Delist.ru

Инновационная парадигма российского социокультурного образования (20.03.2007)

Автор: Васильева Елена Николаевна

Рис. 2. Ведущие профессиональные функции менеджера

Если поведение признака «Реализация социальных заказов (от 0,05 в 2006 до 0,69 в 2003)» до 2002 года было согласовано с равномерным, то в 2003 произошел резкий скачок (увеличение доли более чем в два раза), а затем наблюдался резкий спад (до 0,05 к 2006 году).

Признак «Просвещение» (0,36-0,5) примерно одинаков в разные годы.

Поведение признака «Социальная адаптация индивида к изменяющимся условиям жизни» по 2004 год было согласовано с равномерным (доля от 0,85 до 1). В 2005-2006 происходит уменьшение доли студентов, указывающих социальную адаптация индивида к изменяющимся условиям жизни как одну из ведущих функций (0,75 и 0,53). Доля в 2006 году значительно меньше доли во все остальные годы.

Наибольшая относительная частота признака «Воспитание» наблюдается в 2002 году. Доля в этот год существенно превосходит доли в остальные годы (кроме 2001). Доли в остальные годы различаются незначимо.

Среди актуальных проблем современного общества наблюдается тенденция обеспокоенности выпускников ТГИИК нарастающей бездуховностью общества (с 4 ранга в 2000 году переходит на 1 ранг в 2005 - 2006) и низкая культура населения (с 5 ранга в 2000 – 1, 2, 1 ранги в 2004 – 2006). Неизменно на последних местах - положение заключенных и положение беженцев. Менее актуальными становятся проблемы трудоустройства (со 2 ранга в 2000 году на 10 и 9 – в 2004 - 2006 годах), перестала волновать безработица (с 1 ранга в 2000 на 8 – в 2006 году).

Сравнение с ответами студентов университетов (2006 г.) показало аналогичную картину. Первый ранг занимает низкая культура населения, что отмечают и эксперты. На втором у студентов – буздуховность и на третьем – воспитание подрастающего поколения. Для экспертов на втором – образование, на третьем – социальное положение малоимущих.

Резкое расслоение общества на бедных и богатых студенты ТюмГУ и ТГИИК поставили на III место, а не на 10, как эксперты, или на 11 – как выпускники ТГНГУ. Положение беженцев и положение заключенных в самую последнюю очередь волнует всех опрошенных.

При сравнении динамики жизненных ценностей выпускников ТГИИК терминальные ценности распределились следующим образом: активная деятельная жизнь (неизменно первый ранг), интересная работа (с первого ранга в 2000 – ко второму рангу в 2006), здоровье (со второго ранга с 2000 – на третий ранг в 2006), материально обеспеченная жизнь (с седьмого ранга – в 2000 году – на третий ранг в 2006 году), уверенность в себе (неизменно 4 ранг), повысилось значение критерия «самостоятельность как независимость в оценках и суждениях (с 9 ранга в 2000 к 5 -6 рангу в 2005 - 2006 годах).

Наименее значимые ценности: стабильность обстановки в стране (с 3 ранга в 2000 – к 8 в 2005), жизненная мудрость (12 место в 2000 году – 10 место в 2006), «красота природы и произведений искусства» (со 2 ранга в 2000 – на 7 ранг в 2006), «творчество» (8 ранг в 2000 году – 8 ранг в 2005).

Перечень жизненных ценностей экспертов, осуществляющих сегодня на местах культурную политику государства, – активная деятельная жизнь и интересная работа. У студентов они на втором месте. Уверенность в себе, здоровье и жизненная мудрость студенты поставили на первое место.

Соотнесение авторского исследования с тем, что получено Л.Е. Востряковым, показывает, что результаты обоих исследований согласуются с данными общероссийских обследований, по которым 57,9% опрошенных граждан и в нынешних нелегких условиях отметили большую значимость для них интересной работы. И это мнение не зависит от возраста, места жительства, материальной обеспеченности респондентов. Можно согласиться с Л.Е. Востряковым, что «ценности профессионального роста приобретают все большее значение для россиян, особенно молодых». Однако, возможность творческой деятельности для студентов имеет лишь некоторое значение.

Итоги изучения динамики ценностных ориентаций показывают постоянное увеличение доли индивидуалистических ценностей по сравнению с альтруистическими. Конкретные ценности более значимы, чем ценности абстрактные. Ценности гуманистические уходят на второй план перед ролевыми, что противоречит профессиональному предназначению специалиста в сфере культуры.

Среди инструментальных ценностей наиболее значимыми для всех выпускников 2006 года оказались конформистские и рациональные ценности, такие как самоконтроль, ответственность, образованность, стремление к самопознанию, умение ладить с руководством, коммуникабельность.

Очень важны для всех респондентов независимо от времени проведения опросов – дисциплинированность, деловая активность, воспитанность, интеллигентность и терпимость. Качества, имеющие лишь некоторое значение: склонность к риску, умение достичь цели любыми средствами.

В ответах выпускников ТГИИК 2000 года, такое качество, как склонность к риску, было принципиально важным, в то время как умение достичь цели любыми средствами имело лишь некоторое значение. Выпускники 2006 года склонность к риску отметили как имеющее лишь некоторое значение, а умение достичь цели любыми средствами стало принципиально важным. В динамике приоритетов студентов ТГИИК рационализм с 16 ранга в 2000 году смещается на 2ой в 2006.

Самоутверждение – на одинаковом уровне. Искренняя помощь людям – значимое преобладание доли студентов ТюмГУ над другими ВУЗами. Завоевание авторитета и уважения, упрочнение социального положения и самореализация среди студентов ТГНГУ и ТГИИК встречается значительно чаще, чем среди студентов ТюмГУ.

Рис. 3. Цель использования человековедческих знаний в профессиональной деятельности

На вопрос, считаете ли Вы, что успех профессиональной деятельности менеджера культуры в значительной степени зависит от глубокого знания человека, навыков и умения работать с людьми, 98% всех респондентов ответили утвердительно.

Респондентам было предложено дать определение понятия «человековедческая компетентность» менеджера. Человековедческая компетентность, с точки зрения респондентов, – это максимальные знания о человеке и прежде всего его психологии (62%), способность воспользоваться своими знаниями и разобраться в ситуации (48%), дать рекомендации в пределах своих профессиональных возможностей (1%), уметь выслушать, понять и помочь, при этом не унижая, не оскорбляя человека (39%). Качества, определяющие человековедческую компетентность данного профессионала, как их назвали респонденты: большой жизненный и профессиональный опыт (79%), образованность (72%), коммуникабельность (72%), реальный взгляд на мотивы и поступки людей (64%), тактичность (60%), уважение не только своих, но и чужих интересов (44%).

Понятие человековедческой компетентности менеджера, вытекающее из представлений респондентов, имеет, в основном, нравственно-психологическое содержание, носит прикладной характер, без учета профилирования, и включает ограниченный набор личностных качеств. Однако понятие человековедческой компетентности универсально и охватывает многие сферы как профессиональной деятельности, так и образовательной практики.

На вопрос анкеты, дефицит каких знаний они ощущают в процессе своей профессиональной деятельности, эксперты ответили: 1) знаний, касающихся новых технологий; 2) организации и управления; 3) маркетинга и рекламы; 4) культуры и искусства; 5) психологии. И затем в порядке ранжирования: экономики, социологии, литературы, педагогики, философии, экологии и жизнедеятельности человека. То есть, знания, связанные с жизнедеятельностью человека, не являются для них дефицитными.

В разных ВУЗах препятствия для получения знаний указываются различные. ТГНГУ – трудность в самостоятельном выявлении образовательной проблемы и большой объем теоретической подготовки. ТГИИК – отсутствие учебной литературы и недостаток практических занятий. ТюмГУ - недостаток практических занятий и лень.

Рис. 4. Препятствия для получения знаний

Показательно, что в «своём варианте» студенты отмечают: «нет преподавателей»; «мало современной науки и периодики: данные меняются, а учебники конца 80-х–начала 90-х годов»; «мало предметов по специальности – много «левых» и т. д.

Диссертант отметил: особенность подготовки менеджера, и в частности менеджера культуры, как доказано в теоретической главе, – яркая ориентация на человека. И здесь явное противоречие в вузе культуры: с одной стороны, загруженность стандарта гуманитарными дисциплинами (которые в своей основе должны быть человековедческими), с другой – отсутствие общей концепции преподавания этого материала, его ценностных, человекоцентрированных основ, интеграции курсов. Отсюда потеря глубины и привлекательности многих изучаемых предметов. Студент, оценивая качество знаний, полученных по некоторым дисциплинам, отмечает их оторванность от жизни, размытость, непрофильность излагаемого материала.

В 2006 году диссертантом была предпринята попытка исследовать проблему соответствия получаемого образования запросам ХХI века через дискурс-анализ. По месту работы респондентов было проведено однократное формализованное фокусированное индивидуальное интервью.

В качестве респондентов выступали субъекты управления учреждений культуры городов Тюменской области: Тюмени и Тобольска, Ханты-Мансийска и Сургута (Ханты-Мансийский автономный округ), Надыма (Ямало-Ненецкий автономный округ). В исследовании приняло участие 36 человек, в том числе 11 мужчин и 25 женщин. Из них 32 выпускника Тюменского государственного института искусств и культуры (ТГИИК), два выпускника Челябинской государственной академии культуры и искусств (ЧГАКИ) и два – Московского государственного университета культуры и искусства (МГУКИ). Выборочная совокупность интервьюируемых имеет следующие признаки: средний возраст 46,5 лет, стаж работы по профилю в среднем 10 лет. Род занятий – управленческая деятельность в сфере культуры. Процентное соотношение работающих менеджеров культуры распределилось следующим образом: в гг. Тюмени и Тобольска 24 человека (67%); в Ханты-Мансийске – 4 человека (11%); Сургуте – 4 человека (11%), Надыме – 4 человека (11%).

Использовалась выборка типичного случая. В качестве примера приведено содержание интервью 12 респондентов: восьми женщин и четырех мужчин. Из них 8 выпускников ТГИИК; 2 выпускника ЧГАКИ; 2 –МГУКИ. Гендерные и территориальные различия не отразились на характере высказываний респондентов.

Концептуальная программа экспертного опроса в виде интервью имела целью: 1) проанализировать степень удовлетворенности своей деятельностью; 2) выяснить влияние современной социокультурной ситуации на деятельность менеджеров культуры; 3) выявить степень формирования вузами ценностных приоритетов выпускников.

Все интервьюируемые удовлетворены своей работой. Как выяснилось, в сфере культуры, в основном, работают энтузиасты, несмотря на низкую заработную плату (особенно на юге Тюменской области), люди с высоким чувством ответственности, ощущающие себя на своем месте.

Ключевые фразы в этих текстах: «я на своем месте», «нравится работать с людьми», «люди за тобой стоят», «я это делаю лучше других», «я стремлюсь идти только вперед по своей специальности».

При анализе текстов интервью выявляются определенные контексты, позволяющие систематизировать трудности современного управления в сфере культуры. Главная трудность: текучесть кадров, различный уровень образования и опыта среди специалистов в области культуры и необходимость создания команды, кроме того, пополнение бюджета учреждения, финансовые вопросы, общение с бюджетодателями.

Оценка регионального состояния управления в сфере культуры, даваемая респондентами, вырисовывается довольно четко. Прежде всего выясняется специфика Тюменского регионального сообщества, с точки зрения респондентов: «Тюменское культурное сообщество сложно по своему составу: к коренным старожилам добавились приезжие разных национальностей, разных вероисповеданий и различных уровней культуры... Тюменская область становится своеобразным котлом, где большая текучесть населения, помноженная на различную национальную принадлежность. Это ментальность локальной культуры».

Управленцы в сфере культуры не только люди «на своем месте» (как они себя охарактеризовали), но и патриоты своего края, знающие и любящие его, людей, проживающих в нем, свою профессию и задачи, стоящие перед ними. При всей патриотичности высказываний респондентов ими отмечены факторы, препятствующие социально-культурному развитию региона:

М. (Тюмень) Отсутствие единой программы развития.

О. (Ханты-Мансийск) Доступность. Все, что связано с культурой, называется привилегированным.

Ф. (Тюмень) Существует коррупция в среде чиновничества, и в том числе в сфере культуры.

Ю. (Тюмень) Недостаток квалифицированных специалистов, остаточный принцип финансирования.

При том, что проблемы кризисного состояния социально-культурной сферы региона очень рельефно представлены респондентами, все они, тем не менее, видят приоритеты совершенствования этой сферы: доступность пользования культурными благами для любого жителя; формирование ценностных ориентаций и воспитательная работа с молодежью, патриотическое воспитание; проведение мониторингов; тесная связь образования, науки и культуры; внимание к преподаванию гуманитарных предметов: литературы, краеведения и др.

загрузка...