Delist.ru

Социальные закономерности становления и развития отношений наёмного труда (20.03.2007)

Автор: Саакян Армен Коляевич

Рассмотрение трансформационного процесса с позиций кризисного состояния общества (Э. Дюркгейм) или близкой позиции социальной травмы (П.Штомпка) указывает на то, что происходящие трансформации – это прежде всего культурная травма, разрушившая основания привычных символов, смыслов и значений социальной реальности.

Социокультурные концепции трансформаций утверждают, что все страны входят в общемировую систему своим особым путем, причем зависит это от стартового капитала страны и от намерения адаптироваться к макросистеме или вступить с ней в конфронтацию.

Из приведенного анализа сделан вывод о том, что Россия может выйти из состояния аномии только благодаря генерализованной ценности, разделяемой большинством. Попытки выйти из кризиса через нормативные регуляторы поведения только усугубляют состояние аномии. Нормативный путь выхода из кризиса является тупиковым.

11. Доказано, что отказ от идеологизации и сакрализации труда и выдвижение в качестве программной цели общества «все более полное удовлетворение потребностей» означал, по сути, переход от общества труда к обществу потребления. Превращение наемного работника в потребителя поставило перед обществом четыре проблемы:

- экзистенциальную – любой, существующий вне традиционной культуры или идеологии человек, обречен видеть смысл жизни в потреблении;

- экономическую – в обществе потребления необходимо постоянно стимулировать возникновение новых потребностей и, вводя людей в соблазн их приобретения, организовывать производство все новых и новых товаров для удовлетворения искусственно создаваемых потребностей;

- экологическую – состоящую в истощении и полном разрушении естественной среды обитания;

- социальную – общество стратифицируется по уровню потребления. Чем выше уровень потребления, тем выше в системе стратификации стоит человек. Оценочный подход к потреблению порождает два типа неудовлетворенности – неудовлетворенность вследствие невозможности удовлетворять элементарные потребности (проблема бедности) и неудовлетворенность как следствие стратификации общества по уровню потребления.

12. В связи с концепцией трансформационного процесса как процесса перехода к обществу наемного труда обобщены и переосмыслены результаты собственных многолетних эмпирических исследований различных сторон этого процесса, проводившихся при непосредственном участии или под руководством автора в Северо-Западном регионе РФ.

Проведенные исследования обобщают в логике единого подхода к процессу трансформации этапы перехода на хозрасчетные отношения, приватизации государственных предприятий и институционализации отношений наемного труда.

Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались автором на научных, научно-практических конференциях, сессиях и семинарах. В их числе: на Всероссийской научно-практической конференции «Экономические проблемы перехода к рынку», 1994 г.; на научно-практической конференции «Социально-экономические проблемы предприятий при изменении формы собственности», 1995 г.; на Международной научно-практической конференции «Современные проблемы теории и практики управления персоналом», 2003 г.; на III-ей Международной научно-практической конференции «Экономика и промышленная политика России», 2004 г.

Практическое значение исследования. Практическая значимость и апробация результатов исследования состоит в использовании теоретических разработок в учебном процессе в ВУЗах по учебным курсам «Экономическая социология», «Экономическая психология», «Персонал-технологии», «Риски в управлении персоналом», в Программе фундаментальных исследований в 2004-2005 гг. по теме «Социальные резервы преобразования экономического потенциала регионов России» (№ Г.Р.01.2.001101805).

Практические рекомендации, разработанные на основе проведенных социально-экономических исследований, использованы органами регионального и местного управления городов Воркута, Оленегорск, Мурманск и Апатиты при разработке социальной политики в области занятости, мотивации и оплаты труда, а также предприятиями ООО «НОРД ТРАНС СЕРВИС»; ООО «Север-Цемент» (г. Воркута); ОАО МК Роснефть, Оленегорский горнообогатительный комбинат ОАО «Олкон» (г. Оленегорск Мурманской области) при разработке стратегии социального и экономического развития, управления персоналом, согласовании интересов наемных работников и работодателей при подписании коллективных договоров и соглашений.

Структура работы. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения и списка использованной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Социокультурная динамика с позиций артефактного опосредования

Технический и социокультурный прогресс соединяются в хозяйственной деятельности достаточно произвольно: можно использовать самую современную технику и технологию и сочетать их с феодальной экономической культурой. Различия определяются артефактным опосредованием деятельности.

Такое опосредование, согласно гипотезе М. Вартофского, проходит на трех уровнях:

первичные артефакты. Все предметы, являющиеся результатом предыдущей преобразовательной человеческой деятельности, изготовленные человеком для дальнейшего использования в хозяйственной деятельности. Привычные вещи, составляющие среду обитания в одной культуре, не только не имеют названия в другой, но и непонятен способ их применения носителями иных культур;

вторичные артефакты. Включающие сами первичные артефакты и способы действия с их использованием. К ним можно отнести программы обучения различным видам деятельности, предписания их использования, нормативы и т.д. Программы обучения различным видам деятельности, принятые в одной культуре, могут вообще не существовать в другой культуре. К примеру, программы обучения по управлению бизнесом (МБА) в 90-е гг. были целиком заимствованы из систем американской и европейской подготовки и до сих пор проходят адаптацию к отечественной практике;

третичные артефакты. Некий свободный, автономный мир, в котором правила, конвенции и результаты деятельности не кажутся непосредственно практическими, а представляют собой «свободную игру». Наиболее яркие примеры – миры биржевой игры, финансовых спекуляций, законы и общие правовые акты, конституции и пр. Третичные артефакты, или «правила игры», по которым происходит взаимодействие субъектов хозяйственной деятельности, составляющие контекст этой деятельности, не могут быть поняты и восприняты представителями другой культуры. Известный факт – отечественные компании, приобретающие бизнес за рубежом, вынуждены брать на работу западных менеджеров, так как наши не в состоянии понять правила, определяющие взаимодействие с законом, местной властью, профсоюзами, акционерами и другими субъектами, естественным образом включенными в структуры артефактного опосредования.

С позиций артефактного опосредования социально-экономические трансформации, которые произошли на территории страны в последние годы, можно рассматривать как изменения на уровне «правил игры».

Концепция артефактного опосредования даёт возможность сделать следующие выводы:

- используемые экономикой представления о «сущности человека» зависимы от динамично развивающейся деятельности, что делает принципиально невозможным точное определение этой «сущности», т.к. любое определение будет денотативно некорректным;

- поскольку хозяйственная деятельность постоянно развивается, то необходимо отслеживать уровень артефактного опосредования, на котором произойдут в ближайшей перспективе наиболее радикальные изменения. К примеру, появление и массовое распространение компьютера в последней четверти прошлого века самым существенным образом изменило все виды офисного труда, сферу досуга, привело к полному исчезновению многих видов трудовой деятельности и появлению новых;

- экономические трансформации, построенные на заимствовании систем ценностей и «правил игры» из иной культуры, создают проблемы на уровне третичного артефактного опосредования. Если прежние ценности и «правила игры» достаточно глубоко укоренились в культуре или, что еще более существенно, опирались при их создании на особенности ментальности, то игнорирование исходного состояния объекта реформирования при любых экономических трансформациях чревато самыми неожиданными последствиями, как в ближайшей, так и в отдаленной перспективе.

Экономические трансформации как переопределение обозначений в социокультурной матрице

Поскольку человек в его современном понимании является продуктом культуры, которая связывает его с прошлым и на основе настоящего позволяет прогнозировать будущее, то любое революционное радикальное переопределение обозначений в социокультурной матрице для любой предметной области приводит к социокультурному шоку.

Такое полное переопределение социокультурной понятийной матрицы произошло в России в конце 80-х и начале 90-х гг. в области культуры труда.

На всем советском этапе социально-экономического развития России труд использовался в качестве центрального понятия общественной жизни:

на ценностном уровне труд выступал как главная ценность и смысл человеческой жизни;

трудовое воспитание по системе А. С. Макаренко было стержнем советской системы воспитания, ориентировавшей человека на «бескорыстный труд на благо общества»;

на нормативном уровне «праздность» осуждалась как в моральном, так и в правовом плане (уголовное преследование за тунеядство);

на статусно-ролевом уровне только достижения в труде давали возможность человеку повысить статус и получить доступ к определенным материальным благам.

Использованное в советской практике понимание ценности труда было взято из экономической теории К. Маркса, который определял труд как «...естественное условие человеческой жизни» и «естественную потребность здорового организма», то есть как «ценность сама по себе». Этот последний тезис представляется наиболее спорным. Споры по вопросу о самоценности труда идут с библейских и до наших времен, когда многие экономисты относят к категории труда любые умственные и физические усилия, направленные на получение какого-либо результата за исключением «...удовлетворения, получаемого непосредственно от самой работы». С другой стороны, в социологии Т.Парсонса культурная подсистема выполняет функцию стабилизации, обуславливая устойчивость норм, стандартов, средств действия, гарантируя воспроизводство структуры. Следуя этой логике отметим, что экономические трансформации 90-х гг. затронули, прежде всего, культурную подсистему, вследствие чего общество потеряло устойчивость и до сих пор не может гарантировать воспроизводство остальных подсистем: на уровне личностной системы нет адекватного целеполагания, построенного на понимании смысла жизни и своего места в ней, на уровне социальной подсистемы еще не институционализированы новые социальные роли (работодатель – наемный работник).

Актуальность такого подхода для анализа трансформационных процессов на основе заимствований из чужой культуры трудно переоценить: реформаторы, заимствуя логику реализации последовательности действий, определяемую поставленными целями реформирования, как правило, либо не обращают внимания, либо не в состоянии заимствовать те культурные компоненты, которые обеспечивают реализацию стратегии действий в другой культуре. В итоге получаемый результат редко соответствует ожиданиям и целям реформаторов, а, во-вторых, может иметь непрогнозируемые отдаленные социальные последствия.

3. Роль государства при переходе от патернализма к рыночным отношениям в сфере труда

Понятие «патернализм» встречается в различных экономических работах и несет разный смысл. Мы будем основываться на понимании этого термина венгерским исследователем Я. Корнаи, который определяет патернализм как такую модель управления, при которой «центральное руководство берет на себя ответственность за экономическое положение и одновременно претендует на использование любого инструмента из арсенала административных средств, который представляется ему наиболее целесообразным», для организаций же и людей «патернализм означает абсолютную защищенность и безопасность», т. е. гарантию удовлетворения основных потребностей в обмен на выполнение заданной работы и лояльность.

В ходе построения социалистической модели экономики одной из целей народного хозяйства стало удовлетворение социальных потребностей населения из государственного бюджета, в основе достижения которой лежало государственное планирование и финансирование.

Прежде всего отметим, что значительный уровень эгалитаризма патерналистской модели требовал от государства предоставления весьма значительных объемов гарантированных льготных и бесплатных социальных услуг, источником финансирования которых служил государственный бюджет. Население рассматривалось как однородное целое, общественные блага распределялись между всеми членами общества на бесплатных или льготных началах, причем подчеркивалась равноценность услуг, предоставляемых всем категориям населения.

загрузка...