Delist.ru

Деятельность властных структур по укреплению морального духа

Автор: Ефремов Валерий Яковелвич

Общесоциологический подход. Он лежит в основе конкретно-исторической концепции советского общества образца 1918 – 1991 гг., в рамках которой понимается как конкретная историческая форма, находившая выражение в господстве в стране тоталитарного политического режима, эволюционировавшего в авторитарно-бюрократический. Данные политические режимы провели нашу страну по пути от генезиса советской государственности к эволюции ее в сверхдержаву и к закономерному историческому финалу — распаду СССР. Ядром упомянутых выше политических режимов была руководящая и направляющая сила в лице правившей в стране компартии. Экономической основой государства являлась государственная собственность на средства производства. Кроме того, значимость общесоциологического подхода усиливается тем, что он позволяет при анализе историографических источников выявить, как Советское государство осуществляло руководство исторической наукой, проводило на практике идеологические и политические установки компартии в сфере историографии. Синергетический подход. Имеется в виду признание одной из исходных посылок анализа материала по теме диссертации такого положения концепции самоорганизации или синергетики, как нелинейность эволюции научного знания, которая может быть развернута посредством идеи инвариантности, альтернативности выбора развития научного процесса. Значимость подобного подхода усиливается тем, что современная историография обращает внимание на расширение историографического поля исследования, включающего многообразие теоретических подходов, методов, приемов изучения исторических знаний, и различные исторические концепции, и широкий круг персоналий. Историко-ситуационный подход подразумевает рассмотрение явлений и процессов в контексте соответствующей исторической ситуации. В исследовании нашей темы его значимость усиливается в той связи, что представляется необходимым иметь четкие представления о том, в каких условиях создавались те или иные историографические источники, особенно в советский период, когда историки не имели творческой свободы.

Историко-ретроспективный подход раскрывает смысл явлений и значение прошлого с определенной исторической дистанции, когда уже в той или иной мере обнаружились исторические результаты соответствующей деятельности в прошлом. Это, естественно, позволяет лучше понять их объективную значимость и дать им более глубокую оценку. Для нашей темы данный подход важен тем, что историография сама по себе дистанционная наука. Историограф, имея в запасе некоторый временной интервал, способен получить большую и разнообразную информацию об условиях появления историографического факта или историографического источника, степени влияния на него идеологических наслоений и политической конъюнктуры, нежели его предшественник. Следовательно, появляется одно из необходимых (но не совсем достаточных) условий для качественной оценки историографических наработок предшественников. Классовый подход к оценке событий и явлений. На современном этапе приращения исторических знаний он, безусловно, потерял ту значимость, что придавалась ему в советской исторической науке. Его использование вне связи с другими принципами в историографическом познании видится недостаточным, так как помимо классовых подходов присутствуют общечеловеческие подходы, учитывать которые историографу необходимо. Однако, неправильно полагать, что можно достичь исторической истины, если встать на путь искусственной изоляции историографии от современной социально-политической борьбы. Историография, как наука, не может развиваться абстрактно вне исторического пространства и времени. Она находится в органическом единстве с социально-политической ситуацией, имеющей место в стране в тот или иной период ее истории. В качестве особенных методологических подходов следует считать тот факт, что соискатель опирался на ряд историко-философских законов и понятий, на достижения видных представителей мировой, отечественной исторической и другой общественной мысли, общеметодологические труды, направленные на осмысление истории и историографии как науки. Определенное место в диссертации принадлежит ретроспективному рассмотрению теоретических положений, выдвинутых видными представителями отечественной общественной мысли, государственными и военными деятелями о моральном духе армии и его роли как интегрирующего показателя боеспособности вооруженных сил государства.

Диссертация выполнена при помощи таких общенаучных принципов, как объективность и историзм в изучении явлений, процессов, связей и отношений. Руководствуясь принципом объективности, соискатель старался придерживаться следующих дополнительных методологических ориентиров:

1. Исключение авторских претензий на исчерпывающую полноту анализа и на оценку полученных результатов как абсолютной истины. Ведь результаты анализа историографических источников могут быть неодинаковыми у разных исследователей, поскольку каждый из них руководствуется собственным общим видением ситуации, а следовательно, и своими критериями оценки работ предшественников.

2. Обеспечение уважительного отношения к предшественникам, что отнюдь не сводится исключительно к комплиментарным оценкам их наработок. Важно вычленить из них те работы, результаты которых позволяют ставить новые проблемы и задачи в науке или содержат методы, могущие быть использованными в решении уже сформулированных, но не решенных в науке задач и проблем. Нельзя замалчивать результаты, полученные тем или иным автором. Но нельзя и приписывать предшественнику результаты, им не полученные, или особенности, не присущие его работе. В противном случае, мы получим искажение фактов и произвольные выводы.

3. Выделение тенденций в анализе изучаемых проблем и, соответственно, поиск инвариантов в оценке историками тех или иных явлений и процессов. Учет при этом влияния на развитие исторической науки идеологии и политики.

4. Конкретность анализа историографических источников.

5. Осторожность в таком оценочном суждении, как «тенденциозность», по отношению к исследуемым историографическим источникам.

6. Установление при анализе историографических источников степени обладания их авторами необходимой исходной информацией для анализа. Ведь в каждой конкретной ситуации есть обязательный минимум данных, не располагая которыми, анализ ситуации проводить в принципе нельзя, ибо он будет ошибочным.

7. Выяснение отсутствия подмены действительных исторических фактов уже интерпретированными фактами. В случае такой замены совершенно необоснованно накладываются запреты на другие возможные объяснения исторических фактов, что объективно снижает степень доверия к заявленным результатам. Выводы, основанные не на действительных фактах, а на их интерпретациях, ненадежны и несостоятельны.

8. Недопустимость при анализе историографических источников выдвижения в качестве определяющего фактора каких-либо исторических событий, которые лучше изучены. При этом следует отдельно заметить, что, в целом, принцип объективности не может заблокировать индивидуальность исследователя, его личностное начало, к примеру, в оценке историографических фактов и источников. Подобное положение вполне сопрягается с методологическим плюрализмом, который сегодня налицо в постсоветской исторической науке.

Историзм в диссертации обеспечивается, прежде всего, анализом каждого историографического факта и историографического источника в его развитии, взаимосвязи, взаимообусловленности; постижением истории разработки исследуемой темы в единстве прошлого, настоящего и будущего; рассмотрением всех историографических источников как с точки зрения их накопления и систематизации, так и с точки зрения оценки и интерпретации. Именно для историографического исследования при применении принципа историзма особую значимость приобретают следующие, вытекающие из его сути конкретные требования: рассмотрение событий и явлений на основе соблюдения временной последовательности, преемственности смены периодов и этапов ее развития; анализ каждого историографического факта в процессе возникновения, становления и развития; исследование событий исторической науки в тесной связи с конкретными историческими условиями их появления. В целом, принцип историзма позволяет изучить развитие исторических знаний по рассматриваемой проблеме как в хронологическом плане, так и в диалектическом единстве.

С принципами объективности и историзма тесно связан принцип всестороннего подхода к изучаемым явлениям и фактам. Требуя учитывать всю совокупность признаков, характеризующих предмет исследования, данный принцип активизирует и придает гибкость научному мышлению. В силу такой способности этот принцип помогает при анализе предмета исследования держать в поле зрения все его аспекты. Диссертация выполнена и при помощи своеобразных принципов, помогающих целостному воссозданию исторического процесса и его историографическому освещению, в контексте которых только и можно достичь понимания настоящего: принцип различия между прошлым и настоящим; принцип исторического контекста; принцип понимания истории как процесса. Наряду с общепринятыми принципами научного освещения исследуемой темы соискатель старался в полной мере применять принцип здравого смысла. Ведь реальная история Отечества, его Вооруженных сил, отраженная в историографических источниках, противоречивее и индивидуальнее в своем многообразии и единстве, чем общепринятые теоретические и методологические схемы, подходы и принципы. Принцип партийности. Его применение в современных историографических исследованиях требует осторожности и ограниченности. Его можно использовать, преимущественно, при оценке научного вклада тех ученых, которые подчинили факты истории обоснованию позиций какой-либо партии. Кроме приведенных выше научных принципов соискатель стремился придерживаться такой установки морально-этического свойства, как принцип корректности и деликатности в оценке фактов.

Положения, изложенные выше, позволили, в конечном итоге, смоделировать целостную многоуровневую концепцию развития объекта и предмета нашего исследования. Благодаря ей появилась возможность: изучить процесс формирования историографии проблемы в ее генезисе, конкретно-исторической обусловленности; оценить степень разработанности ее отдельных сюжетов и направлений, отобрать наиболее значимые для понимания сущности темы с учетом современного уровня знаний. Творчество ученых разных поколений, в сферу научных интересов которых попали вопросы морального духа Вооруженных сил Советского государства и его укрепления, оценивается нами с учетом определенной социально-политической и духовной атмосферы, имевшихся у них научно-организационных возможностей, состояния источниковой базы и степени свободы доступа к ней.

Теоретико-методологическая база исследования рассматриваемой проблемы реализуется при помощи ряда конкретных общенаучных, специально-историческихисториографических и источниковедческих методов исследования, каждый из которых позволяет решить определенные исследовательские задачи. Применение общенаучных методов позволило представить исследуемую проблему как процесс в контексте исторической обстановки рассматриваемого периода и задач, решаемых обществом, познать сущность и содержание категории «моральный дух армии». Применение специально-исторических методов позволило автору сопоставить историографию темы на различных ее этапах, определить связь истории и современности, сравнить различные историографические точки зрения на проблему, определить наиболее дискуссионные из них. Соискатель использовал (в той или иной мере) многие из историографических и источниковедческих методов исследования. С учетом специфики объекта и предмета исследования своей работы он уделил особенно пристальное внимание некоторым методам, заслуживающим отдельной характеристики. Использование проблемно-хронологического метода способствует расчленению данной темы на ряд более узких проблем, разработка каждой из которых рассматривается в хронологической последовательности. Метод периодизации позволяет выделить этапы и периоды в развитии историографии темы, отличающиеся в содержательном отношении друг от друга. Историко-сравнительный метод дает возможность провести сравнение достигнутых результатов в пределах каждого из выделенных этапов в разработке нашей темы. Методы логического и конкретного анализа обусловливают изучение историографических фактов и источников с учетом условий их возникновения и взаимовлияния, взаимосвязи теоретического и фактического, поиска конкретных причин, породивших определенные историографические явления. Применение метода актуализации выражается в определении ценности тех или иных исторических знаний по рассматриваемой проблеме. При обращении к документам используются как традиционный метод источниковедческого анализа, основанный на внешней и внутренней критике источников, установлении того, как отразились условия их создания в содержании, так и методы контент-анализа и факторного анализа, позволяющие извлечь информацию из больших массивов данных путем выделения совокупности количественных характеристик тех или иных объектов.

Основные источники, использованные при выполнении диссертации, можно разделить на три части: 1) историографические источники, представленные широким кругом общих и специальных исследований, а также научно-справочных изданий, характеризующих указанную проблему; 2) исторические источники — комплекс документов, отражающих советский период истории государства Российского и его Вооруженных сил; 3) дополнительные источники неисторического и неисториографического характера. Их общее количество — более 2000 наименований.

Историографические источники, представленные широким кругом общих, специальных исследований, а также научно-справочных изданий, характеризующих указанную проблему. В их составе можно выделить три крупные группы. Исследования обобщающего характера: 1) общие фундаментальные труды по истории советского общества, Гражданской войны и Великой Отечественной войны, истории Вооруженных сил Советского государства, а также обобщающие работы по их отдельным аспектам; 2) общие фундаментальные труды по истории исторической науки, источниковедению, а также обобщающие труды по их отдельным аспектам; 3) учебные издания, в которых в до предела обобщенном виде освещаются основные вехи истории советского общества, Гражданской войны и Великой Отечественной войны, истории Вооруженных сил Советского государства, а также отдельные аспекты проблемы морального духа армии и его укрепления. Специальные исследования: 1)специальные монографические исследования; 2) специальные диссертационные исследования; 3)научные статьи; 4)материалы научных конференций и прочих научных форумов; 5)обзоры литературы, рецензии; 6) научно-библиографические публикации; 7) специфические историографические источники — информационные ресурсы Интернета.

Исследования обобщающего характера. 1. Общие фундаментальные труды по истории советского общества, Гражданской войны и Великой Отечественной войны, истории Вооруженных сил Советского государства, а также обобщающие работы по их отдельным аспектам. Данные труды, безусловно, являются незаменимыми для репродуцирования в общих чертах конкретно-исторической обстановки, в которой протекала деятельность властных структур по укреплению морального духа Вооруженных сил Советского государства в 1918 – 1991 гг. В то же время, цель указанных работ и их рамки не позволяли осуществить детальный анализ рассматриваемой в диссертации проблемы. 2. Общие фундаментальные труды по истории исторической науки, источниковедению, а также обобщающие труды по их отдельным аспектам. Из таких работ можно почерпнуть, в первую очередь, общие представления об историографических и источниковедческих тенденциях на различных этапах развития исторической науки, историографических школах и концепциях. В то же время, если говорить об истории изучения нашей проблемы, то в них нельзя найти достаточного количества материалов, имеющих к ней непосредственное отношение. Несколько больше материала в данной связи можно почерпнуть из обобщающих трудов по отдельным историографическим аспектам. Но его будет явно недостаточно для осуществления досконального историографического анализа рассматриваемой темы. Необходимо также подчеркнуть следующее принципиальное обстоятельство: вопросы, связанные с накоплением, публикацией и анализом исторических источников по проблеме морального духа армии и его укрепления, в настоящем историографическом исследовании рассматривались лишь в самом общем плане, поскольку их анализ является предметом источниковедения и других исторических дисциплин. По той же причине выведены из исследовательского поля кино- и фотодокументы, вещественные источники, требующие специального изучения.

3. Учебные издания, в которых в до предела обобщенном виде освещаются основные вехи истории советского общества, Гражданской войны и Великой Отечественной войны, истории Вооруженных сил Советского государства, а также отдельные аспекты проблемы морального духа армии и его укрепления. Конечно, данный вид историографических источников играет вспомогательную роль, в силу, в первую очередь, подачи материала в до предела обобщенном виде. В целом, учебные издания, между тем, не стоит недооценивать.

Специальные исследования. 1. Специальные монографические исследования. Монография представляет для профессионального исследователя наиболее полную возможность ввести в научный оборот свою концепцию по тем или иным проблемам, обосновать личностную позицию по различным их аспектам. В диссертации анализируются монографии, в которых рассматриваемая тема получила прямое отражение, или в ней затронуты какие-либо ее аспекты, отдельные значимые сюжеты. 2. Специальные диссертационные исследования. Реалии научно-организационного процесса таковы, что не каждый автор издает монографию. Поэтому особую роль в качестве историографического источника играют диссертационные исследования. Именно они позволяют уяснить не только степень изученности той или иной проблемы, но и увидеть новые направления в исследовании. В нашей работе рассматриваются диссертации, имеющие как непосредственное, так и опосредованное отношение к исследуемой теме. Кроме того, привлекаются материалы десятков диссертационных исследований общего характера, в которых приводятся те или иные сведения или оценки, характеризующие изучение нашей проблемы. 3. Научные статьи. Они представляют более компактную и оперативную форму исторического исследования. При написании статьи ее автор ограничен объемом публикации. Однако он может быстрее высказать новые положения, впоследствии нередко получающие развитие в монографии или коллективном труде, в сжатом виде представить аргументацию собственной позиции. Общее количество статей по рассматриваемой проблеме исчисляется сотнями наименований, в качестве наиболее оригинальных историографических источников рассматриваются материалы научных статей, в которых нашла прямое и косвенное изложение в контексте других аспектов анализируемых проблем, и наша тема.

4. Материалы научных конференций и прочих научных форумов. Они представляют собой отдельный вид историографических источников, в которых зафиксированы результаты обсуждения наиболее значимых, приоритетных направлений исторических исследований, позволяющих выявить дискуссионные вопросы темы. В данной диссертации используются материалы международных, всесоюзных, всероссийских, ведомственных, региональных, межвузовских научных конференций, посвященных истории Гражданской войны, Великой Отечественной войны, истории Вооруженных сил Советского государства в военное и мирное время, а также проблеме укрепления морального духа армии в 1918 – 1991 гг. Кроме того, использованы материалы некоторых научных форумов, на которых рассматривались общие проблемы развития отечественной исторической науки. 5. Обзоры литературы, рецензии. Они представляют самостоятельную историографическую ценность. Ведь в них, как правило, в сжатой форме, отражается не только оценка значимости профессиональным сообществом тех или иных исторических трудов по рассматриваемой проблематике, но и характер сложившихся о них представлений в исторической науке. Следовательно, появляется материал для компаративного анализа авторских результатов и оценок, что содержатся в рецензиях предшественников, по одним и тем же историографическим источникам. 6. Научно-библиографические публикации, имеющие прямое и косвенное отношение к теме данного диссертационного исследования. Особенно много полезной информации почерпнуто из всевозможного рода библиографических указателей, так как в них учитываются следующие виды изданий: книги, сборники статей (как правило, аналитически расписанные), брошюры, авторефераты диссертаций, статьи из научных журналов и сериальных изданий, материалы и тезисы конференций, рецензии и депонированные рукописи. 7. Специфические историографические источники — информационные ресурсы Интернета. К ним необходимо осторожное отношение. Анализ показывает, что многие данные, имеющиеся в интернет-сайтах, требуют дополнительной экспертизы на достоверность.

Общее количество историографических источников составляет более 1200 обобщающих трудов, монографий, диссертаций, опубликованных и депонированных статей, научно-популярных работ, материалов, размещенных в электронных ресурсах Интернета, других исследований общего и конкретно-исторического характера. В содержательном отношении охарактеризованные историографические источники распадаются на две большие группы: 1) работы, характеризующие историю Советского государства и его Вооруженных сил в целом; 2) исследования, подробно раскрывающие те или иные сюжеты рассматриваемой темы. Внутри второй группы в содержательном отношении историографические источники распадаются, в свою очередь, еще на две подгруппы: 1) опубликованные работы, защищенные диссертации, материалы электронных ресурсов, где проблемы морального духа армии и его укрепления анализируются применительно к военному времени, в первую очередь — к Гражданской войне и Великой Отечественной войне; 2) историографические источники, в которых тема, указанная выше, исследуется применительно к мирному времени. Диссертант счел возможным включить во вторую группу и работы, посвященные анализу морального духа Вооруженных сил Советского государства в локальных войнах и вооруженных конфликтах. Конечно, их можно выделить либо в отдельную группу, либо рассматривать в первой группе. Однако, особенно в советской историографии, данная тема не проходила по разряду приоритетных. Историографических источников по ней (по сравнению, например, с Гражданской войной и Великой Отечественной войной) намного меньше. Это и стало основанием решения автора на включение работ, посвященных анализу морального духа Вооруженных сил Советского государства в локальных войнах и вооруженных конфликтах, во вторую группу, указанную выше.

Исторические источники — комплекс документов и материалов, отражающих советский период истории государства Российского и его Вооруженных сил. В данной группе рассматриваются опубликованные и неопубликованные документы. При этом, предметом анализа выступают только источники, содержащие непосредственную и опосредованную информацию по нашей теме, которые вовлечены или могут быть вовлечены в научный оборот. Неопубликованные документы. Они почерпнуты в интересах диссертации из фондов федеральных центральных архивов (ГАРФ; РГВА; РГАСПИ), а также из федерального ведомственного архива (ЦАМО РФ). В совокупности в историографическом исследовании использованы документы, извлеченные из 12 фондов упомянутых выше архивов. Основной массив документов (более 90%) имеет отношение к теме морального духа армии и его укрепления применительно к военному времени, в первую очередь — к Гражданской войне и Великой Отечественной войне. Лишь некоторая их часть к настоящему времени введена в научный оборот. Так, в ЦАМО РФ, в материалах 32-го фонда хранится большое количество материалов, где представлен обобщенный опыт партийно-политической работы в войсках. Такие архивные данные вводились в научный оборот некоторыми учеными. Однако степень их востребованности сегодня, думается, оставляет желать лучшего. Интересный материал почерпнут в РГВА из отчетных документов фонда Политуправления при Реввоенсовете Республики (Ф.9), а также из политсводок, подготовленных политотделом Южного фронта (Ф.100. Управление армиями Южного фронта). Здесь имеются данные аналитического характера, которые позволяют репродуцировать контуры деятельности органов государственной власти и военного управления по укреплению морального духа РККА в 1918 – 1920 гг. в ходе боевых действий красных частей против белых войск. Данные материалы вводились некоторыми учеными в научный оборот, однако здесь имеется по-прежнему огромное исследовательское поле. Понятно, что такой материал более востребован для исторических исследований, нежели для историографических. Однако он дает для данной диссертации, во-первых, представления об общем историческом фоне; во-вторых, о том, что выпало из поля зрения ученых, ранее уже вводивших в научный оборот те или иные документы.

Следует подчеркнуть, что видовой состав и содержание документов, содержащихся в фондах федеральных центральных и федерального ведомственного архива, упомянутых выше, чрезвычайно разнообразен. Соискатель при работе во всех архивных фондах изучил ряд документов, которые не имели непосредственного отношения к деятельности властных структур по укреплению морального духа Вооруженных сил Советского государства в 1918 – 1991 гг. Но они помогали репродуцировать научную картину конкретно-исторической обстановки, в которой протекал исследуемый процесс. Следовательно, в историографическом анализе рассматриваемой темы открывались (преимущественно в опосредованной форме) новые аспекты авторского видения объекта и предмета исследования. Само обращение к архивным документам и материалам продиктовано, прежде всего, необходимостью определения источниковой базы проблемы, дальнейших перспектив в разработке отдельных вопросов истории Вооруженных сил Советского государства в 1918 – 1991 гг., в том числе и в сфере укрепления их морального духа. При этом особо подчеркнем, что при работе с документами и материалами архивных фондов соискатель твердо придерживался следующих принципов: 1) оценивать архивные документы как своего рода «арбитра достоверности»; 2)не искать сенсационности в архивных материалах; 3) не подменять исследовательский анализ простым цитированием документов и материалов.

Опубликованные документы и материалы. Здесь выделяются следующие группы: 1)документы органов государственной власти и военного управления; 2)документы правившей в Советской России и СССР компартии, а также и комсомола; 3) отдельные труды крупных деятелей Советского государства и правившей в стране компартии; 4) источники личного происхождения; 5) периодическая печать; 6)научно-популярная и публицистическая литература. 1. Документы органов государственной власти и военного управления. Основное внимание обращалось на законы и другие нормативно-правовые акты, изданные в стране и имевшие отношение к проблемам строительства ее вооруженных сил, в том числе и в сфере укрепления морального духа. Первостепенное значение имеют Конституции (Основные законы) страны (1918, 1924, 1936, 1977 гг.). В них служба в Вооруженных силах государства провозглашалась в качестве одной из важнейших и почетных обязанностей граждан страны. Сюда вплотную примыкают законы СССР «О всеобщей воинской обязанности» 1939 и 1967 г. Использовались также документы властных структур, имеющие прямое и косвенное отношение к анализируемой теме, опубликованные в различных сборниках, а также ряд документов, опубликованных в периодике. Ценным источником стали в данной группе и документы органов военного управления: приказы и директивы РВСР, ГКО СССР, наркома обороны СССР, приказы и директивы министра обороны СССР и начальника Главного политуправления СА и ВМФ и др. Их характерная черта — базирование на конкретных партийно-государственных решениях. Они несут в себе их смысловую нагрузку, определяя одновременно задачи и направленность деятельности органов военного управления всех уровней, командно-политического состава по активному участию в деле укрепления морального духа Вооруженных сил страны. В то же время, необходимо учитывать, что в течение длительного времени опубликованные такого рода документы строились по известному принципу принятия желаемого за действительное, когда приукрашивалось истинное положение дел в области укрепления морального духа армии.

2. Документы правившей в Советской России и СССР коммунистической партии, а также комсомола. Значимость партийных документов резко усиливается тем, что РКП (б), ВКП (б), КПСС, имея монопольную власть в государстве, на практике часто де-факто подменяла и государственные органы, и общественные организации. Такие документы носили, как правило, закрытый характер. В печати публиковалось только их изложение. Они имели в большей мере методологический характер, давали основания для организации процесса укрепления морального духа Вооруженных сил Советского государства. Среди них большое значение имеют программы компартии, принятые в разное время и закрепившие требования правившей в стране партии к Вооруженным силам государства, в том числе и в сфере укрепления их морального духа. Документальными источниками являются материалы и резолюции съездов и конференций РКП (б), ВКП (б), КПСС. В хронологические рамки, оговоренные в диссертации, вошли VII – XXVIII съезды компартии. Для нас представляют здесь интрес, если излагать обобщенно, следующие аспекты: отчетные доклады высших руководящих органов партии съездов, раскрывающие основные положения международной ситуации, утверждающие необходимость укрепления Вооруженных сил страны и усиления требований к личному составу в те годы; положения отчетных докладов, выступления делегатов съезда по военным вопросам; материалы съездов, касающиеся данных проблем в целом. Важным источником являются решения пленумов ЦК КПСС, которые коренным образом меняли ситуацию в стране, в том числе и в Вооруженных силах, а также специальные постановления ЦК КПСС, Секретариата ЦК КПСС, непосредственно раскрывающие деятельность высших руководящих органов компартии, их аппарата в сфере военного строительства, в том числе и в решении проблемы укрепления морального духа армии. Правда, здесь опять же следует обязательно учитывать фактор закрытости многих документов, отсутствие в данной связи их полной публикации. Важнейшее место среди открытых источников по деятельности структур компартии в сфере укрепления морального духа Вооруженных сил государства принадлежит различным сборникам документов. Наша тема находит свое выражение в ряде сборников документов по военным вопросам деятельности КПСС. Относительно документов комсомола заметим, что их значимость повышается в той связи, что и РКСМ, и ВЛКСМ являлись самой мощной самодеятельной общественной организацией, работавшей под перманентным партийным контролем и имевшей в Вооруженных силах Советского государства разветвленную сеть организаций, вносивших весомый вклад в воспитание армейской молодежи.

3. Отдельные труды крупных деятелей Советского государства и правившей в стране компартии. Речь идет о трудах В.И. Ленина, Л.Д. Троцкого, И.В. Сталина, Н.С. Хрущева, Л.И.Брежнева, Ю.В. Андропова, К.У. Черненко, М.С.Горбачева, Г.К. Жукова, Р.Я. Малиновского, А.А. Гречко, Д.Ф. Устинова, С.Л. Соколова, Д.Т. Язова и ряда других видных партийно-государственных деятелей. В них есть информация как документально-фактического, так и аналитического порядка. Ценность подобных публикаций определяется тем, что их авторы, каждый в свое время, непосредственно стояли у руля руководства страной и Вооруженными силами, вносили личный вклад в создание и функционирование системы деятельности по укреплению морального духа Вооруженных сил Советского государства. Изучение указанных источников помогает четче уяснить подходы к столь многогранной проблеме в той конкретной исторической обстановке, проанализировать причины успехов и неудач в ее решении и, соответственно, проследить, как это отразилось в историографических источниках.

4. Источники личного происхождения. Мемуарная литература, дневники, эпистолярии служат своеобразным источником для исследования рассматриваемой проблемы, дополнительным средством восстановления исторической правды, так как расширяют свидетельства, восполняют недостающие звенья. Работа с ними требует учета ряда трудностей, встречающихся на пути источниковедческого познания истины: значимость выяснения побудительных мотивов для написания мемуаров; проблема авторства в мемуарах, классифицирующаяся отдельными учеными как коренная; проблема соотношения объективности, достоверности и субъективизма. Кроме того, нельзя не учитывать и того, что советским мемуарам присущи следующие основные характерные черты и особенности: идеологическая заданность и «выдержанность»; выбор тем и выбор сюжетов — не личные переживания авторов, а событие или вождь — объект воспоминаний; стремление быть сопричастным тому или иному событию; стандартизация в характеристике ситуаций, людей; недоговоренность, наличие фигуры умолчания, эзопов язык. Таким образом, мемуаристика является необходимым, но далеко недостаточным источником. Требуется тщательный, осторожный, компаративный анализ, проверка фактов по другим источниками, где это возможно.

5. Периодическая печать. Большое количество материалов почерпнуто из журналов: «Коммунист Вооруженных Сил», «Военно-исторический журнал», из газеты «Красная звезда». В данных периодических изданиях нашли освещение многие аспекты проблемы укрепления морального духа армии в мирное и в военное время. Отрабатывался материал, почерпнутый из партийного, советского, комсомольского официоза.

6. Научно-популярная и публицистическая литература. В ней иногда приводятся данные, которые не получили соответствующего освещения в других трудах. Это и стало главным побудительным мотивом для исследователя в обращении к подобным источникам, не все из которых относятся к числу профессиональных исследований. Между тем, соискатель очень осторожно относился, в первую очередь, к фактографии, зафиксированной в отдельных публицистических работах, так как она, как правило, не подтверждается строго оформленным научно-справочным аппаратом. Никто не отрицает определенной значимости публицистики для развития исторической науки. Но какую бы благородную цель публицистика ни преследовала, она всегда страдает фрагментарностью, поверхностностью суждений, а иногда и прямым искажением реальных событий и фактов. Общее количество исторических источников составляет 600 наименований.

Дополнительные источники неисторического и неисториографического характера. Моральный дух армии — категория, стоящая в эпицентре данного диссертационного исследования, представляет собой сложное духовное образование. Невозможно провести детальный анализ истории изучения нашей темы, не составив четкого представления о диалектике сущности и содержания категории «моральный дух армии» и о том, как она отражалась в историографии. Поэтому диссертант не стал искусственно замыкаться в рамках анализа исключительно научных трудов исторического и историографического плана. Прорабатывался большой пласт различной литературы по социально-гуманитарной проблематике, а также и собственно военной литературы. Это позволило обеспечить комплексный подход к изучению нашей проблемы. Если вести речь о философских трудах, то следует отметить, что их анализ помогает методологически верно сориентироваться и определить предметно-объектную область исследования применительно к конкретно-исторической обстановке, имевшей место в хронологических рамках, означенных выше. Появляется возможность разобраться в общем плане в диалектике сущности и содержания категории «моральный дух армии» в понимании ученых того времени. Философские труды помогают в репродуцировании концептуальной модели деятельности властных структур по укреплению морального духа Вооруженных сил Советского государства в 1918 – 1991 гг. и в анализе динамики ее изменения, отраженной в историографических источниках. Психолого-педагогическая литература помогает понять, какими путями шло совершенствование обучения и воспитания личного состава в исследуемый период, особенно в плане привития им высоких морально-боевых и психологических качеств. Следовательно, появляются дополнительные благоприятные условия для историографического анализа исследуемой темы. Правоведческая литература позволяет глубже понять законодательные и правовые основы, на которых строилась деятельность властных структур по укреплению морального духа Вооруженных сил Советского государства в 1918 – 1991 гг. Разумеется, рассматривая публикации того времени с комментариями к вышедшим нормативно-правовым актам, необходимо делать поправку на их излишнюю политизированность и не всегда объективный подход авторов книг и статей к освещению положения с законностью и правопорядком. Собственно военная литература открывает возможности для обеспечения более полной сопряженности историографического анализа рассматриваемой темы с подходами, господствовавшими тогда в советской военной науке по проблемам, вплотную примыкавшим к теме морального духа армии (боевая готовность, боевая подготовка армии, техническая оснащенность и пр.). Общее количество подобных дополнительных источников составляет более 200 наименований.

II. СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Структура диссертации обусловлена целью и основными задачами исследования. Она показывает, на каких главных проблемах автор сконцентрировал свое внимание. Рассматриваемые вопросы объединены во введение, шесть глав, внутри которых имеются четырнадцать параграфов, заключение, список источников и литературы. Диссертация снабжена списком сокращений.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования и его хронологические рамки; обозначается теоретико-методологическая база и основные источники исследования, оценивается его научная новизна; формулируются основные положения, выносимые на защиту, высказывается мнение о научно-практическом значении диссертации; приводятся сведения о ее апробации и публикациях по теме исследования.

Глава I. «Теория, методология проблемы и характеристика источников». В первом параграфе — «Теоретико-методологические основания, принципы и методы исследования проблемы» — обосновывается тезис о том, что решение научно-исследовательских задач, поставленных в диссертации, возможно только с учетом того, что сегодня в исторической науке царит методологический плюрализм, в условиях которого развивается историографический процесс. Поэтому все методологические подходы приемлемы, если использовать их комплексно, не абсолютизируя, не противопоставляя их сильные или слабые стороны, а используя творчески «рациональные зерна» из всех существующих исследовательских парадигм. Однако не следует искусственно внедрять новомодные подходы. Во втором параграфе — «Периодизация отечественной историографии проблемы» — обосновано выделение двух крупных периодов: советский (1918 – 1991 гг.) и постсоветский (начиная с 1992 г.). В рамках советского периода выделяются следующие условные историографические этапы: первый условный историографический этап — этап поиска новых подходов в период становления советской исторической науки, утверждения и господства в ней сталинской теоретико-методологической парадигмы (1918 – прим. первая половина 1950-х гг.); второй условный историографический этап — этап развития исторической науки в системе теоретико-методологических координат периода оттепели, утверждения неосталинских подходов и зарождения новых исторических парадигм (прим. вторая половина 1950-х – 1991 гг.). Причем, в рамках данных условных историографических этапов выделяется ряд подэтапов. В первом условном историографическом этапе — первый подэтап — время сосуществования старой и новой исторической науки (1918 – 1920-е годы); второй подэтап — время практически полного подчинения науки требованиям партийно-идеологической системы и перманентной ликвидации любой научной альтернативности марксизму, что увязывалось с политической оппозиционностью существующему режиму, время монопольного господства сталинской теоретико-методологической парадигмы в советской исторической науке (1930-е гг. – прим. первая половина 1950-х гг.). В рамках второго условного историографического этапа — первый подэтап — время развития отечественной исторической науки под влиянием политического курса компартии на преодоление последствий культа личности И.В. Сталина (прим. вторая половина 1950-х – прим. первая половина 1960-х гг.); второй подэтап — время частичной реанимации сталинских подходов в исторической науке (прим. вторая половина 1960-х – прим. первая половина 1980-х гг.); третий подэтап — зарождение новых исторических парадигм (прим. вторая половина 1980-х – 1991 гг.). В третьем параграфе — «Характеристика источниковой базы исследования» — доказано, что уровень репрезентации источников достаточно высок, а их тщательный комплексный анализ, переосмысление с позиций современной исторической науки позволяет правильно установить степень научной разработанности анализируемой темы, выйти на верификационные суждения, сделать верные выводы и выработать практические рекомендации для сегодняшнего дня.

Глава II. Партийно-государственное видение концепции морального духа армии и его отражение в советской историографии. В первом параграфе — «Концептуальное видение морального духа армии партийно-государственным руководством Советской России, СССР и его нормативно-правовое оформление» — аргументируется тезис о том, что ядром партийно-государственного видения концепции морального духа армии стали ленинские идеи о защите социалистического Отечества, а также о моральном духе армии нового типа — рабоче-крестьянской. Раскрыто, как данное видение нашло юридическое оформление, причем не только в нормативно-правовых актах на государственном уровне, но и в документах правившей в стране компартии, которые по существовавшему тогда порядку имели де-факто юридическую силу. Во втором параграфе — «Отражение в советской историографии партийно-государственного видения концепции морального духа армии» — освещено, как это видение осмысливалось исследователями в комплексе, в первую очередь с проблемами воинской дисциплины, а также с проблемами повышения уровня боевого мастерства и политической зрелости личного состава армии. Установлено, что в данной связи авторы уделяли повышенное внимание анализу диалектики мер убеждения и принуждения.

Глава III. Укрепление морального духа Красной армии в годы Гражданской войны (1918 – 1922 гг.): степень научной разработанности темы. В первом параграфе — «Накопление исторических знаний по проблеме в период зарождения, становления советской исторической науки и господства в ней сталинской теоретико-методологической парадигмы (1918 – прим. первая половина 1950-х гг.)» — оценивается, в целом, степень научной разработанности рассматриваемой проблемы. Во втором параграфе — «История изучения темы в системе теоретико-методологических координат периода оттепели, частичной реанимации сталинских подходов, зарождения, становления и утверждения новых парадигм в отечественной исторической науке (прим. вторая половина 1950-х – до наст. вр.)» — доказывается, что историографии проблемы было свойственно своего рода синусоидальное развитие: попытки приближения к исторической правде в годы оттепели (прим. вторая половина 50-х — прим. первая половина 60-х гг. XX века); серьезный откат назад на фоне реанимации сталинских подходов, пусть и несколько модернизированных, в руководстве исторической наукой (прим. вторая половина 1960-х — прим. первая половина 1980-х гг.); новый поворот к максимальному приближению к исторической правде, детерминированный позитивными тенденциями перестройки и историческими реалиями России постсоветской.

Глава IV. Вопросы укрепления морального духа РККА в историографии так называемого межвоенного периода (1923 – июнь 1941 гг.). В первом параграфе — «Уровень научной разработки проблемы в условиях относительной творческой свободы и господства сталинской историографической парадигмы (1923 – первая половина 1950-х гг.)» — обосновывается, что научная разработка нашей темы непосредственным образом ощутила влияние поиска новой исторической парадигмы в условиях относительной творческой свободы, ее затухания, становления, утверждения и полного господства теоретико-методологических оснований научно-исследовательской деятельности, детерминированных культом личности И.В. Сталина. Установлено, что научных исследований проблемы имелось не очень много, да и уровень их не был столь высок. Во втором параграфе — «Приращение исторических знаний по теме в период хрущевской отпели, реанимации сталинских подходов, зарождения, становления и утверждения новых теоретико-методологических парадигм в отечественной исторической науке (прим. вторая половина 1950-х – до наст. вр.)» — доказывается, что процесс накопления исторических знаний по данной теме имеет место. Однако он не нашел пока что своего выражения в комплексном обобщающем труде. Имеющиеся научные наработки поданы только в комплексе с пограничными темам. Ряд деформаций, обусловленных историографическими реалиями советской исторической науки до перестройки, был устранен. Однако данный процесс носит незавершенный характер.

Глава V. Деятельность органов государственной власти и военного управления по укреплению морального духа Красной армии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 – май 1945 гг.): Историография проблемы. В первом параграфе — «Первый историографический опыт исследования темы в годы Великой Отечественной войны и «позднего сталинизма» (июнь 1941 – примерно первая половина 1950-х гг.)» — доказано, что в годы Великой Отечественной войны материалы с обобщением опыта партийно-политической работы, подготовленные лучшими специалистами Главполитуправления РККА, огромный пласт научно-популярной, агитационно-пропагандистской литературы и публицистической литературы заложили прочную основу советской историографии рассматриваемой проблемы. Освещено, как в период «позднего сталинизма» появились научные исследования, посвященные обобщению исторического опыта минувшей войны. Они выполнялись по горячим следам, без должной архивной составляющей в источниковой базе, разумеется, с неукоснительным соблюдением всей атрибутики времен культа личности И.В.Сталина. Во втором параграфе — «Отражение основных аспектов проблемы в историографических источниках периода хрущевской оттепели и утверждения неосталинских подходов (прим. вторая половина 1950-х – прим. первая половина 1980-х гг.)» — раскрыто, как после XX съезда КПСС советская историческая наука добилась определенных успехов и в разработке актуальных проблем идеологической работы ВКП (б) на фронте, в том числе и в сфере укрепления морального духа РККА. Установлено, что в период утверждения неосталинских подходов в советской исторической науке, несмотря на то, что количество публикаций увеличивалась, а также несколько расширялась тематика исследований (правда, с доминированием историко-партийной проблематики), особых успехов в дальнейшем изучении рассматриваемой проблемы достигнуто не было. В третьем параграфе — «Приращение исторических знаний по проблеме в период зарождения, становления и утверждения новых подходов в отечественной исторической науке (прим. вторая половина 1980-х – до наст. вр.)» — доказывается, что, в целом, исследуемый процесс имел положительную динамику в количественном и в качественном измерении. Подобное стало возможным потому, что процесс утверждения новых исторических парадигм освободил исследователей от давления системы координат единой методологии (догматизированный марксизм-ленинизм в большевистском его измерении), провозглашенной в советское время универсальной и единственной верной. Однако исследуемая тема не нашла пока что комплексного освещения.

Глава VI. Моральный дух Вооруженных сил СССР и его укрепление в послевоенный период (июнь 1945 – 1991 гг.): историография проблемы». В первом параграфе — «Уровень научной разработки проблемы в период «позднего сталинизма», хрущевской оттепели и реанимации сталинских подходов в советской исторической науке (прим. июнь 1945 – прим. вторая половина 1980-х гг.)» — установлено, что в период «позднего сталинизма» и оттепели изучение исследуемой темы развивалось по восходящей линии. Авторы строго придерживались директивных установок правившей в стране компартии по проблемам изучения истории Советской армии. И никакие демократические посылки времен оттепели не могли отменить данный исследовательский стереотип. Анализ рассматриваемой темы проходил в комплексе с рассмотрением широкого спектра проблем партийно-политической работы, а также в ряде проблем военно-философского и военно-педагогического плана. Выведена тенденция прогрессирования повышенного интереса к теме, что нашло отражение в большом количестве диссертационных исследований. Выявлено наличие элементов описательности, очеркового характера исследования. Во втором параграфе — «Историография проблемы периода зарождения, становления и утверждения новых подходов в отечественной исторической науке (прим. вторая половина 1980-х гг. – до наст. вр.)» — показано, как открылись новые возможности для изучения рассматриваемой проблемы на качественно новом уровне. Подчеркнуто, что в постсоветский период произошел отказ от историко-партийного ключа исследования. Однако и наша тема ушла на второй план. Трудно преодолевались элементы нигилизма в отношении исторического опыта, накопленного (в том числе и в рассматриваемой сфере) в ВС СССР.

загрузка...