Delist.ru

Этническая идентичность: роль хозяйственно-экономических и культурно-языковых факторов (20.03.2007)

Автор: Хилханов Доржи Львович

– установлено, что маркерами этнической границы являются те признаки, которым этнической группой придается маркирующее значение. При этом производственный уклад может выступать в качестве базового маркера этнической границы для коренных этносов Сибири и Севера и в современный период их развития;

– выявлено, что социальная дистанция является возможно более значимым фактором для определения этнической идентичности, чем видимые культурные объективные различия. В целом социально – экономическая сфера, обусловленная природными факторами, детерминирует определенным образом формирование ценностных, культурных и психологических черт конкретных этносов;

– применительно к исследуемой проблеме разработано понятие «производственная ниша». При этом, производственная ниша характеризует социальную дистанцию, поскольку определяет этносоциальную структуру и процессы этносоциальной стратификации;

– определено, что в конце XIX века сословное разделение общества в Забайкалье (как и в других регионах Сибири) представляло собой пример практически полного совпадения двух стратификационных систем: этнической и социальной;

– установлено, что существует определенная взаимосвязь профессиональной и этнической структур населения в современных условиях. Существующие различия в выборе профессий у русских и бурят могут иметь множество объяснений, но доказывают тот факт, что этнические границы, несмотря на глобализационные процессы, по прежнему, взаимосвязаны с определенной производственной нишей;

– разработана и применена методика анализа сводных статистических данных количественными методами. Это позволило увеличить объем извлекаемой информации из массовых статистических источников, обеспечило вовлечение в научный оборот тех данных, которые до сих пор использовались учеными только для характеристики общих тенденций социального процесса;

– выявлена специфика взаимосвязи национального языка и этнической идентичности, определены особенности соотношения языковой и культурной компетенции, иерархия этноинтегрирующих и этнодифференцирующих культурных факторов у современных бурят.

Основные положения выносимые на защиту:

1. Сосуществование идентичностей – этнической и национальной – отражает наличие двух наиболее значимых форм социальной группировки людей – 1)этнической и 2)государственной, между ними существуют сложные взаимосвязи, взаимопересечения, а иногда и взаимоисключения. При этом каждая из названных идентичностей – многомерное явление. Значимость этнической идентичности для россиян в национальных регионах заметно выше, чем региональной и российской. Однако в последние годы заметно усиливается роль региональной идентичности.

2. Основой этнической идентичности является совокупность таких объективных этнодифференцирующих признаков, как общность языка, основных черт материальной и духовной культуры; а также субъективных характеристик: особенности национального характера, или поведенческие и мыслительные стереотипы, наличие разделяемых представлений об общем территориальном и историческом происхождении, религиозные конфессии, отличающие членов одной этнической группы от другой.

3. Социальная и культурная дистанция являются основой формирования этнической границы. Индикатором социальной дистанции является для нас понятие производственной ниши этносов. Индикатором культурной дистанции – культурные и языковые факторы этнической идентичности.

4. Производственная ниша определяла весь распорядок жизни и набор культурных ценностей и норм у представителей этнических групп на протяжении веков. Она в значительной степени детерминировала отличительные культурные и психологические характеристики членов этнической группы. На современном этапе модернизации полиэтнического общества производственная ниша несомненно подвергается изменениям, но при этом сохраняет у каждого этноса свои отличительные особенности.

5. Понятие производственной ниши внешне напоминает аспекты этнокультурного разделения труда, которое лежит в основе системы этносоциальной стратификации. Этносоциальная стратификация – это непрерывно развивающийся процесс, основанный на структурированном и иерархизированном неравенстве этнических групп. При этом в отношении бурятского этноса этнокультурное разделение труда не являлось признаком социального неравенства, а скорее отражала специфику производственной ниши.

6. На наш взгляд, в двадцатом веке у бурят наблюдается изменение содержания самой производственной ниши. В условиях ограничений городской и индустриальной жизни произошла соответствующая корректировка этнической границы, которая нашла свое выражение в структуре профессиональных предпочтений.

7. В целом язык не может считаться диакритиком в отношении бурятской этничности, хотя его эмоционально-психологическая ценность в глазах респондентов чрезвычайно высока. В отношении современных бурят необходимо различать, с одной стороны, владение языком и его использование, а с другой стороны - лингвистическую идентичность: если первое постепенно утрачивается, то второе практически полностью сохранено. В отношении к языку существует разрыв между символическим и реальным уровнями, причем в символическом аспекте данная связь трактуется в примордиалистском ключе, а в реальном носит скорее инструментальный характер.

8. Связь «язык - культура» в отношении бурятского этноса не является имманентной и может быть выражена посредством русского языка. Также у бурятского этноса отсутствует прямая и однозначная зависимость между степенью знания бурятами своего этнического языка и культурной компетенцией.

Научно-практическая значимость работы состоит в том, что разработанные в ней подходы могут составить методологическую основу анализа этнической идентичности в исторических и современных условиях. Важным теоретическим выводом является выявление феномена корректировки этнической границы в условиях социальной, культурной и экономической модернизации.

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты могут быть использованы:

– В исследованиях проблем этнической идентичности в других регионах России;

– В подготовке учебных пособий по социально–культурной антропологии, философии и этносоциологии;

– При разработке компонентов национальной политики в Бурятии и России.

Апробация и практическая реализация результатов исследования.

Результаты диссертационной работы неоднократно были доложены автором и получили позитивную оценку научной общественности на ряде международных, республиканских, и региональных конференций:

Международный симпозиум «Культурное пространство Восточной Сибири и Монголии». – Улан-Удэ, 2002, 2004, 2006гг.

Международный симпозиум «Культурное пространство Восточной Сибири и Монголии». – Улан-Батор, 2005 г.

Международный симпозиум «Байкальские встречи». – Улан-Удэ, 2001, 2003, 2005 гг.

Санжиевские Чтения. – Улан-Удэ, 2003 г.

8-ая Всемирная конференция Ассоциации по изучению национальностей (ASN).- Нью-Йорк, 2003 г.

Международная научная конференция «Интеллигенция и нравственность». – Улан-Удэ, 2005 г.

Международная научная конференция «Кадровое и научное сопровождение устойчивого управления лесами: состояние и перспективы». – Иошкар-Ола, 2005 г.

Международная научная конференция «Россия – Азия: становление и развитие национального самосознания». –Улан-Удэ, 2005 г.

Международная научная конференция «Буряты в контексте современных этнокультурных и этносоциальных процессов». – Улан-Удэ, 2006 г.

Международная научная конференция «Социально-стратификационная дифференциация российского общества». – Улан-Удэ, 2006 г.

Всероссийская научно-практическая конференция «Сибирская ментальность и проблемы социокультурного развития региона». – Улан-Удэ, 2006 г.

Материалы диссертации использованы при разработке комплексной научной темы Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств (ВСГАКИ) «Культурное пространство Восточной Сибири и Монголии».

Результаты диссертационного исследования применяются в учебном процессе ВСГАКИ, при подготовке и чтении оригинальных курсов «Социальное проектирование и моделирование», «Этносоциология», «Социология культуры». На их основе автором создано учебно-методическое пособие «Социальное проектирование и моделирование».

Диссертация обсуждалась и была рекомендована к защите на заседаниях кафедры социологии и политологии Восточно-Сибирского государственного технологического университета, и кафедры философии Бурятского государственного университета.

Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в 33 публикациях автора, в числе которых 1 монография, а также ряд статей в журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, 4 глав, каждая из которых включает ряд параграфов, заключения, приложений, и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

загрузка...