Delist.ru

Коммунистическая оппозиция в современной России: генезис, противоречивость, перспективы (20.02.2007)

Автор: Черняховский Сергей Феликсович

Можно отметить две основные проблемы, которые слабо решаются или в целом не решаются в современной специальной литературе.

Во-первых, крайне мало работ, посвященных целостному анализу проблемы, рассматривающих комплексно процесс становления данного движения во взаимовлияниях его отдельных составных частей.

Во-вторых, коммунистическое движение, как уже отмечалось, рассматривается преимущественно как политическая сила. Это понятно и отчасти оправданно. Однако вся история поражений и успехов коммунистов заставляет искать в его сущности нечто большее.

Нельзя отрицать, что комдвижение обладает устойчивым ценностным ядром, ритуалами, символами веры, использует для общения язык, отличный от утвердившегося в обществе, несет особую культуру и обычаи. Не следует гиперболизировать эти особенности, но нельзя не замечать их наличия.

Кроме того, как также отмечалось выше, практически отсутствует рассмотрение коммунистического движения как сложного, внутренне противоречивого явления. В данном случае имеется в виду не столько неоднородность идеологических установок и чисто политические противоречия между группами и течениями, которые достойны отдельного изучения, но противоречивость составляющих его социальных начал.

Основная рабочая гипотеза. Автор высказывает предположение, что начавшийся в конце 80-х гг. XX века в России период противоречивых трансформаций, не только вернул в политическую реальность противостояние по линии «власть - оппозиция», но и привел к сложной конфигурации ее политически организованной части и тех социальных настроений и ожиданий достаточно широких масс, на которые она опиралась в противостоянии с властью, что требует поиска новых методологических оснований и инструментов исследования в рамках «оппозитологии». Выдвигается гипотеза, что изучение современной коммунистической оппозиции наиболее успешно может быть осуществлено при ее рассмотрении как системы, состоящей из относительно генетически неоднородных компонентов, в которой ее организованная часть и социально питающие ее стихийные ожидания являются продуктом разных расколов общества, образовавшихся в начале 90-х гг. Это дает основание использовать для ее анализа соединение трех аналитических подходов: системного, герменевтического и генетического, условно характеризуемое как «системно-генетический подход».

Автор исходил из такого понимания оппозиции, которое не тождественно пониманию политического движения и политической партии.

Под партией в данном случае традиционно понималось образование, имеющее устоявшуюся организационную структуру, обладающее идеологией, апеллирующее к поддержке граждан и, что самое главное, борющееся за власть. В более концентрированном виде под политической партией автор понимает организацию для борьбы за власть.

Под движением автор в данном случае понимает не тип образования, имеющий меньшую в сравнении с партией внутреннюю жесткость, а совокупность образований, объединяемых общей ценностно-политической тенденцией.

Под коммунистической оппозицией понимается не структурное образование, оппонирующее власти, а совокупность подобных образований и структур определенного вектора массовых настроений и ожиданий общества, придающих этим образованиям силу, достаточную не только для заявления «отличности» своей позиции, но и позволяющую оказывать на власть существенное давление, заставляющее последнюю корректировать свой курс или прилагать особые усилия для преодоления такого давления.

Коммунистическое движение рассматривается не как обладающее статусом оппозиции по определению, а как политико-ценностная тенденция, первоначально не обладающая качествами реальной, конкурирующей с властью силы, опирающаяся на свое психологическое и ценностно-образное неприятие новой реальности, но приобретающая черты реальной политической оппозиции по мере совпадения ценностно-политических установок с ожиданиями и настроениями значительной части общества.

Автор исходит и из того, что оппозиционная роль коммунистических образований не является однозначной, а меняется в зависимости от своего развития и политической конъюнктуры в отношениях с властью. Соотношение оппозиции и власти, обычно трактуемое в категориях «системность - антисистемность (внесистемность)», при сохранении тех же субъектов противостояния может менять свои черты. Автор исходит из предположения, что внесистемность не тождественна антисистемности, роль оппозиции целесообразно рассматривать в формате триады: «системная – внесистемная - антисистемная». При исполнении системной роли, как известно, оппозиция претендует не на изменение или уничтожение политической системы, в которой она действует, а на установление контроля за ней, получение доступа к ключевым звеньям системы.

Внесистемность, по мнению автора – такое качество оппозиции, когда, являясь по тем или иным основаниям, в частности ценностным и мировоззренческим, особым миром, особой политико-ценностной системой по сравнению с властью, она претендует на ее замещение. Системы в данном случае взаимодействуют только в своем противостоянии, отрицая друг друга в смысле «отрицания-изничтожения». Антисистемность – более жесткое противостояние, где оппозиция не рассматривает себя как самодостаточную систему, а, предлагая обществу альтернативу не только институциональную, но и проектную, предлагает разрушить существующую властную и проектную систему и создать новую. В данном случае оппозиция и власть не взаимодействуют, в прямом смысле, а отрицают друг друга в смысле «отрицания-преодоления». При системной роли оппозиция не ставит вопрос о замене существующей властной системы, при «внесистемных» отношениях - обращается к обществу как к арбитру, роль которого сводится к согласию на ее доминирование, при антисистемных - предлагает обществу вместе создать новую систему.

Оппозиция может в условиях высокой динамичности политического процесса и по мере своего становления менять ролевую функцию, в одной комбинации являясь внесистемной, в иной - системной либо антисистемной.

Это дает возможность по-другому взглянуть на проблемы противостояния коммунистической оппозиции с властью в современной России, глубже осознать как причины быстрого подъема коммунистического движения в начале 90-х гг., так и того, что последнее не сумело в полном объеме использовать открывавшиеся перед ним политические возможности и заметно снизило свое влияние с установлением в стране нового правления. В конечном счете, применение этих подходов служит более эффективному исследованию современной политической реальности, дает возможность глубже понять проблемы современной российской оппозиции, выявить дисфункции во взаимодействии ее частей и ее общую слабость во взаимоотношениях с властью, совершенствовать инструментарий прикладных политических исследований современной российской политики.

Объектом исследования является генезис коммунистической оппозиции в современной России как противоречивого явления, не только противостоящего власти, но и включающего определенное «противостояние», несовпадение собственно организованного коммунистического движения и стихийных социальных ожиданий и настроений поддерживающих его социальных масс.

Предмет исследования: взаимодействие образующих коммунистическую оппозицию начал в его влиянии на ее роль и место в политическом процессе современной России, характер ее отношений с властной системой, эффективность ее деятельности.

Цель и задачи исследования. Целью работы является рассмотрение генезиса и перспектив коммунистической оппозиции в современной России с учетом анализа изменения характера ее отношений с властью и исследование противоречивости данного явления как предполагающего сложное взаимодействие между его политическими и социокультурными составляющими.

В связи с этим в работе ставятся следующие задачи:

-рассмотреть теоретические основы изучения коммунистической оппозиции в современной России;

-исследовать образование коммунистической оппозиции как продукта интеграции расколов, возникших в 90-е годы XX века в стране, характер и особенности борьбы за самоидентификацию;

-проанализировать генезис коммунистической оппозиции в современной России, его характерные черты и этапы;

-проследить изменение типа отношений коммунистической оппозиции с властью в зависимости от избираемого типа самоидентификации в пространстве политических альтернатив;

-выявить характер стихийных социально-экономических ожиданий общества как основы влиятельности коммунистической оппозиции;

-проследить внутренние ограничения избранной самоидентификации и достигнутой интеграции оппозиции на разных этапах ее противостояния с властью;

-проанализировать перспективы политической деятельности коммунистической оппозиции в зависимости от политического самоопределения в новом поле идеологических альтернатив;

-выявить перспективы коммунистической оппозиции в пространстве нарождающегося постиндустриального социума.

При этом следует особо оговорить: само по себе политическое пространство современной России, что характерно для переходных периодов, отличается высокой динамикой изменения конфигурации противостояния политических субъектов и институционального дизайна. Неизбежно присутствует и относительно высокая динамика взаимоотношений составных компонентов коммунистической оппозиции, что при анализе данного явления предопределяет необходимость использования политико-исторического подхода как наиболее эффективного в названных условиях.

За неполные пятнадцать лет своего существования коммунистическая оппозиция проходит в своем развитии и взаимоотношениях с властью минимум три этапа, выявление особенностей которых возможно было лишь при активном использовании политико-исторического анализа.

Методология исследования. При написании работы автор учитывал подходы, существующие в многочисленной литературе по проблеме, стремясь соединить системный, исторический и психологический подходы в рамках общего диалектического подхода к проблеме.

Системный подход, в частности положения Т. Парсонса и его AGIL- схема системы политики, были использованы и при определении типа отношений между оппозицией и властью, (автор опирался в этом вопросе на подходы, обоснованные А.Г.Тановой), и при рассмотрении оппозиции как самостоятельной системы отношений между организованной частью оппозиции и ее стихийным компонентом – настроениями общества.

С этой точки зрения мы можем сказать, что рассматриваемая в исследовании коммунистическая оппозиция как самостоятельная система предполагает, что в ней самой должны выполняться описываемые AGIL- схемой функции адаптации системы к условиям окружающей политической среды, постановки целей и их преследования, целеориентации, внутренней интеграции элементов системы, воспроизводства базовых ценностей и нормативных целей, латентного сохранения образца.

Социально-философский подход, выводы герменевтики были использованы при изучении соответствия установок собственно коммунистических структур этим ожиданиям, готовности оппозиционного субъекта понять и осознать эти ожидания как «другого», который должен быть понят при агрегировании и артикуляции его интересов. Основу этого в работе составили подходы П. Рикера, Х.-Г. Гадамера. Речь идет о том, что одной из задач коммунистического организованного начала, собственно коммунистического движения является полноценное «понимание» родственных стихийных ожиданий масс, преодоление соблазна установки на «монологическое отношение» с ними, в котором установки первого начинают доминировать над вторым, замещать их в политической артикуляции, на деле ограничивая объективный потенциал социальной поддержки самого оппозиционного субъекта.

В работе были учтены исследования по системе политической культуры, оппозиционного сознания и поведения, представленные в трудах Г. Алмонда и С. Вербы, С.А. Гроха, А.Д. Морриса, П. Турина, A. Миллера, В. Тэйлор, а также – аналитические подходы А.С. Панарина и М.М. Назарова. При исследовании феномена оппозиции использовались выводы Ф.Бэргхорна, О. Кирхаймера, X. Линца, Дж. Сартори, результаты исследований В.П. Пешкова, А.Г. Тановой и Л.Н. Тимофеевой, в частности идея последней о возрастании роли и значения информационно-коммуникативной составляющей в проблеме оппозиции.

Анализ партийной составляющей оппозиции, ее организованного начала осуществлялся с учетом подходов К. фон Бойме, Ж. Блонделя, Дж. Брайса, М. Вебера, М. Дюверже, С. Липсета, К. Лоусона, Дж. Ла Паломбары, Р. Макридиса, Д. Сартори, С. Эльдерсфельда, Д. Эптера, Д. Юма, а также отечественные исследования В.А. Борисова, В.Д. Виноградова, Б.И. Зеленко, Б.А. Исаева, С.Б. Радкевича, В.Е. Федоринова.

При определении составных оппозиции как продуктов разных расколов была использована генетическая модель, предложенная С.М.Липсетом и Ст. Рокканом.

Применительно к исследованию названного объекта это давало основания рассмотреть его как систему, ведущие компоненты которой образованы разными расколами: собственно коммунистическое движение – расколом «по вере», социальная основа – социально-экономическим расколом общества.

На первое место в исследовании, таким образом, выходит проблема осуществления в рамках оппозиции продуктов разных расколов, что повышало значимость исполнения AGIL-функций и решения герменевтических вопросов.

Автор в принципе исходил из приоритета классового подхода в исследовании политических сил, максимально развитого К. Марксом и В.И. Лениным. Но диалектика рассматриваемого состояния, в понимании которой автор опирался на учения Г.В.Ф. Гегеля и К. Маркса, именно с точки зрения классового подхода не позволяла опереться на него в непосредственном виде. Его применение в полной мере возможно лишь в условиях сложившихся классов с их самоидентификацией. При их отсутствии на первый план выходят психологические, эмоциональные стимулы, происходит как бы снятие классового подхода, обусловленное именно его последовательным применением.

Политическая сила, основывающая свою деятельность на подобных стимулах, с одной стороны, приобретает устойчивость в противостоянии, но, с другой - эмоциональное в ее поведении начинает одерживать верх над рациональным, в результате чего она не может адекватно оценивать сами эмоциональные компоненты общества, на поддержку которого претендует.

загрузка...