Delist.ru

Региональная идентичность в Европейской России (25.01.2007)

Автор: Крылов Михаил Петрович

Выбор своего места жительства +56,7 +24,4 -41,0

Российский патриотизм +28,0 +33,0 - 2,6

Другой аспект взаимодействия укоренённости и пространственной мобильности (наряду с выделением местных по рождению и по убеждению) - идентификация своей малой родины как находящейся в другом месте. Доля лиц, у кого малая родина – в другом месте варьирует от 26,7% в Ярославской до 28% в Воронежской обл. Практически одинаковая степень распространения таких лиц в конечном счёте связана с однородностью региональных условий, отражающихся в сочетании пространственной мобильности индивидов и сохранении у них памяти о покинутой малой родине. По отдельным городам: Вологда – 29,2%, Череповец – 36,0%, Кириллов – 15,0%, Великий Устюг – 15,3%, Грязовец – 30,6%, Воронеж -26%, Ярославль – 26,4%, Рыбинск – 16,7%, Тутаев – 22,7%, Кострома - 29%.

Взаимодействие мобильности и укоренённости может приводить и к маргинальным формам самоидентификации, в частности, к значительному увеличению числа лиц, которые считают, что не имеют малую родину(табл.5-7).

В их числе более многочисленна и дифференцирована по регионам категория лиц, «которые не испытывают привязанности к какому-либо месту» (РИ здесь ослаблена; впрочем, иногда для неё характерна умеренно развитая российская идентичность). Доля таких лиц составляет: Воронежская обл.:6,7%; Вологодская обл.:8,5%; Ярославская обл.:10,3%; Костромская обл.: 14,4%. Примеры по отдельным городам: Вологда – 9,2%, Череповец – 9,4%, Кириллов – 1,3%, Великий Устюг – 10,2%, Грязовец – 9,7%, Воронеж – 8,0%, Ярославль – 9,3%, Рыбинск – 22,6%, Тутаев – 10%, Кострома – 13%.

Менее распространена ещё одна категория лиц, которые считают, что не имеют малую родину(«всю жизнь прожили на одном месте, но предпочли бы уехать оттуда»; это - негативная РИ): Вологодская обл.: 4,9%; Костромская:3,8%; Воронежская обл.: 2%; Ярославская обл.: 1,2%. Примеры по отдельным городам: Вологда – 5,8%, Череповец – 3,4%, Кириллов – 3,8%, Великий Устюг – 6,8%, Грязовец – 0%, Воронеж – 0,7%, Ярославль – 1,3%, Рыбинск – 1 %, Тутаев – 5%, Кострома – 4,3%.

Суммарная доля респондентов, которые «всю жизнь прожили на одном месте, хотя предпочли бы уехать оттуда» и «которые не испытывают привязанности к какому-либо месту» значительно различается по регионам: Костромская обл.:18,0%, Вологодская обл.: 13,4%, Ярославская обл.:12,0%, Воронежская обл.:8,7%. Вопреки нередко высказываемым взглядам, такая категория населения составляет явное меньшинство, хотя настораживает его значительная доля, зафиксированная в Костромской области.

В Воронежской обл. наибольшая сила транстрадиционной РИ у тех, чья малая родина – в другом месте (даже включая показатель природного патриотизма, нацеливающий на жёсткую физическую укоренённость, исключающую пространственную мобильность) (табл.5). В Ярославской обл. и Костромской обл. она чаще всего наибольшая у тех, у кого малая родина здесь; однако в Ярославской обл. по показателю просвещённого патриотизма наибольшая сила РИ - опять же у тех, у кого малая родина в другом месте (табл.6). В случае традиционалистской РИ (субэтничность) для Ярославской обл. сохраняется та же тенденция: наибольшая сила РИ у тех, у кого малая родина в другом месте; для Костромской обл. она – у тех, у кого «малая родина – здесь». Для надтрадиционной РИ наибольшая сила РИ - чья малая родина здесь.

Очевидно, что ассимиляция неместных, ставших местными по убеждению, а также имеющих малую родину в другом месте (здесь может идти речь о частичной ассимиляции) проходит в рамках транстрадиционной РИ, отчасти даже в рамках традиционалистской РИ. Таким образом, региональной ассимиляции способствует местная культурная традиция. В то же время надтрадиционная РИ, связанная с современном преуспеванием (в различных формах) в данном месте и развитием в связи с этим чувства превосходства над соседями, не способствует формированию «плавильного котла» и консервирует разделение на местных и неместных.

Таким образом, в регионах с более сильным местным патриотизмом и РИ в целом (Воронежская и Ярославская обл.) элемент пространственной мобильности усиливает не только идентичность (респонденты, у кого малая родина в другом месте), но даже укоренённость на данной территории (местные по убеждению). Можно ли считать, что патриотизм местных по рождению – априорный, в то время, как патриотизм местных по убеждению – рациональный, связанный с какими-то осязаемыми преимуществами соответствующей территории? Если бы дело обстояло именно так, то в надтрадиционной РИ проявлялась бы гордость местных по убеждению за успешность своей территории. Однако, согласно результатам массовых опросов, этого нет. Кроме того, для местных по убеждению сопряжённое с местным патриотизмом усиление и природного патриотизма («с родной земли умри – не сходи»), и просвещённого патриотизма (несогласие с тем, что «где ни жить – лишь бы сыту быть»), и российского патриотизма свидетельствует об альтруистическом, эмоциональном отношении к территории, которая стала для них новой (или второй) малой родиной. Самоидентификация как местных по убеждению – это стремление к «конкретной идентичности», а не на бесконечный поиск «лучшего». Поэтому её нельзя считать «чисто рациональной».

Судя по анкетам экспертов, для местных по убеждению характерна любовь к своему краю (новой, или второй малой родине) за те или иные субъективные, в конечном счёте, моменты (красота природы, людей и т.п.). Здесь необходимо учесть, что феномен «местных по убеждению» характерен для всех регионов, независимо от их современной экономической успешности. Случаи сильной негативной идентификации неместных также носят обычно эмоциональный, субъективный характер, например (о Нижнем Ломове): « … вообще не люблю сонные города, где чувствуешь безучастность по отношению друг к другу. По мне такие города, где процветает братство, как, например, города шахтёров» (свыше 60 лет, родилась в Сергиевом Посаде).

Таблица 5. Сравнение региональной идентичности при различной самоидентификации в отношении местонахождения малой родины, Воронежская обл.

Показатели

региональной

идентичности, % Малая родина –

Здесь Малая родина –

в другом месте Всю жизнь прожили на одном месте, но предпочли бы уехать оттуда Не испытывают

привязанности к какому-либо месту

Природный патриотизм 58,0 62,0 50,0 30,0

Просвещённый патриотизм 16,0 22,0 0,0 15,0

Российский патриотизм 35,0 45,0 16,0 35,0

Таблица 6. Сравнение региональной идентичности при различной самоидентификации в отношении местонахождения малой родины, Ярославская обл.

Показатели

региональной

идентичности, % Малая родина –

Здесь Малая родина –

в другом месте Всю жизнь прожили на одном месте, но предпочли бы уехать оттуда Не испытывают

привязанности к какому-либо месту

Природный патриотизм +54,0 +36,3 -26,7 +14,5

Просвещённый патриотизм +19,4 +22,0 -13,3 +2,5

Российский патриотизм +53,0 +43,0 -46,0 +13,0

Таблица 7. Сравнение региональной идентичности при различной самоидентификации в отношении местонахождения малой родины, Костромская обл.

Показатели

региональной

идентичности, % Малая родина –

Здесь Малая родина –

в другом месте Всю жизнь прожили на одном месте, но предпочли бы уехать оттуда Не испытывают

привязанности к какому-либо месту

Природный патриотизм +40,5 +27,5 -5,7 -1,0

Просвещённый патриотизм +17,2 +11,0 -16,0 -12,5

загрузка...