Delist.ru

Психология профессиональной субъектности офицеров Вооруженных Сил Российской Федерации (20.05.2007)

Автор: Сыромятников Игорь Васильевич

В плане научного изучения проблема субъектности человека стала особенно актуальной в последнее десятилетие и нашла свое отражение в ряде современных исследований (К.А.Абульханова, 1991, 2002; Л.И.Анцыферова, 2000; А.А.Бодалев, 1998; В.А. Бодров, 2001; А.В. Брушлинский, 1992, 2002; Е.Н.Волкова, 1998; Л.А. Головей, 1997; А.А.Деркач, 2001; А.Л. Журавлев, 2002; Д.Н.Завалишина, 2004; В.Т.Кудрявцев, 1998; А.К. Осницкий, 1996; В.А. Петровский, 1994; В.В.Селиванов, 2001; Е.А.Сергиенко, 1997; В.И.Слободчиков, 1994; и др.). В настоящее время категория субъектности относится к числу активно осваиваемых психологической наукой. Вместе с тем, «угол» зрения на проблему субъектности в современной психологии остается неоднозначным, что наблюдается в различном толковании данного феномена. Обобщение имеющихся в психологии взглядов по проблеме субъектности позволило выделить следующие подходы, характеризующие современное понимание ее сущности:

субъектность как свойство личности, психическое образование, основу которого составляет отношение человека к себе как к деятелю, источнику продуктивной активности, отражающее понимание собственной способности производить значимые преобразования в мире, других людях, самом себе (Г.М. Анохина, 2003; Е.Н. Волкова, 1998; С.Д. Дерябо, 2002; В.Н. Мясищев, 1995; и др.);

субъектность как высшая форма регуляции поведения, активное проявление деятельных способностей и деятельного отношения человека к окружающей действительности, которая выступает для него в качестве объекта его преобразовательных устремлений (А.В. Брушлинский, 1991; 2002; А.К. Абульханова, 1997, 2001; В.А. Петровский, 1994; Л.И. Анцыферова, 1981, 2000; А.К. Осницкий, 1996; и др.);

- субъектность как центральное образование человеческой субъективности, как привнесение в процесс познания и деятельности субъективного (в отличие от объективного), отражение пристрастности и индивидуальных особенностей человека в разрешении проблем, в проектировании, построении и осуществлении активности по преобразованию действительности, а также в интерпретации результатов деятельности (В.И. Слободчиков, 1995; В.И. Гинецинский, 1988);

- субъектность как способ и важная предпосылка личностно-профессионального развития человека, высокий уровень которого сочетается с позитивной Я-концепцией личности, профессиональной зрелостью, ответственным отношением к деятельности и ее результатам, активностью в самореализации в профессии (А.А. Бодалев, 1998; А.А. Деркач, 2003; В.Г. Зазыкин, 2003; Н.В. Кузьмина, 1990; А.К. Маркова, 1996; В.А. Пономаренко, 1997; и др.).

Общим для выделенных подходов является наметившаяся в целом для современной отечественной психологии тенденция к пониманию субъектности как сложного психического качества, объединяющего различные уровни проявления активного, инициативного, интегративного, системного начала в человеке. Современные варианты понимания субъектности в отечественной психологии связаны с объяснением сущности данного понятия как меры становления человека субъектом собственной жизнедеятельности (деятельности, общения, познания) и как особым качественным уровнем развития его самосознания. В этой связи категория субъектности, являющаяся генетически исходной по отношению к профессиональной субъектности, может быть рассмотрена в широком и узком смысле слова.

В широком понимании она трактуется как интегральная способность человека, обеспечивающая инициирование и реализацию различных видов активности в незаданной полностью системе координат, обеспечивая за счет интеграции и вариативного согласования внутренних и внешних условий наиболее оптимальный способ решения стоящих перед ним задач. В более узком понимании субъектность выражает специфическую модальность сознания человека в его приоритетной обращенности к собственному психическому ресурсу как фактору активно-преобразовательных воздействий. Отражая качественные характеристики самосознания, она представляет своеобразный синтез установок, определяющих общую тенденцию человека рассматривать себя способным к активно-преобразующему воздействию на объект, выделяющим себя относительно объекта (других субъектов) по критерию признания у себя деятельных возможностей, ставящих в психологическом плане себя «над» этим объектом. Основанием для оценки качества взаимодействия с объектом при этом выступает своеобразная внутренняя система отсчета (как интегрированный элемент Я-концепции), задающая субъективные критерии целесообразности проявления и нормы оценки субъектной активности, а также границы ответственности субъекта.

Всесторонний анализ и учет научных подходов к пониманию сущности субъектности позволили сформулировать собственное определение данного феномена: субъектность – это интегральное психическое качество, выражающее осознание человеком своей способности произвольно и самостоятельно осуществлять значимые преобразования в объекте деятельности, других людях и самом себе, тенденцию человека к инициации активности (мотивационный компонент) через распознавание оснований для ее проявления в ситуациях, характеризующихся недостаточной нормативной определенностью (рефлексивный компонент), способность к оптимальному согласованию внутреннего и внешнего психического ресурса и саморегулирование собственных состояний и действий в процессе решения жизненных и профессиональных задач (операциональный компонент). Место и взаимосвязь субъектности с другими категориями психологии отражена на рис. 1.

Экстраполяция положений субъектно-деятельностной теории (К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, С.Л. Рубинштейн) на различные уровни взаимодействия человека со средой и учет положений системного подхода к рассмотрению психических явлений обусловили выделение следующих параметров, позволяющих осуществлять всестороннее изучение субъектности: а) уровень проявления (стратегическое - в масштабе жизненного пути, и ситуативное - в рамках конкретной ситуации); б) направленность (внутренняя, на себя - самоорганизация и регулирование психических процессов, свойств, состояний, или внешняя - деятельностное, социально-коммуникативное); в) носитель (индивидуум, группа, общность); г) форма проявления (потенциальная - присутствующее в виде установок, отношений, и актуальная - проявляющаяся в виде реальных действий и поступков); д) источник детерминации (нормативная, сверхнормативная); е) результат (личностно- и социально позитивный или негативный).

Важным моментом, позволяющим расширить понимание субъектности от имманентно присущей человеку способности к самодетерминации, до проявления деятельно-преобразующей активности является выделение потенциально-статического и действенно-реализационного аспектов в анализе данной категории. Потенциально-статический аспект, в этой связи предполагает выделение в структуре субъектности субъектного опыта (А.К. Осницкий, 1996), системы отношений и установок (А.Г. Асмолов, 2002; В.Н. Мясищев, 1960), синтез которых в интегрированном виде представлен в субъектной позиции (Л.И. Божович), задающей потенциальный вектор, масштаб, качество реализации и содержательную специфику предполагаемой субъектной активности, связываемой с действенно-реализационным аспектом рассматриваемой категории.

Субъектная активность как способ связи субъекта с действительностью и внутренней самоорганизации включает в структурном отношении такие ее виды, как деятельность, общение, познание, преобразование обстоятельств жизни, саморегуляцию психических состояний (К.А. Абульханова, 1991; Б.Г.Ананьев, 1977; А.К. Осницкий, 1996; С.Л. Рубинштейн, 1998). В функционально-динамическом плане субъектная активность проявляется в процессах самодетерминации, самоактуализации, самоопределения, самоорганизации и структурирования субъектом своей деятельности, саморегулировании собственных усилий. Названные формы проявления и процессы реализации субъектной активности взаимосвязаны между собой, превалируя на различных ее этапах и выступая условием ее недизъюнктивности (А.В. Брушлинский, 1998).

Анализ работ, посвященных проблеме субъектности показал, что данное психическое образование, возникая на определенном этапе онтогенетического развития человека, развивается на протяжении всей жизни, проявляя себя в различных сферах, на разных уровнях взаимодействия с миром (К.А. Абульханова, 2001; Н.Х. Александрова, 2000; Б.Г. Ананьев, 2001; Л.И. Анцыферова, 1981; А.В. Брушлинский, 1992; 1998; Л.С. Выготский, 1991; 1997, Е.А. Сергиенко, 2000; В.И. Слободчиков, 1994; В.В. Селиванов, 2001; Д.И.Фельдштейн, 1969; И.С. Якиманская, 1994; и др.). В детерминации субъектности задействован комплекс взаимодействующих между собой внешних и внутренних факторов, определяющих детерминационную специфику конкретной социальной ситуации развития (Л.С. Выготский, 1991), важнейшее место среди которых принадлежит собственной активности субъекта (К.А. Абульханова, 1989).

?????$??$?„

Iтеризующихся нормативной неопределенностью, возрастание в этой связи роли самоопределения, саморегуляции и самооценки; возрастание роли собственной активности в саморазвитии человека и избирательности его реагирования на внешние стимулы; усиление сензитивности к рефлексивному распознаванию оснований для проявления субъектной активности; расширение числа сфер, в которых проявляется субъектность, а также круга объектов, на которые направлена субъектная активность и сложности взаимодействия с ними на различных уровнях; овладение человеком опосредованными, произвольными способами и средствами взаимодействия с предметно-социальным окружением; усиление интегративности индивидуальных и общественно продуцированных ценностных оснований, определяющих сознательное отношение, выбор и применение субъектом тех или иных вариантов действий и поведения.

В ходе исследования проанализирована взаимосвязь субъектности с профессиональным развитием человека, выделены следующие феномены и процессы, отражающие ее роль в данном процессе: осознание и принятие противоречий этапов профессионализации как специфической задачи по саморазвитию; катализатор позитивных профессионально-личностных изменений; продуцирование индивидуализированных норм оценки самоэффективности в деятельности, профессии, жизни; «обратное», развивающее влияние субъекта труда на профессию; интеграция психического ресурса человека и окружения в различных ситуациях профессиональной жизни; стабилизация, «удержание» человека в профессии, обеспечение его профессионально-психологической сохранности и др. Показано, что общее направление развития субъектности в процессе профессиогенеза связано с усложнением объектов (противостоящих субъекту) и их качественной дифференциацией, а также совершенствованием регуляторных функций, расширением операциональной основы воздействия на объект деятельности.

Анализ научных подходов к пониманию субъектности, феноменологии ее проявления, взаимосвязи с профессиональной деятельностью и профессиональным развитием человека (В.А. Бодров, 2004; Е.Н.Волкова, 1998; Д.В. Гандер, 1997; А.А. Деркач, 2001; Д.Н. Завалишина, 2003; А.В.Зеер, 2005;. Е.А.Климов, 2004; Т.В. Кудрявцев, 1985; А.К.Маркова, 1996; Л.М.Митина, 1998; Ю.П.Поваренков, 1999; В.А. Пономаренко, 1997; Е.С.Романова, 1992; Ю.К. Стрелков, 1992; В.Д.Шадриков, 1996; и др) позволил выделить в качестве самостоятельного понятия профессиональную субъектность, рассматриваемую как вид субъектности, реализуемую и развиваемую посредством внутренне детерминированной активности в пространстве профессиональной деятельности в интересах решения профессиональных задач и профессионального саморазвития.

С опорой на известные теоретические положения обоснована собственная психологическая концепция ПС офицеров, содержащая систематизированные представления относительно ее сущности, взаимосвязи с профессиональной деятельностью и основных функциях, структуре, механизмах и закономерностях функционирования, а также критериев, позволяющих наиболее полно охарактеризовать исследуемый феномен.

В соответствии с выработанным подходом профессиональная субъектность офицеров рассматривается как интегральное психическое качество, основанное на позитивном самоотношении, рефлексии и признании у себя деятельных, активно-преобразующих возможностей в профессиональной сфере и опыте офицера, определяющее его тенденцию и способность к инициированию и регулированию профессиональной активности в соответствии с внутренними критериями эффективности и целесообразности в ситуациях, предполагающих определенную свободу выбора и ответственность за него.

С опорой на исследования проблемы субъектности в отечественной психологии (Е.Н. Волкова, 1998; Е.П. Ермолаева, 2004; Т.В. Маркелова, 2000; В.В. Селиванов, 2001; А.Н. Яшкова, 2003; и др.) выделены основные измерения ПС: индивидуально-личностное, социально-коммуникативное и профессионально-деятельностное. Индивидуально-личностное измерение акцентирует обращенность сознания офицера на оценку и актуализацию собственного психического ресурса как фактора профессионального и личностного саморазвития, самореализации в профессиональной сфере. Социально-коммуникативное измерение обращает внимание на функциональность офицера в социальном контексте, способность офицера быть субъектом социальных отношений, т.е. их инициатором и «управляющим» в противовес существованию его в системе межличностных отношений и профессионально обусловленном взаимодействии в качестве объекта внешнего влияния. Профессионально-деятельностное измерение подчеркивает обусловленность характеристик субъектности содержанием и особенностями объектно-предметной сферы профессиональной деятельности, ее условий и задач.

Проведенный анализ военно-психологических исследований (Г.А.Волковицкий, 1994; Л.Ф. Железняк, 1982; А.Г. Караяни, 2006; А.И. Китов, 1974; П.А. Корчемный, 1990; Л.Г. Лаптев, 1995; Н.Д. Лысаков, 2002; А.Г.Маклаков, 1996; В.Г. Михайловский, 1995; В.Ф.Перевалов, 1995; В.А.Пономаренко, 1992, 2000; и др.) позволил в обобщенном виде представить основные особенности профессиональной деятельности офицера, обусловливающие содержательную специфику формирования и проявления ПС: прямая обусловленность целей и содержания социальным заказом на «внешнюю» защиту государства вооруженными средствами; интегративный, ярко выраженный управленческий характер, специфическая сопряженность правовых, социальных, психологических, этических аспектов; сочетание высокой социально-правовой, функциональной регламентацией труда со сложностью, неопределенностью, а зачастую и экстремальностью условий деятельности; коллективный характер труда офицеров, включенность их деятельности в единый управленческо-технологический цикл и т.д.

Свое специфическое выражение выделенные особенности находят в конкретной профессионально обусловленной ситуации. В психологии труда и военной психологии изучение профессиональных ситуаций как дискретно-целостных, законченных эпизодов деятельности (Б.Я. Шведин, 1984), в своей совокупности представляющих ее функционально-хронологический континуум, имеет определенную традицию (А.Я Анцупов, 1985; Л.М. Карнозова, 1991; В.Н. Князев, 1998; Г.Ю. Крылова, 2005; Е.С. Лахманский, 1997; С.В. Марихин, 2006; А.Н. Тарасов, 1990; А.И. Шипилов, 2000; и др.). В ходе исследования обоснован и предложен собственный подход к выделению ситуаций профессиональной деятельности, их содержательной интерпретации на основе типологии позиционного взаимодействия офицера (позиции: исполнитель, исследователь, управленец, проектировщик) с объектом в основных видах деятельности (обучение, воспитание, руководство, управление в бою, психологическая работа, самоуправление). Данный подход ориентирован на всестороннее «исчерпывание» встречающихся в деятельности офицера ситуаций с ориентацией на оценку полноты сформированности у него системы психического обеспечения деятельности.

Из проведенного анализа научных работ по военно-психологической проблематике (n=145) сделан вывод о том, что высокая насыщенность деятельности ситуациями с неопределенными исходными условиями, их стрессогенностью и высокой ответственностью предъявляет повышенные требования к следующим психологическим качествам офицера, функционально обеспечивающим: а) поиск и нахождение оптимального варианта действий (системность, гибкость, широта мышления, развитая рефлексия); б) способность пойти на разумный риск и принять ответственность на себя (мотивация достижения, внутренний локус контроля); в) достаточную стабильность деятельности (опыт, эмоционально-волевая устойчивость, регулятивные способности). Составляя весомую часть индивидуального психического ресурса (А.Г. Караяни, 1998), перечисленные качества позволили очертить предположительный круг внутренних, психологических предпосылок ПС.

В конкретной ситуации и видах деятельности офицера ПС существует и проявляет себя как потенциальная возможность и как реализуемая профессиональная активность. В этой связи в ее рассмотрении в структурно-динамическом отношении выделены потенциально-статический и действенно-реализационный аспекты (см. рис. 2).

Потенциально-статический аспект находит выражение в профессионально обусловленных субъектных позициях, качествах личности, опыте и отношениях офицера, являющихся важными стилеобразующими и ценностно-ориентирующими предпосылками его субъектной активности.

В ходе исследования проблемы на основе логико-семантического анализа научной психологической литературы (n=127) были обоснованы и выделены качества, конституирующие личностный профиль ПС офицера: автономия и самостоятельность, рефлексивность, ответственность, активность, целостность, креативность, самоценность. Действенно-реализационный аспект представлен собственно субъектной активностью офицера, выполняющей функцию «развертывания», внешней презентации субъектного потенциала и развития ПС в целом. Актуализация и проявление субъектности в профессиональной ситуации обеспечивается взаимосвязанными между собой процессами самоопределения, психического центрирования и психического интегрирования, представляющими в своей совокупности единый механизм реализации ПС.

Преобразование потенциального (субъектных качеств, отношений, опыта) в реальное действие функционально обеспечивает субъектная позиция офицера, выражающая стилевые и содержательные характеристики потенциальной субъектной активности, ее логико-смысловую упорядоченность и векторную направленность в контексте прогнозируемой динамики развития ситуации. Она является результатом актуализации профессиональной Я-концепции и опыта офицера применительно к конкретной ситуации, а по своей форме инструментальное «развертывание» получает в виде принимаемого офицером управленческого решения, являющегося ключевым моментом деятельности офицера, психологически устанавливающим границы его ответственности как субъекта деятельности; определяющего алгоритм военно-профессионального взаимодействия различных субъектов и выступающего способом согласования внутренних и внешних условий в интересах решения профессионально обусловленных задач.

Профессиональная Я-концепция, объединяя в своем составе Я-образ, самооценку и самоотношение, концептуальную модель профессии и профессионала, систему интенций в отношении своего профессионального будущего, служит своеобразной мотивационно-ориентировочной системой, определяющей направленность, интенсивность и содержательную специфику проявления ПС.

Профессиональный субъектный опыт представляет системное психическое образование, сформировавшееся в процессе деятельности как результат самодетерминируемой активности офицера в условиях относительной свободы в выборе способов действий, призванное обеспечить устойчивое воспроизводство основных качественных характеристик этой деятельности за счет актуализации функционально сложившихся и устоявшихся компонентов индивидуального психического ресурса.

рефлексивный мотивационный операциональный

СУБЪЕКТНАЯ ПОЗИЦИЯ

Рис. 2. Модель профессиональной субъектности офицеров ВС РФ

Результаты проведенного анализа военно-психологических исследований (А.В. Белоусов, 2007; Г.В. Гнездилов, 1989; С.И.Жуковский, 1998; Е.С. Лахманский, 1997; В.А. Пономаренко, 2000; И.О. Соловьев, 2001; А.Ю. Федотов, 1995; и др.) свидетельствуют о приоритетности внутренней системы критериев ситуации у офицеров, к которой они обращаются, сталкиваясь с необходимостью решения разнообразных задач деятельности, что подчеркивает важную роль профессионального субъектного опыта, содержащего ценностно-операциональные инварианты такого решения. Отсутствие в субъектном опыте вариантов решения аналогичных проблем автоматически повышает для офицера проблемность, трудность данных задач и ситуаций, ведет к ошибкам и неправильным действиям, повышенным психофизическим затратам.

Таблица 1.

Психологическая структура профессиональной субъектности офицеров

и методы ее изучения

Структурные компоненты Действенно-реализационный аспект

(субъектная активность) Потенциально-статический аспект

Процессы

Образования

Субъектные

загрузка...