Delist.ru

Теоретические и прикладные аспекты социально-психологического исследования городской ментальности (20.02.2007)

Автор: Семёнова Татьяна Вениаминовна

В самарских исследованиях ментальности (Акопов Г.В., В.А.Шкуратов, Т.В.Семенова(Иванова), В.В.Шарапов и др.) предложен к использованию термин «менталистика» – это «наука» о ментальности, обозначающая собой интеграцию междисциплинарных научных исследований по проблеме ментальности. Акцент сделан на понимании ментальности как проблемы российского сознания. Спектр тем исследований последних лет разнообразен: это изучение интеллектуальной нормы как социокультурного явления (Н.В.Рапопорт), социально-психологические особенности самарских граффити (А.И.Белкин), социальная психология маргинального явления в ранних произведениях А.П.Чехова (Д.А.Агапов), социально-психологические аспекты письменной, в частности, журнальной ментальности (В.А.Шкуратов, Е.В.Бакшутова), общее и особенное в этническом самосознании, проявляющееся во взаимоотношениях людей различной этнической принадлежности (В.В.Шарапов, Е.Д.Львина, Р.С.Хамматова и др.) и т.д.

1.2 Соотношение понятий ментальности, культуры и искусства. Раздел посвящен аналитическому обзору теорий, в которых затрагиваются проблемы взаимоотношений ментальности, культуры и искусства (А.И.Редель; В.Е.Семенов; Д.В.Полежаев; Л.В.Лесная; И.В.Грошев; О.С.Дейнека; В.А.Колосов, А.Л.Маршак; П.А.Заклинский; А.Я.Флиер; И.В.Кондаков; В.Е.Семенов; Л.Дорфман; Д.Леонтьев; В.Петров; Д.Мацумото и т.д.). Понятие «ментальность» шире понятия «культуры», ментальность вбирает в себя культуру как самое ценное, что становится целью существования и развития общества. Культура – это высшая стадия развития ментальности. Понятие культуры индивидуализированно для каждого уровня субъектности. Культура народа складывается из культурных традиций людей и культуры каждого человека. Ментальность и культура - структурно близкие, но качественно разные категории. Ментальность меняется во времени быстрее, чем культура. Культура более инерционна, фундаментальна. Искусство может быть названо специфической ментальностью, органически входящей в ментальность любого уровня обобщения. 1.3 Социально-психологические особенности современной российской ментальности. Анализ исследований, посвященных теме русской ментальности, как базовой ментальности России, привнес много нового, это: русская идея (О.М.Здравомыслова); этнический фундамент России (Л.О.Рыбаковский); «средние слои» России (А.Л.Андреев); представление о счастье в русском менталитете (И.А.Джидарьян); ценностно-мотивационная структура личности в русской культуре (Н.М.Лебедева); экономические реформы России через призму русской ментальности (И.В.Грошев); отношения между Западом, Россией и Америкой (В.Ф.Шаповалов, Г.Г.Дилигенский, С.Н.Бурин, Н.В.Лайдинен и др.); проблемы социальной идентичности (Н.Л.Иванова) и этнических стереотипов (Т.Г.Стефаненко). «Зона ближайшего развития» России связана с будущим российских городов, так как только большие города смогут конкурировать на равных с большими городами мира. Современная российская ментальность – это русская городская ментальность, вбирающая в себя элементы сознаний этносов, живущих ныне в своеобразии ее пространства и времени.

1.4 Категоризация типов и видов ментальностей. В результате анализа точек зрения по спорным вопросам, касающимся употребления терминов «ментальность» и «менталитет» (В.Е.Семенов, Д.В.Полежаев, Л.В.Лесная, П.К.Дашковский и др.), можно предложить следующий критерий различия. Менталитет – это социально-психологическое свойство группового субъекта, а ментальность – это состояние субъекта. Ментальность более изменчива, а менталитет более фундаментален. Соотношение ментальности и менталитета приобретает смысл: это разные уровни одного и того же (группового сознания) – более «поверхостный» (осознаваемый) может быть назван ментальностью, а более «глубинный» (неосознаваемый, подсознательный) – менталитетом. Применение субъектно-деятельностного подхода (А.В.Брушлинский) к проблеме ментальности заключается в наложении схемы иерархически соподчиненных друг с другом групповых субъектов на системное понятие «ментальность», что позволяет подчеркнуть ее структуру, логичность, многоуровневость и «вложенность». Под термином «ментальность» подразумевается «ментальность субъекта деятельности». Уровень «субъектности» определяет уровень обобщения, на котором используется термин «ментальность». Каждый уровень определяет свою специфику и имеет «дополнительное» название, уточняющее отличительные черты уровня. Если субъект – народ, то «ментальность народа» - это культура. Рассмотрение нации как группового субъекта деятельности приведет к словосочетанию «ментальность нации», которую чаще определяют как «национальный характер». Групповой субъект «страна» порождает «ментальность страны», которая характеризуется «общественным сознанием». Если в качестве субъекта выступает политическая группа или группа экономических реформаторов, то неизбежно возникновение «политической» или «экономической ментальности», которые более правильно называть менталитетом. «Ментальность исторической эпохи» (групповой субъект – историческая общность людей) чаще называется «обыденным сознанием» и изучается исторической психологией. «Территориальная ментальность» (групповой субъект – группа людей, проживающих на одной территории) специального названия пока не получила, может быть также названа «обыденным сознанием», изучается поведенческой географией. «Ментальность социальной группы» может быть названа умонастроением или мировоззрением социальных слоев населения, микроклиматом семьи, психологической атмосферой трудового коллектива и т.д. «Ментальность человека» (собственно субъекта) можно назвать «ментальным миром человека», совокупностью идентичностей (половозрастной, профессиональной, национальной…)

Предложенную схему можно рассматривать в качестве классификации ментальностей, если этот термин использовать как обобщенное понятие для многих диспозиций, детерминированных уровнем субъекта, в масштабах которого производится обобщение. Социально-психологическое определение ментальности может быть уточнено следующим образом: ментальность представляет собой многоуровневую систему для обозначения своеобразия проявления группового сознания относительно определенного уровня субъектности. Под типом ментальности подразумевается ментальность определенного уровня субъектности. Вид ментальности (или разновидность) – это конкретная ментальность. Таким образом, ментальность исторической эпохи – это тип ментальности, а ментальность третьего тысячелетия – это ее определенный вид. Городская ментальность – это разновидность ментальности, сочетающая в себе признаки ментальностей трех типов (исторической, территориальной и ментальности большой группы).

1.5 Социально-психологические компоненты, структура и функции городской ментальности. Факторы, влияющие на становление городской ментальности. Раздел посвящен анализу современных теорий сознания, основной акцент сделан на поиске структуры сознания и на проблеме взаимодействия индивидуальных сознаний (Г.В.Акопов, В.М.Аллахвердов, А.Ю.Агафонов, В.А.Ганзен, В.П.Зинченко, В.П.Райков, К.К.Платонов, М.Щербаков и др.). Главное обобщающее суждение следующее: сознание изначально социально, то есть устроено по принципу «социальности» – на основе контактов (взаимодействия) индивидуальных сознаний. Ментальность – это своего рода «социальное сознание», то есть та часть единого сознания, которая отвечает за эффективное взаимодействие индивидуальных сознаний («самосознание» социума).

Рассмотрим структуру ментальности как структуру группового сознания. Схема психических процессов В.А.Ганзена и построенная на ее основе схема группового сознания Г.В.Акопова – позволили определить «категории» и «логику», на основе которых была составлена психическая «композиция» (В.Н.Панферов), под названием «городская ментальность» (рис. 1,2,3).

Одним из первых термин групповое сознание употребил К.К.Платонов, разделяя систему проблем современной психологии на две подсистемы: система индивидуальной психологии, предмет которой – индивидуальное сознание как субъективный компонент психики человека; и групповое сознание и психические явления, возникающие только в результате общения как психологического взаимоотражения. Г.В.Акопов предлагает к использованию социально-психологическое понятие группового сознания (совокупность норм, ценностей, установок, мотивов, целей), выступающее в качестве одного из регуляторов деятельности человека, прежде всего, в пределах данной группы. На примере контактных групп (производственных бригад и учебных коллективов) Г.В.Акоповым было доказано существование феномена «группового сознания» и изучены этапы его становления (появления общих элементов в индивидуальных сознаниях членов коллектива). Под групповым сознанием в данном случае понимается три класса явлений: на уровне группы – общее во взглядах, суждениях, оценках; на уровне личности – осознание своей общности, идентификация с группой; на уровне межличностных взаимодействий и взаимоотношений – групповые нормы, санкции, ценностные ориентации, установки.

Групповое сознание, в контексте «городского группового сознания», имеет следующую структуру: жизнь города определяется стилем городского управления («городского внимания»); особенностями восприятия города его жителями, а также людьми за его пределами («городская перцепция»); городской психологический климат имеет прообраз эмоциональной сферы города; городские социальные нормы формируются в результате «городского мышления» и определяют стиль отношений и поведения жителей; городское общение вырабатывает городское общественное мнение, которое выражает способность городских жителей на групповые действия для удовлетворения своих групповых потребностей («групповой волевой акт», забастовки, например); под городскими традициями понимается все жизненно важное и значимое, что формирует «долговременную память города».

Провинциальность объединяет собой групповые представления о городском пространстве и времени. Городское пространство – это то, что привлекает внимание – особенность городской планировки и застройки, наиболее характерные черты которых задает психологическое ядро города (объединяющее психологически значимые для большинства горожан городские объекты, как правило, это «исторический центр» города). Время в контексте исторического времени имеет «аналог» исторической памяти – это то, что помнят люди, живущие в городе, это та историческая эпоха, которая сохранена в архитектуре и наиболее значима для горожан. Пространство и время города в своем единстве определяют своеобразие компонентов «образа города», его меру «современности» или обозначают его «отсталость» относительно других городов. Город в целом воспринимается жителями и гостями через городские ориентиры, некоторые из которых со временем приобретают статус «символов города» – в их число, как правило, включаются его основные достопримечательности. Предпочтение различных городских территорий имеет отношение к эмоциональной сфере (люди испытывают разные эмоции по отношению к возможной жизни в тех или иных городских «зонах», называемых, как правило, микрорайонами; можно вспомнить такое явление как «грусть новых городов»). Городские маршруты – это основные улицы, с помощью которых городские жители «решают» транспортные задачи, определяя пути своего передвижения, в том числе и преодоление высотности (аналог «мышления»). Прообразом «воли» в контексте провинциальности может выступать динамичность города, которая обозначает темпоритм города, или скорость городских динамических процессов, в частности, таких как скорость пешеходов, скорость движения транспорта, скорость распространения информации, скорость речи горожан и т.д. Темпоритмом определяется динамическое время города. Историческое время (прообраз «памяти») по отношению к динамическому времени более фундаментально и менее изменчиво.

Структурная схема городской ментальности удобна тем, что с ее помощью можно планировать социально-психологические эмпирические исследования, «покомпонентно» добывая сведения о целостном явлении – групповом сознании горожан. Она не претендует на всеобъемлющее описание всех городских психологических проблем, тем, аспектов и явлений. Она позволяет планировать серию исследований, подчиненных единому замыслу. Структурная схема городской ментальности – это всего лишь срез (возможно, наиболее важный для понимания феномена психологии города!), который позволяет ориентировать результаты на обобщение в пределах определенных уровней субъектности. Изучая большой город с точки зрения городской ментальности, можно применять те же исследовательские процедуры и для малых городов, а также для изучения жизни людей в деревне, имея целью сравнение их ментальностей (групповых сознаний) «покомпонентно» с помощью одних и тех же параметров.

Рисунок 3 в отдельном файле «Структура городской ментальности»»

Функции городской ментальности. С точки зрения разновидности большой группы, объединенной по признаку «места жительства» в единстве его пространственно-временных детерминант, городская ментальность имеет две функции (объединения и различения): закрепление особенностей городского образа жизни (в отличие, например, от сельского); сохранение отличительных особенностей жизни людей того или иного города, то есть сохранение городского своеобразия. С точки зрения разновидности ментальности, городская ментальность выполняет две основные функции группового городского сознания (функция городского общения и функция городского развития): это сохранение единообразия отражения окружающей действительности, которое обеспечивается особенностями внутригрупповых контактов горожан (городским общением); обеспечение свободного саморазвития (созидательного начала) любого города в его культурно-историческом, социально-политическом, экономическом и т.д. своеобразии («люди сами творят не только свою историю, но и свой город»). За основу взят «принцип контактов и свободы в работе сознания» Г.В.Акопова.

Факторы, влияющие на развитие городской ментальности. В качестве основных можно выделить следующие: этнические особенности жителей, природно-климатическое своеобразие окружающей среды, особенности городской застройки, стиль городского управления и самоуправления, городские традиции, стиль городского поведения и особенности городской дисциплины и т.д.

1.6 Основные подходы к социально-психологическому изучению ментальности больших социальных групп. В исследованиях ментальности как феномена сознания речь может идти о больших группах, которые высоко организованы, структурированы, иерархизированы, представляют собой социальные системы. В рамках системного подхода в психологии они могут быть рассмотрены с точки зрения их структуры, соподчиненности, функций, факторов, принципов развития и т.д. Но это не означает, что у них должна быть единая «психологическая» структура. Разный подход к исследованию, может выявить разные элементы структуры социальной системы. В данном случае рассмотрение ментальности в терминах центральной проблемы психологии – проблемы сознания (его устройства и содержания) подчеркивает лишь социально-психологический подход к проблеме. Определение: ментальность большой социальной группы – это групповое сознание людей, детерминированное пространственно-временными особенностями жизнедеятельности группы. Структура ментальности «больших социальных групп» (далее для краткости, «групп»), основана на идеях Г.В.Акопова относительно компонентов схемы жизнедеятельности социальных систем (на примере народа), а также на структуре группового сознания малых групп. Целеполагание (как основная направленность «внимания» группы, которая определяется стилем управления группой) позволяет группе выбрать главную цель своего существования, то есть осознать свою историческую миссию; провинциальность народа (историческая коллективная «память», сохраняющая традиции группы в своеобразии ее пространственно-временных детерминант жизнедеятельности, определяющая меру ее современности относительно других групп) в данном случае выступает мерой развитости группы относительно других групп и определяет потенциальную возможность осуществления группой своей миссии. Осознав миссию, группа неизбежно должна обратиться к поиску средств достижения цели (испытывая терпение своего народа, используя особенность «восприимчивости» народа к страданиям и жертвам как особенностям групповой перцепции). После оправдания выбранных средств группа определяет содержание жизни, соответствующее идеалу (порождает свой психологический климат, который складывается из «аффективных» составляющих «базовой личности группы» - абстрактной личности, которой приписывают наиболее типичные черты, свойственные большинству членов группы), в жизнеспособных группах, независимо от национальных особенностей, как правило, культивируются такие личностные черты, как самоограничение, бунтарский дух, терпеливость и отходчивость. Далее в своем жизненном цикле группа формирует свое главное национальное своеобразие – характер народа (групповое «мышление» приводит к выработке общепринятых в системе норм). Динамика развития группы зависит от деятельности ее лучших представителей, которые становятся субъектом исканий; как правило, в развитой социальной группе эту роль берет на себя интеллигенция (активисты задают стереотипы общения и способствуют в конечном итоге выработке общественного мнения группы; таким образом проявляется «воля» народа). Значимые волеизъявления народа провоцируют значимые для группы исторические события; они закрепляются в народной «памяти», которая проявляет себя в традициях группы и характеризуется пространственно-временными детерминантами, обобщенными нами в понятие провинциальность народа.

црцрлзрарзлрзрзЫзлзлзЫзлзЫзЫзЫзЫзЫзлзЫзЫзрФрарФрарФрарФрарФрарФрарФрарар ФрарарФрарФр

D могут быть внешними: природно-климатические (например, климат, особенности ландшафта, природные катаклизмы), психологические (общение с людьми других ментальностей и т.п.); организационные (туризм, экономическая интеграция, внешняя политика, война, терроризм, ИНТЕРНЕТ и т.п.). Внутренними факторами можно считать следующие: витальные (врожденные этнические особенности, национальные традиции, религия и т.д.), деятельностные (демографическая обстановка, внутренняя политика, экономическая специализация, культура, наука, искусство и т.д.), пространтсвенно-временные (архитектура, градостроительство, темпоритм, динамические процессы), прочие (наркомания, алкоголизм,эпидемии).

Глава 2. Социально-психологическое определение городской ментальности. Проведен аналитический обзор исследований, касающихся различных подходов к исследованию проблем современного города.

2.1 Урбанизация и ее социально-психологические последствия. Описано явление урбанизации, заключающееся в стремительном росте городов и городского населения. Сделан краткий обзор основных исторических эпох, которые оказывали особое влияние на развитие городов. Описано явление городского климата (природное явление, которое связано с изменениями окружающей среды). Проведен теоретический анализ научных подходов к изучению проблем населения большого города (А.Г.Харчев, В.О.Рукавишников, В.В.Покшишевский, и др.) Как правило, обсуждаются условия становления города, его будущее, принципы организации, степень урбанизации, морфологические признаки и т.д. Особая тема урбанологов связана со строительством новых городов, которые призваны служить целям разгрузки крупных городских агломераций (П.Мерлен, Г.М.Лаппо и др.) До сих пор нет точного и полного определения города (Э.В.Сайко и др.). Рассматривется: город как условие развития общества (М.Г.Рабинович), город как «субъект» – носитель психических свойств (Э.В.Сайко), город как воплощение процесса разделения труда (А.А.Сванидзе), город как пространство, окружающая среда, в которой живет человек (Т.М.Дридзе), город как сложный биосоциально-экономический организм (Т.И.Алексеева) и др. Кроме общетеоретических подходов, представляют интерес результаты исследований, в которых выявлены наиболее существенные закономерности жизни людей, например, расположение предпочитаемых мест в городе (Г.А.Ковалев, Ю.Г.Абрамова); явление-заболевание «грусть новых городов», при котором люди в новостройках сильнее подвержены депрессии (Т.И.Алексеева); «звуковое опьянение», при котором городской житель не может обходиться без городского шума, городское одиночество, при котором человек чувствует себя одиноким в городской толчее (Т.И.Алексеева, В.Е.Семенов, С.Милграм и др.). Большинство ученых убеждены, что противопоставлять город природе и охранять ее от урбанизации бессмысленно. Город – это природное явление – результат самоорганизации общества.

2.2 Психологические особенности жизни людей в больших городах. Раздел посвящен обзору многочисленных психологических явлений, связанных с последствиями городского образа жизни. Аномия – не подчинение правилам, апатия – безразличие друг к другу, вовлеченность и озабоченность – излишнее возбуждение, отчуждение – отклонение в поступках и др. Городской стресс, который формируется благодаря негативным факторам (шум, вибрации, загрязненность, многолюдие, повышенная этажность и пр.) С.Милграм и др. проводили эксперименты с целью выявить закономерности, свойственные жизни людей в большом городе: «неулыбчивость» горожан по сравнению с сельчанами, «эмоциональное уединение» (нежелание вступать в контакт с незнакомым), «обезличенность» (деперсонализация, лежащая в основе вандализма).;скорость пешеходов зависит от размеров города, каждый город имеет психологическое ядро (включающее наиболее значимые для всех объекты), психологическое районирование выделяет разные по предпочитаемости городские территории. Много интересного выявили экспериментаторы в метро, в очередях, в многоэтажных домах и т.п. В качестве перспективы можно предложить исследование роли невербального общения в формировании городского образа жизни. По всей видимости, городской стиль жизни усугубляет личностные проблемы затрудненного общения (В.А.Лабунская).

2.3 Пространство и время как детерминанты городского образа жизни. Проанализированы подходы, связанные с изучением города как целостного пространства. Акцент ставится на проблеме функционирования и развития города. В разделе рассмотрены общие закономерности, такие как интеграция человеческой деятельности, индивидуализация общегородских норм, концентрация и распространение – они названы Л.Б.Коганом главными процессами урбанизации. Понятие центральности связывается с понятием уникальности. Именно в городе формируется новая культура и новые виды общения. Сосредоточение человеческих интересов и потребностей происходит в центре города. Этим предопределяется городская особенность – подвижность населения, или мобильность, которая определяет общую потребность города в динамике – изменении городских функций и структур. Важным представляется наличие городских процессов и городского сознания (главными признаками которого названы чувство пространства, интернализация как невозможность деятельности без других людей и индивидуальность, которая формирует «москвича» или «киевлянина»); и обосновывается возможность обучения городскому образу жизни. Подчеркивается важность городской дисциплины, которая распространяется на деятельность, общение, отдых, быт.

2.4 Образ города: особенности пространственно-временных представлений жителей о своем местожительстве. Параграф посвящен анализу многочисленных экспериментов, проведенных в разных городах Мира по восприятию города его жителями (Бостоне, Джерси-сити, Лос-Анжелесе, Лондоне, Нью-Йорке, Париже и др.), которые позволили выявить большое количество интересных явлений, например: каждый город отличается своей узнаваемостью – способностью формировать устойчивое групповое представление о своем пространстве, не менее интересны параметры читаемости, вообразимости и др. (архитектор К.Линч, основатель поведенческой географии Дж.Голд, социальный психолог С.Милграм и их последователи.) Особый интерес представляет изучение российских городов, в частности городского пространства Санк-Петербурга (В.Е.Семенов, С.Н.Полторак и др.), Москвы (Беловол Е.В.), Омска (Васильева И.) и др.

2.5 Городская ментальность как групповое сознание жителей города. В разделе проведена систематизация явлений, связанных с жизнью людей в городе, выявленных в ходе аналитического обзора междисциплинарных исследований с точки зрения их типов: 1) городские процессы, проявляющиеся в динамике городской жизни, такие как урбанизация, концентрация, распространение, индивидуализация, дифференциация, интеграция, мобильность, интернализация, центральность, уникальность, ориентация, городская дисциплина, замедление творческого процесса развития общества и др.; 2) особые состояния, свойственные городским жителям, обусловленные влиянием на них «городского образа жизни», такие как чувство пространства, аномия, автономия, отчуждение, отклонение поведения, апатия, «шизофренизация населения большого города», «невроз большого города», «городской стресс», «сериальное зрение», эмоциональное и социальное уединение, вовлеченность, «звуковое опьянение», моральное одиночество, диперсонализация, обезличенность, «феномен очереди» и т.п.; 3) отличительные свойства города - группообразующие, основные признаки города, отличающие его от иных больших социальных групп, такие как читаемость города, вообразимость города, узнаваемость города, образ города, ментальные карты городских территорий, символы города, высотность, городской темпоритм, психологическое районирование, городская среда, поведенческий стиль города, уровень «честности города», показатель «близости» микрорайона и др. Совокупность психологических явлений, связанных с жизнью людей в городской среде, можно назвать «психологическим феноменом города». Изучать психологические особенности города как большой социальной группы можно исходя из психологической «структуры человека» (Б.Г.Ананьев) и классификации потребностей человека, составленной на ее основе (Г.В.Акопов). В этом смысле население города имеет потребности, такие как: «индивидные» (потребность в чистоте улиц, чистой воде, воздухе, озеленении, освещении и т.д.), «личностные» (потребности города, проявляющиеся в отношениях его жителей, потребности в добре, любви, доброжелательном общении, уважении, потребность гордиться своим городом и т.д.), «субъектные» (улучшать экономику, здравоохранение, строить жилье, обеспечивать работой, бороться с преступностью, решать транспортные проблемы и пр.) и «индивидуальные» групповые потребности определенного города (наряду с потребностью в реставрации старых зданий, развитием культуры и пр., включены конкретные проблемы города, отличающие его от других городов).

В рамках социальной психологии феномен ментальности рассматривается с точки зрения теории сознания в единстве его природы и наиболее значимых детерминант его содержания. Сознание может быть интерпретировано широко, как психика в целом, в этом случае в структуру сознания включают осознаваемые и неосознаваемые проявления психического. Более узкое понимание сознания связано с признанием того, что сознание – это лишь то, что осознается. В уровневой структуре сознания (В.П.Симонов, Ю.Б.Гиппенрейтер, Г.В.Акопов и др.) подсознание связано с хорошо усвоенным опытом, сверхсознание – с необходимостью нового опыта; введением категории «предсознание» решается проблема механизма, который управляет обращением к прошлому или будущему опыту. Не противоречат этому и категории, выделенные В.М.Аллахвердовым: «базовое содержание сознания» (не осознаваемая в данный момент информация, которая влияет на то, что мы осознанно делаем) и «поверхностное содержание сознания, или поверхность сознания» (включающее догадки и выставленную на проверку этих догадок информацию). Угадывая связь ментальности с сознанием, многие исследователи обращают внимание на то, что под сознанием приходится понимать не только отрефлексированные, продуманные мысли, но и всю совокупность неясных представлений и установок, которые в не меньшей степени детерминируют поведение людей. Проблемой становится иное «деление» сознания, которое касается рассмотрения его в ракурсе общепсихологической проблемы отношений биологического и социального в человеке. Сознание имеет врожденные и приобретенные основы. С одной стороны, человек – существо биологическое, с точки зрения социальной психологии – этническое (является носителем определенной расы, национальности, народности), то есть изначально принадлежит к определенной группе людей. С другой стороны, чтобы в полной мере проявилось то врожденное, что предопределено как этническое, он должен жить в обществе, определенным образом ориентированном своими общественными установками и культурными ценностями, совпадающими, несовпадающими или вступающими в противоречие с заданной «этнической программой». Соподчиненность «этнического» и «ментального» может определяться географическим контекстом. С одной стороны, «этническое» шире «ментального». Например, единый «русский этнос» по-разному проявляет себя в разных частях страны – можно говорить о ментальности юга, севера, Сибири, Дальнего Востока и т.д. С другой стороны, «этническое» /уже «ментального». Например, в США совместное проживание многих этносов породило своеобразную «американскую ментальность». «Этническое» более «фундаментально», инертно, менее изменчиво, чем «ментальное», которое «наслаивается» на «этническое», от него зависит, но более лабильно по отношению к социальным условиям. Ментальность – это «социальное этническое».

Проблема сознания как центральная проблема психологии распадается на две и по другим критериям. Такое разделение соответствует «психологике» В.М.Аллахвердова, который выделяет содержание сознания («текст сознания»), и процессы, механизмы сознания, принципы его внутреннего устройства. Г.В.Акопов называет это «искусственной и двойственной дефиницией сознания».Взаимосвязь ментальности и сознания проявляется в отношении к понятиям исторической эпохи, пространства и времени. Если о сознании вообще говорить можно, то рассмотрение ментальности вне времени и пространства теряет смысл. Собственно групповое сознание в структуре ментальности – это ее «природа», ее устройство, а пространство и время – это значимые для ее содержательного своеобразия детерминанты.

Различие в употреблении терминов «общественное» и «групповое сознание заключается в следующем. В отличие от философских определений, в психологии чаще рассматривается органическая связь, единство общественного и индивидуального сознания (П.Я.Гальперин). Общественное сознание - это содержательная сторона ментальности, поэтому общественное сознание чаще выступает предметом философских, культурологических, политических и т.д. наук. Групповое сознание – это ментальность в единстве природных механизмов сознания. Общественное сознание содержательно разное в разных обществах, т.к. зависит от состава социальных слоев общества, от сфер его жизнедеятельности, от культурно-исторической эпохи, в рамках которой оно рассматривается. Групповое сознание в своеобразии пространственно-временных детерминант (определенных культурно-исторических эпох и географических территорий) имеет одну и ту же («одинаковую») структуру с точки зрения своего устройства и функционирования как большой группы (такой, например, как население города, страна или народ): имеет «групповое внимание» (особенности управления группой), «групповую перцепцию», эмоциональную сферу («психологический климат группы»), «групповое мышление» (выработанные группой социальные нормы), «групповую волю» (общественное мнение), «групповую память» (традиции). Перечисленные компоненты являются необходимым комплектом для описания функционирования группового сознания людей (как в малой группе, что было доказано в науке ранее, так и в большой группе, что доказывается этим исследованием). Но конкретное групповое сознание конкретной большой группы людей, живущих в определенном месте и в определенное время, не может не зависеть от своего же содержания, в котором главными смыслообразующими компонентами, детерминирующими деятельность механизмов группового сознания (выделенных по аналогии с психическими процессами индивидуального сознания) являются особенности групповых представлений людей о пространстве и времени, в котором они живут.

Рассмотрение сознания больших групп в отношениях с категориями пространства и времени позволяет определить предметную сферу исследовательской деятельности – это социально-психологический подход к изучению феномена ментальности как проблемы сознания.

2.6 Провинциальность как научное понятие в исследованиях городской ментальности. Провинциальность как научное понятие, прежде всего, может рассматриваться в соотношении с категорией времени: «мерой провинциальности» может выступать, например, «субъективность оценки количества психологически значимых событий в единицу времени» (Г.В.Акопов). С этой точки зрения, можно допустить, что существуют «два времени» города: историческое и динамическое. Первое определяет характер эпохи («значимость событий»), второе – скорость динамических процессов («темп жизни» в городе). Причем провинциальность связана не с объективной оценкой времени (что и с какой скоростью происходит в реальности), а с субъективной. Города отличаются по темпоритму (Е.В.Беловол, С.Милграм и др.) С точки зрения динамического времени, провинциальность связана со стереотипом «темпа», причем «медленного». В более провинциальном городе жизнь течет медленнее, чем в менее провинциальном.

Понятие провинциальности связано, кроме времени, с местом жительства, то есть с определенным образом организованным пространством. Если в отношении «субординации» города и деревни вопросов не возникает, то в отношениях городов «провинциальность» – характеристика относительная. Какой город «более провинциален»? Чем это определяется? Размером, удаленностью от «центра», характером застройки, образом жизни? Чем отличается «большой город» от «малого», только ли количеством жителей?

Ментальность без исторического времени перестает быть ментальностью и теряет смысл (В.А.Шкуратов), тоже касается и важности географического пространства для определения ментальности (важно не только когда и как живут люди, но и где именно). Социально-психологическое понятие ментальности интересно тем, что воплощает в себе двойственную дефиницию сознания: с одной стороны, сознание – это механизм, процесс определенной природы, который может изучаться с позиции унитарного подхода (в этом смысле структура ментальности правомерна также как и структура сознания), а с другой стороны – это исторически актуальный текст, содержание которого может изучаться с позиций междисциплинарного подхода в зависимости от того, какой аспект содержания сознания в данный момент интересен исследователю.

Городская ментальность – это групповое сознание людей, живущих в городе, проявляющее себя во времени и пространстве города. Провинциальность с этой точки зрения является содержательной составляющей городской ментальности (Провинциальность – тоже «групповое сознание» горожан, но понимаемое в ином смысле, как значимое содержание «текста» сознания). Субъективные пространственно-временные ощущения людей оказывают влияние на действие механизмов группового сознания. Несмотря на субъективность индивидуальных представлений жителей о своем городе, образ города как психологический феномен реально существует: это «общее в разном», то, что оказывает влияние на общие правила бытия в одном и том же пространственно-временном измерении. Чтобы жить в городе, необходимо, например, более строго, чем в деревне, подчиняться «общим правилам игры» - учитывать и вырабатывать социальные нормы (стоять в очередях, пользоваться общественным транспортом, определенным образом вести себя в общественных местах – в офисах, супермаркетах, концертных залах и т.п.), в том числе иметь общие представления о пространстве (вырабатывать систему ориентиров – символов, районировать территорию по психологическим критериям, находить кратчайшие пути и маршруты до значимых объектов), иметь представления о времени (учитывать динамичность общегрупповых процессов, в первую очередь, при перемещениях по городу, которая отражается в скорости пешеходов и транспорта; соответствовать внешне и внутренне своей эпохе, то есть быть современным, модным и т.п.). Люди одного местопроживания вынуждены самоуправляться, чтобы большая группа людей могла эффективно функционировать как единая общность. В этом заключается «миссия» (функция) ментальности – вырабатывать и поддерживать единообразие жизни, формировать единую «картину мира» с помощью триединства «сознания – пространства-времени», в котором живет та или иная, определенная общность, имеющая своеобразное «групповое сознание», своеобразные групповые представления об окружающем пространстве (для горожанина – это городское пространство), своеобразные групповые представления о времени (актуальном времени – современном, отличающимся динамикой групповых процессов, и историческом времени – том прошлом, которое оказывает влияние на современную жизнь). Провинциальность - это групповые представления людей определенного местожительства о своем местожительстве. Провинциальность всегда субъективна и относительна. Любая ментальность «провинциальна», будучи соизмерима в той или иной степени с какой-то другой ментальностью. В узком смысле слова «провинциальная ментальность» - это ментальность провинции, определяемая относительно другой, например, «столичной» ментальности.

Можно рассматривать провинциальность в качестве субъективно ощущаемого жителями уровня общего развития города, провинциальность как степень «современности» города относительно других городов. «Более провинциальный» город находится на условно более «низком» уровне развития, он «старомоден», характеризуется «исторической отсталостью», которая отражается в архитектуре, динамике городских процессов, в особенностях городского поведения и внешности горожан и т.д. Удаленность от «столицы», «центра» – не характеристика провинциальности, а ее причина, которая влечет за собой экономическую и социально-культурную «недоразвитость». Понятие провинциальности относительно, но измеримо и сопоставимо. У каждого города есть характерные черты, по которым, как бы ни был индивидуален (уникален) город, возможно его сравнение с другими городами с точки зрения его провинциальности. Задача социальной психологии – определить критерии подобной оценки.

Понятие «провинциальность» может касаться не только образных представлений жителей города как такового, но и иных «мест жительства» людей: страны, нации, население которых живет по законам группового сознания определенного уровня субъектности, в своем образном пространстве (ограниченном границей государства, например) и в своем ощущении исторического и динамического времени.

Групповое сознание людей, живущих в городе, порождает «особенные», или «группообразующие» элементы. В качестве таковых можно рассматривать, например, компоненты «образа города», которые можно определить в качестве компонентов провинциальности города: Городские ориентиры (символы города), представленные в сознании горожан (наиболее часто встречающиеся на ментальных картах города горожан, значимые для большинства) – основные достопримечательности города, по которым город узнаваем даже за своими пределами; основные опорные точки пространства, которые задают «скелет» городского пространства в образных представлениях жителей. Чем больше достопримечательностей, которые могут служить символами города, тем менее он провинциален. Городские территории (психологические районы). Психологическое районирование выявляет предпочитаемые и непредпочитаемые районы (иерархию районов по разным критериям). Большой город в историческом времени «начинается» тогда, когда он распадается на несколько районов (административных и/или психологических). Чем меньше районов, тем более провинциален город. Малый город – монолитен (исторически «начинается», например, в пределах «крепостной стены»), поэтому образ такого города психологически нерайонирован. Городские маршруты (пути). Основные «общие» маршруты (основные улицы города, которые являются главными по мнению горожан, то есть представлены в образе города как наиболее значимые для большинства пути передвижения до значимых объектов). Чем меньше маршрутов и их длина, тем более провинциален город. Высотность (этажность). Средняя этажность домов в городе (определяется по групповой субъективной оценке горожан). Чем больше этажность, тем менее провинциален город. Динамичность (темпоритм). Скорость динамических процессов: скорость пешеходов, скорость речи людей, скорость транспорта, скорость обмена информацией и т.п. (по представлениям жителей – оценивается субъективно в мысленном сравнении с другими населенными пунктами или со «средней скоростью пешехода», обычно принимаемой для расчетов). Реальный темпоритм может быть зафиксирован в реально измеренной скорости пешеходов на улицах города, что может служить «проективной» оценкой динамических процессов города. Неосознанно, люди подчиняются общему темпоритму и «спешат» в соответствии со скоростью жизни своей ментальности. Чем меньше средняя скорость пешеходов, тем более провинциален город. «Психологическое ядро» - это объекты, узнаваемые большинством горожан и наиболее значимые для большинства (определяется рейтинг объектов города, которые наиболее ярко представлены в групповом сознании). Чем более «монолитно» ядро, тем более провинциален город: все называют и узнают одни и те же объекты, которые сливаются в единую территорию, называемую «центром города»; в больших городах – разброс больше, т.к. у каждой категории жителей может быть свое ядро. Для характеристики города имеет значение расположение ядра – «центра» города, как правило, это историческая часть города. Историческое прошлое города (историчность), значимое для большинства горожан. Это «история в памяти случайного прохожего», информация о которой пришла к нему от архитектуры, памятников, традиций и заняла свое достойное место в памяти. Современный облик и стиль жизни города несут в себе отпечаток самых значимых для города эпох. Предложенная модель провинциальности как характеристики городской ментальности и содержательная трактовка ее компонентов позволяют планировать серию экспериментов, каждый из которых имеет цель выявить качественные и количественные параметры, на основе которых могут сравниваться разные города.

Глава 3. Эмпирические социально-психологические исследования городской ментальности жителей г.Самары.

3.1 Обоснование методов и разработка программы исследований. Предлагается принцип подбора и оптимизации исследовательских процедур, подчиненных единому замыслу. В «комплект» включено 11 исследовательских процедур (ИП), каждая из которых имеет цель описать тот или иной компонент городской ментальности. Алгоритм проведения эмпирического исследования составлен так, что в результате проведения ИП можно получить данные, на основе которых описывается или условно вычисляется «параметр городской ментальности», который является составной частью «Социально-психологического портрета города» (представляющего собой сводную таблицу параметров городской ментальности, по которой составляется текстовое описание особенностей ментальности конкретного города.

3.2 Юмор как методический прием в социально-психологических исследованиях городской ментальности. В разделе обобщены результаты анализа теорий, касающихся юмора (А.Бергсон, З.Фрейд, Д.С.Лихачев, М.Бахтин, Е.В. Волкова, С.З.Оруджева, Ю.Борев П.В.Симонов, П.М.Ершов, Ю.П.Вяземский и др.), а также результаты собственных эмпирических исследований, посвященных изучению взаимосвязей чувства юмора и остроумия с темпераментом, личностными свойствами, самооценкой, уровнем притязаний личности, гендерными и возрастными различиями, тематической направленностью юмора, особенностями национального юмора и др. Обосновано включение юмора в социально-психологические исследования в качестве методического приема, осознанно используя его преимущества и выявленные в ходе его изучения закономерности. Например, можно использовать приемы остроумия в научном мышлении, строить остроумные интерпретационные модели, вводить юмор (смех) в процедуру эксперимента, использовать юмор в качестве провокационного, обманного, манипулятивного приема, решая этические проблемы, использовать юмористическую продукцию в качестве стимульного материала при социальном обучении, создавать с его помощью необходимый эмоциональный фон, использовать юмор в качестве проекции «серьезных» проблем общества, группы или человека, диагностировать состояния и свойства людей и т.д. Обоснование юмора в качестве методического приема социальной психологии проводилось на основе требований к методам социальной психологии (Б.Д.Парыгин, В.В.Новиков, В.Е.Семенов, А.Л.Журавлев, В.Н.Дружинин и др.)

3.3 Эмпирические исследования параметров городской ментальности. В разделе описаны результаты исследовательских процедур, проведенных в городе Самаре. Всего привлечено 1240 респондентов (случайные выборки). Стиль городского управления. Представлен алгоритм, определяющий параметр городской ментальности, названный «демократичностью города». Определяется не сам «стиль руководства», а то, как он отражен в городском групповом сознании. Респондентам предлагалось нарисовать «дружеский шарж на мэра города». Самарские жители (70 чел.) оценили степень демократичности города, в среднем, на 15.5 балла, что составляет 28.2% от максимально возможного значения (55 баллов), принятого за 100%. Восприятие города его жителями. В ходе эксперимента «Узнай свой город!» жителям показывали фотоизображения городских достопримечательностей. Вычислялся «коэффициент узнаваемости объекта» и коэффициент узнаваемости города, как процент правильно узнанных объектов от всех предъявлений. Составлялся рейтинг наиболее узнаваемых объектов, которые претендовали на статус «символов города». Коэффициент узнаваемости города Самары равен 70.7%. Городской психологический климат. С помощью письменного опроса «Смешной случай» исследовалась эмоциональная сфера города и своеобразие городского юмора. Респондентам предлагалось вспомнить и описать смешной случай, приключившийся с ними в городе Самаре (202 случая). Методом контент-анализа были выделены смысловые единицы текста. Жители Самары испытывают преимущественно стыд и обиду, особое место заняла тема, связанная с работой городского транспорта. Доля смеха с преобладанием пограничных «положительных» эмоций составила 39.4%, «отрицательных» эмоций – 60.6%. Городские социальные нормы. Эксперимент-розыгрыш «Уступи место!» позволил вести наблюдение за поведением людей в общественном транспорте; проводился в виде трех экспериментальных ситуаций (всего более 90 раз в метро и в автобусах). В случае отсутствия мотивировки наблюдается наибольшее количество успешных просьб (90% в Самаре, 56% в Нью-Йорке, по данным С.Милграма), все действуют в системе социальных норм. В случае тривиальной мотивировки происходит снижение уступивших место в обоих городах (36% и 37%). При невольно подслушанном разговоре данные по Самаре и Нью-Йорку расходятся (82% и 26%), поведение перестает контролироваться социальными правилами и приобретает эгоистический характер; более эгоистичны американцы. Городское общественное мнение. Респондентов просили представить город живым организмом (человеком) и назвать пять его потребностей. Были выделены индивидные городские потребности Самары (связанные с экологией, чистотой улиц, освещением и пр.), 28%; субъектные (связанные с городским хозяйством, экономикой, жильем и пр.), 35%; личностные (связанные с отношениями жителей друг к другу, со стилем общения и т.п.) 23%; и индивидуальные (проблемы конкретного города и т.п.), 14%. Городские традиции. На основе бальной оценки изучалась городская комическая ментальность. Респондентов спрашивали, над чем и как они обычно смеются, какие виды юмора преобладают в городе (политические, этнические и др. предпочтения), просили описать городской юмор в целом по разным критериям и т.п. Вычислялся параметр городской ментальности «злопамятность», или «память города», 70.4%. Психологическое ядро города. Целью эксперимента «Рисованная карта города» было выявление наиболее значимых для жителей города объектов, которые можно объединить параметром «психологическое ядро города». Респондентов (105 чел.) просили нарисовать карту города Самары. Эксперимент показывает различия между географической и психологической картами. Всего было зафиксировано 1444 объекта, по 14 на испытуемого. Историческое время. Анкета «Память города» (54 чел.) включает вопросы, касающиеся исторического прошлого города. Средний анкетный балл был принят за условный параметр «историчности города», для Самары он равен 13.3, что составляет 36.9% от максимально возможного (36 баллов). Образ города. Проводилось исследование на основе анкеты «Мой город», подтвердившее возможность выявления общих представлений о городе в виде «параметров провинциальности» (70 чел.). В Социально-психологический «портрет» города заносятся пять основных параметров провинциальности (перечень достопримечательностей - символов города, рейтинг районов, основные улицы – значимые пути, средняя субъективно ощущаемая жителями этажность города – 6 эт. и темпоритм – 6 баллов из 10 возможных, средняя субъективно ощущаемая скорость пешеходов 5.8 км/час). Городские территории. Исследовательская процедура выявляет первую десятку самых любимых и самых красивых мест города (анкета «Любимые и красивые места», 50 чел), которые являются «визитной карточкой» города и характеризуют особенность его жителей. Темпоритм. Исследовательский алгоритм определяет скорость пешеходов в разных районах города и пригородах (замерялось время прохождения фиксированного участка пути и длина этого пути, 402 чел.). Средняя скорость пешеходов в Самаре 4.83 км/час. Средняя скорость на окраинах города – 4.21 км/час. 3.4 Исторические вехи становления городской ментальности Самары. В параграфе кратко представлены основные исторические события, повлиявшие на особенность развития городской ментальности. 3.5 Социально-психологическое описание современной городской ментальности Самары. Социально-психологический «портрет» города (СППГ) Самары представляет собой таблицу, содержащую сведения обо всех компонентах (параметрах) городской ментальности. Групповой «образ города» основан на представлениях о нем его жителей. Текстовое описание аналитически обобщает все эмпирические данные и акцентирует содержательное своеобразие городской ментальности города Самары.

Глава 4. Городская ментальность в сравнительных эмпирических исследованиях. 4.1 Выборочные пилотажные исследования городской ментальности больших и малых городов. Проводились сравнительные эмпирические исследования, в которых жители одного города высказывали свои предположения или впечатления относительно других городов. В перечень перекрестных опросов включены города: Самара, Санкт-Петербург, Сызрань, Тольятти, Ярославль. Сравнения подтверждают гипотезу относительно возможности выявления параметров городской ментальности, по которым города «сравнимы» между собой. 4.2 Социально-психологическое исследование городской ментальности города Сызрани. В городе Сызрани был проведен полный комплект исследовательских процедур (427 респондентов), аналогичных тем, которые были проведены в Самаре. 4.3 Социально-психологическое исследование городской ментальности города Уральска. Комплекс исследований, проведенных в городе Уральске (Казахстан) подтвердил предположение, что важен принцип подбора методик для покомпонентного сравнения городских ментальностей, а не конкретный их перечень, который может не совпадать при проведении эмпирических исследований в разных городах. Главное заключается в том, чтобы с помощью той или иной исследовательской процедуры изучался необходимый для сравнения компонент ментальности. 4.4 Общее и особенное в городских ментальностях Самары и других городов. Покомпонентное сравнение городских ментальностей некоторых городов, и особенно сравнение полных социально-психологических «портретов» двух городов (Самары и Сызрани) позволяют сделать общие выводы в отношении особенностей городской ментальности. 4.5 Рекомендации по учету психологических особенностей городской ментальности для проектирования городской среды, а также для психологического сопровождения массовых досуговых мероприятий и работ по благоустройству современного большого города. В разделе описаны конкретные рекомендации по учету особенностей городской ментальности.

Город может быть представлен как большая социальная группа людей, проживающих на определенной территории в определенное историческое время. Жизнь людей в городском пространстве в определенных культурно-исторических условиях порождает совокупность психологических явлений, которые можно объединить понятием «психологический феномен города», включающий в себя три типа явлений: городские процессы (например, концентрация, распространение, мобильность и т.п.); городские состояния (например, аномия, апатия, вовлеченность, «звуковое опьянение» и т.п.); городские свойства (например, читаемость города, узнаваемость города и т.п.).

Городская ментальность - это групповое сознание жителей города, детерминированное пространственно- временными представлениями горожан о своем местожительстве.

загрузка...