Delist.ru

Политические партии России и массовое политическое сознание действующей русской армии в годы Первой мировой войны (июль 1914 - март 1918 гг.) (21.08.2007)

Автор: Чертищев Андрей Владимирович

Диссертант считает возможным заключить, что выступление генерала Корнилова было совершенно безнадежно. Из противостояния Керенский-Корнилов родилась «третья сила» - на сей раз социальная, а не политическая, - массовый большевизм. Все особенности развития событий в июле-августе 1917 года нашли свое выражение в массовом политическом сознании страны и армии, в которых все более четко стали прорисовываться социальные составляющие, постепенно нарастала критическая масса. Положение в армии стало особенно острым после корниловского выступления, в корне разрушившего то немногое оставшееся доверие между командным составом и солдатами.

События показали, что вертикаль исполнительной власти, увенчанная Временным правительством, не умея глубоко анализировать изменяющееся массовое политическое сознание, обвиненная в связях с корниловцами, зашаталась, теряя первоначальную массовую поддержку. Акцент в революции все больше смещался в область разрушения, низвержения, отрицания в ущерб созиданию, строительству, приращению. Страна медленно, но неуклонно скатывалась в пропасть. По мнению соискателя, Временное правительство оказалось в состоянии войны практически против всех. Крупнейшим и грубейшим политическим просчетом власти, определившим последующую судьбу, как свою собственную, так и всей России, было ее неверие в готовность большевиков взять власть и, особенно, в способности удержать ее. Массовый и необратимый характер приняла большевизация Советов. Чувствуя себя крайне неуверенно, правительство, как никогда ранее, активизировало свою деятельность, правда, слабореализуемую, по укреплению армии, в том числе и в области политического воздействия на ее массовое сознание. Российские государственные и военные деятели предлагали свои рецепты спасения армии и страны.

В исследовании выделены факторы, позволившие большевикам к концу августа 1917 года снова появиться на сцене в ситуации, весьма благоприятной для захвата власти вооруженным путем. Краеугольным камнем стратегии В.И. Ленина по завоеванию власти были вопросы заключения мира. Большевизация столичных Советов предопределила восстановление лозунга «Вся власть Советам!». И все же по вопросам вооруженного восстания и захвата власти в партии большевиков не было полного единодушия. После разгрома корниловского движения значительно активизировалась деятельность большевиков в действующей армии. На основании документов автор пришел к выводу, что и после подавления корниловского выступления меньшевики продолжали оставаться мощной политической структурой России, однако партийный кризис, обнаружившийся летом 1917 года, продолжал углубляться. К организации восстания большевиками они относились крайне негативно, но решили не участвовать в вооруженной борьбе против них, наивно полагая, что самое главное – выиграть время, дождаться «отрезвления» масс. Политическая линия меньшевиков в отношении войны и мира оставалась неизменной. Работая в действующей армии, основное внимание они уделяли устной агитации и пропаганде. Осмысление источников позволяет сделать заключение, что политическое влияние партии социалистов-революционеров в стране и в армии осенью 1917 года несколько понизилось, в партии начало оформляться как самостоятельное крыло – левые эсеры. Действий большевиков в период подготовки октябрьского вооруженного восстания эсеры опасались гораздо меньше, чем возможной реакции на них справа, грозившей смести их вместе с последователями Ленина, предпочитая сохранять в случае восстания нейтралитет. В целом можно констатировать, что эсеры не только не приняли мер к разрешению кризиса власти, но и способствовали его усугублению. Партия эсеров продолжала пользоваться достаточно высоким авторитетом в действующей армии, но справедливо, по мнению диссертанта, и утверждение, что она не была способна мобилизовать хотя бы одно армейское подразделение для защиты правительства. На основе комплекса данных, нами уточнена численность военных организаций большевиков, меньшевиков и эсеров.

Лидеры конституционных демократов продолжали настойчиво внедрять в массовое политическое сознание мысли о том, что они занимают надклассовую, центральную позицию, место некоего «левого центра». При образовании нового коалиционного Временного правительства партия народной свободы выражала надежду на установление в стране твердой власти. Конституционно-демократическая партия, как и другие политические партии России, в сентябре-октябре 1917 года продолжала целенаправленно усиливать свою работу в действующей армии. В сентябре была создана Военная комиссия при Московском губернском комитете. Анализ теоретических воззрений и практической деятельности политических партий позволил соискателю сформулировать логические причины поражения в борьбе за власть умеренных социалистов и либералов, их коалиции, а также победы большевиков.

Массовое политическое сознание страны и армии, как показывают источники, адекватно отражало изменения политической обстановки в стране. К осени 1917 года произошел надлом общественного сознания. Настроение было определенно против правительства, народ интересовался реальными ценностями и проявлял полнейшую индифферетность к вопросам государственного устройства. Все чаще в массовом политическом сознании проскакивали нотки безразличия к судьбе России.

Массовое политическое сознание действующей армии после разгрома корниловского выступления также существенно меняется. Армейские массы давно потеряли веру в коалиционное правительство и Керенского. Массовое политическое сознание солдат все более склонялось к передаче власти Советам, однако нельзя сказать, что такая точка зрения была характерна для всей действующей армии. Фронтовые донесения резюмировали, что в армии доминирует жажда мира, призыв к продолжению войны понимается как стремление вернуть старый режим, а поражение России принимается как должное. В подавляющем большинстве донесений подчеркивается крайне отрицательное отношение к войне, скорейшее заключение мира стало абсолютным приоритетом в представлениях солдат. Отчаяние и усталость их от войны достигли такого предела, при котором условия ее прекращения становились для них вопросом второстепенным. Можно утверждать, что для подавляющего большинства солдат перестали казаться неприемлемыми, по сравнению с периодом весны – лета 1917 года, идеи сепаратного мира с Германией, лозунги скорейшего мира «любой ценой», «во что бы то ни стало». Целью Учредительного собрания, в их представлении, было узаконение устремлений народа к миру и земле. Более того, в то же время для многих выход из ситуации мыслился на путях «углубления революции».

В условиях России мысль о необходимости подавления контрреволюционного и антинародного «заговора буржуазии» становится важнейшим элементом политического сознания действующей армии. Идея справедливости в массовом сознании означала правомерность наказания «виновных» в их былом униженном состоянии. Коренным образом изменилось отношение действующей армии, преимущественно солдат, к выполнению своего воинского долга. Данные широкого круга источников позволяют оценить боеспособность действующей армии к концу 1917 года как близкую к нулевой отметке, она все более и более становится угрозой не для врага, а для населения страны. Многие офицеры искали мотивы такого поведения солдат и способы воздействия на них, но они выглядели слишком фантастическими.

Под воздействием кризиса центральной власти, влияния центробежных сил на действующую армию, не вполне удачных попыток ее демократизации, подорвавших основы военного строя, прогрессирующего бессилия командного состава, пропаганды социалистических партий, алармирующего ожидания, радикализации политической борьбы солдатских масс, нежелания воевать, крайне бесплодного и неудачного наступления в политическом сознании армии происходит перелом: армия склоняется к поддержке заключения немедленного мира и готова вынести на гребень политической власти любую партию, которая сделает это. Армия поддержала власть, которая высказалась за прекращение войны, бралась в интересах крестьян решить аграрный вопрос, поддержала власть демократическую.

События 25-26 октября в Петрограде завершили один из важнейших, драматических этапов в развитии революционного процесса в России в 1917 году. Многослойность и противоречивость политического сознания «низов» в это время, сдвиг его в сторону крайнего радикализма, наметившегося во время Первой мировой войны, явились важными социально-политическими и психологическими предпосылками последующих общественных потрясений, в ходе которых они, в свою очередь, также продолжали трансформироваться.

В четвертом разделе «Политическая деятельность в период выхода России из войны и массовое политическое сознание действующей армии» рассматривается противостояние ведущих политических партий в период прихода к власти большевиков, подготовки и роспуска Учредительного собрания, заключения Брестского мира и, на основе этих процессов, прослеживается эволюция и динамика массового политического сознания действующей армии.

В разделе обоснованы факторы, способствующие приходу большевиков к власти, раскрыто их взаимодействие. На основании документов автор заключает, что большевики вовремя учли негативный опыт Временного правительства: свой приход к власти они сразу же закрепили решением самых насущных задач революции. Соискатель констатирует, что с момента провозглашения Советской власти начался ее перманентный политический кризис, что не могло не привести к свертыванию демократии, к формализации самой диктатуры пролетариата. В.И.Ленин однозначно стоял за роспуск Учредительного собрания, которое, по нашему мнению, в реальной обстановке конца 1917-начала 1918 годов не могло нести в себе конструктивное начало: его работа неизбежно до предела обострила бы все противоречия в обществе, став ареной ожесточенной политической борьбы, ибо возможности для сочетании парламентской демократии с советской были исчерпаны. Пришедшим к власти большевикам было крайне важно разрешить и такой жизненно важный вопрос, который они активно использовали в качестве одного из главных козырей в борьбе за власть, как вопрос о мире. Диссертант обосновывает основные аспекты, в которых большевики пытались его решить. В осуществлении своих властных функций в стране они не могли не уделять самого пристального внимания действующей армии, проблемам ее реорганизации, основные направления которой, на основе анализа документов, рассматриваются в разделе.

Политические партии России (кроме большевиков), стремительно терявшие свой политический авторитет в стране и в армии, не смогли реализовать возможность достижения в обществе гражданского согласия. Вместе с тем, они не отказались от дальнейшей борьбы за власть, о чем свидетельствуют их усилия по созыву Учредительного собрания. В разделе автором рассматриваются теоретические и функционально-деятельностные аспекты борьбы различных партий за его созыв, ее основные этапы, средства и способы влияния на массовое политическое сознание и их эффективность на основе анализа голосов, поданных за них на выборах. Диссертант считает необходимым подчеркнуть, что, несмотря на существенные различия в позициях советской и либеральной оппозиции, борьба с большевиками служила объединяющим их фактором.

Важнейшей составляющей массового политического сознания послеоктябрьского периода жизни страны было отношение к Учредительному собранию. В разделе соискатель выделяет и обосновывает важнейшие аспекты корреляционного анализа идеи Учредительного собрания в структуре общественного сознания. Одним из наиболее острых вопросов, будораживших массовое политическое сознание страны, было ведение сепаратных мирных переговоров с Германией.

По мнению диссертанта, главной особенностью влияния на массовое политическое сознание действующей армии в послеоктябрьский период было определяющее воздействие политической обстановки в стране и фактически монопольное давление на него со стороны партии большевиков, которые сделали все от них зависящее для закрытия каналов проникновения во фронтовые части политических взглядов других партий России. Известие о переходе власти в стране к большевикам армия встретила очень своеобразно, со значительным разбросом мнений. Анализ документов свидетельствует, что в глазах солдатской массы главный источник власти заключался не в вооруженной силе, а в моральном авторитете выборных организаций на фронте и в тылу. Имя Совета внушало доверие солдатам только потому, что он прислушивался к их голосу. В сознании офицеров доминировало категорическое неприятие власти большевиков. Важнейшей составляющей массового политического сознания действующей русской армии было ее отношение к Учредительному собранию, против роспуска которого она выступала. Идея Учредительного собрания не смогла увлечь за собой основную массу офицерства, а в сознании солдатских масс оно было неразрывно связано со всевластием Советов. В разделе соискатель анализирует особенности итогов голосования действующей армии за партийные списки.

На основе комплекса данных диссертант выделяет другие важнейшие составляющие массового политического сознания действующей русской армии в этот период: отношение к разделу земли; неистребимая жажда мира; образ врага, трансформировавшийся в прямое военное противостояние, в гражданскую войну; забота о самосохранении; на задний план уходит готовность к выполнению своего воинского долга, особенно у солдатской массы. Анализ источников позволяет сделать вывод, что боеспособность русской армии была крайне низкой, она быстрыми темпами превращалась в социально опасный для общества организм.

Диссертант считает, что роспуск Учредительного собрания Российской демократической федеративной республики стал вторым этапом упрочения власти большевиков. При этом расхожие представления о том, что Учредительное собрание не признало Советской власти и ее декреты о земле и мире, документально не подтверждаются.

Как показало исследование, в период с января по весну 1918 года главной целью внутриполитического курса большевиков было удержание власти во что бы то ни стало. Эта же цель определяла известный прагматизм и во внешней политике. От надлежащим образом оформленного перемирия с Германией всецело зависели шансы Ленина остаться у власти с одной стороны, и с другой – подписание перемирия и последующий мир открывали большевикам дорогу к мировой революции. Автором установлено, что, несмотря на всю свою деятельность по разложению действующей армии через ее дальнейшую «демократизацию» после октября 1917 года, большевики все еще возлагали на нее определенные надежды при отражении наступления немецко-австрийских войск, но в 1918 году массовая демобилизация действующей армии продолжилась, основные этапы которой обосновываются и раскрываются в разделе. В связи с демобилизацией старой армии были ликвидированы военные организации всех политических партий, в том числе и большевиков.

Подавляющее большинство политических партий отказалось от сотрудничества с большевиками на платформе Советской власти. В этих условиях существование легальной оппозиции создавало возможности как для активного противодействия политике большевиков, так и для коррекции их внутриполитического курса в рамках политической борьбы. Проведенный в разделе анализ источников, раскрывает концептуальные особенности левосоциалистической, правосоциалистической, либерально-демократической и правой оппозиции, специфику практической деятельности партий различной политической ориентации. Совокупность всех аспектов воздействия оппозиции на политические процессы и представляет собой ее характеристику как инструмента политической борьбы в условиях формирования советской государственности.

Автор имеет основания утверждать, что события 5-6 января 1918 года стали определенным рубиконом в массовом политическом сознании населения страны. Массы почуяли, что после целого года хаоса они получили наконец «настоящую» власть. И это утверждение справедливо для всех социальных слоев российского общества. В некотором смысле можно заключить, что большевики пришли к власти в России не в октябре 1917 года, а в январе 1918-го. Когда советское правительство довело условия Брестского мирного договора до сведения населения, - а сделало оно это не сразу, опасаясь общественной реакции, - по всему политическому спектру, от крайне правых до крайне левых, прошла волна протеста и негодования. Анализ источников показал наличие различных моделей мотивации, порожденных господствовавшими приоритетами массового сознания и обусловивших отрицательное отношение к заключению Брестского договора. Вместе с тем, массовые настроения в обществе, вызванные обнародованием условий несправедливого мира, подпитывали модели партийных политических решений.

Документы свидетельствуют, что массовое сознание действующей русской армии не только всецело зависело от политической обстановки в стране, но и имело свои специфические особенности, определяемые несколько изменившейся ролью армии в политической жизни и осознанием ею этих изменений. Стало гораздо меньше политических оценок власти, да и среди них, в основном, присутствовало негодование по поводу роспуска Учредительного собрания. Поразительно мало стало публичных высказываний действующей армии о войне и мире. Проблема, по-видимому, заключалась в том, что в сознании армии, особенно солдат, мир был уже фактически заключен и важнейшим вопросом стала скорейшая демобилизация. В крайне незавидном положении оказался офицерский корпус действующей русской армии, но по совершенно иным обстоятельствам. В конце января 1918 года положение на фронтах еще более ухудшилось. Демобилизация проходила под аккомпанемент окончательного разложения действующей армии: мародерства, дезертирства, роста преступности, спекуляции и многого другого. Наряду с процессом демобилизации и самоэвакуации материальной части, приняли характер эпидемии такие негативные явления, как бандитизм и уголовщина. Вполне закономерно, что такая армия не могла оказать серьезного сопротивления наступавшему противнику во второй половине февраля 1918 года. Наступление немцев напоминало легкую прогулку.

Диссертант пришел к выводу, что Брестский мир не был неизбежностью. Для самой же России ее выход из войны был не военным поражением, а отказом от победы. Брестский мир еще более укрепил идеологию и практику антибольшевистского движения, дал ему новый стимул, значительно расширил его социальную базу. Вместо мира предстояло пережить еще три года войны, более страшной и кровопролитной, чем Первая мировая война.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и делаются следующие выводы.

Первое. Изучение и всесторонний анализ существующей историографии показывают, что тема в той или иной мере находила фрагментарное отражение в исторической литературе, но отечественная наука не располагает специальным исследованием, посвященным комплексному анализу массового политического сознания действующей армии в контексте деятельности политических партий в годы Первой мировой войны и задача создания его на базе новейших подходов современной исторической науки оставалась нереализованной.

Второе. Россия, вступившая на путь модернизации еще со времен Петра I, на рубеже XIX-ХХ веков оказалась в его решающем фазисе. Можно утверждать, что межсистемное неустойчивое равновесие нашей страны начала ХХ века разбилось о войну. В годы Первой мировой войны действующая армия все более и более становилась активной участницей политического процесса в стране и в значительной мере своим поведением определяла направление его развития. События Февраля 1917 года привели к сравнительно безболезненному устранению монархии в России, что было по своей социально-исторической сущности движением в сторону Европы. Политика Временного правительства быстрой и широкой демократизации страны во время войны оказалась гибельной для всего российского общества и, особенно, для его действующей армии. В результате целенаправленной работы в различных слоях населения России, в том числе и в действующей армии, к власти пришли большевики. Судьба Всероссийского Учредительного собрания показала несовместимость двух способов преобразования общества – грубо-насильственного, через вооруженный переворот, и демократического, через народное волеизъявление.

Третье. Определенное влияние на массовое политическое сознание некоторой части населения страны, и действующей армии в том числе, оказывали монархические партии, программа которых была достаточно реалистичной. Анализ их теоретической и практической деятельности в военные годы привел автора к выводу, что, несмотря на все усилия, они не смогли стать активным элементом в общественных организациях.

Четвертое. Оценивая влияние либерализма в целом на массовое политическое сознание российского общества и его действующей армии, есть все основания утверждать, что в России ценности либерализма так и не смогли оплодотворить демократическую идеологию и массовое сознание, в результате чего либеральное направление не смогло сформироваться в народное движение. В России потерпел неудачу не только консервативный (октябристы) и радикальный (кадеты) либерализм, но и либеральный «центризм» в лице прогрессистов. Самая суть первопричин, обусловивших поражение русского либерализма, в культурном расколе высших и низших сословий и, кроме того, в ограниченности пределов (пространственных и временных) новоевропейской цивилизации в условиях вызревания революции.

Пятое. Подытоживая деятельность социалистических партий в России в годы Первой мировой войны, автор полагает, что идеи социалистов, в целом весьма привлекательные, не нашли в России достаточной почвы для укоренения и роста. Эффективно могли воздействовать на политической сознание общества и действующей армии те из социалистических партий, которые, во-первых, обладали огромной жаждой и волей к власти; во-вторых, выступали под лозунгами абсолютного отрицания старого общества и радикальными, прагматичными и злободневными политическими взглядами на современное и будущее состояние страны; в-третьих, идеология которых одновременно могла апеллировать к самым глубинным, традиционалистским стереотипам массового сознания. Такой партией стали большевики.

Шестое. Большевики, пришедшие к власти, удержались и получили поддержку потому, что: во-первых, они и их союзники сразу декредетировали все те лозунги, с которым они шли к власти. Во-вторых, в условиях полного социального распада централизованная, дисциплинированная, организованная большевистская партия явилась центром консолидации новой партийно-государственной системы в условиях краха реализации либерально-демократической модели развития России. В-третьих, большевики выдвинули очень привлекательную, так называемую опережающую, социалистическо-советскую модель развития России. Все это не могло не привлечь политически активную часть населения, главным образом из угнетенных слоев общества, полностью разочарованных в монархо-конституционных, либерально-демократических и умеренно социалистических альтернативах.

Седьмое. Исследование показывает исключительную важность изучения массового политического сознания и связанных с ним проблем его динамики и эволюции, возможности управления им, зависимости популярности политических структур от господствовавших в массах его составляющих. Любая переориентация массового сознания шла болезненно, переживала ломку, усиливала общественную нестабильность. Падение уровня жизни инициировало политическую активность масс.

По нашему мнению, образ верховной власти стал одним из стержневых в массовом политическом сознании. Самодержавие, упустившее из рук инициативу в годы Первой мировой войны, стало оцениваться современниками как анахронизм. Доминировавшие требования народовластия, демократии советского типа сочетались в сознании масс с этатистскими ожиданиями всесильного революционного государства, жаждой появления вождя, способного решить все наболевшие вопросы, что создавало социально-психологические предпосылки установления новой диктатуры. После Октября 1917 года единственным лозунгом оппозиции, в достаточной мере воспринимаемым на уровне массового политического сознания, а также способным служить объединению антибольшевистской оппозиции всех направлений, оставался лозунг Учредительного собрания.

Одним из базовых принципов массового политического сознания в годы Первой мировой войны было отношение к войне. Россия оказалась не готова к войне духовно. В итоге социальный фактор, который традиционно был в России сильнее национального, в конце концов к осени 1917 года заглушил патриотические чувства значительной части населения. Однако отмеченный процесс был длительным, шел неравномерно и противоречиво: патриотические настроения, захватившие в начальный период войны все слои народа, постепенно эволюционизировали частично в «революционное оборончество», частично – в пацифизм, а частично даже в открытое пораженчество. В тесной связи с отношением к войне в массовом политическом сознании важное место занимали представления о справедливом распределении тягот войны между различными слоями общества. В массах господствовал идеал общественного устройства, основанный на нормах общинной демократии. Для массового политического сознания периода Первой мировой войны характерна определенная его мифологизация, которая значительно усилилась в 1917 году.

В условиях резкого обострения революционного кризиса был вызван к жизни психологический механизм эскалации ненависти низов по отношению к «классовым врагам». Первая мировая война и революция зримо очертили совершенно новый аспект восприятия такого фундаментального понятия как свобода массовым политическим сознанием. Драматические коллизии военных лет выявили противоречивое сочетание в нем традиционного и либерального понимания.

Восьмое. Первая мировая война есть сложный и длительный процесс постепенной смены политических ориентиров в массовом сознании всех слоев, в том числе и действующей армии. В целом в военные годы оно было достаточно противоречивым, многослойным, что отражало сочетание в нем ценностей и установок, принадлежащим разным пластам трансформирующегося политического сознания народа. Эволюция массового политического сознания действующей армии до ее фактического распада прошла все естественные стадии. Массовое политическое сознание армейских масс в годы войны определялось внешними условиями их существования, политическими и партийными пристрастиями, базовыми установками сознания, взаимодействующими с новыми трансформированными его элементами, особенностями кризисного сознания военной и революционной эпохи. Наряду с войной и влиянием политических партий, существенное воздействие на массовое политическое сознание армии оказала Революция 1917 года.

По отношению к власти в массовом политическом сознании действующей армии сложился своеобразный «антипарламентаризм». Серьезному мировоззренческому испытанию, коррозии подверглась в ходе войны значительно ослабленная в период модернизации, существовавшая преимущественно в форме бытовой обрядности православная вера солдат. Дехристинианизация населения страны подтачивала идеологические устои самодержавного государства, как и власти вообще, черпавшего свою легитимность в символах православия.

Базисной вехой массового политического сознания действующей армии было то, что Россия оказалась не готовой к войне духовно, так как у большинства ее населения не существовало единых представлений об интересах и целях своей страны, а, следовательно, не могло быть и речи о морально-психологической и идейно-политической консолидации перед лицом внешнего врага. Очевидная и острая тяга к миру, прежде всего среди рядового состава, сочеталась в массовом политическом сознании действующей армии с патриотическими настроениями, присущими всему народу, но особенно сильными у интеллигенции, кадрового офицерства, буржуазии. К 1917 году горечь поражений и усталость от войны довольно значительно снизили уровень национального патриотизма действующей армии. Не вызывали у нее особого воодушевления и лозунги «революционного оборончества». Официальный лозунг 1917 года «мир без аннексий и контрибуций», сменивший «войну до полной победы», никак не мог служить животворным источником воинственных чувств, поскольку был изначально ориентирован на мир.

Перенос негативного эмоционального комплекса с внешнего противника на внутреннего в восприятии «человека с ружьем» способствовал аккумуляции взрывоопасной энергии социального взрыва в армии. В ней сложился и такой тип сознания, как неприятие всего общества в целом, склонность к коллективному противодействию ему, в результате чего армия, призванная быть вооруженной опорой существующего режима, превращалась в наиболее взрывоопасную силу теряющего стабильность общества. Массовое политическое сознание действующей армии по-своему пыталось осмыслить принципы социальной справедливости как необходимость найти конкретных виновников своих бед и избавиться от них. Непосредственное участие действующей армии в насилии, притупление восприятия смерти привели к ожесточению огромной многомиллионной массы людей, выработке у них милитаризованного сознания, склонности к крайним силовым действиям, девальвации ценности человеческой жизни.

Девятое. Проведенное исследование сделало возможным сформулировать определенную методику по измерению напряженности массового политического сознания в социумах, в том числе и армии. Социальную напряженность можно определить как негативное отношение преобладающей части общности к актуальным явлениям и процессам и наличие с ее стороны конкретных практических действий, которые способны привести к деструктивным изменениям в обществе.

Десятое. Анализ массового политического сознания действующей русской армии дает возможность рассмотреть и ее политическое поведение в годы первой мировой войны. Серьезные недостатки в организации военной мощи государства привели к серии тяжких неудач в годы Первой мировой войны, что привело к кризису армии как главного его института. И все же к февралю 1917 года действующая армия представляла собой довольно грозную силу. Демократические преобразования армии в ходе революции 1917 года разрушили самые сущностные основы военной организации – дисциплину, единоначалие, аполитичность. Она переживала тот же недуг, как и страна: двоевластие, местовластие, безвластие. В результате постепенно в течение 1917 года из хорошо организованного и слаженного организма армия превратилась в вооруженную массу людей. Революция сформировала и особый тип военнослужащего: непрофессионала, пассивного, безинициативного, утратившего уважение к себе «человека толпы». Такой армия стала после корниловского мятежа, который многократно усилил агонию российских Вооруженных Сил. В конце концов к октябрю 1917 года армия, непрерывно избиваемая извне и активно развращаемая изнутри силами, заинтересованными в ее ослаблении, разложении и развале, пошла за политической партией, которая высказалась за прекращение войны и бралась в интересах крестьян решить аграрный вопрос. Но такая армия представляла серьезную угрозу и большевистскому режиму, поэтому к середине апреля 1918 года старая действующая армия перестала существовать.

В заключении также сформулированы исторические уроки и научно-практические рекомендации.

Основные публикации по проблеме исследования.

загрузка...