Delist.ru

Санкт-Петербургская Академия наук и просвещение в России XVIII века: образование и распространение знаний (21.08.2007)

Автор: Смагина Галина Ивановна

Отдельные материалы по рассматриваемому вопросу имеются в «Кратком очерке истории Академии наук СССР» Г.А.Князева (1945), Г.А.Князева и А.В.Кольцова (1957, 1964). В 1974 г., в связи с 250-летием Академии наук, появился «Краткий исторический очерк» Г.Д.Комкова, Б.В.Левшина и Л.К.Семенова, переизданный с дополнениями в 1977 г. Ограниченный объем этих изданий не позволил авторам детально рассмотреть проблемы просветительской и образовательной деятельности Академии наук.

Особое место в разработке истории Петербургской Академии наук занимают труды Ю.Х.Копелевич, библиографический список работ которой содержит более 200 наименований. Обстоятельным и точным описанием раннего периода становления отечественной науки является ее монография «Основание Петербургской Академии наук», в которой удалось рассмотреть основание Академии в связи с общей направленностью петровских преобразований и организацией науки в европейских странах в эту эпоху. Эту книгу по праву можно отнести к первым публикациям в нашей стране в жанре социальной истории. В других работах проведено сравнение деятельности Санкт-Петербургской Академии наук с научными академиями Европы и Северной Америки. Ю.Х.Копелевич ввела в научный оборот огромный массив новых архивных материалов на разных языках, и хотя она специально не занималась изучением просветительской деятельности Академии наук, без обращения к ее научному творчеству сегодня невозможно дальнейшее изучение истории Академии наук XVIII в.

Во второй половине XX в. в работах советских ученых по истории Академии наук с ростом дифференциации научного знания стали преобладать исследования по отдельным научным дисциплинам: математике, физике, астрономии, географии, химии, биологии. Кроме того, большое внимание уделялось истории развития международных научных контактов. Роль Академии наук в организации образования в России в XVIII в. не привлекала должного внимания историков и специально не изучалась.

В этот период активизируются также биографические исследования. Среди них особо выделяется литература о М.В.Ломоносове, что в определенной степени было связано с празднованием 250-летнего юбилея ученого. Наиболее актуальными с точки зрения данной темы являются сочинения В.К.Бобровниковой, Т.С.Буториной, Э.П.Карпеева, Е.С.Кулябко, Г.Е.Павловой, в них рассматриваются педагогические взгляды и научно-преподавательская деятельность М.В.Ломоносова.

Не меньший интерес представляют биографические труды о других ученых ? членах Академии наук XVIII в., изданные авторами в серии «Научно-биографическая литература»: монографии о Х.Гольдбахе, И.А.Гильденштедте, И.Г.Гмелине, Я.Д.Захарове, B.Ф.Зуеве, X.Г.Кратценштейне, И.П.Кулибине, Э.Г.Лаксмане, И.И.Лепехине, Т.Е.Ловице, Н.И.Попове, А.П.Протасове, Г.В.Рихмане, П.И.Рычкове, C.Я.Румовском, В.М.Севергине, Н.И.Фуссе. О многих ученых ? членах Академии наук немецкого происхождения собран материал в 10 сборниках семинара «Немцы в России: русско-немецкие научные и культурные связи», вышедших под редакцией автора диссертации. Многочисленные биографические данные, приведенные в указанных публикациях, явились важным материалом для анализа заявленной в работе темы.

Особо следует отметить исследования, посвященные жизни и творчеству академика Г.Ф.Миллера, появившиеся в 2005 г. – к 300-летию со дня его рождения. Это две монографии крупнейших знатоков истории России XVIII в. и истории Петербургской Академии наук российского ученого С.С.Илизарова и немецкого – Петера Хофманна. Также вышел в свет том избранных трудов самого Г.Ф.Миллера, подготовленный С.С.Илизаровым. В Москве, в Российском государственном архиве древних актов прошла выставка «От Рейна до Камчатки». Новые архивные документы, свидетельствующие о многолетней и разносторонней деятельности Г.Ф.Миллера, были опубликованы в специальном номере журнала «Исторический архив».

Яркий след в истории науки и образования оставила княгиня Е.Р.Дашкова. Без малого 12 лет она возглавляла главное научное учреждение России и влияла на формирование государственной политики в области науки и просвещения. Итоги и перспективы изучения жизни и деятельности Дашковой были обстоятельно проанализированы в книге Л.В.Тычининой «Великая Россиянка». Наличие этого исследования позволяет диссертанту остановиться только на публикациях, вышедших в последние 5 лет. В этот период заметно возрос интерес к личности и деятельности Е.Р.Дашковой. Во многом этому способствуют Московский гуманитарный институт им. Е.Р.Дашковой и созданное при нем Дашковское общество. В работах последних лет рассматривается ее жизненный путь, анализируются социально-экономические и политические взгляды, изучается ее роль в дворцовом перевороте 1762 г., взаимоотношения с Екатериной II и современниками. Деятельности княгини на посту директора Петербургской Академии наук посвящена монография автора диссертации.

Для изучения просветительских инициатив Академии наук большое значение имеет анализ работ по истории отдельных академических учреждений. Работы И.В.Бреневой, В.Ф.Гнучевой, В.П.Леонова, Н.М.Раскина, Т.В.Станюкович, Е.С.Стецкевич, В.Л. Ченакала предоставляют возможность оценить деятельность Географического департамента, Кунсткамеры, Библиотеки, Химической лаборатории, Инструментальных мастерских, Гравировальной и Рисовальной палат. В этих трудах исследуются причины появления того или иного подразделения в составе Петербургской Академии наук, основные этапы развития и функционирования, особенности устройства, взаимодействие с другими подразделениями, затрагиваются проблемы распространения научных знаний и также рассматриваются вопросы подготовки профессиональных кадров. Эти материалы позволили подробнее рассмотреть в диссертации систему воспитания и подготовки молодых специалистов в Гравировальной, Рисовальной и Инструментальной палатах Академии наук.

Особо следует отметить исследования, посвященные истории академических Университета и Гимназии, начатые в XIX в. Д.А.Толстым и продолженные в XX в. Е.С.Кулябко, Ю.Д.Марголисом, Г.Е.Павловой, Ф.А.Петровым, Г.А.Тишкиным, где на основе обширных фактических материалов раскрывается состояние учебной работы в Академии наук, выясняется ее роль в формировании отечественной интеллигенции. Это позволило кратко остановиться на основных этапах истории академических учебных заведений, сконцентрироваться на споре о «первородстве» двух российских университетов и более обстоятельно рассмотреть новые архивные документы из истории деятельности Университета и Гимназии.

Вопросам организации издательского дела в Академии наук, роли академической книги в истории культуры России, изучению теоретических и историко-книговедческих аспектов посвящены работы директора Научно-производственного объединения «Издательство “Наука”» В.И.Васильева. Автору удалось уточнить дату основания академической Типографии – 4 октября 1727 г. и показать, что центральную роль в формировании светской книжной культуры сыграл издательско-полиграфический комплекс Академии наук, опирающийся на уникальный потенциал ее научной и культурно-просветительской деятельности.

Для характеристики образовательного и культурного уровня важны работы, посвященные проблемам создания и распространения книг, комплектования личных и общественных библиотек, изучения читательской аудитории в России XVIII в., которые нашли отражение в исследованиях И.Е.Баренбаума, П.Н.Беркова, С.Р.Долговой, А.А.Зайцевой, Н.А.Копанева, С.П.Луппова, А.С.Мыльникова, Е.А.Савельевой, А.Ю.Самарина, А.Н.Севастьянова, В.А.Сомова, Д.В.Тюличева, П.И.Хотеева, Л.А.Черной.

Появление новых исследований, освещающих историю Академии наук и ее учреждений, инициировалось, как правило, юбилеями Академии наук. И это не случайно. Юбилей дает повод осмыслить пройденный путь, обсудить актуальные проблемы современности и насущные задачи, стоящие перед Академией наук и учеными. Так, к 275-летию Академии наук, которое отмечалось в стране в 1999 г., были выпущены собрание академических уставов, трехтомный «Персональный состав», содержащий в алфавитном порядке полный список членов Академии от ее основания до 1999 г. Журналы «Вестник РАН» и «Вопросы истории естествознания и техники» много внимания уделили вкладу Академии наук в мировую культуру, проблемам развития образования в России.

Начальный период истории Академии наук, но уже в свете современной исторической методологии, привлекает активное внимание исследователей. Так, в монографии Н.И.Кузнецовой впервые в отечественной литературе Академия наук рассматривается как новый социальный институт в рамках национальной культуры, освещаются социо-культурные проблемы формирования и становления российской науки в XVIII – первой половине XIX в. С.И.Романовский в своих двух публицистических книгах, в отличие от Н.И.Кузнецовой, придерживается мнения что «притащенная» Петром I европейская наука так и не прижилась в России.

Сотрудники Санкт-Петербургского филиала Института истории естествознания и техники РАН, в том числе и автор диссертации, подготовили и выпустили 1-й том «Летописи РАН», охватывающий период с 1724 по 1802 г. В этой книге впервые предпринята попытка изложить историю Академии наук в виде летописи, отражающей разнообразную деятельность Академии наук, день за днем. В качестве основного источника были использованы протоколы заседаний академической Конференции, а также многочисленные другие архивные и печатные материалы. На страницах «Летописи» широко представлены сведения об учебной и просветительской деятельности Академии, особое внимание уделено академическим Гимназии и Университету.

Заметным явлением среди юбилейных изданий стала коллективная монография, подготовленная в Москве в Институте истории естествознания и техники: «Российская Академия наук: 275 лет служения России». В ней удалось по-новому осмыслить роль Академии наук в истории российского общества и государства и в развитии фундаментальной науки. Отметим лишь те статьи, которые для данной работы имели наибольшее значение. Об истории и традициях в организации и проведении юбилеев Академии наук идет речь в статье В.М.Орла; о деятельности 24 высших руководителей Академии – президентов и директоров – написал С.С.Илизаров; Г.Е.Павлова, исходя из изменений социально-экономических и политических условий в стране в XVIII в., рассматривает взаимодействия Петербургской Академии с властными структурами; М.Д.Гордин анализирует проблемы становления Академии наук в молодой российской столице в контексте европейской традиции власти; над национальным составом Академии размышляет Б.А.Старостин; на языковых особенностях академических публикаций остановилась О.А.Валькова и т. д. В целом выразительная, насыщенная именами и достижениями книга заняла достойное место среди фундаментальных трудов по истории Академии наук.

Вклад академического сообщества Санкт-Петербурга в развитие отечественной и мировой науки, в открытие и формирование новых научных направлений, в становление научно-технического потенциала России показан в коллективном труде «Академическая наука в Санкт-Петербурге в XVIII–XX веках», подготовленном к 300-летию города на Неве. Раздел, посвященный истории академической науки в Петербурге в XVIII в., состоит из очерков, написанных ведущими историками науки: Э.П.Карпеевым, Э.И.Колчинским и Ю.Х.Копелевич. Два очерка: «Научно-просветительская и учебная деятельность Академии наук в XVIII в.» и «Академия наук и создание государственной системы школьного образования в России в XVIII в.» написаны автором диссертации.

Особое значение при теоретическом осмыслении эволюции российского образования в XVIII в. имеют историко-педагогические сочинения. Заслуживают внимания результаты исследований дореволюционных авторов — М.Ф.Владимирского-Буданова, М.И.Демкова, П.Ф.Каптерева, С.В.Рождественского, Д.А.Толстого. В этих работах, построенных главным образом на основе официальных документов, история школы трактовалась сугубо персонифицированно, рассматривалась роль иностранцев и европейского опыта в развитии российской школы. Анализ историко-педагогических работ, выполненных в советское время, — М.Т.Белявского, Ф.Г.Паначина, А.И.Пискунова, В.Е.Прудникова, М.Ф.Шабаевой и др. — показывает, что внимание ученых в основном сосредоточено на изучении влияния на развитие школы и педагогики социально-экономических факторов, исследовании состояния школы и педагогики в XVIII в., разборе содержания учебных программ и методов обучения, рассмотрении социально-педагогических идей русских просветителей, освещении развития педагогики у нерусских народов. Роль Академии наук в становлении системы народного образования в России во второй половине XVIII в. была рассмотрена в монографии автора диссертации.

Для понимания социально-политических и духовных проблем истории России XVIII в. большое значение имеют труды С.М.Соловьева, В.О.Ключевского и П.Н.Милюкова. Особой ценностью обладают работы Е.В.Анисимова и А.Б.Каменского, в которых раскрываются различные аспекты политического, экономического и культурного развития Российского государства и общества на протяжении всего XVIII в. Кроме тех исследователей, имена и труды которых уже названы, для данной диссертации были важны работы А.М.Алпатова, А.И.Аксенова, Т.В.Артемьевой, Л.П.Белковец, П.Н.Беркова, Л.М.Гавриловой, А.Е.Иванова, С.Я.Карпа, Н.В.Козловой, Н.Д.Кочетковой, Ю.М.Лотмана, Е.Н.Марасиновой, С.А.Мезина, А.В.Постникова, А.В.Семеновой, А.А.Чернобаева, С.О.Шмидта, И.Н.Юркина и многих других специалистов. Заслуживает внимания содержательный обобщающий четырехтомный труд «Очерки по истории русской культуры XVIII в.», подготовленный под руководством известного специалиста по истории отечественной культуры Б.И.Краснобаева. В нем дается общая характеристика основных тенденций развития и особенностей русской культуры XVIII в.

Вопросам истории Санкт-Петербургской Академии наук, анализу состояния науки, культуры и образования в России XVIII в. посвящены ряд работ американских, английских, немецких и французских историков. Следует отметить, что в обобщающих трудах по истории мировой и европейской науки XVIII в. обязательно речь идет об Академии наук в Петербурге, при этом ее научные достижения оцениваются очень высоко. Наиболее активно историю Академии наук в Петербурге изучают немецкие исследователи, среди них в первую очередь следует назвать Э.Винтера, К.Грау, Д.Дальманна, Г.Мюльпфордта, П.Хофманна. Наряду с работами общего и обзорного характера преобладают сочинения, посвященные жизни и творчеству немецких ученых, трудившихся в России, их влиянию на развитие российской науки и образования, также рассматриваются различные аспекты русско-немецкого научного и культурного сотрудничества.

История школьного образования в России XVIII в. также изучается зарубежными коллегами. Приоритетной темой является школьная политика Екатерины II, переписка императрицы с западно-европейскими учеными и педагогами по вопросам организации образования в России, открытие учебных заведений интернатного типа (Смольный институт благородных девиц) и народных училищ.

Подводя итоги историографического осмысления вопроса, следует прежде всего отметить значительную научную ценность всех работ выше перечисленных авторов с точки зрения накопления, систематизации и исследования огромного массива исторического материала, касающегося разнообразной деятельности Петербургской Академии наук. Трудами отечественных и зарубежных авторов создана серьезная научная база для дальнейшего изучения истории науки и образования в России в XVIII столетии. Вместе с тем роль Академии наук в распространении просвещения в Российской империи в XVIII в. не нашла достаточно подробного освещения, она не стала предметом специального анализа. В исторической литературе отсутствуют научные труды, которые содержали бы целостное, обобщающее изложение просветительской, учебно-воспитательной и издательской деятельности Академии в XVIII в.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1724 по 1803 г. 22 января 1724 г. Сенатом был одобрен «Проект положения об учреждении Академии художеств и наук» и 28 января вышел указ об учреждении Академии. Согласно этим документам Академия наук являлась научным учреждением с учебно-воспитательными и просветительскими функциями. Начиная с 60-х гг. XVIII в. деятельность Академии наук по распространению просвещения в России становиться целенаправленной и интенсивной. Этот период характеризуется наиболее активным участием Академии в просветительском движении страны. Верхний рубеж исследования выбран потому, что 25 июня 1803 г. Александром I был утвержден новый «Регламент Императорской Академии наук». Он внес важные изменения в структуру Академии, ее положение в государственной системе учреждений, существенно изменил формы и направления учебно-просветительской деятельности Академии наук.

Цель работы: на основе существующей исследовательской традиции и обширного фактического материала, в том числе впервые вводимого в научный оборот, изучить роль Санкт-Петербургской Академии наук в сфере образования и распространения знаний в России в XVIII в. во всех важнейших проявлениях и аспектах.

Поставленная цель определила конкретные задачи исследования:

изучить главные направления и формы учебно-воспитательной и просветительской деятельности Академии наук в XVIII в.;

выявить особенности взаимодействия Петербургской Академии наук с государственными структурами по вопросам организации образования в Российской империи в XVIII в;

определить значение идеи учреждения специального органа по управлению образованием, высказанной Академией наук в 70-х гг. XVIII в. и установить роль Академии наук в создании государственной системы образования в Российской империи в XVIII в.;

охарактеризовать общественно-педагогические взгляды членов Академии наук, принимавших непосредственное участие в учебно-воспитательной и просветительской деятельности;

проанализировать опыт Академии наук по распространению знаний, проследить связи с любителями наук в городах России, выявить роль Академии наук в создании учебной литературы и разработке научного содержания образования;

показать вклад академических Университета, Гимназии и профессиональных школ Академии наук в подготовку отечественных специалистов и образованных людей;

раскрыть вклад княгини Е.Р.Дашковой в научно-организационную, учебно-воспитательную, просветительскую и издательскую деятельность Академии наук.

Обзор источников. Источниковая база диссертационного исследования представлена совокупностью как опубликованных, так и неопубликованных источников. Изучение деятельности Академии наук по распространению просвещения и организации школьного образования в России основано прежде всего на архивном материале. При разработке проблемы автором было выявлено и введено в научный оборот большое количество архивных материалов, отложившихся в пяти архивохранилищах: Петербургском филиале архива Российской Академии наук (ПФА РАН), Российском государственном историческом архиве (РГИА), Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб), Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) и Рукописном отделе Российской национальной библиотеки (РО РНБ).

В основу диссертационного исследования положены различные виды исторических источников, включающих законодательный материал, делопроизводственную документацию, официальную и научно-организационную переписку, научно-популярную и учебную литературу, источники личного происхождения, периодику.

Обширный комплекс законодательных источников наиболее ярко характеризует государственную политику по организации науки в России XVIII в., структуру Академии наук, ее положение в государственной системе учреждений, формы деятельности Академии наук и ее членов, а также их роль в распространении просвещения и организации школьного образования. Основной корпус законодательных материалов был опубликован в «Полном собрании законов Российской империи» (СПб., 1830). Сюда вошли важнейшие из нормативно-правовых актов: петровский «Проект положения об учреждении Академии наук и художеств», одобренный Сенатом 22 января 1724 г., «Регламент Императорской Академии наук и художеств в Санкт-Петербурге», утвержденный Елизаветой Петровной 24 июля 1747 г. и «Регламент Императорской Академии наук», введенный в действие 25 июня 1803 г. Александром I. Для изучения законотворческой деятельности в области просвещения и образования автором были привлечены материалы РГАДА, отложившиеся в фондах – «Кабинет Петра I» (Ф.9), «Кабинет Екатерины II» (Ф.10), «Внутреннее управление» (Ф.16), «Наука, литература, искусство» (Ф.17), «Сенат и сенатские учреждения» (Ф.248) и др.

Основными делопроизводственными источниками для изучения деятельности Академии наук в области образования стали протоколы заседаний ее главной структурной части – Конференции, многочисленные приложения к протоколам (так называемые «протокольные бумаги») и материалы переписки с иностранными и русскими учеными (ПФА РАН. Ф.1). Протоколы Конференции, куда академики и адъюнкты собирались, как правило, два раза в неделю, отражают повседневную деятельность Академии, показывают, какое значение придавалось проблемам образования, а также содержат теоретический и фактический материал, раскрывающий цели и задачи просветительских инициатив ученых. Протоколы Конференции велись на латинском, немецком и французском языках, на языке оригинала большинство из них были изданы в конце XIX в. Они были использованы в качестве основного источника при составлении первого тома «Летописи Российской Академии наук».

Огромный массив делопроизводственных документов сосредоточен в фонде другого важного подразделения Академии наук – Канцелярии, в обязанности которой входил круг вопросов, связанных с выполнением ряда административно-хозяйственных и финансовых функций (ПФА РАН. Ф.3). Здесь находятся: распоряжения, доношения, прошения, проекты, рапорты, отчеты, записки, протоколы, переписка по финансовым и организационным вопросам, журналы учета распоряжений, входящей и исходящей корреспонденции. Эти документы позволяют всесторонне проанализировать просветительскую, учебно-воспитательную и издательскую деятельность Академии наук в XVIII в., проследить методы управления Гимназией и Университетом, всеми художественными палатами (различные мастерские) и их школами, рассмотреть историю подготовки научно-популярной и учебной литературы, руководство деятельностью Типографии и многое другое.

При изучении различных аспектов просветительских начинаний Академии наук большую ценность имеют материалы других академических учреждений XVIII в.: Астрономической обсерватории (ПФА РАН. Ф.3. Оп.20), Географического департамента (ПФА РАН. Ф.3. Оп.10), Исторического собрания и переводческого департамента (ПФА РАН. Ф.3. Оп.11, 22), Физического и Минералогического кабинетов (ПФА РАН. Ф.17), Кунсткамеры (ПФА РАН. Ф.3. Оп.8, Ф.142), Анатомического театра (ПФА РАН. Ф.19), Ботанического сада (ПФА РАН. Ф.14), Химической лаборатории (ПФА РАН. Ф.15), Инструментальной, Рисовальной, Гравировальной и других палат (ПФА РАН. Ф.3. Оп.7), Библиотеки, Типографии и книжной лавки (ПФА РАН. Ф.10; Ф.3. Оп.4, 6), Гимназии и Университета (ПФА РАН. Ф.3. Оп.9). Особый интерес представляют документальные свидетельства об организации публичных лекций в Ботаническом саду, Физическом кабинете, Химической лаборатории, показах хирургических операций в Анатомическом театре, практике «открытых дверей» в академической Библиотеке, об успехах публикации переводов книг научного и научно-популярного содержания, особенно после организации в 1768 г. «Собрания старающихся о переводе иностранных книг», материалы о торговле и регулировании распространения книжной продукции в Российской империи. Нельзя не упомянуть и документы по истории Кунсткамеры – первого российского музея, желающих посетить который было такое множество уже в 1770-е гг., что пришлось установить четкий порядок его работы.

Основную группу источников нашего диссертационного исследования составили оригинальные проекты и записки петербургских академиков, раскрывающие их искания в области организации воспитания и обучения российского юношества, выявленные в архивах Санкт-Петербурга и Москвы. Наибольший интерес представляют масштабные проекты школьной реформы, составленные в 1760-е гг. академиками И.А.Брауном, И.Э.Цейгером, К.Ф.Модерахом, И.Э.Фишером, Я.Я.Штелиным, С.К.Котельниковым и А.П.Протасовым (ПФА РАН. Ф.3; РО РНБ. Ф.871). Наиболее разработанным является проект «всеобщей начальной школы, которая при небольших усилиях и без значительных затрат может быть заведена в провинциальных городах Российской империи», составленный в 1761 г. академиком Штелиным на немецком языке. Он предлагал открыть в каждом городе одну подготовительную, или начальную, школу, в которой могли учиться дети представителей всех сословий, составил учебный план, продумал меры по подготовке учителей, но полагал, что обучение должно быть платным.

Отдельный блок источников связан с участием Академии наук в работе Комиссии для составления нового Уложения. Документы, разработанные в 1767–1769 гг. для представления в Комиссию, дают возможность изучить меры по улучшению организации образования, которые предлагали реализовать ученые (ПФА РАН. Ф.3; РГАДА. Ф.199, 342). Главное предложение заключалось в создании особого государственного ведомства по управлению всеми учебными заведениями в Российской империи.

Большой интерес представляет «План об организации в России низшего и среднего образования», составленный академиком Ф.У.Т.Эпинусом, который был положен в основу школьной реформы, проведенной Екатериной II в 1780-х гг. по созданию государственной системы образования. Подлинник плана Эпинуса пока обнаружить не удалось, но мы можем судить о нем по копии, опубликованной в 1783 г. в Геттингене в журнале «Staats - Anzeigen» на немецком языке.

загрузка...