Delist.ru

Нивальный литогенез и ледовый комплекс на территории Якутии (20.02.2007)

Автор: Куницкий Виктор Владимирович

Приведенная диаграмма дополняется гранулометрическими кривыми экстранивитов по разрезу Мамонтовый-Хайата. Они показывают, что нижняя, средняя и верхняя части этого разреза характеризуется одновершинными кривыми гранулометрического состава. Экстранивиты отличаются преобладанием в их объеме частиц диаметром 0,1–0,05 мм. Следует отметить, что минеральные зерна подобного размера характерны для нивального мелкозема и хионоконита.

Диаграмма распределения тяжелых минералов с глубиной по разрезу Мамонтовый-Хайата свидетельствует о высоком содержании обломков пород среди экстранивитов. Малая доля тяжелой фракции в них, преобладание в ней устойчивых (ильменит, гранат) и весьма устойчивых (циркон, турмалин) к физическому выветриванию минералов – характерный признак вещественного состава этих осадков. Их легкая фракция в основном представлена здесь полевыми шпатами и в меньшей мере кварцем.

Сопоставление обнажения Мамонтовый-Хайата (см. рис. 11) с разрезом осадочного покрова «восточной» неактивной криопланационной террасы района Мамонтов Клык (см. рис. 10) позволяет устанавливать преобладание экстранивитов в этих разрезах.

Химическое изучение экстранивитов, представленных повторно-жильным льдом, проводилось в двух разрезах. Один находится на южном берегу, другой – на северном берегу пролива Дм. Лаптева. Постель экстранивитов в одном разрезе представлена пресноводными осадками крест-юряхской и куччугуйской свит (разрез Захар-Сис северного берега пролива). Расплавы повторно-жильного льда трещинной фации экстранивитов, перекрывающей эти свиты, отличаются малой минерализацией (46–162 мг/л) и гидрокарбонатным натрий-кальциевым составом растворенных солей (Куницкий, 1996а).

Иной состав имеют расплавы повторно-жильного льда толщи экстранивитов в разрезе Ойогосский яр, где постелью этой толщи служат лагунные отложения. Минерализация их водной вытяжки достигает 400 мг/л при среднем по разрезу значении данной величины 230 мг/л (Томирдиаро и др., 1972). Расплавы повторно-жильного льда слоев экстранивитов, врезанных в лагунные отложения, имеют минерализацию до 946 мг/л (Куницкий, 1996а). Как показывает приведенная в работе гидрохимическая диаграмма, эти расплавы трещинной фации экстранивитов, отличаются преобладанием хлоридов калия и натрия, причем доля таких солей в составе сквозных жил льда закономерно уменьшается снизу вверх по разрезу Ойогосский яр (Куницкий, 1996а). Имеющаяся для разрезов Захар-Сис и Ойогосский яр аналитическая информация о породах ЛК показывает, что экстранивиты в том и другом разрезе являются местными образованиями. В отличие от аллювия они наследуют признаки вещественного состава подстилающих грунтов.

Определения абсолютного возраста пород ЛК и описания их структуры, приведенные в печати (Куницкий, 1989, 1996а, б, 1998, 2006; Schirrmeister, Siegert, Kunitzky et al., 2002), позволяют сопоставлять разрезы буровых скважин и обрывы едомы, находящиеся далеко друг от друга. Такое сопоставление показывает, что эти породы в разных разрезах состоят из подобных по генезису образований, представленных преимущественно экстранивитами.

На основе приведенных данных формулируется пятое защищаемое положение этой работы – вещественный состав экстранивитов определяют измененные криогенезом массы хионоконита (обломочные и органогенные компоненты нивально-эоловых осадков) и нивального мелкозема. Они преобладают в обломочных фациях отложений ледового комплекса и накопились на протяжении последних 60-50 тыс. лет (курсив автора – В.К.).

Заключение

Итак, процессы нивального литогенеза оставили достаточно яркие следы в рельефе и четвертичной системе Якутии. Одна из особенностей геокриологического развития этой территории в Q3 состояла в более широком, чем ныне, проявлении здесь таких процессов. В каргинское время (МИС 3), когда уровень Полярного бассейна опускался на 60 м ниже современного, а также в сартанское (МИС 3) время, ознаменованное падением уровня Полярного бассейна на 120 м ниже современного, почти вся Якутия, кроме её высоких гор, находилась в приледниковой зоне. Территория этой зоны испытывала более активное воздействие ветровой деятельности и во многих местах характеризовалась накоплением и таянием сезонных и постоянных навеянных холодных снежников. Их нивально-эоловые отложения и сопряженные с ними нивальные луга занимали в целом значительную площадь. Она была ареной формирования нивальных ниш, нивальных цирков и длинных лестниц криопланационных террас. Площадки таких террас представляли собой места образования субнивального элювия и аккумуляции фаций экстранивитов, часть которых в виде пород ЛК до сих пор сохранилась вне меандровых поясов на междуречьях Якутии.

Криогенное выравнивание рельефа слоями экстранивитов, их закрепление вблизи источников материала, слагающего такие толщи, предопределило наблюдаемую плавность очертаний многих элементов рельефа плато, а также низкогорий и среднегорий Якутии.

Слои экстранивитов как породы ЛК присутствуют в строении криопедиментов и неактивных криопланационных террас в Северной, Центральной и Южной Якутии.

Ископаемый лед экстранивитов был образован в основном из талых вод холодных навеянных снежников в результате захоронения и замерзания массы таких вод в морозобойных трещинах деятельного слоя нивальных мерзлотных ландшафтов.

Распространение экстранивитов Q3 наряду с развитием их менее льдистых дериватов, относящихся к Q4 (аласные и быларные отложения), определяет своеобразие современной геокриологической обстановки в Якутии.

Представленная информация свидетельствует о наличии в Якутии различных типов ископаемых тел повторно-жильного льда. К ним относятся, в частности, эпигенетические жилы льда субнивального элювия, сингенетические жилы льда нормального аллювия и ледяные клинья полосатиков перигляциального аллювия, а также сингенетические жилы льда дистальной и проксимальной сервии экстранивитов.

В итоге проведенных исследований выявлены региональные особенности нивального литогенеза. Впервые показано, что породы ЛК в каждом рассмотренном нами разрезе являются местными образованиями. Они состоят преимущественно из экстранивитов, которые в отличие от аллювия наследуют признаки состава подстилающих грунтов.

Основные результаты, содержащиеся в этой диссертации, следует учитывать при освоении территории с породами ЛК и решении задач рационального природопользования.

Некоторые положения данной работы могут быть распространены на смежные с Республикой Саха (Якутия) районы Магаданской области и севера Красноярского края, где имеются значительные по площади территории с неглубоким залеганием пород ЛК.

Основные публикации автора по теме диссертации

Монографии

1. Куницкий В.В. Криолитология низовья Лены. – Якутск: Ин-т мерзлотоведения СО РАН, 1989. – 164 с.

2. Григорьев М.Н., Имаев В.С., Имаева Л.П., Козьмин Б.М., Куницкий В.В. и др. Геология, сейсмичность и мерзлотные процессы арктических районов Западной Якутии. – Якутск: ЯНЦ СО РАН, 1996. – 84 с.

Научные статьи

3. Куницкий В.В. Причины образования мелких трещинных полигонов // Геокриологические и гидрогеологические исследования Сибири. – Якутск: Книжное изд-во, 1972. – С. 42–45.

4. Куницкий В.В. О криогенном строении покровных образований Анабаро-Оленекского плато // Общее мерзлотоведение. Материалы к III Международной конференции по мерзлотоведению. Новосибирск: Наука, 1978а. – С. 87–95.

5. Куницкий В.В. О температуре многолетнемерзлых пород Прианабарской денудационной равнины // Геокриологические и гидрогеологические исследования Якутии. – Якутск, 1978б. – С. 42–49.

6. Куницкий В.В. Криогенное строение склоновых отложений на севере Среднесибирского плоскогорья // Строение и тепловой режим мерзлых пород. – Новосибирск: Наука, 1981. – С. 21–25.

7. Куницкий В.В., Макаров В.Н. Мерзлотно-гидрогеологические особенности Омолойской впадины // Криогидрогеологические исследования. – Якутск, 1985. – С. 78–94.

8. Куницкий В.В., Королев С.Ю. Признаки древнего оледенения в низовье р. Лены // Природные условия осваиваемых регионов Сибири. – Якутск: ИМЗ СО АН СССР, 1987. – С. 99–113.

9. Kunitsky V.V. On the study of nival deposits in Yakutia // Proceedings of the Sixth International conference on Permafrost /Beijing/ 5-9 July 1993. – Beijing, 1993. – Vol. 1. – P. 903–910.

10. Сайдзё К., Нагаока Д., Фукуда М., Архангелов А., Куницкий В. Радиоуглеродное определение возраста кожного покрова мамонта, обнаруженного на острове Большой Ляховский в заполярной Сибири // The Quaternary Research. – 1995. – N 4. – P. 315–317.

11. Куницкий В.В. Химический состав сквозных жил ледового комплекса // Криолитозона и подземные воды Сибири. – Ч. I. – Якутск: ИМЗ СО РАН, 1996а. – С. 93–117.

12. Куницкий В.В. Ледовый комплекс и парниковые газы // Материалы I конференции геокриологов России. – Кн.1. – Ч.2. – М.: Изд-во МГУ, 1996б. – С. 243–252.

13. Куницкий В.В., Пудов Г.Г. Фрагменты ледового комплекса на склонах гряды Селлякаит-Селля // Комплексные проблемы проектирования, строительства и эксплуатации, железных дорог в условиях Крайнего Севера.– Хабаровск: ХНЦ ДВО РАН, 1997. – Т.1. – С. 200–211.

14. Куницкий В.В. Ледовый комплекс и криопланационные террасы острова Большого Ляховского // Проблемы геокриологии. – Якутск: Изд-во СО РАН, 1998. – С. 60–72.

15. Григорьев М.Н., Куницкий В.В. Ледовый комплекс арктического побережья Якутии как источник наносов на шельфе // Труды Арктического регионального центра. – Т.II. – Ч.1. – Владивосток: Изд-во ДВО РАН, 2000. – С. 109–116.

16. Schirrmeister L., Siegert Ch., Meyer H., Derevyagin A., Kienast F., Andreev A., Kunitsky V. et al. Paleoenvironmental and paleoclimatic records from permafrost deposits in the Arctic region of Northern Siberia // GeoLines. – Praha: PAGES, 2000. – Vol. 11. – P. 147–151.

17. Kunitsky V., Schirrmeister L., Grosse G. et al. Quaternary deposits of Bol’shoy Lyakhovsky Island // Reports on Polar Research. – Bremen: Buchhandlung Karl Kamloth, 2000. – Vol. 354. – P. 113–125.

18. Schirrmeister L., Grosse G., Kunitsky V. Cryolithological and sedimentological studies // Reports on Polar Research. – Bremen: Buchhandlung Karl Kamloth, 2000. – Vol. 354. – P. 126–127.

19. Grosse G., Schirrmeister L., Kunitsky V. et al., Geochronometric age determination // Reports on Polar Research. – Bremen: Buchhandlung Karl Kamloth, 2000. – Vol. 354. – P. 127–131.

20. Kunitsky V., Schirrmeister L., Grosse G. Trip to Khaptagai Tas hills – study of recent snow patch phenomena // Reports on Polar Research. – Bremen: Buchhandlung Karl Kamloth, 2000. – Vol. 354. – P. 165–168.

загрузка...