Delist.ru

Пралогические образования в норме и патологии (20.05.2007)

Автор: Стоянова Ирина Яковлевна

Разновидностью феноменологического подхода явился экзистенциально-гуманистический, позволяющий выявлять смысловую ценность содержания пралогических образований.

Метод моделирования, с помощью которого создана концептуальная системно-уровневая модель адаптивно-защитного комплекса и определено соотношение способов пралогической и психологической защиты, а также стратегий совладания в качестве уровней психологической системы.

Метод психодиагностики заключался в использовании стандартизованных методик «Индекс жизненного стиля» (Вассерман Л.И., Клубова Е.Б., 1998) и «Копинг-стратегии (Хайм Е., 1988).

Методы математической статистики. Статистический анализ данных осуществлялся в компьютерной системе «STATISTICA 6.0».

Используемый комплекс методов позволяет верифицировать феномен пралогических образований во всем многообразии его проявлений, включая особенности психологической защиты.

Научная новизна исследования. Впервые выделен феномен пралогических образований как системное проявление пралогической защиты и показаны его качественные отличия в норме и у пациентов с непсихотическими психическими расстройствами. Определена система адаптивно-защитного комплекса, включающего пралогическую и психологическую защиту и стратегии совладания. Произведено эмпирическое и экспериментальное изучение пралогических образований как способов психологической защиты и совладания в континууме «норма-непсихотические расстройства». Подвергнуты системному научно-психологическому анализу содержания, сопряжённые с репрезентацией коллективных представлений в форме верований, суеверий, поверий и ритуалов, сформированных в процессе культурно-исторического развития и в современных условиях, которые рассматриваются в качестве способа пралогической психологической защиты.

При изучении особенностей пралогических образований проводится операционализация понятий, именуемых «пралогические образования» и «пралогическая защита». С позиций теорий психологических систем и фиксированных форм поведения описаны психологические характеристики пралогических образований как способа психологической защиты у лиц без нарушений здоровья и пациентов с невротическими, психосоматическими и аддиктивными расстройствами. Выделены критерии пралогической психологической защиты. Рассмотрена специфика пралогической защиты у пациентов непсихотического спектра и в нормативной группе. Описана модель адаптивно-защитного комплекса, содержащего уровни пралогической и психологической защиты и стратегий совладания. Установлена взаимосвязь между способами пралогической и психологической защиты и совладания и определена их специфика и эффективность в норме и нозологических группах. Выявлены различия в соотношении способов разрешения жизненных ситуаций, включая личностный подход, опору на традиции или действие магических сил, у пациентов непсихотического спектра и здоровых людей. Установлены особенности трансформации пралогических образований у пациентов и в норме. Показаны различия в содержательной ценности пралогических образований для пациентов непсихотического спектра и нормативной группы. Возможность изучения человека как открытой системы с учетом роли культуры в становлении его многомерного мира, а также порождения им собственного мира как открытого пространства жизни позволила установить критерии эффективности пралогической защиты как системного образования.

Теоретическое значение исследования заключается в расширении области знаний о феномене пралогических образований с позиций теории психологических систем и концепции ригидности. Выделены качественные отличия проявлений пралогического в норме и непсихотических расстройствах. Произведена операционализация и уточнено содержание понятий «пралогические образования» и «пралогическая защита». Выявлены составляющие пралогических образований как способов психологической защиты. Получена новая психологическая информация о феномене пралогических образований в континууме «здоровье-болезнь». Обобщены и систематизированы данные о закономерностях пралогических образований, их востребованности, ценности и содержательной значимости. Показана роль пралогических образований в многомерном мире современного человека, их полифункциональная направленность и место в системе различных защитных стратегий. Описаны комплексные защитно-адаптивные модели, включая систему пралогической защиты, а также уровни пралогических образований, психологической защиты и совладания, выявлена их эффективность в норме и при невротических, психосоматических и аддиктивных нарушениях.

Практическая значимость исследования определяется тем, что полученные результаты раскрывают новые возможности использования психологической информации о пралогических образованиях в сферах социальной практики, включая клиническую психологию и образование. Создана психодиагностическая программа, направленная на реконструкцию пралогических образований. Комплекс методик включает «Опросник верований и суеверий» (ОВИС) и стандартизованное интервью, что позволяет изучать особенности пралогических образований у лиц без нарушений психического здоровья, а также с нарушениями непсихотического спектра. Методика ОВИС направлена на изучение степени выраженности пралогической психологической защиты в аспектах пралогического восприятия, магической тревожности, магического прогноза, применения нетрадиционных способов лечения, активного использования примет и верований. С помощью интервью реконструируется психологическая информация о востребованности пралогических образований, их соотношении с другими жизненными стратегиями при разрешении ситуаций, содержательной предпочтительности и возможностей трансформации. В совокупности с методиками «Индекс жизненного стиля», «Копинг-стратегии» психодиагностическая программа позволяет изучать особенности защитно-адаптивного комплекса человека и использовать полученную информацию в процессе психологического консультирования. Данная психодиагностическая программа применяется в клиниках ГУ НИИ психического здоровья, а также ГУ НИИ кардиологии Томского научного центра в процессе психотерапевтической и консультативной работы.

Новая информация о пралогических образованиях включена в содержание учебных курсов для студентов-психологов Томского государственного университета. Подготовлена для печати монография «Пралогические образования у пациентов с невротическими расстройствами». Разработана программа психологического консультирования с опорой на информацию, полученную в ходе исследования.

На защиту выносятся следующие положения:

Базовая особенность пралогических образований проявляется в адаптивно-защитной функции. Подсистемами пралогической защиты являются: пралогическое восприятие (суеверность), магическая тревожность, магический прогноз, активность применения пралогических способов защиты, использование магических способов, направленных на сохранение здоровья.

В норме функции пралогических образований значительно расширяются. Сохраняя функцию пралогической защиты, они становятся стратегией совладания, ресурсом, повышающим эффективность самоорганизации. У пациентов они содержат более узкую защитную направленность.

Адаптивно-защитная система, включающая пралогическую и психологическую защиты и стратегии совладания, в норме характеризуется эффективностью проявлений всех ее уровней, которые становятся источником ресурсов, направленных на формирование эффективных социальных взаимодействий. Дисфункциональность адаптивно-защитного комплекса больных напсихотическими психическими нарушениями определяется избыточной устойчивостью фиксированных подсистем, нарушающих возможности адекватного реагирования в связи с ситуационной средовой изменчивостью, преобладанием защитных уровней над стратегиями совладания, а также неадаптивных копинг-стратегий.

Достоверность результатов и значимость выводов обеспечивается их соотнесением с существующими научными литературными данными, достаточным объемом выборки и измеряемых характеристик, корректным использованием процедур статистической обработки эмпирических данных, внедрением результатов исследования в практическую деятельность.

Апробация работы. Результаты исследования докладывались на российских и международных симпозиумах и конференциях: «Психологический универсум образования человека ноэтического» (Томск, 1998); «Новые технологии ХХI века» (Санкт-Петербург, 1998); Всемирная Ассоциация психиатров (Томск, 1999); Международная Ассоциация этнопсихологов и этнопсихотерапевтов «Актуальные проблемы этнопсихологии и этнопсихотерапии» (Томск, 1999); «Психическое здоровье в ХХI веке» (Томск, 2000); отчетные научные сессии НИИ психического здоровья ТНЦ СО РАМН (Томск, 1998-2006); IV съезд физиологов Сибири (Новосибирск, 2002); Ш съезд психологов России (Санкт-Петербург, 2003); Сибирский психологический Форум Томского государственного университета (Томск, 2004); «Психолог в образовании: методологические и методические проблемы» (Томск, 2005); Всероссийский гуманитарный Форум «Сибирские Афины» «Формирование культуры личности средствами искусства в системе классического образования» (Томск, 2006).

Практическое внедрение. Результаты выполненного исследования служат основой для разработки программ психологической помощи, включая превенцию, психологическое консультирование и психокоррекцию. По материалам исследования разработаны учебные курсы для студентов психологического факультета ТГУ «Пралогические образования в ценностно-смысловом контексте личности», «Динамика первобытного мышления в контексте культурно-исторического развития личности», «Пралогические образования в системе жизненных стратегий современников». Программа психодиагностики пралогических образований применяется в комплексе с другими методами психодиагностики в процессе дифференциально-диагностического обследования пациентов клиники НИИ психического здоровья Томского научного центра СО РАМН.

Результаты работы отражены в 42 публикациях по теме исследования.

Структура диссертации. Работа включает введение, четыре главы, заключение, выводы, список использованной литературы, приложения. Текст диссертации иллюстрирован таблицами и рисунками.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, которая определяется тенденциями общественного развития, а также научной значимостью проблематики. Рассмотрение системы адаптивно-защитного комплекса (пралогическая и психологическая защиты и стратегии совладания) у пациентов с невротическими, психосоматическими и аддиктивными нарушениями определяется как объект исследования, а феномен пралогических образований в системе адаптивно-защитного комплекса – как предмет. Сформулированы цель, задачи и гипотезы. Результаты пилотажного исследования позволили перевести данные описательной рабочей модели пралогических образований как способов психологической защиты в эмпирическую модель – концепцию. Представлена научно-методическая база исследования, сформулированы положения, выносимые на защиту, указывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов, проведение апробации и практического внедрения.

В первой главе «Пралогические образования в филогенетическом и социокультурном контексте. Способы психологической защиты и совладания в континууме «здоровье – болезнь» очерчивается диапазон исследовательских моделей при изучении пралогических образований. Развивается идея сопоставимости пралогических образований, мифологических и социальных представлений как способов психологической защиты. В качестве психологической защиты пралогические содержания сохраняют свою значимость наряду с другими защитными образованиями, возникающими в более поздние периоды культурно-исторического развития.

Феномен психологической защиты в различных его вариантах рассматривается в многообразии его проявлений у здоровых людей и пациентов с психическими, личностно-аномальными, невротическими, психосоматическими и аддиктивными нарушениями.

В параграфе 1.1. «Истоки и условия порождения первобытного мышления. Содержания пралогического» прослеживается проблематика взаимодействия человека с социальной средой, начиная с ранних этапов антропогенеза, изучаются возможности групповых ценностей и представлений в формировании индивидуальной картины мира (Дерманова И.Б., 1996; Салливан Г.С., 1999; Лукаш Е.Ю., 2004). Предлагается определение этнических групп, в которых формируются коллективные представления, являющиеся основой пралогического мышления. Этнос изучается в качестве психологической общности, способной выполнять важные для личности функции в процессе приспособления к природной и социальной среде (Налчаджян А.А., 2004). В качестве базовой потребности, реализуемой при социальной идентификации, выделяется переживание причастности к группе, необходимость ощущения себя частью «мы». (З.Фрейд, 1996; Э. Фромм 1996; Адлер А., 2000; Лебедева Н.М., 1993; Андреева Г.М., 2000). К наиболее древним формам групповых («коллективных», по терминологии К.Г. Юнга, 1996) представлений, выполняющих регулятивную, информационную и защитную функции, принадлежит феномен пралогического мышления, который впервые описан в работах Э. Дюркгейма, (1998), Д. Фрезера (1996), Э. Тэйлора (1995), Л. Леви-Брюля (1994, 1998), К. Леви-Стросса (1996). Отмечается, что пралогическая информация, получаемая человеком от сообщества, в котором протекает его жизнедеятельность, однородна и упорядочена, требует однозначного и точного выполнения обрядов и предписаний, сопровождающих каждый шаг человека от рождения до смерти.

Содержание пралогического (первобытного) мышления (ПМ) охватывает совокупность эмоционально окрашенных коллективных представлений, включая верования, ритуалы, традиции и обычаи, сформированные в глубокой древности, присущие людям архаических культур и не зависящие от бытия отдельной личности. (Леви-Брюль Л., 1998; Леви-Стросс К., 1994; Юнг К.Г., 1995; Фрейд З., 1996; Карагодина Е.Г., 1997; Стефаненко Т.Г., 2003; Фромм Э., 2004). Базовые характеристики ПМ включают: эмоциональную интенсивность переживания; нечувствительность к логическим противоречиям (неразличение реальности явления и его образной представленности); непроницаемость для объективного опыта (вера в магию сильнее реальности); потребность в сопричастности своей социальной группе; сплавленность, недифференцированность широкого спектра чувств - страха, надежды, религиозного ужаса; потребность слиться воедино с общим началом (закон партиципации); мистическое содержание представлений (вера в таинственные силы и общение с ними); проявления анимизма (приписывание природным явлениям человеческих свойств). Устанавливается особенность восприятия времени, характерная для первобытного мышления: «мифическое время существует в форме настоящего, длящегося вечно» (Журавлев И.В., Тхостов А.Ш., 2005, с.7). Выявляются противоречия концепции Леви-Брюля, обусловленные, сравнением явлений, имеющих различное психологическое содержание: научное мышление и коллективные представления (Стефаненко Т.Г, 2003).

Первобытное мышление рассматривается исследователями в качестве мыслительного акта, способа мифологического познания мира, суеверно-ритуальной деятельности. В первом случае этот феномен изучается как архаический способ познания мира, который характерен для ранних этапов развития человека и отличается от деятельности, протекающей на основе установления причинно-следственных связей (Фрезер Д., 1980; Леви-Брюль, 1998; Klix Fr., 1980; Брудный А.А., 2005).

Проявления партиципации как потребности в сопричастности своей социальной группе, в идентификации с ней рассматриваются как базовый личностный феномен (архаическая потребность, сформированная на ранних этапах филогенеза), а также как магическая составляющая, обладающая защитными свойствами для членов определенной группы (Карагодина Е.Г., 1997; Обухов Я.Л., 1999).

Возникновение мифа, как социокультурного феномена, связано с преодолением форм пралогического мышления и развитием повествовательной логики мировосприятия. При сравнении первобытного и мифологического типов мышления допускается их отождествление, расширительное толкование понятия мифа (Лобок А.М., 1996, 1997). Исследователи проводят параллели между мифологическим настроем первобытного и современного человека, а также между мифологией и религией как детерминантами его базовых потребностей (Фрейд З., 1995; Юнг К.Г., 1996; Фромм Э., 2004). Как и в первобытном мышлении, главная функция мифа представляется как идентификация с определенной социокультурной группой (Лобок А.М., 1997). Выделяются мифологические основы мировоззрения (Леонтьев Д.А., 2005). Отмечается сходство между содержанием первобытной культуры и характеристиками мифа в аспекте синкретности субъекта и объекта, их неразличимости и диффузности (Лосев А.Ф., 1998; ЖуравлевИ.В., Тхостов А.Ш., 2003).

Семейные легенды (мифы), представляющие совокупность интегрированных, но неправдоподобных убеждений, могут быть психологической защитой, противоположной критическому восприятию реальности. При этом семейные нарушения – это следствия существующих мифов, которые удерживают жизнь семьи в определенных границах (Сатир В. 1999; Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В., 2001; Андреева Т.В., 2004; Олифирович Н.И., Зинкевич-Куземкина Т.А., Веленина Т.Ф., 2006). Семейная легенда имеет четкую связь с культуральными мифами, включающими идеализированные представления о браке и семейной жизни, здоровье или болезни близких, героизме членов семьи (Кратохвил С., 1991; Варга А.Я., 2001).

Защитные функции мифа и обрядово-ритуальной деятельности раскрываются в широком спектре отечественных и зарубежных исследований (Касавин И.Т., 1992; Выготский Л.С., 1994; Леонтьев А.Н., 1995; Соколова Е.Т., Николаева В.В., 1995; Мамардашвили, 1996; Фрейд З., 1996; Фромм Э., 1996; Х.Кохут 1996). Показано, что осуществление ритуалов привносит в субъективное восприятие жизни измерение постоянства и безопасности, а самовосприятие обогащается чувством собственной дееспособности, доверием к себе, возможностью контролировать события и воздействовать на них (Стефаненко Т.Е., 2003). Семейные ритуалы и традиции также выполняют функцию психологической защиты (Холмогорова А.Б. 2002).

С помощью психоаналитического метода установлена компенсаторная и защитная функции мифа. Функциональная «полезность» мифа определяется анализом его содержания, в процессе которого возможна переработка подавляемых желаний. О. Ранк и Г. Занк (1998) склонны рассматривать регрессивную составляющую мифа, проявляющуюся в сокрытии от сознания примитивных проявлений, как новое качество человека, обретенное в процессе культурно- исторического развития.

«Ритуальная реорганизация опыта» осуществляется в виде научения, упрощающего картину мира. Сложный мир опыта превращается в организованный мир символа. В ритуальной трансформации приобретаются новые качества личности: понимание, когнитивная структура и идентичность (Уоллес А.Ф., 1966: .Бургиньон Э., 2001; Де-Вос Д., 2001). А. Маслоу (1998) описывает способы личностной и межпоколенной психологической защиты в форме «деритуализации» и «реритуализации» в качестве факторов, определяющих человеческие ценности.

При изучении суеверно-ритуальной деятельности (Саенко Ю.В, 2004) показано, что наиболее актуальными в студенческой среде являются верования, связанные с экзаменами. При этом суеверные представления направлены на защиту от предполагаемых опасностей и овладение желаемыми благами.

Значительное число исследований рассматривают пралогические образования как составляющую культуры (Выготский Л.С., 1994; Асмолов А.Г., 1996, 2000; Лурье С.В., 2003; Шибутани Т., 1969). Предлагаются определения «репрезентативной» (Ионин Л.Г., 2000) и «субъективной» (Triandis H.C., 1999) культуры. Утверждается, что каждая культура в качестве идеала создает собственный мифологизированный образ (Лотман Ю.М., 1992). В контексте соотношения культурных традиций и социальных условий, ориентированных на пралогические ценности или исключающие их, рассматривается концепция М. Мид (1988) о трех вариантах культур. Проявление защитных функций социальных представлений в сочетании с базовыми потребностями человека рассматривается в контексте теории «социальной личности» Э. Фромма (1991). Установлено, что содержания мифологического характера являются компонентом мировоззрения современников, что проявляется в субъективном искажении образа мира и наличии некритического отношения к усваиваемым извне постулатам и объяснительным схемам (Леонтьев Д.А., 2005).

В параграфе 1.2. «Кризисные условия общественного развития как фактор расширения спектра пралогических образований» рассматриваются причины активации пралогических образований в современных условиях. Выделяются тенденции исследований, одна из которых изучает ассимиляцию мистических идей обществом и индивидом. При этом обращение к архаическому рассматривается в качестве показателя регресса личности и общества, возврата к отжившим, примитивным формам осмысления реальности, усилением мифологизации как мировоззренческой основы при восприятии картины мира (Юнг К.-Г., 1992; Фрейд З., 1993; Ницше Ф., 1990; Библер В.С., 1992; Е.Г. Карагодина, 1997). Выявляются особенности формирования социальных, персональных и семейных мифов, связанных с социокультурными и мировоззренческими кризисами (Леви-Стросс К., 1970; Элиаде М., 2000; Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В., 1999; Мещерякова Э.И., 2001).

Изменившаяся социокультурная ситуация порождает и «оздоровительные» или «ипохондрические» мифы. Подобная структурированная, организованная деятельность, направленная на сохранение здоровья, не требует для своего инициирования проблем с его нарушениями и может быть определена как социальная ипохондрическая практика (Тхостов А.Ш., Райзман Е.М., 2005).

Другая тенденция проявляется в интересе к «корням», в стремлении преодолеть оторванность от них в поисках поддержки и защиты в стабильных ценностях предков (Тоффлер, 2001; Стефаненко Т.Г., 2003; Росс, Нисбетт, 1999; Фромм Э., 2004).

Распад великой советской державы как социальной системы повлек за собой массовый «культурный шок» и потерю устойчивой социальной идентичности (Александровский Ю.А., 1993; Положий Б.С., 1996, 2006; Дмитриева Т.Б., Воложин А.И., 2001). Это обусловливает личностный поиск социальных феноменов, отражающих групповую сплоченность, способствующую восстановлению целостности и упорядоченности, обретению защиты в трудных условиях (Менделевич В.Д., Соловьева С.Л., 2002). Одна из концепций, связанная с формированием невротических расстройств в условиях общественного кризиса, обозначена как кризис идентичности (Положий Б.С., 1996, 2001, 2006). Отмечается, что в современных условиях люди оказываются недостаточно приспособленными к стремительно меняющимся условиям жизни. Выделяются четыре варианта кризиса идентичности (аномический, диссоциальный, негативистический и магический). Описывается магифренический синдром, суть которого заключается в специфическом нарушении сознательной психической деятельности, доминировании идей магического содержания, противоречащих научным представлениям, бурный всплеск интереса ко всему иррациональному, мистическому, переключение деятельности (даже в ущерб себе и близким) на активность в поисках истины или разгадки тайн бытия.

В кризисных условиях могут усиливаться тенденции к идентификации личности со стабильными и устойчивыми общностями (семья, род, этнос), что проявляется через мифологизацию ценностей старшего поколения (Арьес Ф., 1999; Дружинин В.М., 2000; Стефаненко Т.Г., 2003; Налчаджян А.А., 2004). Выпадение, из социальной среды как способ психологической защиты может актуализироваться в ситуациях общественного кризиса (Мертон Р., 2000). Возможен уход в мир фантазий, идеализация прошлого (Максимова Н.Ю., Никольская И.М., 2000; Калшед Д., 2003).

В параграфе 1.3. «Примитивные и зрелые способы психологической защиты» обсуждаются исследовательские модели и функции психологических защитных механизмов (Либин А.В., 1999). Формирование психологической защиты (ПЗ) связано с проявления тревоги, которая может проявляться как неотъемлемая часть адаптивного процесса или свидетельствовать о ее нарушении (Березин Ф.Б., 1988; Левитов Н.Д., 2001). Показана значимость тревожности как эмоционального феномена в аспекте формирования психологической защиты (Фрейд З., 1936; К. Франкл В., 1990; Хорни, 1993; Салливан Г.С., 1999; Мей Р., 2001). Выделяются формы тревоги и страхов, избавление от которых свидетельствует об эффективности действия психологических защитных механизмов (МПЗ): адекватная и неадекватная тревожность (Божович Л.И., 2000; Прихожан А.М., 2000); реалистический страх, моральная тревога или чувство вины, невротическая тревога перед силой и характером собственных страстей и желаний (Фрейд З, 1975). Тем самым психологическая защита соотносится с такими функциями психики, как уравновешивание, приспособление и регуляция (Фрейд З., 1975; Романова Е.С., Гребенщиков Л.Р., 1996). Рассматриваются дифференциальные критерии архаических (примитивных) и более зрелых защит (высшего порядка).

загрузка...