающей результаты теоретического анализа литературы и нашего исследования, при актуализации мотивации достижения происходит активация миндалины и, через таламус – орбитофронтальной коры (ОФК), а также таких структур левого полушария, как инсула и передняя часть поясной извилины. При этом отрицательное подкрепление воздействует на латеральную часть ОФК, а положительное – на медиальную. Эфферентные выходы ОФК связывают ее с преоптической частью гипоталамуса и головкой хвостатого ядра. Мотивирущие стимулы активизируют соответствующие структуры гипоталамуса (находящегося под контролем миндалины), который активирует гиппокамп и передние отделы новой коры. В результате совместной деятельности гиппокампа и фронтальной коры (образующих «информационную» систему), в миндалине происходит окончательное выделение доминирующей мотивации (стремления к успеху или избегания неудачи). При этом учитывается актуальность потребности в достижении, прошлый опыт ее удовлетворения, а также существующая ситуация.

В заключении приводятся основные выводы:

1.Взаимосвязь интеллекта и мотивации достижения имеет взаимодополняющий характер и по-разному проявляется в зависимости от уровня интеллекта: при высоких показателях интеллекта фенотипическая корреляция с мотивацией достижения положительна, а при низких – отрицательна. При высоких показателях интеллекта улучшение интеллектуальной продуктивности достигается за счет актуализации мотивации стремления к успеху и, чем она выше, тем выше будут реальные достижения индивида. У людей с низкими интеллектуальными показателями улучшение интеллектуальной продуктивности достигается за счет актуализации мотивации избегания неудачи, причем, чем более выражена мотивация избегания неудачи, тем более высокие показатели интеллектуальной продуктивности могут быть достигнуты.

2.Наибольшее влияние на фенотипическую вариативность невербального интеллекта оказывают общесредовые факторы, мотивации достижения (как имплицитной, так и самоприписываемой) - индивидуальносредовые факторы, кроме того, для самоприписываемой мотивации достижения установлено наличие и достаточно выраженного влияния генетических факторов. Проведенный расчет генетических корреляций психометрического интеллекта и мотивации достижения позволил определить, что доля генетических влияний, обеспечивающих взаимосвязь невербального интеллекта и самоприписываемой мотивации достижения, составляет 33%, а с имплицитной мотивацией избегания неудачи - 22-23%.

3.Актуализация мотивации избегания неудачи в ходе психофизиологического эксперимента связана с ростом оценок генетических компонентов дисперсии времени сложной аудио-моторной реакции. Величина показателя наследуемости времени сложной аудио-моторной реакции на значимый стимул составляет около 35%, при актуализации у обследуемых мотивации стремления к успеху - 11%, мотивации избегания неудачи – 54%.

4.Психофизиологическим предиктором выраженности мотивации избегания неудачи является значимо более высокая амплитуда компонентов Р300 и N200 ССП, чем у обследуемых с преобладанием мотивации стремления к успеху. Актуализация у обследуемых мотивации избегания неудачи способствует большей реактивности параметров эндогенных компонентов ССП, чем актуализация мотивации стремления к успеху. При актуализации в эксперименте у обследуемых с преобладанием мотивации стремления к успеху мотивации избегания неудачи происходит увеличение амплитуды компонента Р300 в фронто-центральных отведениях. У обследуемых с мотивацией избегания неудачи в тех же экспериментальных условиях уменьшается амплитуда компонента N200 в фронто-центральных отведениях. Выявлены значимые различия между усредненными значениями амплитудных характеристик компонента N200 в правом передне-темпоральном отведении, а по латентности - в левом латерально-фронтальном отведении, полученными для разных экспериментальных условий. По латентности Р300 получены значимые различия для правого передне-темпорального отведения.

5.И интеллект и мотивация достижения на уровне корковой организации электрической активности мозга связаны с активацией фронтальной коры, причем, мотивация достижения – в левом полушарии. На уровне анализа синхронизации электрической активности мозга актуализация мотивации достижения при решении когнитивных задач сопровождается ростом когерентности преимущественно в тета диапазоне. Изменение когерентности при актуализации мотивации достижения связано с уровнем интеллекта обследуемых: у людей с высоким и средним уровнем интеллекта при актуализации мотивации достижения наблюдается усиление когерентности в тета диапазоне. У людей с низким уровнем интеллекта актуализация мотивации стремления к успеху сопровождается усилением роста когерентности в бета диапазоне (что может интерпретироваться как интеллектуальное напряжение), а мотивации избегания неудачи – в бета и тета диапазоне (к интеллектуальному напряжению добавляется эмоциональное).

6.Актуализация мотивации достижения связана с использованием преимущественно левополушарных аналитических стратегий. Это может свидетельствовать о том, что при актуализации мотивации достижения происходит активация процессов логического мышления и планирования, направленных на получение результата. Оценка динамики показателя наследуемости амплитудно-временных характеристик Р300 показала, что при актуализации мотивации достижения происходит уменьшение вклада факторов генотипа в фенотипическую вариативность, при этом наблюдается рост оценок наследуемости амплитудно-временных показателей Р300 фронто-центральных отведений левого полушария. Использование левополушарных аналитических стратегий при решении когнитивных задач, связанных с распознаванием значимых и незначимых стимулов, имеет наследственную детерминацию.

7.Амплитудно-временные характеристики эндогенных компонентов событийно-связанных потенциалов являются психофизиологическими предикторами, связанными с показателями невербального интеллекта и отдельных его способностей (таких, как способности к классификации объектов, анализу пространственно-топологических закономерностей, дифференциации основных элементов структуры и раскрытию связей между ними), при этом амплитудные характеристики КГР выступают как предикторы по отношению к мотивации достижения.

8.Актуализация мотивации достижения при решении когнитивной задачи на психофизиологическом уровне предположительно связана с работой двух функциональных систем. Основными составляющими этих систем являются «информационная» (гиппокамп и фронтальная кора левого полушария) и «мотивационная» (гипоталамус и миндалина) подсистемы. При этом отрицательное подкрепление воздействует на латеральную часть орбитофронтальной коры, а положительное – на медиальную.

9.Выраженность мотивации достижения находится в прямой взаимосвязи с такими индивидуально-типологическими свойствами как эргичность, социальная эргичность, пластичность, темп, социальный темп и в обратной взаимосвязи с эмоциональностью и социальной эмоциональностью. Наиболее высоко наследственно детерминирована эргичность, также выявлена наследственная обусловленность фенотипической вариативности пластичности, социального темпа, социальной эмоциональности. Установлена значительная наследуемость экстраверсии и нейротизма.

10.Большая роль в развитии мотивации достижения принадлежит средовым факторам, особенно, факторам индивидуальной (различающейся) среды. Имеются половые различия в формировании мотивации достижения. Так, в работе выявлена тенденция, заключающаяся в том, что мотивация достижения у мальчиков находится в прямой зависимости с мотивацией достижения отцов и в обратной – матерей, при этом она детерминирована в основном средовыми факторами. Формирование мотивации достижения у мальчиков происходит под воздействием модели отцовского мотивационного поведения в ситуациях, связанных с достижением, а наличие у матери высокоразвитой мотивации достижения, напротив, затрудняет формирование такой же мотивации у сына. В формировании мотивации достижения девочек ведущую роль играют факторы наследственности, особенно это касается мотивации избегания неудачи. Обнаружена положительная ассортативность по мотивации достижения у супругов, выраженность мотивации достижения у родителей скорее всего будет находиться в пределах одного уровня.

загрузка...