Delist.ru

Коммунистическая оппозиция в современной России: генезис, противоречивость, перспективы (20.02.2007)

Автор: Черняховский Сергей Феликсович

Это особо повышает роль герменевтики при исследовании явления.

Сравнительный метод был использован при анализе путей утраты власти и изменения идеологической и политической идентификации «партий-преемниц» в странах Восточной Европы (заметную роль в этом вопросе сыграло исследование Г.В. Голосова), а также при анализе роли коммунистической оппозиции на разных фазах ее развития и при рассмотрении ее результатов в разных избирательных циклах и в разных регионах.

При анализе характеристик общественных ожиданий на разных этапах рассматриваемого процесса использовались социологические методы, конкретный материал для которых образовали данные многочисленных социологических исследований, проведенных в рассматриваемый период ФОМ, ВЦИОМ, РНИСиНП, Левада-Центром и т.д., исследования М.Горшкова, И Клямкина, Ю. Левады, В. Петухова и Л. Бызова.

Исторический анализ был применен при рассмотрении общей динамики развития коммунистической оппозиции, начиная с рубежа 80-90-х гг. XX века, хода политической борьбы в самом коммунистическом движении.

Среди рабочих методов исследования можно назвать изучение литературных и документальных источников, политических результатов противостояния власти и оппозиции, в первую очередь отражавшиеся на итогах электоральных кампаний, анализ данных социологических опросов.

Научная новизна. Диссертация представляет самостоятельное теоретическое исследование природы современной коммунистической оппозиции в России. Проведена аналитическая работа, позволившая автору на базе положений политологии обосновать и применить соединение системного анализа и генетической модели образования партий к анализу внутренних проблем и противоречий оппозиционного начала в его взаимоотношениях с властью, при этом особое внимание было уделено именно внутреннему противостоянию образующих это движение начал.

1. Обоснована возможность рассмотрения политической оппозиции с точки зрения AGIL-схемы Парсонса как самостоятельной системы (в отличие от традиционного рассмотрения, при котором оппозиция рассматривается как часть системы в рамках диады «власть-оппозиция»). Оппозиция рассматривается как образуемая двумя главными составными – ее относительно организованной частью и стихийным компонентом в лице существующих настроений и ожиданий общества, которые подлежат интеграции посредством исполнения функций агрегации и артикуляции последних ее организованным началом, выступающим в рамках данной системы как носитель скрытых властных функций.

2. Раскрыто как в теоретически концептуальном плане, так и в конкретно-политическом выражении авторское понимание ситуации образования современной коммунистической оппозиции в России как создаваемой, хотя и родственными, но нетождественными расколами в обществе, обладающими разной генетической природой: мировоззренческого раскола 1991 г., далее именуемого расколом «по вере», и социально-экономического раскола, образованного экономическим курсом, проводимым в стране с 1992 г.

3.Выявлено влияние позднесоветского темперамента, свойственного в первую очередь организованной части коммунистической оппозиции на ее политические, поведенческие качества и осуществляемое ею самоопределение в поле идеологических альтернатив.

4.Показано в динамике самоопределение коммунистической оппозиции в системе оппонирования власти, на разных этапах меняющего ее роль в конфигурации форматов триады «системная - внесистемная - антисистемная».

5.Раскрыта проблема агрегации организованной частью оппозиции, образованной расколом «по вере», интересов начала, образованного социально-экономическим расколом, и их артикуляции коммунистическим движением в его взаимоотношениях с властью как носящих неполный характер, ограниченный и последствиями влияния позднесоветского темперамента, и разным генетическим характером названных расколов.

6.Определены характерные черты поля стихийных ценностных ожиданий и предпочтений, доминирующих в российском обществе в указанный период, лежащих в основе масштабности влияния и существования коммунистической оппозиции.

7.Выявлена неустойчивость социокультурного характера интеграции общественных расколов, образующих системные начала коммунистической оппозиции в современной России, допускающей возможность перехвата властью оппозиционного дискурса и механизмов интеграции ожиданий социально-экономического раскола.

8.Приведены обоснования перспективности коммунистической оппозиции в развитии политического процесса современной России как с точки зрения соответствия ее базовых ценностных и концептуальных установок доминирующим в массовом сознании ценностям и ожиданиям, так и с точки зрения эффективности стратегического самоопределения в поле идеологических альтернатив при рассмотрении его в трех плоскостях:

-отношение политической позиции коммунистов и сознательной идеологической позиции, избираемой различными группами;

-отношение политической позиции коммунистов и готовности общества к тому или иному политическому поведению;

-отношение политической позиции коммунистов и стихийно-идеологических ожиданий общества.

Главное, что представляло интерес в этом отношении, – насколько коммунисты способны соединять свои идеологические цели с целями и интересами общества.

Основные положения, выносимые на защиту. Коммунистическая оппозиция как значимый и соразмерный власти фактор политической жизни в значительной степени может считаться особенностью современной России в сравнении с другими странами, в которых коммунистические партии утратили власть в ходе трансформаций конца 80-х - начала 90-х гг. Проведенное исследование позволяет сделать вывод о следующих характерных чертах генезиса:

1. Коммунистическая оппозиция в своем описанном качестве образуется как продукт родственных, но нетождественных расколов общества: раскола «по вере» 1991 г. и социально-экономического раскола 1992 г., интегрированных не социально-экономическими, а социокультурными моментами, обусловившими при всей масштабности ее частичный и относительно неустойчивый характер.

2. Исследование показывает, что генезис оппозиции проходит три основные фазы, обусловленные существовавшими на тот или иной момент фокусами противостояния как внутри себя, так и с властью по тем или иным поводам: внесистемного противостояния с властью - до 1996 г., выполнения системной политической роли при декларируемой внесистемной самоидентификации – до 2000 г, исчерпания этих обеих ролей и поиска антисистемной идентификации – по настоящий период.

3. Неполный характер интеграции продуктов названных расколов, вызванный доминированием в ней социокультурных моментов, создал основу для разрушения этой интеграции при принятии властью после 2000 г. нового дискурса и перехвата у оппозиции механизмов смысловой интеграции.

Анализ коммунистической оппозиции в современной России позволяет выделить, как минимум, следующие глубокие противоречия:

4. В основе ее образования изначально было заложено противоречие между ценностной ориентацией организованной части оппозиции, собственно коммунистического движения и социально-экономическими интересами достаточно широких масс, на поддержку которых она опиралась. Данное противоречие во многом выступило ограничением возможностей политического действия оппозиции, ориентируя его на цели, более близкие и понятные организованной части и не в полной мере обеспечивающие мобилизацию потенциальной общественной поддержки ее требований.

5. Это противоречие в значительной степени, на уровне политического действия, выразилось в противоречии между консервативным политическим темпераментом коммунистического актива, сформированным позднесоветской стабильной реальностью, и радикальными ожиданиями широких социальных групп, пострадавших от экономической политики власти и кризисного развития 90-х гг. В своей постановке стратегических и тактических целей коммунистическое движение, с одной стороны, переоценивало готовность общества поддержать его традиционные лозунги, с другой – недооценивало степень левизны общества и радикальности его стихийных требований.

6. На доктринальном и проектном уровне указанное противоречие нашло свое выражение в противоречии между в значительной степени понятной, постоянной апелляцией коммунистического движения к образам прошлого общественного устройства, невольно перераставшей в апелляцию к прошлому как таковому и, с одной стороны, авангардным, прорывным характером базовой идеологической доктрины, на преемственность с которой оно претендовало, а с другой – с объективной общественно-исторической и цивилизационной потребностью цивилизационного прорыва и перехода страны к полноценному постиндустриальному развитию.

Вместе с тем, вызванные указанными противоречиями ограничения и внутренние слабости коммунистической оппозиции не исключают возможностей ее будущего усиления и наличия у нее серьезных политических и социальных перспектив. Напротив, данные противоречия потенциально выступают стимулом собственного преодоления. В результате проведенного исследования представляется, что возможные перспективы коммунистической оппозиции обусловлены следующими моментами:

7. На сущностном уровне базовые установки и ориентации современной коммунистической оппозиции в России и общие контуры и стихийно идеологическая ориентация ожиданий значительной части российского общества являются родственными и в большой степени объективно совпадают. Это доказывается данными многочисленных социологических исследований, проведенных в разные годы разными центрами изучения общественного мнения, приведенными в представляемой работе.

8.Хотя в данный момент мы можем говорить о разрушении достигнутой в 90-е годы социокультурной интеграции генетических расколов, лежавших в основе масштабности и значимости коммунистической оппозиции, при преодолении консервативного политического темперамента коммунистического движения и переориентации его на выражение социально-экономических интересов и ожиданий значительных слоев общества, носящих в целом левый характер, возможно достижение нового, более прочного типа интеграции образующих оппозицию расколов, что при широком распространении в обществе идеологически и социально родственных коммунистической ориентации установок может привести к резкому повышению влиятельности коммунистической оппозиции.

9.В настоящий момент исследователи в основном связывают будущие возможности коммунистической оппозиции в России с выбором в рамках дилеммы: «социал-демократизация», подобная осуществленной рядом бывших компартий Восточной Европы (в Болгарии, Польше, Венгрии), либо своего рода «красный голлизм», связываемый с окончательным освоением «левонационалистической» ниши. Проведенный анализ позволяет в этом усомниться и дает основания утверждать, что обеспечение новой, на этот раз более полной интеграции с полем социально-экономического протеста, в нынешних условиях перспективно лишь при возврате коммунистической оппозиции к прогрессистско-прорывной самоидентификации, выдвижении альтернативного проекта развития, ориентированного на актуализацию коммунистической доктрины применительно к условиям постиндустриального общества.

На доктринальном уровне это соответствует базовым идеологическим установкам коммунистической идеологии, связанным с превращением науки в непосредственную производительную силу, выведением человека из непосредственного процесса производства и его постановкой над ним в качестве организатора и контролера. На уровне обеспечения национальных интересов страны это соответствует задачам преодоления энтропийного кризиса 90-х гг. и создания экономики, способной в современную эпоху гарантировать реальное обеспечение суверенитета страны. На уровне социальной проблематики это ведет к созданию реального экономического потенциала, способного обеспечить значимое и резкое повышение уровня благосостояния общества и, что более важно, открыть возможности реализации творческого потенциала личности.

Теоретическая значимость исследования. Решение диссертантом круга теоретических и историко-политических задач, связанных с анализом и новым осмыслением генезиса и развития коммунистической оппозиции, ее характерных черт в современных условиях, становления и развития ее противоречивой природы, позволяет глубже рассмотреть как некоторые общие закономерности взаимоотношения власти и оппозиции, имеющие в современных российских условиях определенную новизну, так и значительно прояснить природу данного явления в современной России. Открывается возможность использования предложенных приемов и полученных выводов к другим странам, проходящим схожий процесс трансформации.

Диссертант показал, что использование синтеза системного и генетического подходов способствует лучшему пониманию природы политического процесса современной России. Данное исследование является одним из моментов изучения коммунистического феномена и как мирового и цивилизационного явления.

Это играет роль и в развитии такого важного направления современной политической науки, как оппозитология.

Практическая значимость исследования. Результаты исследования будут полезны при анализе и прогнозировании политических процессов в России, связанных с деятельностью партий, их взаимодействием с государством, влиянием на развитие гражданских институтов. Могут способствовать работе над комплексным анализом проблем сбалансированного представительства и повышения влияния мало представленных в настоящее время социальных и экономических групп.

Материалы диссертации могут быть использованы для подготовки учебных пособий по сравнительной политологии, политической социологии, политической истории, курсу «Политические отношения и политический процесс в современной России», в ходе преподавания политологических дисциплин, подготовки лекционных курсов и проведении семинарских занятий, при разработке спецкурсов и спецсеминаров.

Апробация работы. Анализ и выводы, содержащиеся в представленной работе, были в той или иной мере отражены в докладах и выступлениях на семинарах и «круглых столах» Московского Центра Карнеги в рамках исследовательской программы «Российская внутренняя политика и политические институты», исследовательских проектов центра, посвященных избирательным циклам 1999-2000 и 2003-2004 гг., на итоговой конференции Московского Центра Карнеги, посвященной результатам парламентских выборов 1999 г. (январь 2000 г.) г). Также в пленарном докладе на межвузовской научной конференции «Вторая мировая война и современный мир», проведенной Институтом военной истории Министерства обороны РФ и Международным независимым эколого-политологическим университетом в апреле 2005 г., выступлениях автора на многочисленных круглых столах и семинарах, проводимых на протяжении этих лет различными аналитическими центрами и обественно-политическими изданиями, - такими, как Экспериментальный творческий центр (Центр С. Кургиняна), Институт национальной стратегии, Центр «Новая политика», РАУ-Корпорация, Фонд Горбачева, «Альтернативы», «Независимая газета», ПОЛИС, «Политический журнал», «Литературная газета», «Родная газета», выступлениях на Центральном телевидении (программы «Пресс-клуб», «Глас народа»), серии передач Русской службы Би-Би-Си и т.д.

Выводы исследования нашли отражение в авторской монографии, ряде коллективных монографий и статей.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры мировой и российской политики философского факультета Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова и рекомендована к защите.

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

загрузка...