Delist.ru

Психология межгрупповой адаптации на кораблях Военно-морского флота России (25.01.2007)

Автор: Булгаков Александр Владимирович

Тенденции изучения МГА в теории и практике развития ВМФ России представлены двумя основными группами. Первая группа – результаты изучения собственно социально-психологических особенностей МГА. Выявлено, что снижение уровня МГА на корабле ведет к снижению безопасности плавания корабля; отсутствие постоянно организованной совместной деятельности ведет к межгрупповой дезадаптации; для ВМФ специфична адаптация группы «командиры кораблей» с другими группами своего экипажа; возможные изменения традиционной организации корабля обострят межгрупповые отношения в экипаже, а разработанная система оптимизации МГА позволит снизить возникшую напряженность. Вторая группа особенностей МГА – социально-психологические межгрупповые адаптационные аспекты политической, экономической, социальной, экологической областей жизнедеятельности ВМФ. Изменение социально-ролевой функции ГК ВМФ в системе отношений «флот-государство» привело к переходу от встречного алгоритма МГА к использованию преимущественно алгоритма ресурсной МГА, главной целью которой является финансирование флота.

Для эмпирического выявления закономерностей генезиса МГА проведен анализ ситуаций МГА (СМГА). База ситуаций получена путем ретроспективного опроса 1129 военнослужащих 270 групп-категорий 45 экипажей кораблей Северного и Черноморского флотов (22 и 23 экипажа соответственно). В квазиэксперименте приняли участие: 35 командиров кораблей, 43 старших помощников и помощников командиров, 32 заместителя командира по воспитательной работе, 285 корабельных офицеров (128 - командиров боевых частей, 90 - командиров групп, 53 - инженеров, 14 - психологов), 159 мичманов (87 старшин команд и 72 специалиста различного профиля), 62 старшины-контрактника, 468 военнослужащих по призыву (59 старшин срочной службы, 409 матросов). Исследование проводилось в различных условиях. На 8 кораблях изучение проводилось после возвращения из дальнего похода (длительность 2-4 месяца), 24 корабля находились в состоянии постоянной боевой готовности, планового выполнения учебно-боевых задач и 13 кораблей – на этапе расформирования в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями в ВМФ. Исследование проводилось в 2001-2005 годах. Выборка ситуаций формировалась на основании критериев межличностно-группового континуума Р.Брауна (1981): явное наличие двух или более социальных категорий отличия групп, высокая стереотипность поведения в ситуациях у членов групп, высокое единство отношения к членам другой группы. Критерии позволили из 1129 ситуаций избрать 628 СМГА. Частотность ситуаций распределилась: между военнослужащими как членами разных групп по критериям: возраста – 14%, срока службы в ВМФ – 14%, срока службы на корабле – 14%, воинского звания 16%, жизненного опыта – 9%, профессионального опыта, профессиональной подготовки – 9%, принадлежности к подразделению, боевой части, службе – 16%, национальности – 5%, политических взглядов – 0,3%, уровня доходов 3%, другое – 0,7%. Следовательно в экипаже корабля, около 62% СМГА, воспринимаются участниками как взаимодействие групп с различным статусом, т.е. МГА происходит преимущественно как взаимодействие по вертикали.

Рис. 1. Сравнение номинального и межгруппового адаптационного статусов групп экипажа корабля ВМФ (n=628 ситуаций, в рангах)

Для дальнейшего анализа результатов был использован коэффициент адекватности восприятия участниками межгруппового взаимодействия (КВсмга) ситуации как ситуации межгрупповой адаптации (СМГА). КВсмга определяет статус группы в СМГА. КВсмга рассчитывался путем сравнения показателей СМГА участников взаимодействующих групп с использованием корреляционного анализ (rs Спирмена). Абсолютные величины КВсмга определяют устойчивость группы в системе межгрупповых отношений экипажа корабля, а валентность показывает на позицию активности группы в разнообразии применяемых моделей МГА. Положительная величина КВсмга сигнализирует о применении традиционных для данной группы алгоритмов МГА, учитывающих статусное (властное) положение группы. Отрицательное значение об использовании группой других алгоритмов, не соответствующих статусному положению группы, чаще скрытых от внешнего наблюдателя.

На рис. 1. наглядно представлены результаты сравнения номинального статуса групп в экипаже корабля по критерию наличия власти (группа командования корабля – 1 ранг, группа матросов соответственно 6 ранг) со статусом в СМГА (ранжирование полученных КВсмга ). Анализ базы данных позволил выявить следующие эмпирические зависимости.

МГА является амбивалентным, происходящим во всех сферах жизнедеятельности групп корабля, трудно фиксируемым, недостаточно глубоко рефлексируемым участниками, как правило, латентным социально-психологическим явлением. Наибольшую нагрузку в МГА на корабле несет принадлежность к сообществу «категория военнослужащих» (62% ситуаций). МГА групп-категорий происходит под воздействием ведущего фактора – наличия у них власти. Принимая в целом номинальное статусное положение свое и других, группы-категории воспринимают СМГА нелинейно относительно этого статуса.

Восприятие группы офицеров наименее соответствует их номинальному статусу, офицеры в СМГА испытывают максимальное напряжение. Высокая ответственность за выполнение задач и наибольшая гетерогенность офицерского состава корабля являются основой подверженности их групповым патологиям: повышенной конфликтности, частой бессубъектности в межгрупповом взаимодействии, значительному преобладанию личных отношений над служебными, формированию иррационального управленческого мышления и др. МГА с другими группами проходит через привитие офицерами корабельным группам системы ценностей флотской службы, корабельных традиций, мифов, позиционирование своей групповой особенности.

Восприятие групп мичманов, старшин-контрактников в целом, и старшин по призыву полностью соответствует номинальному статусу. При этом мичманы корабля более часто, чем остальные группы экипажа корабля используют межгрупповую дискриминацию, ради повышения самооценки. А старшины-контрактники, имея высокий уровень групповой идентификации и одновременно являясь носителями выраженной «психология наемника», вызывают против себя, прежде всего, в группе офицеров, активизацию применения защитных стратегий. МГА с другими группами у мичманов происходит через взаимоприятие противоречивой системы профессионального и жизненного опыта, у старшин-контрактников через «инновационность» положения в экипаже корабля.

Оптимальное восприятие старшинами срочной службы ситуаций МГА связано с традиционной для корабельной службы амбивалентной позицией группы. В море, когда нет других высоко статусных специалистов, на старшин срочной службы возлагаются ответственные обязанности, с которыми они, как правило, справляются. При стоянке у пирса, в ремонте, при расформировании экипажа роль старшин ограничивается ролью «старшего матроса», их поведение дополняется высокой вероятностью проявления неуставных взаимоотношений. МГА с этой группой осуществляется через установление во взаимоотношениях своего рода двойных стандартов поведения и ответственности.

Восприятие матросами корабля ситуаций МГА наиболее адекватно. Это результат полной реализации амбивалентного положения группы. С одной стороны большинством членов других групп корабля матросы не воспринимаются как субъект МГА. С другой – в группе матросов, наиболее сложно и противоречиво происходят процессы группового саморегулирования. Они одновременно основываются на принятии своего номинального статусного положения на корабле, адекватных требованиях к другим группам экипажа корабля, отсутствии своевременного изменения существующих порядков и на деструктивных процессах неуставных взаимоотношений.

Обобщение выявленных зависимостей позволяет сделать вывод, что закономерностью генезиса МГА на корабле является нелинейность восприятия группами межгрупповых адаптационных ситуаций относительно своего статусного положения в экипаже. Слабо рефлексируемое, которое выражается в неком обобщенном «другом», находящемся в тени, на периферии межличностных взаимодействий, но базовое по своему социально-психологическому содержанию МГА лежит в основе взаимоприятия, а иногда и отторжения корабельных групп друг другом, влияет на результативность совместной деятельности членов групп и межгрупповые отношения.

Выявление социально-психологических закономерностей МГА осуществлялось в ходе серии квазиэкспериментов через анализ влияния на МГА военно-организационной культуры экипажа корабля, субкультур, социально-психологического климата, уровня развития взаимодействующих групп, характера выполняемых ими социально-ролевых функций.

В первой серии эксперимента проведено изучение влияния военно-организационной культуры экипажа корабля, групповых субкультур на МГА. Экспериментальную выборку составили 126 групп-категорий 14 кораблей Северного и 7 кораблей Черноморского флотов. Проведенные регрессионный, кластерный и факторный анализы позволили сделать следующие выводы.

Во-первых, доминирующей культурой в экипажах кораблей ВМФ является субкультура «порядка». Полученные результаты выявили общую тенденцию естественную для военной организации доминанты субкультуры «порядка» в самооценках всех групп экипажа корабля (t-критерий Стьюдента составляет от 1,286 до 0,211 между группами при tтабл.=1,98).

Во-вторых, МГА реализуется нелинейно в зависимости от имеющихся у групп представлениях о желаемой ВОК экипажа корабля. Группы с однотипными субкультурами имеют меньшую напряженность в ситуациях МГА. Это групповые диады: ГКК – офицеры, мичманы – старшины-контрактники, старшины по призыву – матросы. МГА у групп, имеющих различное, но неконкурентное представление о ВОК, проходит более напряженно. Такими групповыми диадами являются: офицеры – мичманы, офицеры – старшины-контрактники.

В-третьих, эмпирически выявлено, что группы с наибольшим и минимальным статусом успешнее взаимоадаптируются. На кораблях ВМФ это группа командования корабля и группа матросов. Полярность групп подчеркивают с одной стороны объективные и субъективные межгрупповые барьеры, с другой – факт отсутствия реального межгруппового взаимопроникновения.

Следующий квазиэксперимент, выполненный на той же экспериментальной выборке, выявил зависимость влияния уровня развития групп на МГА. В исследовании использовался интегративный подход в оценке уровня развития корабельных коллективов, основанный на авторской адаптации и модернизации трёхфакторной модели малой группы Олсона (1993), проведенной на различных возрастных и профессиональных выборках, в разнообразных условиях совместной деятельности. В результате эксперимента выявлен ряд эмпирических зависимостей. Во-первых, сбалансированная ГКК интенсивно взаимодействует с группами мичманов и матросов. При этом обнаруженные прямые корреляционные зависимости напряженности в различных ситуациях с МГА в этих группах, что ориентирует на содержательную сторону совместной деятельности. Во-вторых, выявлена более высокая напряженность в ситуациях МГА внутри высоко статусной группы офицеров (от r=0,835 до r=0,772). Такое положение наблюдается у групп офицеров любого уровня развития. Причина видится в отсутствии гомогенности группы, ее делении на различные подгруппы. В-третьих, подобную тенденцию демонстрирует и группа мичманов среднего уровня развития в ситуациях МГА с такового же уровня развития группой старшин по призыву (r=0,552). Видимо менее статусная группа старшин отстояла свое право на более высокое место в иерархии экипажа. В-четвертых, проходящая этап становления на кораблях группа контрактников вызывает не однозначные поведенческие реакции со стороны ГКК и офицеров. При сбалансированном коллективе контрактников их МГА протекает вполне нормально, вызывая высокий конструктивный уровень напряженности совместной деятельности (r=0,642). При несбалансированности группы контрактников офицеры корабля устраняются от решения проблем ситуаций МГА, носящих, как правило, бытовой характер (r=(0,634). В-пятых, группа старшин по контракту как номинально более высоко статусная группа по сравнению с матросами это положение в иерархии корабля не занимает. Активной роли в ситуациях МГА старшины не выполняют (r=(0,603).

Эксперимент показал, что уровень развития корабельных групп влияет на МГА. Несбалансированные группы наиболее напряженно разрешают ситуации МГА. Высоко статусные группы, взаимодействуя с низко статусными группами, преодолевают ситуации МГА не зависимо от уровня своего развития. Напряженность в ситуациях МГА и уровень развития низко статусных групп имеет линейную зависимость. Дополнительной причиной напряженности МГА групп с различным уровнем развития является наличие в них деструктивных структур.

Взаимосвязь социально-психологического климата групп и применяемых членами этих групп стратегий МГА выявлялись входе квазиэксперимента, построенного по плану корреляционного исследования. Экспериментальную выборку составили 84 групп-категорий, состоящих из 62 офицера, 48 мичмана, 67 старшины-контрактника, 24 старшины по призыву, 198 матросов, проходящих службу в 14 экипажах кораблей. В результате выделены три фактора воздействия социально-психологического климата на МГА. Первый фактор «Высокая вариабельность стратегий МГА при неудовлетворительном социально-психологическом климате групп». Фактор представлен наибольшим весом – 13,4053, включает в себя прямые зависимости негативного отношения всех обследуемых групп к сложившимся отношениям на корабле и изменчивости стратегий, при чем наибольшую нагрузку несут группа офицеров корабля (0,8324) и матросов (0,8275). Второй фактор «Стабильность стратегий МГА командования корабля в условиях любого социально-психологического климата», факторный вес – 1,3098. Третий фактор «Изменчивость стратегий МГА в условиях противоречивого социально-психологического климата», факторный вес – 1,3098. Фактор вобрал в себя корреляционные зависимости между противоречивым социально-психологическим климатом и изменением стратегий МГА. При чем наибольшую нагрузку имеют группы старшин-контрактников ((0,7427) и мичманов (0, 7222).

Эксперимент показал на следующие взаимосвязи социально-психологического климата взаимодействующих групп и МГА. Во-первых, негативный социально-психологический климат вызывает неадаптивность групп, повышает вариабельность стратегий МГА. При отсутствии управленческих воздействий процесс будет происходить спонтанно, хаотически, прогноз результатов практически не возможен. Во-вторых, ГКК как номинально, так и реально служит стабилизирующим условием при любых показателях социально-психологического климата. Отсутствие вариабельности в стратегиях МГА с одной стороны, повышает устойчивость экипажа корабля во всем многообразии ситуаций МГА, с другой, является препятствием для нововведений, включая инновации в управлении. В-третьих, особую зону в МГА составляют взаимодействия групп с противоречивым социально-психологическим климатом. Наличие такого сочетания разнородного климата у значительного количества групп экипажа корабля может служить косвенным показателем вхождения экипажа в опасную зону высокой неопределенности социально-психологических процессов.

Структуры комплекса стратегий МГА в зависимости от интенсивности совместной деятельности и ситуации взаимодействия групп носителей однотипной или разнотипной субкультур экспериментально определялись в реальных условиях. Независимые переменные эксперимента – субкультуры групп экипажей кораблей ВМФ, уровень интенсивности совместной деятельности. Зависимые переменные – структура комплекса стратегий МГА. Постоянные величины – уровень профессиональной подготовленности участников эксперимента, социально-психологический климат в группах. Контролируемые переменные – адаптационные барьеры: возраст, социальный статус, профессиональная принадлежность, образование. Эксперимент проводился в форме сравнения результатов взаимодействия членов адаптирующихся групп – носителей неоднотипных (но неконкурентных) и однотипных организационных субкультур в различной по уровню интенсивности совместной деятельности. Измерение зависимой переменной осуществлялось по специально разработанной шкале методики анализа ситуаций МГА (АСМГА). Исследовательская выборка составила 36 групп-коллективов 12 кораблей Северного и Черноморского флотов. Изучалась совместная деятельность боевых частей и служб кораблей на примере групп-коллективов электро-механической боевой части (БЧ-5), ракетно-артиллерийской боевой части (БЧ-2), радиотехнической службы (РТС) в условиях боевой службы (БС), выполнения плановых учебно-боевых задач в море (БГ) и расформировании экипажа корабля в связи с организационно-штатными мероприятиями (РЭК). Всего было опрошено 420 военных моряка. В каждую из групп-коллективов квазиэксперимента были случайным образом включены 2 офицера, 3 мичмана, 2 старшины-контрактника, 2 старшины по призыву 10 матросов, всего 20 военнослужащих. Такой состав является репрезентативным для данных подразделений корабля.

В качестве экспериментальных групп были избраны подразделения корабля отличающиеся на уровне p<0,001 в существующих субкультурах (СК) и не различающиеся в представлениях о желательной военно-организационной культуре. При этом в БЧ-5 и БЧ-2 более сильно представлена «СК порядка», в РТС «СК отношений». Переменные, которые удалось уравнять, были показатели эмоционального, когнитивного, поведенческого компонентов социально-психологического климата.

Результаты эксперимента показали, что суммарная частота применяемых стратегий адаптирующимися группами, как имеющих схожую (однотипную) субкультуру, так и различную (но неконкурентную), статистически значимо не отличается и колеблется от 55 до 81 индивидуальных стратегий в каждой СМГА. Структуры комплекса стратегий имеют статистически значимое различие: МГА групп с одинаковыми субкультурам (порядка – порядка) и разнотипными (порядка – отношений) проходит статистически различно на уровне p<0,05 (?2= 3,96 при ?2табл=3,86). Вполне ожидаемый высокий уровень различий в общей структуре комплексов стратегий МГА имеют в СМГА военнослужащие разных подразделений (различие значимо на уровне p<0,01, ?2=9,035 при ?2табл=6,64) . Но наибольший интерес вызывает сравнение двух выборок БЧ-5, участвующих в 1 и 2 серии эксперимента. Оно показало, что в группах, принадлежащих к однотипному функциональному подразделению и имеющих одинаковую ВОК комплексы стратегии МГА по своей структуре схожи (нет значимого различия ?2=3,36, ?2табл=3,86 для p<0,05). То есть в функциональных подразделениях группы-коллективы в целом применяют типичные стратегии МГА.

Анализ структуры комплексов стратегий МГА групп с одинаковыми и различными субкультурами (см. табл.) показывает, что между группами с одинаковыми субкультурами сочетание групповых защитных стратегий и стратегий взаимопонимания находится близко к пропорции золотого сечения.

Таблица

Результаты сравнения стратегий межгрупповой адаптации подразделений кораблей ВМФ с одинаковой и различной субкультурами и «золотого сечения» (пропорция указана в скобках)

Подразделения Групповые защитные стратегии Стратегии межгруппового взаимопонимания Субкультуры

БЧ-2 27 (0,35) 51 (0,65) Одинаковые

БЧ-5 28 (0,35) 53 (0,65)

БЧ-5 34 (0,55) 28 (0,45) Различные (но неконкурентные)

РТС 29 (0,53) 26 (0,47)

В группах с различными ВОК такая пропорция не соблюдается, МГА проходит более напряженно. Соединение и согласование в единую гармоничную структуру комплекса стратегий МГА позволяет резко увеличить «иммунитет» корабельного коллектива по отношению к внешним и внутренним разрушительным факторам. Вероятность негативных последствий возможных организационных кризисов при этом резко падает. Наличие золотых пропорций можно рассматривать как индикатор устойчивости МГА, т.е. военно-морская организация – стабильна, управляема, морально-психологическое состояние экипажа корабля – здоровое и т.д.

Результаты эксперимента эмпирически обосновали классификацию комплексов стратегий МГА в зависимости от уровня интенсивности совместной деятельности и субкультуры взаимодействующих групп. Данная классификация, не смотря на некоторую её незавершенность, может быть использована в управленческой деятельности командования кораблей для прогноза поведения членов адаптирующихся групп, выбора оптимального психологического воздействия на возникшую ситуацию.

Зависимость МГА от исполнения группами экипажа корабля ВМФ своих и несоответствующих социально-ролевых функций выявлена в ходе эксперимента, проведенного в форме корреляционного исследования. Изучение строилось исходя из того, что наиболее полно социально-ролевые функции групп экипажа раскрываются при нахождении корабля в боевой готовности (БГ) и на боевой службе (БС), а на этапе расформирования корабля (РЭК) экипаж чаще занимается не свойственными социально-ролевыми функциями. Проведено сравнение данных этапов развития корабля. В эксперименте приняли участие 108 групп-категорий из 18 экипажей. При этом на 6 кораблях БС опрос проводился после возвращения из дальнего похода длительность 2-4 месяца, 6 кораблей БГ находились в состоянии постоянной боевой готовности, планового выполнения учебно-боевых задач и 6 кораблей – на этапе РЭК.

Сравнение выявило сложное сочетание, доминирование групп факторов МГА. Во-первых, групповой адаптации к военной деятельности в морской стихии, группу составляют факторы: отрицательное влияние агрессивной внешней среды, прежде всего морской качки – факторный вес 0,722, опасность несения многих вахт и выполняемых работ - 0,145, изоляция от широкого социального окружения -0,118, физические перегрузки - 0,732, монотонность, ограниченные возможности для отдыха - 0,337. Во-вторых, адаптации групп к совместной деятельности в экипаже корабля, в группу вошли факторы: результативность совместной деятельности - 0,526, соответствие совместной деятельности профессиональным нормам - 0,324, адаптационный потенциал групп - 0,884, мотивационный потенциал групп - 0,359, профессиональная приверженность- 0,422. В-третьих, группа социально-психологического фактора организации: военно-организационная культура групп и экипажа корабля -0,722, социально-психологический климат групп - 0,432, Сплоченность групп - 0,741, Гибкость групп - 0,194, коммуникация в группах - 0,333. Дальнейшая обработка данных позволила определить динамику обобщенной факторной структуры МГА в экипаже корабля на разных этапах организационного развития (рис. 2).

При выполнении задач боевой службы, дальнего похода выявлено, что определяющими факторами МГА являются факторы групповой адаптации к военной деятельности в морской стихии.

Рис. 2. Динамика факторной структуры межгрупповой адаптации в экипаже корабля на разных этапах развития (в факторных весах).

Примечание: этапы развития организации: БС – боевая служба, БГ – выполнение плановых задач боевой готовности в море; РЭК – расформирование экипажа корабля

Решение текущих задач боевой подготовки, связанные с выходом корабля в море, интенсивная деятельность экипажа корабля в предпоходовый период, отработка курсовых задач в море и т.д. имеет противоречивый характер. В этот период экипаж «ускоренно» начинает переходить от налаженной структуры межгрупповых отношений при стоянке корабля у пирса к иной, соответствующей прямому предназначению корабля. Результат совместной деятельности при БГ статистически не отличается от РЭК, при безусловном содержательном различии межгрупповых отношений. При БГ с одной стороны возрастают взаимные межгрупповые претензии. С другой стороны – количество отказов при обращении за помощью не отличается от деятельности у пирса. Повышается интерес к смежным специальностям, знание которых может помочь в преодолении морской стихии. Мотивационный потенциал групп усиливается и начинает играть роль регулятора межгрупповой адаптации. При этом формирование положительной мотивации корабельных групп обязательно предполагает развитие и поддержание мотивационного потенциала ГКК.

Решение ранее специфической (Булгаков А.В., 2000), а сегодня типичной задачи – вывода корабля из состава флота, расформирования экипажа корабля – выявило доминирование социально-психологических адаптационных факторов организации. При этом следует подчеркнуть, что каждая группа экипажа, имея различный опыт морской практики, находится под опосредованным воздействием фактора морской стихии. Показатели данного фактора значимо (круговой фи-критерий ?* = 2,37; р ( 0,01) влияют на МГА в экипаже, не смотря на реальное отсутствие такого воздействия.

загрузка...