Delist.ru

Пралогические образования в норме и патологии (20.05.2007)

Автор: Стоянова Ирина Яковлевна

При взаимодействии с реальностью происходит личностная регуляция применения пралогических образований, основанная на использовании собственного опыта и учитывающая временные параметры и социальное окружение.

Диаграмма 7

Распределение показателей пралогической защиты, психологической защиты и совладания в норме

В параграфе 4.2. «Системно-уровневая модель адаптивно-защитного комплекса у пациентов с невротическими (диссоциативными, ПТСР) расстройствами» сопоставляются особенности защитного комплекса в группе неврозов, а также у здоровых людей. У пациентов по сравнению с нормативной группой на достоверно значимом уровне (p<0,01) преобладают ПЗ по типу отрицания, замещения, интеллектуализации, реактивных образований, проекции, а также значения общей выраженности ПЗ. При этом психологическая защита по типу вытеснения является преобладающей в группе лиц без нарушений здоровья (на достоверно значимом уровне), а по типу компенсации – на уровне тенденции (при отсутствии достоверной значимости). Напряженность широкого спектра психологической защиты у пациентов свидетельствует о снижении адаптивных проявлений. Наличие разнонаправленных, амбивалентных тенденций в структуре психологической защиты значительно усиливает эмоциональную дезорганизацию личности. Показатели психологической защиты у пациентов с ПТСР по типу отрицания, регрессии и замещения превосходят аналогичные у пациентов с диссоциативными нарушениями. Кроме того, ПЗ по типу проекции у пациентов с ПТСР на достоверном уровне превосходит аналогичные показатели у пациентов с экспрессивным вариантом диссоциативных нарушений. Выраженность ПЗ по типу отрицания значительно снижает адаптивный потенциал после возвращения к жизнедеятельности в мирных условиях.

Процентное соотношение стратегий совладания у пациентов с ПТСР показало, что в поведенческой сфере адаптивные стратегии проявляются лишь в 7,3, относительно адаптивные – в 38,7, неадаптивные - 54,0. Среди деструктивных проявлений этого феномена преобладают «отступление» – 19,6 и «активное избегание» – 17,1. В когнитивной сфере конструктивные стратегии выявляются в 11,3, относительно адаптивные – в 43,9, неадаптивные – 44,8. Последние чаще всего проявляются в форме подавления эмоций – 24,6 и агрессивности – 13,1 (37,7).

У пациентов с диссоциативными нарушениями по сравнению с ПТСР неконструктивные стратегии преобладают в эмоциональной сфере на уровне достоверной значимости - 67,5. Соотношение показателей суммы стратегий трех сфер в нозологической группе свидетельствует о выраженности относительно адаптивных и неадаптивных и невысоких значений конструктивных стратегий (24,4).

В комплексной адаптивно-защитной системе у пациентов с невротическими нарушениями, включая уровни ПрЗ (46,9), ПЗ (38,1) и адаптивных стратегий (15,0), представленной в диаграмме № 8, преобладает пралогическая защита (0,001

Диаграмма 8

Распределение показателей пралогической защиты, психологической защиты и совладания у пациентов с невротическими расстройствами

В параграфе 4.3. «Системно-уровневая модель адаптивно-защитного комплекса у пациентов с психосоматическими расстройствами» сопоставляются особенности защитного комплекса. Выявлено, что показатели психологической защиты по типу отрицания, регрессии, проекции, замещения, интеллектуализации, реактивного образования, а также общей выраженности ПЗ превосходят аналогичные на уровне достоверной значимости в группе без нарушений здоровья. При этом психологическая защита по типу компенсации на достоверно значимом уровне у здоровых людей превосходят значения пациентов, по типу вытеснения – на уровне тенденции, не достигающей значимой достоверности различий.

В этой нозологической группе отмечаются достоверные различия между пациентами с гипертонической и язвенной болезнью в показателях регрессии, которая преобладает у последних. Для пациентов с гипертонией характерны высокие показатели ПЗ по типу интеллектуализации и реактивных образований (на уровне высокой достоверной значимости). Напряженность ПЗ «реактивные образования» значительно снижает адаптивные возможности пациентов.

В качестве стратегий совладания у пациентов с гипертонией на поведенческом уровне применяются адаптивные (с преобладанием обращения и сотрудничества) - 28,9, относительно адаптивные (компенсация и отвлечение)– 32,3 (65,2). В остальных случаях отмечаются неадаптивные стратегии в виде отступления и активного избегания – 34,8. В когнитивной сфере преобладают конструктивные стратегии – 39,4, затем следуют неадаптивные - 36,8 и относительно адаптивные – 23,8. В эмоциональной сфере значительное место занимают неадаптивные стратегии (подавление эмоций, агрессивность, растерянность) – 51,3, затем следуют относительно адаптивные (пассивная кооперация, эмоциональная разгрузка) – 27,4, адаптивные (протест, оптимизм) – 21,3.

Адаптивные стратегии в поведенческой сфере у пациентов с язвенной болезнью составляют 21,0, относительно адаптивные - 32,1, неадаптивные - 46,9. В когнитивной сфере адаптивные стратегии составляют 36,1, относительно адаптивные – 26,4, неконструктивные - 37,5. В эмоциональной сфере, как и у пациентов с гипертонией, преобладают неконструктивные стратегии – 52,8, затем следуют адаптивные – 29,3 и относительно адаптивные – 17,9. У пациентов с язвенной болезнью, так же, как и у пациентов с гипертонией, выявляется неэффективность стратегий совладания, особенно выраженная в сфере эмоциональных стратегий. В целом адаптивные стратегии у пациентов психосоматическими расстройствами составляют 29,6, неадаптивные – 40,3, относительно адаптивные – 30,1.

В адаптивно-защитном комплексе при психосоматических нарушениях (диаграмма № 9) преобладают психологическая (41,2) и пралогическая (39,2) защиты (различия недостоверны). Уровень адаптивных стратегий достоверно ниже, (p<0,001), чем показатели психологических и пралогических способов защиты (19,6). Сходство индивидуальных стилей реагирования у пациентов с психосоматическими и невротическими расстройствами проявляется в преобладании комплекса психологической защиты над адаптивными стратегиями. Высокий уровень психологической защиты свидетельствует о значительном снижении поисковой активности, преобладании пассивности. Показатели пралогической защиты в соотношении с другими видами индивидуально опыта (по сравнению с группой здоровых людей) отражают снижение причинно-следственных связей и увеличение опоры на традиции и действие магических сил. Фактором, снижающим адаптивный ресурс, является преобладание неадаптивных копинг-стратегий, что порождает фиксированные формы поведения.

Диаграмма 9

Распределение показателей пралогической защиты, психологической защиты и совладания у пациентов с психосоматическими расстройствами

В параграфе 4.4. «Системно-уровневая модель адаптивно-защитного комплекса у пациентов с аддиктивными расстройствами» сопоставляются особенности защитного комплекса при алкоголизме и наркотической зависимости.

Установлено, что уровень психологической защиты, включая регрессию, компенсацию, проекцию, замещение, преобладает у пациентов с фармакологической аддикцией (p<0,05). Напряженность этих способов защиты характеризует проявления незрелости и инфантилизма, эмоциональной неустойчивости, импульсивности, непредсказуемости, снижение самоконтроля, усиление враждебности и агрессивности. При алкогольной зависимости более высокие значения характерны для ПЗ «интеллектуализация» (p<0,01).

В качестве стратегий совладания у пациентов с наркотической зависимостью на поведенческом уровне применяются только 14,1 адаптивных стратегий, относительно адаптивных – 40,7 и неадаптивных – 45,2. Адаптивные стратегии в когнитивной сфере составляют 29,4, относительно адаптивные – 32,9, неадаптивные – 37,7. В эмоциональной сфере конструктивные стратегии составляют 16,2, относительно адаптивные – 24,2, неадаптивные – 59,6. Показатели стратегий у пациентов с наркотической зависимостью отражают их неэффективность, которая выражена на всех уровнях.

В модели защитного комплекса (диаграмма № 10) при аддиктивных нарушениях отмечаются наиболее низкие показатели адаптивных стратегий, представленные (8,9; p<0,01). Высокой напряженностью отличается уровень психологической защиты (48,5). Показатели психологической защиты свидетельствуют о недостаточности функциональной эффективности, что способствует усилению тревоги, эмоционального перенапряжения и дезорганизации. Проявления пралогической защиты (42,6) свидетельствуют о нарастании пассивности, фатализма, фиксированных ритуальных форм поведения, связанных с употреблением наркотиков и алкоголя. Уровни психологической и пралогической защиты и стратегий совладания не обладают специфической функциональной направленностью и зачастую дублируют друг друга, формируя неэффективные внутрисистемные взаимодействия.

Диаграмма 10

Распределение показателей пралогической защиты, психологической защиты и совладания у пациентов с аддиктивными расстройствами

В параграфе 4.5. «Обобщение результатов изучения эффективности системно-уровневой модели адаптивно-защитного комплекса» рассматривается эффективность модели адаптивно-защитного комплекса в качестве системного образования у пациентов с невротическими, психосоматическими и аддиктивными расстройствами. В модели адаптивно-защитного комплекса нормативной группы преобладает активный способ разрешения жизненных ситуаций в виде адаптивных стратегий по сравнению с уровнями психологической защиты. Такое сочетание способов психологической защиты при ведущих значениях адаптивных стратегий характеризует активный уровень поисковой активности и опоры на личностный опыт, позволяет сохранять ресурсы и способствует успешной жизнедеятельности. К факторам, которые способны нарушить баланс адаптивно-охранительной системы в нормативной группе, относятся низкие значения адаптивных эмоциональных стратегий.

Адаптивно-защитные модели при невротических, психосоматических и аддиктивных расстройствах являются менее эффективными по сравнению с нормативной группой. У здоровых людей системные уровни реагирования в большей степени соответствуют условиям современного взаимодействия. В каждом из уровней присутствует ресурс, связанный с готовностью использования уникальных стратегий, порожденных изменением социально-средовых условий. В нозологических группах защитно-адаптивная система имеет ригидный характер и меньшие возможности пластичных изменений в ситуациях перемен.

В заключении подводятся итоги исследования, определяются закономерности проявления пралогических образований как способов психологической защиты у пациентов с непсихотическими расстройствами, уточняется роль пралогической защиты в комплексной защитно-адаптивной модели, рассматривается ее эффективность в норме и нозологических группах, намечаются перспективы дальнейших исследований. Развитие исследований пралогических образований может быть связано с психологической поддержкой превентивных, восстановительных и образовательных инициатив, изучением стратегического ландшафта социально-психологического пространства, определения группового ресурса, создания инновационной модели психологической помощи c расширением возможностей психологии как конструктивной проектировочной науки.

В приложении приведены статистические таблицы.

Выявлен и проанализирован феномен пралогических образований, его природа и сущность. Установлена роль пралогических образований как базовой характеристики защитно-адаптивной системы. Определена специфика пралогической защиты как функционального образования, место в системе других способов психологической защиты и стратегий жизнедеятельности. Доказаны качественные отличия пралогической защиты в норме и у пациентов с непсихотическими психическими расстройствами. В норме функции пралогических образований значительно расширяются. Сохраняя функцию пралогической защиты, они становятся стратегией совладания, ресурсом, повышающим эффективность самоорганизации. У пациентов они содержат более узкую защитную направленность.

Созданная программа реконструкции пралогических образований позволила рассмотреть пралогическую защиту как системное образование, включающее пралогическое восприятие, магическую тревожность, магический прогноз, применение нетрадиционных способов лечения, действенное использование пралогических образований. Разработана психодиагностическая программа реконструкции, в которой выделены алгоритмы пралогических образований. Доказана диагностическая «чувствительность» методики ОВИС при выявлении специфики пралогической защиты в норме и непсихотических психических нарушениях.

Установлено, что в нозологических группах пралогическая защита содержит большую напряженность и менее широкую функциональную направленность по сравнению с нормативной группой. У здоровых людей в ситуациях, имеющих особую ценностно-смысловую значимость, пралогическая защита может проявляться не только в качестве защитного образования, но и стратегии совладания.

Доказаны различия востребованности пралогических образований в норме и непсихотических психических расстройствах, включая содержательную значимость и ценность, особенности трансформации как социокультурного феномена, применение в совокупности с другими способами средового взаимодействия. У пациентов снижается вклад причинно-следственного способа и увеличивается роль опоры на традиции и, особенно – на помощь незримых сил. Выявлены отличительные от нормы особенности трансформации пралогических образований, свойственные пациентам с непсихотическими расстройствами, Отмечается буквальность восприятия пралогических феноменов, в их конкретной, а не символической представленности.

Выявлены проявления психологической защиты и совладания у пациентов с расстройствами непсихотического спектра и в нормативной группе в системе адаптивно-защитного комплекса. В нозологических группах психологическая защита отличается большей напряженностью, а копинг-стратегии – меньшей эффективностью.

Описана системно-уровневая модель защитно-адаптивного комплекса, включающего пралогическую и психологическую защиты и копинг-стратегии и доказана ее эффективность. Для пациентов характерна недостаточность функциональной эффективности комплекса. Выявленные феномены не обладают специфической функциональной направленностью и дублируют друг друга, формируя неэффективные внутрисистемные взаимодействия.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Стоянова И.Я. Рациональное и магическое в личности человека //Психологический универсум образования человека ноэтического: Материалы Международного симпозиума под ред. проф. В.И. Кабрина. - Томск, 1998. – С.158-160.

Стоянова И.Я., Ошаев С.А., Семке В.Я. К проблеме формирования неадекватного поведения у ликвидаторов аварии на ЧАЭС и возможности его психотерапевтической коррекции //Реабилитация в психиатрии (клинические и социальные аспекты). – Томск, 1998. – С.168-169.

Стоянова И.Я., Ошаев С.А., Семке В.Я., Куприянова И.Е. Популяционные исследования архаических форм психологической защиты. //Транскультуральная психиатрия и наркология: Материалы научно-практ. конф. – Владивосток, 1999. – С. 74-76.

Стоянова И.Я., Ошаев С.А., Семке В.Я. Социально-психологические аспекты экспектации и реабилитации участников ликвидации аварии на ЧАЭС //Транскультуральная психиатрия и наркология: Материалы научно-практ. конф. – Владивосток, 1999. – С. 86-87.

Стоянова И.Я., Ошаев С.А., Перчаткина О.Э. Формы психологической защиты у больных с пограничными расстройствами //Актуальные вопросы психиатрии. – Томск, 1999. – Вып. 9. - С. 42-44.

Стоянова И.Я., Братушева И.А. Архаические формы психологической защиты у больных психосоматическими заболеваниями //Актуальные вопросы психиатрии. – Томск, 1999. – Вып. 9. - С. 54-56.

Стоянова И.Я., Семке В.Я., Ошаев С.А. Некоторые психологические характеристики пациентов, переживших экстремальные ситуации //Актуальные. вопросы. психиатрии. – Томск, 1999. – Вып. 9. - С. 51-53.

загрузка...