Delist.ru

История вторжения кочевых племен Дашт-и Кипчака в Среднюю Азию (XVI в.) (20.08.2007)

Автор: Камолов Хамзахон Шарифович

При Абдулла-хане II бухарский литературный кружок имел большой размах и, по сообщениям источников насчитывал в это время более 80 поэтов и прозаиков.

При Шейбанидах Самарканд – один из древнейших городов, крупнейший культурный и торговый центр Мавераннахра, который в древности был столицей могущественного государства Согд и во второй половине XIV в. стал столицей обширной империи Тимуридов, потерял свой прежний облик и перестал быть политическим и культурным центром Мавераннахра.

В сохранении культурной и литературной жизни Мавераннахра при Шейбанидах огромную роль сыграли ремесленные слои общества, которые всегда автономно творили и жили вдали от дворцовых кругов. Благодаря поэтам-ремесленникам Самарканда, Бухары и других городов, Мавераннахр продолжал сохранять свои культурные центры. Литературный процесс в первой половине XVI века в этих литературных кругах протекал всегда вне придворно-феодальной сферы.

Отдельные исследователи этого периода утверждают, что в XVI веке в литературе таджикского народа не было ничего примечательного. В связи с этим процессом литература того периода была эпигонского характера, но в некоторых исследованиях идеализируется культурная и литературная жизнь этого периода, особенно если речь ведется о представителях тюркоязычной литературы, которая начала формироваться в то время.

Для литературы XVI века в целом характерно усиление подражательности, отход от поисков самостоятельной тематики, отсутствие новаторских течений, увлечение формальной словесной игрой. В период правления Шейбани-хана и его преемников в Мавераннахре литературная и научная жизнь, конечно же, не угасла вовсе, но она не дала никого, кто мог бы сравниться с корифеем персидско-таджикской поэзии, великим представителем классической литературы второй половины XV в. – Абдуррахманом Джами. Конец XV в. считается гранью, за которой начиналось время литературного и научного упадка в Мавераннахре и Хорасане.

Конечно, заметным явлением в литературе XVI века в Мавераннахре и Хорасане было творчество таких персидско-таджикских писателей и поэтов как Камал ад-Дин Бинаи, Бадр ад-Дин Хилали, Абдуррахман Мушфики и автора мемуарного сочинения «Бадае’-ал-вакае’» – Зайн ад-Дин Восифи. Трое из них: Камал ад-Дин Бинаи, Бадр ад-Дин Хилали и Зайн ад-Дин Восифи были питомцами гератской литературной школы конца XV – начала XVI в. В творчестве этих поэтов явно ощутимо развитие передовых традиций классической персидско-таджикской литературы, ибо они вводили в свои творения злободневные темы, разрабатывали в них актуальные для их эпохи проблемы. Тем самым они сыграли важную роль в истории персидско-таджикской поэзии и прозы, и вообще, в развитии общественной мысли таджикского народа.

VI. 4. Наука и образование. В XVI в. в Мавераннахре наука в целом не получила широкого развития. Перестали развиваться светские науки, такие как математика, астрономия, география. Источники сообщают в начале XVI в. только об одном астрономе – Махмуде ал-Фориси, который жил и работал в Самарканде и в 1517 г. он написал «Рисала дар му’аддал-и камар» («Трактат об уравнении Луны»). В конце XVI в. в Балхе работал астроном и географ Султан Мухаммад ибн Дарвеш ал-Муфти ал-Балхи, являющийся автором трактата «Маджма’ ал-гароиб» («Собрание редкостей»), завершенного им в 1575 г. Упоминается также математик, астроном и астролог Мухаммад Фадил ибн Али ибн Мухаммад ал-Маскини ал-Кади ал-Самарканди, уроженец Самарканда, работавший при дворе Хумоюна в Индии. Он сочинил несколько трактатов об арифметике, астрономии, астрологии и музыке. Его знаменитый трактат «Джавахир ал-улум Хумоюни» («Хумоюновы драгоценности наук»).

В XVI в. появляется « Трактат о способах счета» с толкованием умножения чисел. В 1593 г. Амин Ахмад Рази составил географическо-биографический словарь «Хафт иклим» («Семь климатов»).

В этот же период составлены два трактата по агротехнике: «Иршод аз-зироат» («Наставление в земледелии»), составленный в 1515/16 году Фазилем Хирави касательно агротехнических проблем Гератского оазиса, и аналогичный трактат составленный неизвестным автором в конце XVI в. В этих трактатах излагаются теоретические положения и практические наблюдения по агротехническим вопросам, актуальным для эпохи средневековья.

Данная эпоха характеризуется высоким уровнем распространения богословских наук: толкованием Корана, изучением хадисов (преданий), фикха – исламского религиозного права и мистики. «Хашия-и алфия» и «Рисала-и джафрия» Алоуддина Али, «Фатех ал-китаб» и «Чихил хадиси сахех» Шамсиддина Хаджри являются богословскими научными трактатами этого периода.

Определенные сдвиги наблюдаются в медицинской науке. Табибы и лекари составляли разные трактаты по медицине. Источники сообщают об искусстве врачевания таких выдающихся врачей той поры, как Гийасиддин Табиб, Мавлана султан Махмуд табиб, Мухаммад Мазид, Рафеи Хаким, Хаким Шахрисабзи, Мавлана Абдулхаким, Джалали Табиб, Даваи Самарканди и Миртабиб Ишки.

Историческая наука, как и медицина, также находилась в несколько лучшем положении. Известные исторические сочинения XVI века: «Хабиб ас-сияр» и «Нама-е нами» Хондемира, «Михмон-наме-йи Бухара» Рузбихана Исфахани, «Та’рих-и Абу-л-Хайр-хани» Мас’уда Кухистони, «Ахсан ат-таварих» Хасанбека Румлу, «Та’рих-и Рашиди» Мирза Хайдара Дуглата, «Шараф-нама-йи шахи» Хафиза Таныша и «Мунтахаб ат-таварих» Абдулкадира Бадауни, «Бабур-наме» Захир ад-Дина Бабура, «Шайбани-наме» Камал ад-Дин а Бинаи и др. появились именно в эту эпоху.

Образование. При Шейбанидах система образования сохранила традиции, которые уже сложились в минувшие века. В Мавераннахре к тому времени сформировалась стройная и успешно функционировавшая система образования, состоявшая из последовательных ступеней. Нашествие Шейбанидов к счастью, не смогло разрушить эту систему. В Мавераннахре действовала двухступенчатая система образования. Первой ступенью организованного обучения считался мактаб – начальная школа. Обычно мактабы организовывались при мечетях, или при доме мударриса (учителя) или муллы и не имели какого-то специально построенного помещения. Постоянного, а тем более, казенного финансирования в мактабах не было. Они были неустойчивы, смерть мударриса или богатого покровителя, пожар или неурожай могли привести к их закрытию. Поэтому они то открывались, то закрывались, особенно, когда средств на их содержание или учителей не хватало. Мактаб мог организовать любой мало-мальски просвещённый человек (мударрис или мулла), поэтому во всех городах и селах существовало множество мактабов, количество которых в Мавераннахре в рассматриваемое время не поддается подсчету.

Основной целью обучения в этой системе на первой ступени было освоение Корана и правил религии, и все остальные изучаемые предметы должны были служить учащемуся в качестве вспомогательных. Например, арабская грамматика изучалась для того, чтобы верно понимать смысл религиозных текстов и не искажать его, география – для верного определения сторон света и направления на Мекку, куда следовало обращать лицо во время молитвы, астрономия – для верного вычисления времени молитв, начала и окончания постов, математика была нужна при заключении торговых сделок и решения наследственных вопросов.

Следующая ступень – медресе – уже давала более широкие знания и призвана была способствовать погружению учащегося в науку. Медресе в рассматриваемый период считалось школой высшего типа. Основная масса населения довольствовалась первой ступенью, но те, кто продолжал свое обучение, в медресе, чаще всего добивались высоких результатов.

В отличие от мактаба, медресе располагалось обычно либо в специальном для него выстроенном здании, либо в пристройке к мечети (или же в одном из подсобных помещений мечети). Обучение в медресе было бесплатным и доступным для всех желающих. Медресе организовывались обычно правителями и крупными учеными или просвещенными меценатами.

Известные медресе имелись в Бухаре, Самарканде, Ташкенте и других городах Мавераннахра. Большой известностью пользовалось медресе Мири Араб, Кукалтош в Бухаре и медресе Улугбек и Шейбани-хан в Самарканде.

До первой четверти XVI в. в Герате активно функционировали медресе Султания, Ихлосия, Джалалия, Гийасия, Бадиия, Исламия, Гавхаршад и Шахрухия. По сообщению Хондемира, в медресе Султания, Ихлосия и Исламия преобладали богословские науки, в медресе Гийасия большое внимание уделялось точным наукам.

Последним, высшим звеном средневекового образования в Мавераннахре было индивидуальное обучение у знаменитых богословов и ученых, с целью получения обширных научных или богословских познаний, обладатели которых пользовались в обществе традиционно высоким авторитетом.

Определенную роль в образовательном процессе также играли книжные собрания разных людей и вакуфные (мечетные) библиотеки. Большой известностью пользовалась в Мавераннахре библиотека, существовавшая при дворе правителя Бухары Абдулазиз-хана – сын Убайдулла-хана.

VI. 5. Изобразительное искусство (миниатюра). В XVI в. в Мавераннахре миниатюристы в своем творчестве продолжают традиции великого живописца Бехзода. Утонченная манера, как особый художественно-эстетический принцип, широко применялась в миниатюре Гератской школы. Изящность, изысканность и высокой профессионализм были присущи живописи этой школы. Тематику миниатюр составляют описания пиршеств, охоты, поединков, сюжеты нравоучительных притч или дастанов и т.д. Эти характерные особенности миниатюрной традиции Герата образовались благодаря великому гератскому миниатюристу Камал ад-Дину Бехзоду, воспитавшему целую плеяду миниатюристов в Хорасане, Иране и Мавераннахре. О выдающейся роли Бехзода в развитии искусства миниатюры XVI в. сообщали письменные источники и написано немало работ современными иранскими, таджикскими и другими исследователями средневековой живописи.

В первой половине XVI в. формируется бухарская школа художников-миниатюристов, украшавших рукописи книг своими миниатюрами. Значение мавераннахрской школы возросло после распада гератской школы и она в основном продолжала традиции своих предшественников из Гератской школы миниатюры. В формировании этой школы сыграло важную роль отчасти добровольное, отчасти принудительное переселение в Мавераннахр из Герата представителей изящных искусств, в том числе живописцев. Так, в свое время художники Ходжа Мухаммад, Султанали Машхади и Таба-и Наккаш переселились из Герата в Мавераннахр. Среди живописцев гератской школа миниатюры в Бухаре особо выделялись Шейхзаде Махмуд, известный под псевдонимом Музаххиб, и его ученик Абдулла Мухаммад Мухассин. Махмуд Музаххиб создававший свои работы в стиле миниатюр конца XV в. бехзодовского круга. Миниатюры Абдуллы были известны до 80-х годов XVI в. В Бухаре также жил и работал художник Ага- Риза (умер в 1575 г.) родом из Исфахана. В миниатюрах бухарской школы XVI века четко выделяются гератские стилистические приемы и техника. Они отличались ясностью композиции и яркостью и свежестью красок, емкостью изображаемых картин.

Поскольку в Бухаре также была своя школа миниатюры, то к 50-м годам XVI века здесь сложился особый мавераннахрский стиль, а число его приверженцев превысило двадцать человек. В XVI в. бухарская школа миниатюры характеризуется некоторым своеобразием и самобытностью. Сдержанная простота в бухарской миниатюре сочеталась с яркой богатой палитрой и изумительной тонкостью в прорисовке мельчайших деталей. Особенно славились живописцы и позолотчики библиотеки Абдулазиз-хана. Они «так изображали своей кистью (человеческое) лицо, что в (их) изображении нельзя было найти ни малейшего недостатка». Живописцы достигли исключительного совершенства также в гравировальном искусстве, в искусстве позолоты и в украшении колчанов. Особенность школа живописи Мавераннахра во второй половине XVI в. состоит в том, что в это время в ней появляется сатира. Это связано с развитием сатирической поэзии, в том числе жанра «шахрашуб».

Художники иллюстрировали миниатюрами в основном рукописные книги. Чаще всего миниатюрами украшались поэтические произведения Фирдоуси, Низами, Джами, а исторические произведения и научные трактаты иллюстрировались гораздо реже. Однако в XVI в. художники Мавераннахра стали чаще украшать своими миниатюрами сочинения исторического содержания. Это было вызвано, вероятно, тем, что правители проявляли значительный интерес к сочинениям, посвященным преимущественно описанию их деяний и тех событий, в центре который они сами находились.

В XVI веке в искусстве миниатюры развитие изображения природы шло очень интенсивно, и миниатюра этой эпохи довела изображение пейзажа до совершенства.

VI. 6. Музыка. Несмотря на то, что в XVI веке внешние и внутренние войны Шейбанидов неблагоприятно отражались на состоянии культуры, и культурная жизнь Мавераннахра и Хорасана протекала в тяжелых условиях, однако весь уклад музыкальной жизни Мавераннахра при них сохранил свой прежний облик, который он обрел в предыдущие века. После каждого опустошительного и разрушительного похода Шейбанидцы организовывали пышные сборища и пиры. Времяпрепровождение в веселье и пиршестве не обходилось без музыки, пения и танца. Поэтому такая необходимость способствовала востребованности музыки. Помимо этого, шиитская религиозная идеология Сефевидов, проявлявшаяся в широком распространении дифирамбов в адрес Али и его близких, и обращенных к ним мунаджатах (молитвы) и марсия (эпитафия), запрещала в Иране и Хорасане веселье и музыку. Такая политика Сефевидов спровоцировала эмиграцию музыкантов, певцов и танцоров из Ирана и Хорасана в Мавераннахр и Индию.

Интерес, проявлявшийся Шейбанидами к музыкальному искусству, создает в Мавераннахре благоприятную атмосферу для его развития. Каждый удельный владетель Шейбанидов держал при своем дворе накорахона – нечто вроде придворного оркестра. Глава накорахона носил титул мехтара. Эту должность можно было занять лишь по назначению хана или султана.

В источниках повествуется о высоком исполнительском искусстве Дарвешали Чанги, Хафиз Бабаджан Уди, Алидуста Най, Ибрахима Кануни, Алиджана Кабузи, Мирзаали Чанги, Махди Конуни, Шейха Ахмада Кабузи, Хафиза Турди Кануни, Зайни Гиджаки, Ходжа Джаъфара Кануни, Мир Масти Кабузи и других средневековых музыкантах и певцах.

В этот период, особенно высокого развития достигла музыкально-теоретическая мысль, воплощенная в многочисленных трактатах. Развитие музыкального искусства этого периода, бесспорно, было непосредственно связано с успехами в области теоретического музыковедения. К первой половине XVI в. относится составление трудов по музыке Мавлана Наджмуддина Кавкаби-и Бухари, Шейха Табаси написавшего трактат о теории музыки «Рисала-и мусики». Сам-мирза Сефеви сообщает о поэте Мавлана Ашики «который пишет сочинения по теории музыки, сочиняет приятные мелодии и завершил диван стихов… Он сочинял музыку в жанре «панджгах». Ко второй половине XVI в. относится труд Дарвешали Чанги «Тухфат ас-сурур».

Слитность и нерасчлененность характерны для средневековой культуры Мавераннахра, Хорасана и Ирана. Многие поэты и ученые были знатоками музыки. Синкретизм литературы, науки и искусства XVI в. проявляется не только в том, что поэты и ученые занимались искусством, но и в том, что и художники, каллиграфы, музыканты, переплетчики и позолотчики увлекались литературой и наукой. Это явление сделало по существу идентичной тематику и творческие принципы в искусстве и литературе XVI века. Поэтому в XVI веке как и в предшествующие века, музыка развивалась в теснейшей взаимосвязи с литературой и наукой. Поэты, которые имели собственные диваны стихов для исполнения своих поэтических произведений, нередко сами сочиняли музыку.

В источниках этого периода упоминается более чем о девяноста лицах, бывших одновременно и поэтами и знатоками музыки. Большой популярностью среди знати и народа пользовались Камал ад-Дин Бинаи, Абдуррахман Мушфики, Ходжа Хасан-и Нисари, Бадр ад-Дин Хилали, Ходжа Юсуф-и Андижани и другие поэтическое и музыкальное творчество которых высоко оценивалось их современниками.

В заключении подводятся общие итоги исследования, основным из которых следует считать, то, что постоянные междоусобные войны между темуридами, экономическая раздробленность страны, стремление к сепаратизму отдельных владетелей, входивших в состав государства Тимуридов в конце XV века в значительной мере ослабляли политическую мощь их государства и постепенно подготавливали почву для подчинения страны соседними кочевниками – узбеками. Тимуриды вовлекли кочевых узбеков во главе с Шейбани-ханом в свои династические распри и войны, приводя многочисленные их отряды в мавераннахрские оазисы или призывая их на помощь в борьбе против других кочевников. Таким образом, они открывали кочевникам возможности для прямого вмешательства во внутренние дела Тимуридского государства.

Массовое вторжение кочевых узбеков во главе с Шейбани-ханом в Мавераннахр и Хорасан являлось не просто обычным движением кочевников с целью ограбления оседлых соседей, но оно было социальным явлением, обусловленным неблагоприятной для кочевников обстановкой в степях Дашт-и Кипчака и стремлением их к завоеванию новых плодородных пастбищ и постепенному переходу к оседлому образу жизни.

Степные племена со своими родоплеменными обычаями и хозяйственными укладами столкнулись в Мавераннахре и Хорасане с земледельческим населением, развитыми социально-экономическими отношениями. Кочевники Дашт-и Кипчака превращали возделанные земли в пастбища и, естественно этот процесс сопровождался вытеснением коренного оседлого земледельческого населения с обжитых земель, пастбищ и захватом его стад. Большая часть оседлого – таджикского населения, оставив свои дома и хозяйство, ушла на восток – в горные районы, а местные же кочевники тюркского происхождения, в силу общности быта и языка, слились постепенно с завоевателями.

С приходом Шейбанидов к власти в Мавераннахре для этого региона стали характерными непрекращающиеся феодальные войны, междоусобицы и борьба за власть между представителями правящих династий. Внешние и внутренние войны неблагоприятно отражались на состоянии экономики и культуры, становясь во многих случаях причиной их упадка.

После завоевания узбеками Мавераннахра значительно снизилось его экономическое благосостояние. Многочисленные поборы и повинности, возложенные на трудовые массы в городах и селах исключали всякую возможность динамичного развития экономики и торговли. Мавераннахр при Шейбанидах сделался труднодоступным для европейцев регионом, тогда как Иран в ту же эпоху, при династии Сефевидов, привлекал к себе европейцев еще в большей степени, чем прежде.

В XVI веке культурная и литературная жизнь Мавераннахра и Хорасана протекала в весьма тяжелых исторических условиях. Весь уклад культурной жизни Мавераннахра при Шайбанидах потерял свой прежний облик. Научные и литературные центры Самарканда и Герата, имевшие в конце XV века большое влияние, распались.

Таким образом, вторжение варварских орд кочевников и установление их власти в Мавераннахре, их постоянные междоусобные раздоры и распри, всевозможные налоги и поборы, ложившиеся тяжелым бременем на плечи народа, привели к полному разорению Мавераннахра, остановив в то же время развитие науки и культуры. И, тем не менее, таджикский народ, мужественно перенеся все испытания, впоследствии вновь возродил родной край Мавераннахр и Хорасан и победил иноземных завоевателей силой своего духа, своего древнего языка, мощью своих незыблемых научных и культурных традиций.

Основные публикации по теме диссертации:

Монографии:

загрузка...