Delist.ru

Романы Л.М. Леонова 1920-1990-х годов: эволюция, поэтика, структура жанра (20.08.2007)

Автор: Петишева Виктория Анатольевна

Обращение Л. Леонова к проблеме насилия над человеком, вне сомнения, происходило под влиянием традиций, сложившихся в философии и литературе прошлого века. «<···>Есть заметное насилие, – писал Н. Бердяев, – имеющее материальное выражение, и есть насилие незаметное. Более всего вызывает возмущение насилие заметное, физическое – людей убивают, пытают, сажают в тюрьмы, лишают свободы движения, бьют. Но еще большую роль играет насилие незаметное, психическое». Физическое и нравственное насилие над личностью изображено во многих произведениях начального и последующих творческих периодов прозаика, показавшего, как рушились вековые устои нравственности и сложившиеся народные обычаи, как выкорчевывалась вера в Бога, предрекая неизбежную гибель гармоничного мира.

Л. Леонов не искал «трагическое в мелочах» (Х, 29), он воссоздавал неразрешимый идейно-нравственный конфликт, развертывающийся на фоне поступков героев и сопровождающийся страданиями персонажей, на социально-классовом и онтологическом уровнях. Далеко не случайно ведущим экзистенциальным мотивом его прозы стала тема смерти. Писатель, оценивая реалии ХХ века, развитие цивилизации и противоречивую историю России, спрогнозировал в книгах эволюционный кризис разума. (Отмечу, что тревожные интонации слышны во всех леоновских романах: заметно приглушенные в прозе 20-х годов – «Барсуки», «Вор»; открыто трагические в 30-е–50-е годы – «Дорога на Океан», «Русский лес»; наконец, эсхатологические в 90-е годы). Вне сомнения, Л. Леонов на склоне лет в результате трансформации общественно-политических и философских воззрений, взглядов на мироздание отчасти потерял веру в лучшее будущее, а пройденный путь человечества осознал как эпоху трагических ошибок и катастрофических заблуждений. Не случайно, во вступлении к «Пирамиде» он писал: «Событийная, все нарастающая жуть уходящего века позволяет истолковать его как вступление к возрастному эпилогу человечества: стареют и звезды».

Осмысливая судьбы человека и человечества на очередном кризисном историческом рубеже, автор назвал множество причин надвигавшейся катастрофы. Самоубийственное начало, заложенное в природе человека, выступило в романах Л. Леонова как источник всеобщего разложения человека и его души, общества и природы, Земли и Космоса; как движущая сила катастрофичности бытия. Эту мысль художник неоднократно высказывал во время бесед и интервью с учеными и литературоведами, в публицистических статьях и письмах. «Последние годы триумфальное шествие человечества, – писал он, – к своим финальным звездам трагически ускоряется вследствие несметного людского множества, роковых открытий передовой науки и возраста, конечно: как бы торопимся домой!».

В романах Л. Леонова достаточно полно проявились такие качества художественного мышления писателя, как полифонизм, философско-концептуальное видение человека и мира в традициях Серебряного века, интеллектуальная содержательность произведений, наличие в них богатого историко-культурного материала, различных форм условности – аллегорий, художественных символов и знаков; острое противоборство героев-антиподов, отстаивающих на фоне социальных парадоксов свои жизненные позиции, нравственные и духовные ориентиры. Л. Леонову и его эстетике, справедливо заметил А. Лысов, литература «<···>во многом обязана новым типом романа, который «конституционно» организован концепцией культурной целостности мира». Заключение критика можно аргументировать, обратившись к «Пирамиде» – многосюжетному роману, в котором наряду с «второстепенными» сюжетными линиями, есть главная, самая важная для автора – бытие человека и судьба цивилизации. Ей подчинены тематика книги и противоборство разных мировоззрений, совокупность связанных между собой характеров и событий, проблем и идей; единство мифологического, религиозно-исторического и философского материала; исповедальность слова в духе вероисповедания в русской культуре XIX-XX веков; частая смена изобразительных приемов и принципов – от реалистических до условно-символических; синтаксический строй и система языковых категорий книги; стилевая оригинальность, обеспечивающая монолитность всех художественных элементов, их типологическую целостность и устремленность к единому эстетическому центру. Сплав философичности и редкой пластичной изобразительности достигается в «Пирамиде» с помощью точного и строгого леоновского слова. М. Лобанов заметил по этому поводу: «Поразительны плотность, «фактурность» прозы, филигранная отделка каждой фразы, образующие в совокупности то почти материально ощутимое вещество – слово, которое и составляет его тайну. Здесь можно действительно только сказать, что Бог щедро дает по благодати Своей, даже если это пишется «по Еноху».

В творчестве Л. Леонова ярко выражена идея духовного воскрешения русских людей. Писатель постоянно говорил о необходимости воссоздания религиозно-нравственных координат в духовной жизни русского народа. В частности, на вопрос Т. Земской: «Как вы относитесь к тому, что в последнее время в обществе необычайно возрос интерес к религии?» – писатель ответил: «Я это предсказывал в личных беседах с друзьями. Правда, думал, что период этот наступит по ту сторону тысячелетия, а начался он гораздо раньше. Значит, возникла потребность, высокая потребность самоочищения, приведения хаоса в порядок». Религиозно-христианские мотивы в прозе Л. Леонова всегда занимали много места. С особой силой они проявились в манере метафорического повествования в «Барсуках» (Семен Рахлеев и Степан Катушин), в «Воре» (Емельян Пухов и литератор Фирсов), в «Соти» (скитские монахи и обыватели Макарихи), в «Русском лесе» (набожные крестьяне и Калина Глухов) и других произведениях. В художественной системе «Пирамиды» религиозная тема превалирует в содержании, но она рассматривается с новой стороны. Писателя занимают в книге не только вера в Христа, но и истоки ее крушения, причины людского грехопадения. Ответ на эти проблемы Л. Леонов искал и находил в канонических библейских текстах и отреченной литературе.

Актуальность исследования определяется необходимостью осмыслить природу творческой индивидуальности Л. Леонова с позиций новейшего времени, раскрыть историко-литературную значимость романов, своеобразие художественных принципов и философско-мифологическую основу произведений периода 1920-х – 1990-х гг. В диссертации леоновские романы рассмотрены как единое целое, как феномен классической прозы прошлого столетия. Основное внимание в работе уделено специфике художественного мышления писателя, проблемам становления и эволюции романного жанра, его структуре и поэтике в связи с обозначением и решением в книгах субстанциальных вопросов бытия – о феномене жизни на земле, о человеке и его месте в природном мире, о духовно-нравственном потенциале общества. Раздумья Л. Леонова об исторической памяти народа, о войнах, смутах и насилии над личностью, о прогрессе, путях сохранения цивилизации и природной среды ее существования остаются актуальными в наше время и способствуют утверждению в мировом сообществе XXI века качеств нового мышления. Актуальность исследования обусловлена также тем, что проблема целостности духовно-нравственных поисков в романах Л. Леонова, органически связанных с историческим контекстом русской культуры и философскими идеями Серебряного века, в литературоведении решена еще недостаточно.

Проблема исследования и степень ее научной разработанности. В диссертации разработаны главные вопросы романного жанра у Л. Леонова, которые недостаточно изучены литературоведением. Ведущие темы исследования – специфика жанра как устойчивой литературной формы и особого типа мировидения; эволюция жанра и его структура, а также вопросы поэтики как совокупности средств создания художественной реальности, несущей в себе авторскую концепцию мира и человека. Жанровое своеобразие романов, нравственная философия книг и проблемы рецепции леоновских текстов – единое направление диссертационного исследования. При этом поэтика леоновской прозы рассматривается как системное понятие, как общая «эстетика словесного художественного творчества» (М. Бахтин), реализуемая в историко-литературном, философском, культурном и эстетическом аспектах.

Литературная критика на различных временных этапах ХХ века неоднозначно воспринимала романы Л. Леонова. Во втором и третьем десятилетиях в подавляющей части рецензий и статей преобладали негативные оценки творчества писателя, как правило, отрицавшие эстетическую и историко-литературную ценность его произведений (например, рапповская и переверзевская критика, публикации Г. Колесниковой, Н. Нусинова, Н. Сретенского, В. Перцова и др.). В пятидесятые годы появились монографические исследования В. Ковалева (Романы Леонида Леонова. – М.-Л., 1954), М. Лобанова (Роман Л. Леонова «Русский лес». – М., 1958), в которых были предприняты попытки более объективно оценить литературные достижения писателя. В силу общественно-исторических условий той поры критики рассматривали леоновскую прозу с классовых позиций и с точки зрения канонов соцреализма. В последующие десятилетия все чаще объективный анализ творчества романиста доминировал над субъективной одноплановостью критических выводов и обобщений (З. Богуславская. Леонид Леонов. – М., 1960; Ф. Власов. Поэзия жизни. – М., 1961; Эпос мужества. О романах Л. Леонова. – М., 1973; В. Ковалев. Творчество Леонида Леонова. К характеристике творческой индивидуальности. – М.-Л., 1962; Реализм Леонова. – Л., 1969; Е. Старикова. Леонид Леонов. Очерк творчества. – М., 1972; Л. Финк. Уроки Л. Леонова. Творческая эволюция. – М., 1973; Н. Грознова. Творчество Леонида Леонова и традиции русской классической литературы. Очерки. – М., 1982; Т. Вахитова. Леонид Леонов. Жизнь и творчество. – М., 1984; В. Крылов. Леонид Леонов-художник. Очерки. – Петрозаводск, 1984; И. Крук. Леонид Леонов. Очерк творчества. – Киев, 1985; О. Михайлов. Мироздание по Леониду Леонову. Личность и творчество. Очерк. – М., 1987; А. Петишев. Человек и современный мир в романном искусстве Леонида Леонова. – Уфа, 1989; В. Хрулев. Мысль и слово Леонида Леонова. – Изд. Саратовского университета, 1989; В. Химич. Поэтика романов Л. Леонова. – Свердловск, 1989; Г. Исаев. Леонид Леонов – литературный критик и публицист. – Томск, 1991 и др.).

Из числа работ о Л. Леонове, вышедших на рубеже XX и XXI веков и в начале нового столетия, следует назвать книги: В. Мирошников. Романы Леонида Леонова: становление и развитие художественной системы философской прозы. – Рязань, 2000; А. Дырдин. В мире мысли и мифа. Роман Л. Леонова «Пирамида» и христианский символизм. – Ульяновск, 2001; Духовное и эстетическое в русской философской прозе XX века: А. Платонов, М. Пришвин, Л. Леонов. – Ульяновск, 2004.; Ю. Оклянский. Шумное захолустье: В 2-х книгах. – Кн.1. – М., 1997; С. Семенова. Русская поэзия и проза 1920–1930-х годов. Поэтика – Видение мира – Философия. – М., 2001; Метафизика русской литературы: В 2-х т. – М., 2004; С. Слободнюк. «Дьяволы» «Серебряного» века (древний гностицизм и русская литература 1890-1930 гг.). – СПб., 1998; Н. Федь. Литература мятежного века. Диалектика российской словесности. 1918-2002 гг. – М., 2003; В. Хрулев. Леонид Леонов: магия художника. – Уфа, 1999; Художественное мышление Леонида Леонова. – Уфа, 2005; Л. Якимова. Мотивная структура романа Леонида Леонова «Пирамида». – Новосибирск, 2003; Н. Сорокина. Типология романистики Л.М. Леонова. – Тамбов, 2006.

В последние годы опубликован ряд сборников, вобравших в себя многогранный научный поиск сложных форм и объемов мироздания художника и обозначивших новые подходы к творчеству романиста: Леонид Леонов в воспоминаниях, дневниках, интервью. – М., 1999; Леонид Леонов и русская литература ХХ века. – СПб., 2000; Век Леонида Леонова. Проблемы творчества. Воспоминания. – М., 2001; Поэтика Леонида Леонова и художественная картина мира в ХХ веке. – СПб., 2002; Духовное завещание Леонида Леонова. Роман «Пирамида» с разных точек зрения. – Ульяновск, 2005 и др. Отмечу, что наука о Л. Леонове интенсивно развивается за рубежом. Ее представляют: Э. Стиммонс, М. Шраер (Америка); М. Каназирска (Болгария); К. Брюмер, Р. Опитц (Германия); Д. Томсон (Канада); И. Трофимов (Латвия); А. Лысов (Литва); Ф. Листван, Ф. Супа (Польша); Л. Оляндэр, В. Сердюченко (Украина); В. Гусарова-Кузи (Франция); М. Дрозда (Чехословакия); М. Бабович (Югославия) и др.

Цель работы – комплексный анализ романов Л. Леонова, которые воспринимаются как крупное завоевание русской прозы ХХ века, на которые повлияли, с одной стороны, традиции классики прошлых эпох, а с другой, – историко-культурный и философский контексты Серебряного века.

Целью и задачами диссертации обусловлен выбор методики исследования, в основе которой – синтез историко-культурного, сравнительно-типологического, структурно-поэтического, семантического методов и подходов. В работе обосновывается эстетическая целостность и своеобразие романной жанровой структуры Л. Леонова, прослеживается история ее возникновения и становления в контексте русской культуры прошедшего столетия, рассматривается специфика романного мышления и его основные компоненты.

Цель исследования предопределила постановку и решение следующих теоретических и историко-литературных задач:

? рассмотреть романы Л. Леонова как одну из тенденций развития историко-литературного процесса, как эстетическую индивидуальность и художественную систему;

? исследовать художественный мир романов, провести целостный анализ их проблематики и поэтики, создать научно обоснованную концепцию творчества писателя в соотношении с общими тенденциями развития литературы, эстетики и философии;

? выявить литературно-художественную и культурфилософскую доминанту романов, элементы их структуры (образную систему, конфликт, сюжет, стиль);

? осмыслить в контексте леонововедения теоретический и практический аспекты понятий: жанр и тип романа, философский роман, роман-трагедия, фантасмагорический роман, художественное мышление, мифологизм, ирония;

? проанализировать творческие открытия прозаика в контексте русской литературы XIX – ХХ веков, показать поиски художественных идеалов, адекватных эстетическим взглядам писателя;

? определить сюжетно-композиционную роль и философскую значимость мифо-поэтических реминисценций и вставных конструкций у Л. Леонова в соотнесении с каноническими Евангелиями, апокрифами, историческими преданиями в свете христианского миропонимания;

? раскрыть философские истоки и мифологическую основу романов, их концептуальный характер;

? изучить жанровую и стилевую специфику творчества Л. Леонова в соотнесении с достижениями современников прозаика – М. Булгакова, В. Набокова, А. Платонова, М. Пришвина, П. Романова и др.;

? показать основные принципы художественного мышления Л. Леонова, эволюцию его миропонимания и полифонизм мысли в соотнесении с эстетикой писателей-предшественников, прежде всего Ф. Достоевского;

? представить различные формы психологизма в романной прозе Л. Леонова;

? исследовать тип персонажа, принципы функционирования образной системы, способы и приемы создания поэтического языка и стиля;

? выявить значение художественного мышления Л. Леонова и его традиций в последующем развитии литературы.

Источниковая база исследования. В процессе работы над диссертацией за основные были приняты тексты романов Л. Леонова из собрания сочинений в 10-ти томах (М., 1981-1983), а также из собрания сочинений в 10-ти томах (М., 1969-1972). Материалом исследования служат публицистические произведения писателя, его литературно-критические статьи, публикации рукописей. Для обоснования отдельных положений работы использованы письма романиста, его интервью и воспоминания современников. В диссертации к анализу привлечены произведения отечественных писателей XIX – ХХ веков, религиозно-философские сочинения и труды русских философов, повлиявших на творчество Л. Леонова.

Методологическую базу диссертации составили представленные в библиографическом списке труды, посвященные анализу общих теоретических и философских проблем, научных концепций в области философии художественного творчества, исторической и теоретической поэтики, теории романа и литературного жанра: М.М. Бахтина, Н.А. Бердяева, Ю.Б. Борева, А.Н. Веселовского, В.В. Виноградова, Н.А. Гуляева, В.М. Жирмунского, И.А. Ильина, В.В. Кожинова, Н.Л. Лейдермана, Д.С. Лихачева, Н.О. Лосского, А.Ф. Лосева, Ю.М. Лотмана, Ю.В. Манна, Г.Н. Поспелова, А.А. Потебни, В.С. Соловьева, Б.В. Томашевского, Ю.Н. Тынянова, Н.Ф. Федорова, П.А. Флоренского, В.Е. Хализева, В.Б. Шкловского, Б.М. Эйхенбаума и др.

В диссертации нашли отражение результаты исследований отечественных и зарубежных критиков и леонововедов: В.В. Агеносова, З.Б. Богуславской, Т.М. Вахитовой, Ф.Х. Власова, В.С. Воронина, А.А. Газизовой, Н.А. Грозновой, В. Гусаровой-Кузи, А.А. Дырдина, Г.Г. Исаева, А.А. Казина, М.И. Каназирски, В.Е. Кайгородовой, В.А. Ковалева, И.Т. Крука, В.П. Крылова, Ф. Листван, А.Г. Лысова, В.М. Мирошникова, О.Н. Михайлова, Ю. Оклянского, А.И. Павловского, А.А. Петишева, С.Г. Семеновой, С.Л. Слободнюка, Е.В. Стариковой, Н.В. Сорокиной, Н.М. Федя, Л.А. Финка, В.В. Химич, В.И. Хрулева, Л.П. Якимовой и др.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Проза Л. Леонова, репрезентативно иллюстрирующая магистральные пути, направления и способы осмысления человека и мира, – своеобразный художественно-философский документ ушедшего века, в ней определены новые историко-идеологические и литературно-художественные парадигмы постижения реальности. На системе аксиологических и онтологических координат писателя сказалось творческое использование традиций фольклора и русской классики XIX-XX веков. Культурно-исторические памятники прошлого воспринимались прозаиком как непреходящая ценность, всегда выступали его эстетическим ориентиром.

2. Для романов Л. Леонова характерны углубленный историзм и философская обобщенность, в них отражен многогранный поиск автором более емких и совершенных способов и форм художественного перевоссоздания противоречивого и трагического столетия. В эпоху «пролома» исторического, национального и культурного бытия Л. Леонов изобразил не только характер национальной рефлексии на события начала ХХ века, последствия морально-этической деформации личности, но и показал путь ее духовного преображения. Романист сосредотачивал внимание на раскрытии качеств русского национального характера, стремился разобраться в том, какие свойства человека стали причиной катастрофического поворота в российской истории, а какие сыграли этноконсолидирующую роль, не позволили распасться русскому народу как единому целому.

3. Л. Леонов «реформировал» традиционный роман, создал качественно новую жанровую модификацию, особую структурную разновидность с необычайно широкой проблематикой – социально-психологической, историко-культурной, философской и религиозной, в основе которой лежат исповедальность, присущая христианскому мироощущению, образное мышление и мифология. Архитектоника и поэтика романов тесно связаны с мифо-поэтическими конфликтами и мотивами.

4. В основе художественного мышления Л. Леонова – символико-реалистическое отражение человека и окружающего мира в трех взаимосвязанных ипостасях: эмпирической, трансцендентной и социально-психологической. Леоновский символ коррелирует с цельностью отображаемого мира и образует в соотнесении с ведущим конфликтом произведения внутренний сюжет художественной системы, ее подтекст.

5. Отличительными качествами всех романов Л. Леонова являются полемический характер главной идеи и диалогический тип повествования, порождающие в текстах столкновение противоречивых мнений, парадоксальных точек зрения.

Научная новизна работы состоит, во-первых, в теоретической разработке литературно-художественной концепции, которая изучается в культурно-историческом контексте эпохи и в движении русской философской мысли. Диссертация представляет собой первое исследование, охватывающее все романное наследие писателя: проблематику, идейно-художественное и жанровое своеобразие произведений, их структуру и стилевую доминанту.

Во-вторых, соединение исторического и типологического подходов позволило по-новому показать общие закономерности исторической эволюции леоновского романа, увидеть его истоки в фольклоре и мифологии, по-новому проследить генезис произведений, выявить их характерные типологические и национальные черты.

В-третьих, в диссертации впервые анализируется сквозь призму различных характеристик новаторство писателя в освоении действительности, в последовательном утверждении народно-религиозных воззрений; выявляется роль литературных традиций, осмысливается интертекстуальность леоновской прозы.

В-четвертых, в работе внимание акцентируется на том, что развитие русской философской мысли Серебряного века, связанной с именами В. Соловьева, Н. Бердяева, И. Ильина, Н. Лосского, А. Лосева, Н. Федорова, оказало существенное влияние на Л. Леонова, определило становление и утверждение его философских взглядов.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Проведенное исследование расширяет представление о романах Л. Леонова как феномене русской культуры ХХ века. Практическая ценность работы обусловлена ее актуальностью и новаторством. Определяемая в диссертации общая специальная терминология может использоваться в научных работах, преподавательской и учебной деятельности. Пути и методы анализа романов Л. Леонова могут применяться не только в литературоведении, но и в культурологии. Результаты исследования имеют практическую значимость как для теории литературы (теория жанра, типология романов, композиция и конфликт, сюжет и герой), так и для истории русской литературы.

Материалы исследования могут быть использованы при чтении курсов лекций по истории и теории русской литературы ХХ века, специальных курсов по романному творчеству Л. Леонова, а также могут найти применение в дальнейшем изучении культуры ушедшего столетия и закономерностей литературного развития.

загрузка...