Delist.ru

История вторжения кочевых племен Дашт-и Кипчака в Среднюю Азию (XVI в.) (20.08.2007)

Автор: Камолов Хамзахон Шарифович

С захватом Герата самая богатая и культурная часть Хорасана оказалась в руках хана Дашт-и Кипчака. В западной части Хорасана еще оставались тимуридские царевичи и их эмиры. Узбекские войска продвигались на запад Хорасана и из Мешхеда значительные силы Тимуридов попытались остановить это движение. Они выступили со своими отрядами против узбекских передовых частей, но безуспешно, ибо все попытки сопротивления неизменно терпели поражение и воины гибли в бою или искали спасения далеко на западе.

Весной 1508 г. Шейбани-хан предпринял новый успешный поход на Хорасан, где в Астарабаде укрылся последний тимуридский правитель Хорасана – Баде’ аз-заман, вынужденный впоследствии бежать в Азербайджан, где и умер на чужбине – в далеком Стамбуле. Таким образом, Шейбани-хан «овладел Хорасаном со всеми его округами и районами и отдал его старшему сыну – Тимур-хану, сделав его своим (хорасанским) наместником».

II 3. Последний поход Шейбани-хана в Дашт-и Кипчак. В конце 1508 г. соплеменники Шейбани-хана во главе с Ахмад-султаном – сыном Джаниш-султана совершили набег на приграничные районы его нового государства – Мавераннахра. «Число рабов-мусульман, которых они угнали во время набега, превысило несколько тысяч». Война между Мухаммадом Шейбани и правителем Дашт-и Кипчака велась в основном по двум причинам. Во-первых, Шейбани-хан считал Дашт-и Кипчак наследственной землей рода Шейбанидов, и, во-вторых, Шейбани-хану донесли, что государство Сефевидов хочет завоевать эти степи. Рузбихан-и Исфахани сообщает, что поход Шейбани-хана в Дашт-и Кипчак кроме наказания своих соплеменников за грабеж и налеты на приграничные районы Мавераннахра имел другую основную причину. У Шейбани-хана «возникло намерение не допустить казахов в свои владения, где они воочию увидели бы и рассмотрели красу, благоденствие, орудия завоевания мира и преимущество узбеков». Уместно отметить, что племена, населявшие улус Шейбани, раньше называвшие узбеками, теперь во время этого похода источники именуют казахами и они управлялись ханами из потомства Чингизхана, по линии его сына Ючи.

В пятницу пятого числа месяца шавваля 914 г./27 января 1509 Шейбани-хан выступил на войну с казахами. В этом походе, как отмечает Рузбихан-и Исфахани, собрались «в короткое время бесчисленные люди огромного войска, счета которого никто, кроме Аллаха, не знал, а из людей никто (его) сосчитать не мог, хотя от некоторых почтенных людей было услышано, предположение, что было, вероятно, там более трехсот тысяч лучников».

После этого похода на Дашт-и Кипчак между Шейбани-ханом и его соплеменниками установилась такая вражда, что ни время, ни какое-либо посредничество не могло устранить ее. Ханы Дашт-и Кипчака стали для государства Шейбани-хана в Мавераннахре таким же угрожающим фактором, каким были незадолго до этого сами Шейбаниды для владений Тимуридов.

II 4. Политическо-административная структура государства Шейбанидов. В политическом строе своего государства Шейбаниды сохранили много черт, характерных для дофеодального государства. Государство считалось собственностью всего ханского рода, члены которого назывались султанами, а избиравшийся ими глава рода – ханом. Согласно порядку, сложившемся в ту эпоху, султаны и эмиры принимали участие в избрании хана. В зависимости от обстоятельств, это участие иногда имело решающее значение, а иногда оно сводилось к фикции. Преимущественное право на ханский престол Шейбанидов имел старший в роде. Однако степной закон об избрании хана нередко нарушался Шейбанидами и ханский титул присваивали себе также и наиболее могущественные султаны, державшие себя независимо по отношению к своему сюзерену и враждовавшие с ним.

Официальным признаком ханского суверенитета оставались произнесение пятничной хутбы и чеканка монеты с именем хана и на узбекского хана переносилось все идеологическое представление о верховной власти, созданное исламом: о богобоязненности государя и о теократическом характере его власти. На шейбанидских государей оказывала влияние не только идея кочевой державы, но и мусульманская государственная идея. Шейбани-хан видел себя, прежде всего, распространителем и защитником правоверия и искоренителем ересей и принятый им титул «имамуззаман ва халифатуррахман» (имам времени и наместник всемилостивого) свидетельствует об этом. С этой идеей было связано стремление управлять государством в духе религиозного законодательства–шариата, стремление, более сближавшее государей с народными массами и ее идейными представителями, шейхами и дервишами, чем с высшим сословием.

Строй государства оставался строем кочевой державы, но в нем, наряду с родовыми главарями кочевников, занимали почетное место и представители религии.

В придворный обиход Шейбанидов был внесен ряд обычаев, унаследованных от старого степного быта. При возведении на престол нового государя соблюдался языческий, унаследованный от монголов обряд вознесения на войлоке, но в выполнении этого обряда принимали участие и представители духовенства.

Судя по данным рукописных источников, в XVI в. довольно слаженным был государственный аппарат. Хан осуществлял свою власть посредством определенных государственных учреждений. Большая роль в управлении государством принадлежала высшему государственному совету – кенгеш, машварат или маджлиси оли, на которых присутствовали предводители кочевых племен, духовенство, военные, и султаны.

Церемониал шайбанидских ханов учитывал общественно-политическое положение должностных лиц и четко определял роль и место того или иного чиновника в политической жизни страны.

Глава третья – «Военное противостояние Шейбанидов и Сефевидов» – состоит из трех параграфов.

III. 1. Поход Исмаила Сефеви на Хорасан и гибель Шейбани-хана. Осуществляя свои планы сражений, Шейбани-хан был убежден, что в Иране насильно внедрили один из исламских толков – шиизм, и что это религиозное направление чуждо иранцам. Поэтому он полагал, что если нападет на Иран, то население сразу выступит на его стороне против шаха Исмаила.

Благодаря дервишам ханакаха Сефевидов шах Исмаил всегда был в курсе дел и событий, происходивших в Хорасане. Ханаках–дервишский монастырь Сефевидов в Хорасане – был одним из важных центров агитации, чтения проповедей, сбора и распространения всевозможных слухов, донесений, различной информации. Дервишы этого ханакаха сообщили Исмаилу Сефеви, что огромное войско под предводительством сына Шейбани-хана направляется из Мерва в восточный Туркестан, чтобы завоевать Кашгар, приграничные районы Китая и расширить свои владения. Узнав об этом, во второй половине октября 1510 года шах Исмаил, прибыв под Харакан, собрал войска обоих Ираков (Арабского и Персидского), Фарса, Кирмана, Курдистана, Луристана, Аррана и Азербайджана с целью осуществить поход на Хорасан.

Вступление Исмаила Сефеви в пределы Хорасана и его приближение к Мешхеду совпало с известием о поражении узбеков на Сырдарье под ударом объединенных сил моголов и казахов.

Известие о вступлении в Хорасан шаха Исмаила и его успешное приближение к Мешхеду весьма взволновало Шейбани-хана. Его войска были утомлены и деморализованы и о выступлении навстречу Исмаилу Сефеви не могло быть и речи. Чтобы быть ближе к своим заамударьинским владениям и узбекским резервам, Шейбани-хан со своим войском отправился в сторону Мерва и укрылся в городе в ожидании подкреплений из Мавераннахра.

Из Мешхеда шах Исмаил продвинулся к Мерву и вскоре со своими главными силами, обложил Мерв и начал его осаду, прибегнув к военной хитрости. 30 ноября 1510 г. он внезапно снял осаду Мерва и дал своей армии приказ к отступлению, и примерно в трех километрах от Мерва войско остановилось у селения Махмуди.

Шайбанихан, обманутый притворным отступлением Исмаила Сефеви, вышел из Мерва со всеми своими силами (по «Аламараи Сефеви» с 30 тыс. войсками) и бросился проследовать якобы отступающих Сефевидов.

Шах Исмаил поручил Эмир-беку Мавсулу с 300 кавалеристами остаться у моста на Мургабе, ведущего к селению Махмуди, а сам с главными силами направился в крепость Талхатан. Оставленный около моста отряд, уклонившись от боя, обратился в бегство и пропустил узбекскую армию через мост. Шейбани-хан только тогда заметил, что стал жертвой военной хитрости, когда узнал, что оставшийся позади в 24 км от Мерва мост на Мургаб разрушен и 17-тысячное иранское войско сомкнуло роковой для Шейбани-хана круг. Военно-стратегические планы шаха Исмаила начали сбываться.

Шейбани-хан с 500 воинами своего конвоя и свитой, спасаясь от наседавших Сефевидов, погнал коней в один чардивер (четыре стены), не имевший другого выхода наружу. Когда все узбеки были истреблены в чардеваре, некоторые из свиты шаха Исмаила стали искать Шейбани-хана, и один из них, под именем Ади-баходур, знавший вождя узбеков, нашел его задохнувшимся под трупами бежавших и погибших. Он отрубил ему голову, и, принеся к шаху Исмаилу, по восточному обычаю бросил ее под ноги его коня.

В этом бою было перебито белее 10 тысячи сторонников Шейбани-хана, а по «Аламараи Сефеви» 28 тысяч шейбанидов, в том числе «400 чингизидских султанов».

Таким образом, Исмаил Сефеви прервал десятилетнее правление власти Мухаммад Шейбани-хана в Мавераннахре. В руках Сефевидов была теперь в подчинении вся территория Хорасана, вплоть до реки Амударьи.

III. 2. Союз Бабура с шахом Исмаилом Сефеви в войне против Шейбанидов за владение Мавераннахром. Победами Исмаила Сефеви в Хорасане и отсутствием единства среди Шейбанидов воспользовался Бабур. Находившийся после потери Самарканда в районе Кабула, Бабур обратился к шаху Исмаилу с просьбой не противодействовать его попытке отвоевать у узбеков Мавераннахр. С согласия шаха Исмаила и, заручившись его поддержкой, в 917 г.х./ 1512 г. Бабур выступил с войском из Кабула в направлении Бадахшана. Бабур теперь располагал достаточно сильной армией и с объединенными силами джагатаев, моголов и воинами шаха Исмаила в конце зимы переправился через Амударью и двинулся в направлении Хисара. Узбекские главари, как правители Хисара – Хамза-султан и Мехди-султан – сыновья Суюнчхаджа-хана, Темур-султан – сын Шейбани-хана и другие правители пограничных областей мобилизовали все свои силы, чтобы дать отпор Бабуру. Основное решительное сражение (в месяце шаввал или зу-л-каъде 917 г.х./декабрь 1511–январь–февраль 1512 г.) у Пул-и Сангина через Вахш закончилось победой Бабура. О своей победе над узбеками Бабур сообщил шаху Исмаилу, уведомив его о том, что области Кундуз, Баглан, Хатлан, Хисар-и Шадман были завоеваны его армией, и просил отправить ему вспомогательную армию, чтобы захватить другие области Мавераннахра. По приказу Исмаила Сефеви на помощь к Бабуру в Хисар пришли Ахмад-бек Суфи-угли и Шахрух-бек Афшар со своими воинами. Пройдя через Хисар, Бабур со своими войсками подошел к Карши, где заперся Убайдулла-султан. Не оказывая сопротивления Бабуру, последний со своими войсками ушел в направлении Бухары, но сочтя рискованным для себя дальнейшее движение на Бухару, повернул степной дорогой на Туркестан. Другие узбекские султаны также последовали за Убайдулла-султаном. Все центральные районы Мавераннахра – Самарканд, Бухара, Карши – без боя достались Бабуру. В соборной мечети Самарканда была провозглашена хутба с упоминанием шиитских имамов и шаха Исмаила.

Широкие слои населения Бухары и Самарканда с радостью встретили приход и победу Бабура. Но не прошло и полугода, как он лишился этой широкой опоры. Многие из тех, что были на его стороне и приветствовали изгнание Шейбанидов, постепенно отошли от него. Существенную роль в этом сыграли шиитские настроения Бабура. «Великие и благородные люди Самарканда и Бухары ввиду подчинения его (Бабура) еретическому народу (иранцам), все отвернулись от него». Мухаммад Юсуф Мунши здесь имеет в виду нестолько заключение союза Бабура с шахом Исмаилом, сколько принятие им шиизма и подражание иранцам в обычаях и одежде, что также подтверждает двоюродный брат Захир ад-Дина Бабура, автор «Та’рихи Рашиди» («Рашидова история») Мирза Мухаммад Хайдар Дуглат.

Антишиитские настроения мавараннахрцев заставили Бабура просить Сефевидов вернуться на родину. Для сохранения своей власти в Мавераннахре Бабур мог теперь рассчитывать только на свое войско. Весной 1512 года молодой племянник Шейбани-хана –Убайдулла-хан и Мухаммад Тимур, после получения известия о том, что сефевидские войска отправлены Бабуром на родину, с небольшим войском подошли к Бухаре. Бабур с пятитысячным войском выступил им навстречу, но потерпел поражение и бежал в Хисар.

Для спасения своего союзника шах Исмаил послал в Мавераннахр по Хондемиру 10-12 тысячное, по Мирза Мухаммад Хайдару Дуглату 60 тысячное, по Рузбихан-и Хунджи 70 тысячное, а по Васифи 80 тысячное войско во главе с одним из опытных полководцев эмиром Ёрахмадом Исфахани, по прозвищу Наджм-и Сани. Даже простое прохождение такого многочисленного войска по территории Мавераннахра было подобно стихийному бедствию. Куда бы ни ступала их нога, там сеялась смерть. Особенно страшной была расправа Наджм-и Сани над населением Карши.

Наджм-и Сани форсированным маршем оказался в двух фарсахах от Бухары. В Бухаре войска Наджм-и Сани попали в окружение войск Убайдулла-хана и Джонибег-султана. 3 рамазана 918 г.х./ 13 ноября 1512 года под стенами Гиждувана разыгралось решительное сражение. Наджм-и Сани попал в плен и по приказу Убайдулла-хана был казнен. Союз между Бабуром и Исмаилом Сефеви распался и последний тимурид – Бабур снова удалился в Кабул.

Результатом гиждуванской победы Шейбанидов над Сефевидами в 1512 года явилась полная ликвидация угрозы распространения сефевидской экспансии на территории Мавераннахра.

III. 3. Военные действия Шейбанидов против Сефевидов за Хорасан на протяжении XVI в. Поражение эмира Наджма в 1512 году в Гиждуване заставило потускнеть былую славу побед шаха Исмаила в Мервской войне (1510 г.). Вооруженные силы Шейбанидов опять стали готовиться к нападению на иранские войска и снова совершили поход на Хорасан. Убайдулла-хан после взятия Балха двинулся к Герату и заключил союз с Темур-султаном в Мургабе и они вместе двинулись в Мешхед. Весь регион Мерва до района Себзевара оказался под владычеством Шейбанидов.

Смерть шаха Исмаила в 1524 году и противоречия главарей кызылбашей с властью в стране создали свои предпосылки для того, чтобы Шайбаниды снова предприняли набеги на Иран и Хорасан.

После войны за Джам (935 г.х./1528 г) и до конца правления шаха Тахмасба (984 г.х./1576) наиболее крупных нападений и сражений между Шейбанидами и Сефевидами было пять. Хронологию побед одного и поражений другого вплоть до смерти самого воинствующего шейбанида – Убайдулла-хана в Хорасане источники сообщают следующее: 938г.х./1531год– полтора года окружения и осады Герата и подчинение всех районов до Астарабада Убайдулла-ханом; 14 рабеулаввал 939 г.х./15 октября 1532 год – возвращение Герата Сефевидам; 942 г.х./1535 год – захват Мешхеда Убайдулла-ханом; 7 месяц сафара 943 г.х./ 27 июля 1535 г.– после пятимесячной осады, захват Герата Убайдулла-ханом и владение им 14 месяцев; 17 месяц шаъбан 943 г.х./ 30 января 1536 г. – выдворение Шейбанидов из Хорасана.

После смерти Убайдулла-хана (1539 г.) до 1550 года, то есть в течение одиннадцати лет Хорасан не подвергался никаким нападениям со стороны ханов Мавераннахра. Последним из них в этот период истории является нашествие, совершенное в 1547 году войсками, руководимыми Бурак-ханом. После этого враждебные отношения между Шейбанидами и Сефевидами несколько угасли.

В период подготовки к завоеванию Хорасана Абдулла-хан II стремился поддерживать хорошие отношения с игравшим все большую роль во внешней торговле Мавераннахра Российским государством.

Особое внимание Абдулла-хана II уделял установлению связей с императором Индии Акбаром. Акбар никогда не мог простить узбекам того, что именно воцарившиеся в Мавераннахре Шайбаниды изгнали его деда Бабура из Ферганы и беспощадно истребили всех его предков. Поэтому, хотя Абдулла-хан в период своей борьбы за власть дважды (1572, 1577) присылал в Индию посольства и предлагал Акбару заключить дружественный союз, последний оба раза отвечал вежливым и холодным отказом. Третьему посольству Абдулла-хана к Акбару в 1587 г. удалось заключить секретное соглашение с ним. По его условиям Шайбаниды должны были получить северные провинции Ирана (Хорасан), Акбару же возвращался Кандагар, а Сефевидам оставлялась остальная Персия. Заключение этого соглашения являлось большой дипломатической победой Абдулла-хана и создавало реальные предпосылки для начала завоевания Хорасана. Летом 1587 г. бухарские войска двинулись на запад по направлению к столице Хорасана – Герату. В феврале 1588 г. Герат был взят Абдулла-ханом II.

О своем секретном соглашении с Акбаром Абдулла-хан II после взятия Хорасана постарался забыть. Когда отдельные узбекские отряды подходили к стенам Кандагара, Абдулла-хан II послал правителю Кандагара Музаффару Хусейну письмо, в котором предлагал ему немедленно оставить город и с почетом уйти туда, куда он сам пожелает. Это письмо явилось как бы последним толчком, заставившим Музаффар Хусейна обратится с просьбой о помощи к императору Индии Акбару. Акбар уже давно со все растущим недовольством следил за успехами узбеков в Хорасане. Однако пока Абдулла-хан II не предпринимал действий, нарушающих соглашение 1587 года, император Индии не вмешивался в узбеко-иранскую борьбу. Акбар был вынужден действовать решительно и быстро. По его приказу значительный индийский армейский корпус выступил к Кандагару, который беспрепятственно занял. Вслед за этим, летом 1595 г. войска Акбара вытеснили немногочисленные узбекские отряды из Заминдавара и Гармсира и также присоединили их к индийскому бабуридскому государству. С этого момента отношения между Индией и государством Абдулла-хана Шайбанида резко обострились, что весьма радовало шаха Аббаса.

В это же время обострилось дипломатические отношения Бухары с Россией. Правительство Бориса Годунова было недовольно вмешательством Абдулла-хана II в сибирские дела и оказываемой им бывшему хану Сибири Кучуму поддержкой. Последнее обстоятельство привело, в свою очередь, к дипломатическому сближению в последние годы XVI в. России с Ираном и одновременно к почти полному прекращению русско-бухарской торговли.

1 раджаба 995 г.х./ 7 июля 1587 г. столица Хорасана была окружена войсками Абдулла-хана II. Итогом похода 1587-1588 гг. явилось занятие и присоединение к Шайбанидскому государству лишь Герата и Гератской области.

Новый поход Шейбанидов на Хорасан возглавлял сын Абдулла-хана, правитель Балха Абд ал-М’умин. Собранные им из Балха, Андхуда и Шибиргана войска вместе с отрядами правителя Герата Мир Баба Кукалташа и племянника Абдулла-хана II Динмухаммад-хана в марте 1589 года окружили кольцом осады Мешхед. За Мешхедом в руки Шейбанидов перешли Тус, Нишапур, Себзевар Исфараин и другие города Западного Хорасана. В следующем 1590 году Абд ал-М’умин овладел Джамом, Хафом и Гурианом. Таким образом, к 1593 г. под властью Абдулла-хана II находилась большая часть Хорасана.

За эти годы сефевидские войска трижды (1590, 1592, 1595гг.) предпринимали попытки походов на Хорасан. Третий раз сам шах Аббас в 1595 г. руководил военной операцией и освободил город Исфараин, где находился в это время Абд ал-М’умин. В течении последующих трех лет сефевидские войска не переходили границ Хорасана, который вплоть до города Симнан находился под контролем Абдулла-хана II.

К концу 1597 началу 1598 года Шейбанидское государство было окружено коалицией враждебных ему государств.

загрузка...