Delist.ru

Социально-экономические факторы воспроизводства трудового потенциала в современной России (21.08.2007)

Автор: Токсанбаева Майраш Сейтказыевна

Еще одним результатом неравных позиций сторон трудового договора является перекладывание на работников рисков работодателей (включая государство). Наглядным ее примером является не устраненная, хотя и значительно сократившаяся практика задолженности по заработной плате, которая выступает формой принудительного и беспроцентного кредитования работодателей наемным персоналом за счет основного ресурса физического воспроизводства работников.

Общее ослабление базовой защищенности работников неравномерно проявляется по территории страны, чему способствует определенная регионализация социальной политики. Минимальные ставки оплаты труда в субъектах РФ, как и средняя заработная плата, расходятся в разы и закрепляют различия регионов по уровню защищенности. Еще больший вклад в региональные различия вносит регионализированная политика поддержки безработных. При сравнительно невысоком среднем уровне безработицы разница между регионами по данному показателю превышает 60 раз, и почти в 20 регионах он превосходит социально опасный 10–процентный рубеж (по информации за 2005 г.). Для таких регионов поддержка безработных на основе собственных ресурсов не может быть действенной.

Выявлены также значительные поселенческие различия в защищенности экономически активного населения: в разрезе мегаполисов, крупных и средних городов, малых городских поселений (малых городов и поселков городского типа – ПГТ) и сельской местности. Их иллюстрируют показатели (по данным за 2003 г.), отражающие подрыв воспроизводства трудового потенциала (табл. 1).

Таблица 1

Бедность и безработица экономически активных слоев по типам поселения, %

Тип поселения Доля домохозяйств бедных Уровень

безработицы Доля безработных, ищущих работу более года

с работниками с безработными

Мегаполис 29,5 70,3 4,0 32,1

Крупный и средний город 38,8 68,9 9,1 25,4

Малый город и ПГТ 45,8 76,0 9,6 31,8

Село 57,1 78,8 12,4 43,2

Третья глава «Сегментация воспроизводства трудового потенциала и ее формы в российской экономике» посвящена анализу различий качества трудовых ресурсов и их проявлений, связанных с многоуровневым характером производственных процессов.

Отмечено, что качественные характеристики трудового потенциала имеют ценовое выражение в форме заработной платы. Но скачкообразный рост ее дифференциации после либерализации цен (отмены общей тарифной системы) не мог быть вызван резкими изменениями этих характеристик. Исследование формирования фонда заработной платы в период реформ выявило, что его децентрализация вместе с децентрализацией других фондов предприятий привела не к возникновению, а к проявлению значительных различий качества трудовых ресурсов.

Для объяснения этих различий была привлечена обоснованная Ю. Яременко, С. Глазьевым и др. концепция многоуровневого (многоукладного) характера российской экономики. В такой экономике производство разделено на сектора (уровни, или уклады), в рамках которых из-за технологий разных поколений трудовые ресурсы являются неоднородными, то есть обладают существенными качественными различиями. Данные различия порождены разным качеством рабочих мест у персонала даже идентичной квалификации, поэтому находят выражение не только через трудовой потенциал, но и его реализацию: производительность и степень комфортности труда для работника. Подчеркнуто, что в условиях рыночной трансформации уклады экономики, включая формирование фондов оплаты труда, в значительной мере обособились, и неоднородность трудовых ресурсов стала проявляться через заработную плату.

Для подтверждения этой неоднородности были, во-первых, вычленены сектора экономики, сопрягающиеся с разным качеством трудовых ресурсов, и, во-вторых, проведено межуровневое сопоставление этих ресурсов по совокупности параметров трудового потенциала и его реализации.

В рамках первой задачи трудовые ресурсы распределялись по отраслевым группам с помощью признаков, которые улавливают их неоднородный характер: отношение среднеотраслевой заработной платы к средней по экономике; доля низкооплачиваемых (с оплатой труда в пределах прожиточного минимума) работников в отрасли; изменение отраслевой численности работников в сравнении с предыдущим годом. На основе схожести количественных характеристик (по данным за 2004 г.) были вычленены несколько отраслевых групп, представленных в порядке нисходящей иерархии на базе основного группировочного признака – соотношения отраслевой и средней по экономике заработной платы (табл. 2).

Таблица 2

Характеристики заработной платы и занятости в отраслевых группах

Отраслевая

группа Средняя заработная плата, % от средней по экономике Работники с заработной платой до прожиточного минимума, % Численность занятых, % к предыдущему году

1-я 211 4,4 102,3

2-я 113 16,5 98,2

3-я 74 25,2 87,4

4-я 66 42,8 102,5

5-я 41 69,5 94,2

1-я группа: топливная промышленность, финансы и кредит, черная и цветная металлургия, электроэнергетика. Для этих отраслей характерны превышение среднеотраслевой зарплаты над средней по экономике не менее чем в 1,6 раза, доля низкооплачиваемых до 10% и рост занятости.

2-я группа: транспорт, связь, наука и научное обслуживание, строительство, химия и нефтехимия, машиностроение и металлообработка, пищевая промышленность, ЖКХ и непроизводственные виды бытового обслуживания населения. Характеристики заработной платы в этих отраслях тяготеют к средним, а занятость относительно стабильна.

3-я группа: производство стройматериалов, лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность, а также легкая индустрия. Группа отличается худшими (в сравнении со средними) зарплатными показателями и снижением занятости.

4-я группа: здравоохранение, физическая культура и социальное обеспечение, образование, культура и искусство, торговля и общепит. Отраслевая заработная плата в группе на треть уступает среднему уровню по экономике, а низкооплачиваемость на треть его превосходит. Занятость имеет слабую тенденцию к росту.

5-я группа: сельское хозяйство. Заработная плата в отрасли более чем в два раза ниже средней и у двух третей работников не достигает прожиточного минимума, а занятость снижается.

Обосновано, что неоднородность трудовых ресурсов, обусловленная технологической многоуровневостью, проявилась во 2-й, в 3-й и 5-й отраслевых группах. 2-я группа в основном представляет отрасли индустриального сектора экономики и сопряженной с ним производственной инфраструктуры. 3-я группа является технологически отсталой частью обрабатывающей промышленности, а сельское хозяйство еще с дореформенного периода недостаточно индустриализировано и частично перешло в нерыночные (натуральные) формы.

Обособление 1-й группы прежде всего связано с неконкурентными преимуществами производимой продукции и услуг. Входящие в нее отрасли обладают монопольным положением вследствие обслуживания сырьевого спроса внешнего рынка по мировым ценам, естественного монополизма, завышенной ценности финансовых ресурсов в условиях рестриктивной монетарной политики.

4-я группа в основном (кроме торговли) представлена отраслями социальной инфраструктуры, в значительной мере относящимися к бюджетному сектору, в котором формирование заработной платы базируется на некоммерческих принципах и подчинено финансовой политике государства.

Выявленные страты сопоставлены с группировкой отраслей по основному признаку – соотношению среднеотраслевой заработной платы со средней по экономике – на данных за 1990 г. Накануне реформ благодаря общей тарифной системе отрасли распределялись на три уровня. В замыкающую группу входили ЖКХ и социальная инфраструктура (кроме науки), во 2-ю – связь, торговля и легкая промышленность, а в 1-ю – все остальные отрасли. Межгрупповые и внутригрупповые различия по заработной плате в основном были ниже, то есть рыночная трансформация отфильтровала реальную неоднородность трудового потенциала. Но главные изменения связаны с обособлением новых крайних групп, входивших прежде в самую крупную 1-ю группу. Это обособление резко повысило межотраслевую дифференциацию заработной платы и стало одной из основных причин ее аномальной поляризации. Неоднородность трудовых ресурсов проявилась и во внутриотраслевом разрезе, что нашло отражение в высоких внутриотраслевых различиях оплаты труда.

На следующем этапе исследования было проведено межуровневое сопоставление характеристик трудового потенциала, которое потребовало микроэкономического подхода. Сравнивались объективные и субъективные индикаторы трудовой жизни работников промышленных предприятий, принадлежащих к технологически разным отраслевым группам (химическая и легкая промышленность), расположенных в одном поселении, что важно для устранения территориальных особенностей воспроизводства трудовых ресурсов.

Установлены существенные различия уровня жизни работников, обусловленные неодинаковым образовательным и квалификационным потенциалом и расхождением средней заработной платы, которое близко к разнице в среднем по данным отраслям. Выявлена принципиальная для качества трудовых ресурсов в разных укладах неоднородность социально-личностного потенциала, проявляющаяся в установках работников на трудовую активность и в мотивах удовлетворенности работой. Для занятых в производстве более низкого отраслевого статуса характерны меньшая готовность к квалификационной мобильности и в значительной мере пассивная адаптация к работе, вызванная привычкой и проблемами альтернативного трудоустройства.

Также обнаружены значительные различия в заработной плате сопоставимых квалификационных групп, превосходящие межквалификационную дифференциацию, что является четким признаком сегментации внутрифирменных рынков труда, под которой принято понимать наличие не одной (равновесной), а множества заработных плат для одного вида ресурсов труда. Обособление этих рынков, носящее устойчивый характер, означает сегментацию воспроизводства трудового потенциала. Ее признаки были выявлены и на материалах других исследований на основе показателей дифференциации оплаты труда по профессионально-квалификационным группам занятых в разных сегментах экономики.

Сделан вывод, что воспроизводство трудового потенциала на предприятиях разных отраслевых групп определяет его межотраслевую (стратификационную) сегментацию, означающую возобновление качественной неоднородности трудовых ресурсов в рамках этих групп. Основным недостатком такой модели воспроизводства является ее значительная инерционность из-за низкого уровня модернизации рабочих мест на базе достижений технологически развитых укладов. Это вызвано слабым инвестиционным развитием экономики и его зависимостью от дифференциации финансовых ресурсов предприятий, входящих в разные сектора: чем больше необходимость модернизации, тем меньше ресурсов (на многих предприятиях низкостатусных групп происходит «проедание» не только трудового потенциала, но и основного капитала). Поэтому данная модель эволюционирует в направлении, не соответствующем индустриальному и постиндустриальному прогрессу. Растет занятость в сырьевых отраслях, снижается – в обрабатывающей промышленности, а рост численности работников в производстве услуг обеспечен преимущественно посредническим сервисом. Явного роста персонала в таких значимых для инвестиционного развития трудового потенциала отраслях, как образование и здравоохранение, не наблюдается.

Инерционности этого типа воспроизводства способствует прежде всего экономическая политика, в зоне ответственности которой находится содействие инвестиционному развитию производства и антимонопольные меры, а также пассивность социальной политики в вопросах снижения межотраслевой дифференциации заработной платы. Эта задача не входит в функции ни Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, ни отраслевого социального партнерства, регулирующего оплату труда по отраслям.

загрузка...