Delist.ru

История вторжения кочевых племен Дашт-и Кипчака в Среднюю Азию (XVI в.) (20.08.2007)

Автор: Камолов Хамзахон Шарифович

Тяжелая была рента в форме трудовой повинности по возведению, восстановлению и ремонту городских стен, крепостей, дворцов, известная под названием «кала» (или «харрджи кала»).

На содержание административного аппарата собирались разнообразные поборы, как «доругаги» (налог в пользу местного правителя), «забита» (забитона), «мухасила» (мухасилана), «мирхазара» (налог в пользу правителя военно-административного округа), «мушрифана», «джамарга», «кутвали» и др.

Чекан монеты и спекуляции в сфере денежного обращения также являлись одной из важных статей дохода ханской казны.

В XVI в. практиковалось пожалование права налогового иммунитета – «му’афи». Своим указом хан мог уступить в пользу владельца селения всю сумму ренты-налога или часть ее, при этом требовалось ежегодное подтверждение этих прав новыми указами хана.

V. 5. Внешняя торговля и дипломатические сношения. В XVI в. Мавераннахр поддерживал торговые и дипломатические отношение с Индией, Ираном, Китаем, Турцией и Россией. По свидетельству Дженкинсона, в Бухаре созывался «ежегодный съезд купцов, приезжающих большими караванами из прилегающих стран».

Из Мавераннахра в другие страны в основном вывозили разнообразные текстильные изделия – миткаль, зандани разной расцветки, киндяки. Также вывозили шелковые и полушелковые ткани, самаркандскую бумагу (сорта «султани» и «мирибрагими»), ковры, бронзовые и медные сосуды, оружие (сабли, ножи, щиты, латы, бухарские луки), малиновый бархат, коней, сушеные фрукты и т.д.

Во второй половине XVI в. оживилась торговля между Мавераннахром и Дашт-и Кипчаком. Через Туркестан велась торговля с Дальним Востоком. Из-за междоусобиц, связи с Китаем были нерегулярными.

Регулярные связи Мавераннахра с Русским государством начали развиваться с середины XVI века, после присоединения к России Казанского (1552 г.) и Сибирского (1582) ханств, когда установился Камский торговый путь в Сибирь и казахские степи. В Бухару 1558 г. в качестве посла Ивана IV прибыл англичанин Дженкинсон.

В Казани в период ее независимости упоминаются тазики (таджики) – мавераннахрские купцы. Одно из урочищ в центре Казани называлось тазикским рвом.

Из Мавераннахра в Россию поступали главным образом хлопчатобумажные ткани. Из России в Мавераннахр шли кожа, деревянная посуда («щепье»), различные части конского убора, производился также обмен «поминками» и посольскими дарами, в числе которых были редкие и драгоценные вещи (шелковые ткани в виде парчи, позолоченные чаши, музыкальные инструменты – «тулунбасы» и др.), также запрещенные для вывоза частным лицам товары – золото, серебро, кречеты, кольчуги и панцири (джафшани фаранги). Мавераннахрские послы ездили с товарами не только от имени главы государства, но также от имени крупных удельных владетелей – членов шейбанидской династии. В источниках упоминаются ташкентские, балхские послы от шейбанидских царевичей.

Торговля между Мавераннахром и Московским государством протекала в форме вольного торга частных купцов и в форме ханской торговли через послов. Основным центром вольной торговли была Астрахань. Значительная торговля велась с сибирскими городами – Тобольск, Тюмень, Тара. Отдельные бухарские купцы привозили свои товары в Самару, Казань, Москву и даже в Архангельск. С 1583 г. по 1600 г. в Москву прибыло пять бухарских и два хивинских посольства, причем большая часть их падает на время правления Абдулла-хана II. Основной целью их было установление доброго дипломатического отношения, обмен товарами и установление режима свободной торговли для своих купцов в Астрахани, Казани и других городах России.

Несмотря на враждебные отношения между Бабуром и Шейбанидами, продолжались торговые и дипломатические сношения Индии с Бухарой, которые при Абдулла-хане II несколько оживились. Абдулла-хан II и Акбар часто обменивались послами и подарками. Согласно источникам, эта взаимная дипломатическая поддержка объясняется, главным образом, стремлением Акбара и Абдулла-хана II захватить территорию Хорасана и совершить совместный поход на Сефевидский Иран.

После того, как португальцы овладели гаванями западного побережья Индии, торговля Индии с Мавераннахром заметно активизировалась. Индийские купцы привозили тонкие белые ткани и другие сорта белых материй, парчу, краски, жемчуг, чай. На городских маверанахрских базарах встречались индийские привозные изделия из металла.

Несмотря на враждебное отношение между Сефевидами и Шейбанидами, персидские купцы нередко привозили в Мавераннахр хлопчатобумажные, полотняные и шелковые материи. При посредстве персидских купцов в Бухару попадали и английские товары. Однако установление враждебных отношений между Шейбанидами и Сефевидами отразилось на внешней торговле между этими странами, и торговые отношения, в конце концов, значительно сократились.

К тому же в результате открытия морского сообщения с Индией мировые торговые пути через Мавераннахр переместились, и он перестал играть роль главного пункта транзитной торговли, связывавшего Запад с Востоком. Объем внешней торговли Мавераннахра со странами юго-востока, юга и юго-запада заметно уменьшился.

В конце XVI в. главный рукав Амударьи повернул с запада на восток, от Каспийского моря к Аральскому, что существенно повлияло на внешнюю торговлю Бухары и Хорезма. Вследствие этого основные торговые и транзитные центры Хорезма оказались в безводной пустыне и большое значение приобрел торговый путь в низовьях Волги. Однако, несмотря на увеличившиеся трудности, международная торговля продолжалась, хотя масштабы её заметно снизились.

Глава шестая – «Материальная и духовная культура Мавераннахра в XVI в.»

VI.1. Состояние культуры. XVI в. – чрезвычайно сложный этап в истории культуры таджикского народа. Нашествие орд тюрков-кочевников на Мавераннахр и сефевидских войск на Хорасан раскололи надвое этот единый в культурном, языковом и духовном отношении регион. По единству народа, говорящего на одном языке, имеющего одну культуру и общую историю, был нанесен серьезный удар. Таким образом, XVI век стал периодом отделения таджикской культуры от общего древа персидско-таджикской и общеиранской цивилизации.

Начиная с XVI столетия, на протяжении более 500 лет таджикский народ втягивался в орбиту отношений с тюрко-монгольским миром, оставаясь единственным ираноязычным народом в Мавераннахре, населявшим его с древнейших времен.

Внешние и внутренние войны неблагоприятно отражались на состоянии культуры и литературы. В XVI веке культурная и литературная жизнь Мавераннахра и Хорасана протекала в тяжелых исторических условиях. Весь уклад культурной жизни Мавераннахра при первых Шейбанидах потерял свой прежний облик. Научные и литературные центры Самарканда и Герата, имевшие в конце XV века большое влияние, распались.

Еще во времена монгольского завоевания деятели культуры и науки Мавераннахра, Ирана и Хорасана, боясь преследований со стороны монгольских захватчиков, искали убежища в Индии, и эта была первая волна эмиграции деятелей культуры и науки из Мавераннахра, Хорасана и Ирана в Хиндустан.

Как известно, в результате политики гонений Шейбанидов, начиная с XVI в. из Мавераннахра и Хорасана в Индию устремились многие поэты, прозаики, каллиграфы, художники-миниатюристы и ученые, которые нашли убежище в безопасных областях Индии. Эта была вторая волна эмиграции деятелей персидско-таджикской культуры и науки из Мавераннахра.

Источники свидетельствуют, что в результате религиозного столкновения между Шейбанидами и Сефевидами пострадало очень много поэтов и прозаиков в Хорасане. «Это время с полным правом можно назвать порой массового истребления поэтов. В истории персидско-таджикской литературы мы не встречаем никакой другой эпохи, в которую за такой краткий промежуток времени было бы совершено так много зла». Приведенные факты из источников отображают трагические судьбы деятелей науки и культуры Мавераннахра и Хорасана того периода.

Религия. Ислам суннитского толка оказывал большое влияние на общественную жизнь мавераннахрцев. Бухара не только была столицей и политическим центром Шейбанидов, но и являлась религиозным центром всего Мавераннахра.

Во время завоевания Мавераннахра Шейбанидами пострадала лишь незначительная часть духовенства, преимущественно та, которая не перешла своевременно на сторону завоевателей или не проявила своей лояльности к чужеземным завоевателям.

Духовенство Мавераннахра всегда выступало за присоединение новых владений к государству Шейбанидов и при помощи своих фетв поддерживали их походы, а Шейбаниды, в свою очередь хорошо поощряли их.

Некоторые представители духовенства участвовали в опустошительных походах Шейбанидов и часто выступали в роли посредников и «миротворцев» между враждующими Шейбанидами. При Шейбанидах лояльные им представители духовенства занимали важные административные и военные должности в Мавераннахре.

Временами наблюдается чрезмерное усиление власти шейху-л-ислама, когда его авторитет был выше авторитета правителя Мавераннахра. Эта тенденция усиливалась особенно в те периоды, исполняли должность шейху-л-ислама возлагалась на кого-либо из джуйбарских шейхов, например, на Ходжа Ислама и Ходжа Саъда. Как сообщает Бадр ад-Дин Кашмири выходцы из этой династии были некоронованными владыками Мавераннахра.

VI. 2. Архитектура. Развитие архитектуры, как и всей культуры таджиков Мавераннаха, было нарушено нашествием племен Дашт-и Кипчака в XVI в. Архитектурная жизнь в Мавераннахре после этого опустошительного нашествия возрождалась невероятно медленно. Разумеется, строительство не прекращалось и создавались оригинальные архитектурные произведения, свидетельствующие, что не оскудел и не угас творческий дух архитекторов и строителей Мавераннахра.

В XVI в. архитектурно-строительная деятельность была сконцентрирована в городе Бухаре. Но и в таких крупных городах как Самарканд, Балх, Кармина, Ташкент, Истаравшан, Исфара было возведено много новых зданий, и архитектурных ансамблей. Дальнейшее развитие получили многообразные типы жилых домов, дворцов и рынков. В описаниях восточных авторов, очевидцев застроек городов Мавераннахра в XVI в. упоминаются дворцы правителей, жилища знати, рынки, мечети, медресе, мавзолеи, загородные дворцы, утопающие в зелени садов. До наших дней сохранилось довольно значительное число этих произведений архитектуры.

Для архитектуры XVI в., нехарактерны огромные размеры зданий. Масштабы зданий и их формы по сравнению с тем, что возводилось при Тимуридах, были значительно мельче. В них уже нет той расточительной роскоши декоративной отделки, которая так характерна для строительства XV в. Тем не менее, при Шейбанидах архитектурное творчество продолжало существовать.

В этом столетии возведение зданий в определенной степени было рассчитано на то, чтобы поражать зрителя, в особенности грандиозные порталы, величественные вздымающиеся в высь минареты, господствующие над всеми другими постройками города. Наблюдаются исключительно разнообразные декоративные приемы. Глазурованный кирпич, майоликовые плитки, глазурованная резная терракота создают полихромные фасады. Интерьеры украшаются росписями, нижние части стен облицовываются изразцовыми плитками или мрамором.

Несмотря на непрерывные войны и непрекращающуюся борьбу за власть между самими Шейбанидами, в XVI в. было построено большое количество зданий и различного рода сооружений в разных городах Мавераннахра, которые украшая их, свидетельствовали о высочайшем мастерстве их создателей – таджикских зодчих.

VI. 3. Литература. Первые шейбанидские правители и их придворные круги отстояли весьма далеко от культуры, литературы и науки, поскольку были необразованными степняками и не испытывали никакого интереса к существовавшей тогда цивилизации и в отличие своих также не столь грамотных предшественников не задавались мыслью собирать при своем дворе поэтов, летописцев и ученых, хотя бы из престижа.

В двадцатых годах XVI века в Мавераннахре не было еще признанных литературных центров, а встречи литераторов, представителей культуры и науки, например, в таких городах, как Самарканд, Бухара, Ташкент, Герат, Балх и других, часто проходили в домах частных лиц, в медресе, а также на базарах, в ремесленных рядах.

Но вскоре Шейбаниды вдруг поняли, что для поддержки, восхваления, агитации и оправдания их опустошительных и кровавых походов им нужны те, кто прославлял бы их пером и кистью. Таким образом, самим Шейбани-ханом и его преемниками – правителями уделов были сделаны попытки создать придворные литературные круги. Например, в свое время при дворе Шейбани-хана подвизались поэты Мухаммад Бадахши, Бинаи, Даволи, Мухаммад Салех, Мавлана Абдурахим и другие.

В период правления Убайдулла-хана в Бухаре, его сына Абдулазиза в Ургенче и султана Саид-хана в Самарканде усиливается тенденция развития придворной литературы, ко двору привлекается все больше писателей и ученых.

При дворе Шейбанидов постепенно образовались литературные кружки и ученые собрания. Придворные поэты замыкались чаще в узком кругу дворцовых интересов и писали панегирические оды правителям, вельможам и купцам, сочиняли по заказу лирические стихи, составляли надписи для строящихся мечетей и мавзолеев, эпитафии и т.д. Некоторые поэты, став боевыми соратниками Шейбани-хана, написали о нем большую героическую поэму, где льстиво подчеркивают его «подвиги» и «полководческие способности». Среди таких придворных поэтов, писавших большие поэмы «шейбаниады», выделяются Мухаммад Салих и Камал ад-Дин Бинаи.

Бухара при Убайдулла-хане не только стала политическим, а также и культурным центром Шейбанидов, при дворе которых образовался наиболее значительный придворный литературный кружок. После смерти Убайдулла-хана в 1539 г. снова вспыхнули внутренние междоусобные войны и смуты и такая обстановка более чем на четверть века затормозила развитие культурной и литературной жизни Мавераннахра.

Во второй половине XVI века литературная жизнь Мавераннахра развивалась в сравнительно благоприятной социально-политической обстановке.

загрузка...