Delist.ru

Санкт-Петербургская Академия наук и просвещение в России XVIII века: образование и распространение знаний (21.08.2007)

Автор: Смагина Галина Ивановна

Для воссоздания учебно-воспитательной деятельности Петербургской Академии наук в диссертационном исследовании анализируются проекты и записки по организации и улучшению деятельности академических Гимназии и Университета, составленные ректорами Гимназии Т.З.Байером, Г.В.Крафтом, И.Э.Фишером и И.И.Лепехиным, академиком Л.Эйлером, учителем немецкого языка И.Г.Гервартом, директором Академии наук княгиней Е.Р.Дашковой (ПФА РАН. Ф.3; РГАДА. Ф.17, 248).

Участие членов Академии в организации новых учебных заведений в Российской империи характеризуют многочисленные документальные материалы, в том числе записки о необходимости создания Московского университета, подборе для него преподавателей, комплектовании оборудованием учебных кабинетов, типографии и библиотеки. Большой научный интерес представляет мнение академика И.Г.Лемана «Патриотические мысли о том, какую пользу развитию горного дела может оказать учреждение Горного кадетского корпуса», составленная за семь лет до открытия в Петербурге Горного училища (ПФА РАН. Ф.3). Также впервые вводятся в научный оборот доклады и материалы академиков И.А.Гильденштедта, В.Л.Крафта, И.И.Лепехина и И.А.Эйлера о состоянии учебных заведений Санкт-Петербурга с рекомендациями по улучшению их деятельности, представленные в 1780 г. В них содержится ценный фактический материал о количестве школ, пансионов, учителей и учеников в Петербурге в последней трети XVIII в. (ПФА РАН. Ф.1; РГАДА. Ф.17). Следует также отметить проекты, инструкции и записки о воспитании и обучении будущих императоров и детей российской аристократии, с конкретным перечнем предметов обучения и рекомендуемых учебников, составленные академиками Г.Б.Бильфингером, Х.Гольдбахом, Ж.Н.Делилем, Я.Я.Штелиным (РГАДА. Ф.2; РО РНБ. Ф.871; ПФА РАН. Ф.3).

Об огромном интересе академика Г.Ф.Миллера к вопросам обучения и организации школьного дела в России свидетельствуют 27 проектов, планов и объемных записок, разработанных ученым (РГАДА. Ф.199; ПФА РАН. Ф.3, 21). Он стал одним из немногих деятелей XVIII в., который смог столь последовательно, полно и органично развить свои оригинальные педагогические идеи. Самым значительным и продуманным является составленный им в 1764 г. по распоряжению Екатерины II вариант школьной реформы – «Проект об учреждении школ в Российской империи». Миллер предлагал учредить в России школы четырех типов: для подготовки ученых, военных, государственных и купеческих служащих; он определил главную цель школ, разработал учебный план, содержание и методы обучения. Академик считал необходимым основать гимназии, кроме Петербурга, Москвы и Киева, где они уже были, еще в 10 городах и устроить 33 провинциальные начальные школы.

Значительный интерес для нашей темы представляют и другие намерения ученого по распространению просвещения и образования в России. Среди них несколько проектов по организации профессиональных учебных заведений, план учреждения гимназий и школ по губернским и провинциальным городам Российской империи, подробная программа обучения молодых отроков в Пажеском корпусе. Много записок Миллера было связано с улучшением деятельности академических учебных заведений: регламент Университета при Академии наук, проект пансиона для детей знатных особ, мнение об академической Гимназии, план учреждения при Академии земледельческих классов. Рекомендации Миллера по составлению устава Московского университета характеризуют его взгляды на организацию высшего образования в стране Особую группу материалов составляют мнения Миллера по организации воспитания, определению содержания и методов обучения графа А. С. Строганова. Это подробный учебный план с методическими рекомендациями, советами по формированию библиотеки и кабинета редкостей, необходимых в процессе обучения, маршрут заграничного путешествия. Творческое наследие академика Миллера в области развития образования, хранящееся в РГАДА и ПФА РАН, впервые собрано воедино и введено автором диссертации в научный оборот.

Таким образом, для исследования роли Петербургской Академии наук в организации и распространении просвещения в Российской империи в диссертации рассмотрены 73 проекта, составленные членами Академии в XVIII в., подавляющее большинство из них впервые вводится в научный оборот, что меняет историографическую картину проблемы и позволяет прежде всего определить роль и значение Академии наук в создании государственной системы начального и среднего образования в стране, показать участие Академии в культурно-образовательных проектах общероссийского масштаба, в реорганизации академических учебных заведений и в организации новых учебных заведений в России. Подавляющее большинство вышеперечисленных документов представляют собой рукописи на немецком языке, которые переведены автором настоящего исследования.

К общему числу проектов следует добавить многочисленные записки М.В.Ломоносова. Документы по организации учебного дела в Академии наук, составленные им, сосредоточены в 9-м томе Полного собрания сочинений ученого (80 документов) и в 10-м томе, где напечатаны более 20 его проектов по переустройству деятельности Академии, в них всегда речь идет и об Университете и Гимназии. Наиболее полно свое мнение об организации и содержании среднего образования Ломоносов изложил в «Проекте регламента московских гимназий», и в «Проекте регламента академической Гимназии», а его предложения по активизации деятельности академического Университета нашли отражение в «Плане регламента, проекте штата, перечне привилегий академического Университета» и в «Предложениях об устройстве и уставе Петербургской Академии наук», над которыми ученый работал с 1755 по 1764 г.

Степень участия Академии наук в разработке концепции и проведении школьной реформы в 1780-х гг., а также значение этой деятельности раскрываются в материалах «Комиссии об учреждении народных училищ»: это журналы заседаний комиссии, годовые рапорты о состоянии народных училищ, отчеты ревизоров об осмотре училищ, отзывы о составленных учебниках, переписка с их авторами, уставы, штаты и др. (РГИА. Ф.730. Оп.1,2).

Помимо многочисленных делопроизводственных документов, отложившихся в процессе деятельности академических учреждений, особое значение для рассмотрения нашей темы представляют документальные материалы личных фондов академиков и знаменитых ученых XVIII в.: Г.Ф.Миллера (ПФА РАН. Ф.21; РГАДА. Ф.199), М.В.Ломоносова (ПФА РАН. Ф.20), Л.Эйлера (ПФА РАН. Ф.136), историка и инспектора академической Гимназии Л.И.Бакмейстера (ПФА РАН. Ф.140), первого корреспондента Академии П.И.Рычкова (ПФА РАН. Ф.141). Отдельные документы, относящиеся к жизни и деятельности (рукописи научных трудов, переписка по научно-организационным вопросам), освещающие участие в учебно-воспитательной и просветительской работе академиков П.Б.Иноходцева, Н.Я.Озерецковского, П.С.Палласа и многих других собраны в архивных коллекциях, так называемых разрядах (ПФА РАН. Р.I. Оп.1–129) и особенно в Разряде V– «Персоналия» (ПФА РАН. Р.V.).

Опубликованную группу источников по изучаемой теме составили издания Академии наук и периодическая печать. Для определения роли Академии наук в подготовке школьных учебников, популяризации и распространении полезных знаний было исследовано значительное количество учебной литературы по русской грамматике, математике, физике, биологии, минералогии, истории, географии, подготовленных академиками и адъюнктами В.Е.Адодуровым, М.Е.Головиным, Я.Д.Захаровым, В.Ф.Зуевым, С.К.Котельниковым, Г.В.Крафтом, М.В.Ломоносовым, С.Я.Румовским, В.М.Севергиным, Н.И.Фуссом, Л.Эйлером и другими авторами и изданных в академической Типографии. Также был изучен весь корпус выпусков четырех научно-популярных журналов, изданных Академией наук в XVIII в. В работе использованы материалы по изданию академических календарей (ПФА РАН. Ф.3. Оп.21, Ф.11), документы «Собрания старающихся о переводе иностранных книг на российский язык» (ПФА РАН. Ф.3. Оп.22), и газеты «Санкт-Петербургские ведомости» (ПФА РАН. Ф.3. Оп.21а).

Ценная информация о просветительских начинаниях Академии наук содержится в записках, путевых заметках, воспоминаниях И.Бернулли, С.Н.Глинки, Н.И.Греча, Е.Р.Дашковой, Г.Ф.Миллера и Я.Я.Штелина.

В работе широко привлечены документы и материалы, опубликованные в десяти томах «Материалов для истории Академии наук», «Летописи РАН» за 1724–1802 гг. и «Летописи жизни и творчества М.В.Ломоносова». Высокую информационную значимость имеют издаваемые ПФА РАН с 1933 г. «Обозрения архивных материалов» (вышло в свет 8 томов), а также специальные выпуски научных описаний рукописных материалов, посвященных жизни и деятельности М.В.Ломоносова, Л.Эйлера, Ф.П.Моисеенко, И.П.Кулибина, химикам второй половины XVIII в., ученой корреспонденции за 1766–1800 гг. и др.

Таким образом, собранный автором солидный корпус источников, большинство из которых впервые переведено с немецкого языка и вводится в научный оборот, всесторонне отражает различные аспекты деятельности Академии наук по распространению просвещения и созданию государственной системы образования в России XVIII в. и дает возможность представить деятельность крупнейшего научного учреждения России за большой исторический период.

Методологическую основу исследования составляют базовые принципы современной исторической науки, прежде всего принципы историзма и объективности. Принцип историзма предполагает рассмотрение исследуемых исторических событий в их взаимосвязи и развитии, а принцип объективности ориентирует на всесторонний анализ и достоверную оценку исторических фактов. В работе широко используются следующие общеисторические методы: проблемно-хронологический, согласно которому описание событий происходит во временной последовательности; историко-генетический, позволяющий выявить тенденции и конкретные причины, способствовавшие зарождению просветительской деятельности Академии наук и ее участию в создании государственной системы начального и среднего образования; историко-сравнительный, был положен в основу объективной оценки вклада членов Академии наук (М.В.Ломоносова, Г.Ф.Миллера, Г.В.Крафта и других) в развитие образование в России; культурно-антропологический, реконструирующий ценностные отношения людей эпохи Просвещения; историко-биографический, позволивший воссоздать историческую роль таких личностей, как директор Академии наук княгиня Е.Р.Дашкова в организации просветительской и издательской деятельности. Характеристика связи Академии наук с государственной властью, научным сообществом, учебными заведениями и провинциальными любителями наук осуществлялась с помощью системного метода, позволившего выявить многообразие прямых и опосредованных, формальных и неформальных взаимосвязей между ними, вычленить устойчивые типы взаимодействия, оценить их сравнительную эффективность. Итоговое значение приобрел комплексный, междисциплинарный подход к проблемам взаимодействия науки и образования, который помог рассмотреть деятельность Академии наук в контексте исторических и культурно-просветительских процессов, позволил создать целостное представление об объекте исследования и способствовал целостному пониманию духовной жизни в России XVIII в.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем впервые как в отечественной, так и в зарубежной литературе на основе большого массива исторических источников предпринята попытка комплексного изучения деятельности Санкт-Петербургской Академии наук по организации и распространению просвещения в России XVIII в. Данная научная проблема ранее не рассматривалась в подобной постановке.

Принципиально новым является анализ составленных членами Академии проектов школьных реформ в России, выявленных в архивах Москвы и Санкт-Петербурга.

В работе впервые проанализирован вклад Академии наук в создание учебной литературы и разработку содержания образования, в организацию новых учебных заведений в России XVIII в., изучен опыт Академии наук по распространению знаний и освещены контакты с любителями наук в провинции.

Подавляющее большинство архивных документов, используемых в диссертации, переведены с немецкого на русский язык и впервые вводятся в научный оборот. Они меняют историографическую картину проблемы и позволяют определить роль Академии наук в организации образования и распространения знаний в XVIII в.

Практическая значимость исследования. Большой фактический материал, обобщенный в диссертации, и основанные на нем выводы уже используются в научной и педагогической работе: при написании монографий и статей по истории Петербургской Академии наук и ее научных учреждений, при создании работ по истории культуры и образования в России, а также при разработке учебных курсов и пособий, при чтении лекций по истории науки, культуры и образования. Результаты исследования могут иметь также практическое применение в ходе решения проблем, стоящих перед Академией наук и современной школой, при разработке форм их взаимодействия, при подготовке преобразований в начальной, средней и высшей школе.

Апробация работы. Основные положения и выводы исследования изложены в более чем 35 докладах, представленных научной общественности на международных и общероссийских научных конференциях и семинарах в России, Германии, Китае, Украине, Латвии и Литве; обсуждались в Санкт-Петербургском филиале Института истории естествознания и техники РАН (в секторе истории Академии наук и научных учреждений) и в Институте русской литературы (Пушкинский Дом) РАН (в секторе русской литературы XVIII в.), на заседании Президиума Санкт-Петербургского Научного центра РАН.

Материалы диссертации нашли отражение более чем в 80 публикациях, в том числе в 3 монографиях, в 5 статьях в журналах, рекомендованных ВАК, и в 12 статьях в немецких изданиях. В отечественной и зарубежной печати было опубликовано несколько положительных рецензий на работы диссертанта.

Структура диссертации. Степень изученности различных аспектов поставленных задач и логика их разработки обусловили следующую структуру диссертации. Она состоит из введения, четырех глав, разделенных на параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы. Общий объем работы 408 страниц.

Основное содержание работы

Во Введении обосновываются актуальность и хронологические рамки, определяются объект, предмет, цели и задачи диссертационного сочинения, представлены историография проблемы и анализ источниковедческой базы исследования, а также приведены использованные в ходе работы научные методы, отмечаются научная новизна и практическая значимость исследования.

Глава 1. «Академия наук как центр образования в России» посвящена анализу главных направлений и форм учебно-воспитательной деятельности Академии наук, организации академических учебных заведений, рассмотрению участия членов Академии в создании новых учебных заведений и определению ее роли в создании учебной литературы и разработке научного содержания образования.

В параграфе 1.1. «Учебно-воспитательная деятельность Академии наук» рассматриваются положения об академических учебных заведениях в Петровском «Проекте положения об учреждении Академии художеств и наук» (1724) и «Регламенте Академии наук» (1747), идеи Г.В.Лейбница и Х.Вольфа о просветительских задачах академий, отличия Петербургской Академии от имевшихся в то время европейских академий и научных обществ, освещаются основные этапы деятельности академической Гимназии, проекты по улучшению ее работы, составленные академиками И.Э.Фишером, Л.Эйлером, Г.В.Крафтом, Г.Ф.Миллером, М.В.Ломоносовым, И.И.Лепехиным, особенности процесса обучения в Гравировальной, Инструментальной и Рисовальной палатах, открытие школ в 1736 г. японского и в 1741 г. китайского языков, приводятся данные о количестве учащихся, подготовленных в Академии наук в XVIII в., рассматриваются проекты и предложения членов Академии по созданию и реорганизации Горного училища, Пажеского и Сухопутного кадетского корпусов, начальной школы для бедных детей в Москве, по оказанию помощи в организации Московского университета, освещается преподавательская деятельность ученых: в учебных заведениях столицы, при проведение экзаменов среди желающих стать учителями, по инспектированию существующих учебных заведений, в качестве учителей и наставников в царской семье.

По «Проекту положения об учреждении Академии», рассмотренном императором Петром I и Сенатом 22 января 1724 г., Санкт-Петербургская Академия наук должна была состоять из собственно Академии как научно-исследовательского учреждения, Университета и Гимназии. И призвана была осуществлять не только научные изыскания, но и заниматься подготовкой российских ученых и образованных людей. Таким образом, Санкт-Петербургская Академия наук должна была взять на себя такие обязанности, которые в других государствах выполняли несколько самостоятельных учреждений.

24 января 1726 г. можно считать началом учебной и просветительской деятельности Академии наук. В этот день были прочитаны первые публичные лекции для юношей, которые собрались «из пространной России для учения и свободных наук», открылись пять классов академической Гимназии, было объявлено об организации четырех специальных курсов для тех, «которые высоким наукам учитися не могут, но однакож другие художества в житии человеческом преполезныя переимать желают». Специально подготовленное объявление о начале учебных занятий в Академии с каталогом лекций было отпечатано 14 января 1726 г., разослано во многие учреждения и расклеено на улицах Санкт-Петербурга. В нем четко говорилось о двух главных задачах, стоящих перед новым учреждением: «Должность же в сей Академии собранным двойна будет: как в тщании и умножении новыми обретениями наук..., так и в учении российских юнош».

На основе архивных и опубликованных источников установлено, что курс обучения в академических учебных заведениях в XVIII в. прошли около 3000 учеников. Эти данные не полны, потому что включают показатели только по Гимназии, Университету, Гравировальной, Инструментальной и Рисовальной палатах (данные об учениках еще 8 мастерских, Типографии, языковых школ пока еще не собраны), но и они показывают заметную роль Академии наук в подготовке грамотных и образованных граждан Российской империи.

Хорошо известна роль М.В.Ломоносова в создании Московского университета, кроме того весной 1755 г. он составил «Проект регламента московских гимназий». В качестве преподавателей были отправлены выпускники академического Университета В.Е.Адодуров, А.А.Барсов, Н.Н.Поповский, Ф.Я.Яремский, И.Ф.Фрязин. Академики Л.Эйлер и особенно активно Г.Ф.Миллер, используя свои контакты в Европе, способствовали приглашению иностранных ученых в Москву в качестве преподавателей. Академия обеспечила комплектование библиотеки, создание научных кабинетов и университетской типографии.

Академик И.Г.Леман в 1766 г., за семь лет до открытия Горного училища, представил Екатерине II проект «Патриотические мысли о том, какую пользу развитию горного дела может оказать учреждение Горного кадетского корпуса». Г.Ф.Миллер в «Плане обучения пажей» выдвинул продуманную концепцию образования юношей, призванных впоследствии занять высшие придворные и офицерские должности, а в проекте начальной школы в Москве предложил решение не только вопросов содержания образования, но и рационального использования скудных денежных пожертвований. Почти 30 лет Академия наук проводила экзамены среди желающих стать учителями, инспектировала и проверяла уровень обучения по всех учебных заведениях Петербурга. Академики Х.Ф.Гросс, Г.З.Байер, И.С.Бекенштейн, Г.В.Крафт, В.Л.Крафт, Г.Б.Бильфингер, Я.Герман, Ж.Н.Делиль, Я.Я.Штелин, Н.Я.Озерецковский, П.С.Паллас выполняли обязанности наставников в царской семье и семьях высокопоставленных сановников.

В параграфе 1.2. «Зарождение университетского образования в России» представлен анализ историографии проблемы, рассмотрены предложения Г.В.Лейбница по организации университетов в России, законодательная основа появления Университета и его место в системе академических учреждений, основные этапы и особенности его деятельности, проекты реорганизации, составленные Г.Ф.Миллером, которые переведены с немецкого и впервые вводятся в научный оборот, и М.В.Ломоносовым, характеризующие его усилия по совершенствованию учебной деятельности Академии наук, приводятся общие сведения о численности студентов, получивших образование в академическом Университете, показан его вклад в подготовку отечественных научных кадров.

Университет при Санкт-Петербургской Академии наук был уникальным явлением. Он создавался как учреждение, призванное, «расплодить науки в России» и должен был воспитывать кадры отечественных ученых и специалистов-практиков прежде всего для самой Академии. На основе тщательного изучения архивных и опубликованных материалов, автор диссертации пришла к выводу, что, несмотря на все трудности, Университет, хотя и небольшой по числу слушателей, без четкой административной системы, не имевший ряда атрибутов, характерных для европейских университетов, возник и существовал в «недрах» Академии наук около 40 лет – с 1726 по 1766–1767 гг. Из 30 действительных членов Академии наук в XVIII в., русских по происхождению, 23 получили образование в академических учебных заведениях, среди них академики С.К.Котельников, И.И.Лепехин, В.М.Севергин и другие. Это позволяет говорить о зарождении системы университетского образования в России.

В параграфе 1.3. «Создание учебной литературы и разработка научного содержания образования» рассматривается деятельность Академии наук по составлению, изданию, распространению школьных учебников, по разработке содержания образования и подробно – история создания учебников по физике.

Значительный вклад в развитие образования в России внесла Академия наук, занимаясь составлением школьных учебников. Согласно петровскому проекту об учреждении Академии, одна из обязанностей академиков заключалась в том, что «каждый академикус обязан систем или курс в науке своей в пользу учащихся младых людей изготовить». В проекте указывалось, что эти книги будут печататься «на императорском иждивении» на латинском языке, а издание их в русском переводе было бы «не токмо в великую пользу, но и во славу» российскому народу. Первый учебник появился в 1728 г. Это был учебник математики в трех томах, составленный академиками Я.Германом и Ж.Н.Делилем, изданный на французском и русском языках и предназначавшийся для обучения юного императора Петра II.

Благодаря тому, что составлением учебников занимались первоклассные ученые, совмещавшие эти занятия с научными исследованиями, знавшие современное состояние своих наук, учебники создавались на высоком теоретическом уровне, с учетом новейших открытий и достижений в науках, носили практический характер, были прекрасно иллюстрированы, содержали продуманные методические рекомендации – и это позволило им надолго остаться актуальными для российской школы. Всего в XVIII в. в Академии наук было написано, переведено и издано около 200 учебных книг.

Таким образом, Санкт-Петербургская Академия наук на протяжении XVIII в. выполняла не только научные функции, но и учебные, являлась мощным центром образования в России. Университет, Гимназия, школы японского и китайского языков, академические палаты готовили отечественных специалистов и образованных людей. Значительное количество проектов, составленных членами Академии наук по улучшению различных сторон деятельности Университета и Гимназии, по организации внеакадемических учебных заведений, создание учебной литературы дают возможность утверждать, что в Академии наук с большим вниманием относились к вопросам обучения и воспитания российского юношества.

Глава 2. «Академия наук и общероссийские образовательные проекты» посвящена анализу проектов школьных реформ и общественно-педагогических взглядов членов Академии, принимавших непосредственное участие в составлении этих проектов, участию членов Академии в государственных комиссиях по разработке проектов в сфере образования, определению значения идеи учреждения специального органа по управлению образованием, выявлению особенностей взаимодействия Санкт-Петербургской Академии наук с государственными структурами по вопросам организации образования в Российской империи и определению роли и значения деятельности Академии наук в разработке концепции государственной системы образования и проведении школьной реформы в России в XVIII в.

Параграф 2.1. «Первые проекты школьных преобразований, составленные членами Академии в 1760-х гг.» освещает состояние начального образования в России в первой половине XVIII в.; в нем рассматриваются проект И.И.Шувалова, шесть проектов школьных реформ, подготовленных членами Академии наук. В первой четверти XVIII в. в записках немецкого философа Г.В.Лейбница, адресованных Петру I, и в проекте В.Н.Татищева были сформулированы два ключевых момента по организации образования в России: создание специального органа, на который следовало возложить заботу о воспитании и образовании российского юношества и организация трехступенчатой системы образования, состоящей из начальных школ, гимназий и университетов. Однако в то время эти идеи оказались преждевременными – ни общество, ни правительство не были готовы к их реализации. Но именно вокруг этих идей, практически на протяжении всего XVIII в., кипели споры.

1 ноября 1760 г. куратор Московского университета И.И.Шувалов выступил с «Проектом об учреждении гимназий и школ в России». Шувалов предложил открыть в больших городах гимназии, а малых – школы грамотности, в которых можно было бы готовить детей к поступлению в гимназии. Предположительно, инициатива составления «Проекта» принадлежала М.В.Ломоносову, а реализация планов была начата Шуваловым. Для обсуждения проект был направлен в Академию наук, где нашел полное понимание. Свои мнения о проекте Шувалова представили академики-профессора И.А.Браун, С.К.Котельников, И.Э.Фишер, И.Э.Цейгер, Я.Я.Штелин и адъюнкт А.П.Протасов. Г.Ф.Миллер, К.Ф.Модерах и Ф.У.Т.Эпинус присоединились к проектам Брауна и Цейгера. При внимательном ознакомлении с мнениями академиков становится ясным, что это не просто отклики на план Шувалова, а самостоятельные проекты, характеризующие взгляды и намерения членов Академии наук на организацию просвещения в стране. Во всех проектах присутствует понимание необходимости создания трехступенчатой системы образования, все звенья которой связаны между собой. Если Браун, Миллер, Модерах, Фишер, Цейгер и Эпинус настаивали, «чтобы не всем без разбору в одних училищах обучаться» и чтобы круг предметов преподавания, даже начального, менялся в зависимости от социального положения учащихся, то Котельников, Протасов и Штелин высказывались за единый общеобразовательный курс для детей всех сословий, а Котельников и Штелин рекомендовали к тому же включить в программу всех школ обязательное изучение русского языка. Ни один из этих проектов не был осуществлен, но их следует рассматривать как одну из первых ступеней целенаправленной деятельности Академии наук по созданию государственной системы образования.

В параграфе 2.2. «Участие академика Г.Ф.Миллера в работе правительственной комиссии по составлению “Генерального плана гимназий”» освещаются реформа, проведенная Екатериной II в 60-х гг. XVIII в., проект школьной реформы для Российской империи, составленный Г.Ф.Миллером по распоряжению Екатерины II, деятельность комиссии по разработке «Генерального плана гимназий или государственных училищ» и участие в ней Г.Ф.Миллера.

загрузка...