Delist.ru

Социально-экономическое развитие депрессивных регионов: концепция, механизм реализации (на примере Республики Дагестан) (19.09.2007)

Автор: Гаджиев Рауф Нигматуллаевич

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость определяется актуальностью поставленных задач и достигнутым уровнем разработанности рассматриваемых проблем. Результаты исследования позволяют расширить теоретические представления о причинах и последствиях дифференциации регионального развития, роли государства в управлении развитием депрессивных регионов и сглаживании межрегиональных диспропорций.

Практическая значимость исследования состоит в анализе факторов, предпосылок и критериев формирования депрессивных регионов и выработке рекомендаций по совершенствованию их социально-экономической политики, направленных на поэтапное формирование самодостаточной экономики. Основные результаты исследования могут получить практическое применение в деятельности федеральных и региональных органов власти при разработке концепции и стратегии социально-экономического развития депрессивных территорий, направленных на их выход из кризисного состояния, и реализующих их федеральных целевых программ различного уровня.

Разработанная в работе экономико-математическая модель управления депрессивным регионом с учетом развития теневого сектора может быть использована соответствующими органами власти в качестве инструментарно-методического обеспечения при оценке уровня теневого сектора в отраслях экономики и определении оптимального уровня капиталовложений в организацию новых рабочих мест при формировании комплекса мероприятий, направленных на стабилизацию рынка труда, снижение безработицы, реструктуризацию экономики, стимулирование развития тех или иных ее отраслей.

Теоретические выводы и положения, представленные в диссертации, могут применяться в процессе преподавания курсов «Национальная экономика», «Региональная экономика», «Государственное управление и экономическая политика», «Математические методы в экономике».

Апробация результатов работы. Разработанные в диссертации положения и рекомендации, модели и методики прошли апробацию и используются Министерством экономики, торговли, международных и внешнеэкономических связей Республики Дагестан при разработке и корректировки программ социально-экономического развития Республики Дагестан.

Полученные теоретические, методологические и практические результаты поэтапной разработки проблемы докладывались и обсуждались на международных и региональных научных и научно-практических конференциях, семинарах.

Теоретические выводы, основные положения и результаты исследования использованы при разработке учебно-методического обеспечения учебного процесса в ФГОУ ПОУ Махачкалинский филиал Северо-Кавказской академии государственной службы в учебно-методических комплексах по курсам «Региональная экономика», «Национальная экономика».

Публикации результатов исследования. Основное содержание диссертации и результаты исследований отражены в 26 публикациях (в том числе в 3-х авторских монографиях), ряде брошюр и статей в центральных журналах, рекомендуемых ВАК Российской Федерации, индивидуальном учебном пособии, общим объемом 56,81 п.л., из них авторский вклад составляет 56,51 п.л.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, 12 параграфов, объединенных в четыре главы, заключения, списка использованных источников, включающего 330 наименований, и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Первая группа проблем, рассматриваемых в диссертации, содержит исследование теоретико-концептуальных подходов к определению роли и функционального назначения региона как формы территориально-локализованной экономической системы и выявлению основных причин дифференциального регионального развития, анализ критериев определения депрессивных территориальных образований в воспроизводственной системе национальной экономики, путей снижения депрессивного характера региональных экономик.

В работе осуществлен анализ причин неравномерного социально-экономического развития различных регионов, составляющих пространство современной России, который показал, что среди таких причин следует выделить как объективные, выражающие естественные различия природно-климатических, историко-географических и других подпространств организации территориального устройства Российской Федерации, так и комплекс субъективных причин, связанных с неадекватными политическими и экономическими решениями, противоречащими социальным целям реформирования отечественной экономики.

Показано, что особенностью регионального деления для России является возможность понимания под «регионом» различных уровней территориального устройства (рис.1).

Рис. 1. Иерархическая структура регионального деления на территории

Российской Федерации

Таким образом, уточнение понятия «регион» может помочь в решении ряда проблем управления развитием страны и ее регионов, которое следует закрепить законодательно. Отмечено, что лишь регионы, формируемые на базе административно-территориального деления, имеют организационно завершенную систему законодательных и исполнительных органов власти и управления. В связи с этим в рамках исследования экономически целесообразно определить ЮФО как регион, что позволит осуществлять выработку стратегии и реализацию эффективного управления его развитием. Это также не будет противоречить тому, чтобы рассматривать в качестве регионов отдельные его составляющие, такие как Ростовская область, Краснодарский край, Республика Дагестан и т.д.

Далее в работе осуществлен анализ критериев определения депрессивных регионов. Показано, что основными критериями при этом являются показатели низкого уровня жизни населения, недостаточного развития социальной сферы, высокого уровня безработицы. Принципиальным отличием депрессивных регионов от отсталых (слаборазвитых) является тот факт, что при более низких, чем в среднем по стране, современных социально-экономических показателях в прошлом эти регионы были развитыми, а по некоторым производствам занимали ведущие места в стране. Как правило, эти регионы имеют достаточно высокий уровень накопленного производственно-технического потенциала, значительную долю промышленного производства в структуре хозяйства, относительно высокий уровень квалификации кадров. Однако по разным причинам (из-за падения спроса на основную продукцию или снижения ее конкурентоспособности, истощения минеральных ресурсов или ухудшения геологических условий и т.п.) эти регионы потеряли свое былое экономическое значение и относительные преимущества.

С точки зрения продолжительности депрессивного состояния целесообразно различать две группы регионов: дореформенные депрессивные регионы, регресс которых начался в дореформенный период, а в процессе реформ их положение еще более ухудшилось; новые депрессивные регионы, которые в дореформенный период поддерживали относительно высокий уровень развития, но в последние годы (в основном, в связи с изменением рынка сбыта продукции и условий выхода на рынок) попали в состояние кризиса и не имеют необходимых условий для выхода из него.

К числу «новых депрессивных» могут быть отнесены не только регионы, оказавшиеся в бедственном положении из-за распада СССР, когда сразу «оборвались» не столько экономические, сколько технологические связи по поставкам сырья или сбыта готовой продукции, но и регионы, которые в силу развернувшихся в реформируемой России политических процессов стали субъектами Российской Федерации. Новые субъекты Федерации, такие как Республика Адыгея, Республика Алтай КЧР, Республика Дагестан и другие, получившие статус субъектов Федерации в перестроечное время, сразу попали в депрессивную ситуацию. Для этих территорий были оборваны связи в региональной системе страны, но для этих регионов оказались разрушены те органические связи, которые были достаточно эффективны в рамках прежних взаимоотношений этих новых субъектов Федерации с их прежними регионами - партнерами.

Таким образом, можно сформулировать два основных признака депрессивной территории: темпы спада производства, снижение уровня жизни, наличие негативных экологических, демографических, социокультурных и иных тенденций на депрессивной территории выше как общероссийских, так и макрорегиональных показателей; депрессивные территории представляют собой компактные образования, являющиеся точками депрессивных напряжений; число таких точек зависит от того, какие параметры опережающего спада производства и в каких определяющих условиях признаются недопустимыми и требующими немедленных регулятивных мер (санации). Это требует выработки новых подходов к формированию эффективной региональной политики государства, направленной на сглаживание резких территориальных диспропорций, а также учитывающей особенности возникновения и развития депрессивных тенденций на территорий каждого субъекта Федерации.

Ко второй группе проблем относятся анализ теоретико-модельного инструментария и факторов формирования программно-целевых методов управления развитием, исследование методологии формирования и корректировки программ социально-экономического развития депрессивных регионов, формирование предложений по совершенствованию управления развитием депрессивных регионов в условиях трансформации социально-экономических систем.

В работе показано, что выделение региональных образований в составе субъектов РФ связано с тем, что управление всеми сферами общественной жизни из единого центра неэффективно, так как при этом теряется оперативность управления, нерационально формируется информационное обеспечение. Экономическое пространство может быть действительно единым только при обеспечении свободы движения товаров, капиталов, рабочей силы и информации. При этом государство всегда осуществляет контроль за обеспечением на всей его территории системы социальных гарантий, признанных общественно необходимыми. Экономический механизм российского федерализма, так же как и все атрибуты этой формы государственности, находится в стадии становления, поэтому важно в первую очередь выяснить его специфическую роль в укреплении интеграционных начал социально-экономического развития страны. На всей территории страны должно создаваться и укрепляться единое рыночное пространство, т.е. единый общероссийский рынок с многообразными экономическими связями, и проводиться единая государственная межрегиональная и региональная политика. Предстоит разработать новую политику государства в этой области, предусматривающую определение целей деятельности государства, обоснование задач регионального развития, то есть разработку региональной стратегии.

Исследование социально-экономического положения российских регионов и развития показывает, что можно было бы избежать или, по крайней мере, предупредить социальные риски, которые генерировались структурными дисбалансами в экономике и социальной сфере, и, как следствие, обусловили суженное воспроизводство социальных ресурсов. Все это стало следствием глобальных просчетов в управленческих действиях на разных уровнях государственной власти и свидетельствует о крайне низкой культуре управления социальными процессами в стране и регионах и о том, что в условиях перехода к рыночной экономике многие важнейшие сферы жизнедеятельности социума и социально-территориальных общностей были преступно отданы рыночной стихийности.

Разрыв между верхней и нежней децилями (10 % самого бедного и самого богатого населения) по уровню дохода является четырнадцатикратным и последние десять лет практически не снижается. Доля населения, которое живет в условиях абсолютной бедности, т.е. испытывает затруднения с удовлетворением базовых потребностей, составляет, по данным Г.А. Явлинского, менее 35 %. А по данным известного российского экономиста, директора Института Европы РАН Н.П. Шмелева, разница в доходах между 10 процентами самых обеспеченных россиян и 10 процентами малообеспеченных официально 15:1, а неофициально, что, по его мнению, точнее 60 : 1. За одну и ту же работу зарплата в России в среднем в 5-10 раз меньше, чем в европейских странах. Бюджеты передовых социально ориентированных стран предусматривают следующее соотношение: 1 дол. на пушки и 3-4 дол. на образование, медицину, социальное обеспечение и т.д., а у нас соотношение этих расходов 1 : 1.

На наш взгляд, методологически целесообразно обратиться к рассмотрению динамики такого важного индикатора регионального развития, как валовой региональный продукт. Именно ВРП создает информационную базу для построения государственной и внутрирегиональной социально-экономической политики и может выступать в качестве инструмента осуществления конкретных направлений региональной государственной политики, к примеру таких, как проведение анализа дифференциации уровней социально-экономического развития регионов России, их типологизации, с последующей разработкой мер государственного развития, т.е. интересующего нас государственного управления и его инновационных методов.

Проведенный в работе анализ позволяет констатировать весьма значительную дифференциацию субъектов РФ по величине произведенного ВРП на душу населения. Объединение регионов в федеральные округа несколько сглаживает региональные диспаритеты, но не снимает проблемы чрезмерного отставания отдельных регионов по уровню экономического развития (рис. 2).

1 – Центральный федеральный округ 5 – Уральский федеральный округ

2 – Северо-Западный федеральный округ 6 – Сибирский федеральный округ

3 – Южный федеральный округ 7 – Дальневосточный федеральный округ

4 – Приволжский федеральный округ

Рис. 2. ВРП на душу населения по федеральным округам в 2002-2004 гг.,

% к среднероссийскому уровню

К примеру, Ростовская область по производству ВРП в пересчете на душу населения в 2005 г. занимает 57 место среди субъектов РФ, а Республика Дагестан – 78 место (табл. 1).

Важным фактором, влияющим на формирование депрессивных тенденций на территории субъектов ЮФО является характеристика отраслевой структуры ВРП, анализ которой осуществлен в работе и дается в сравнении по Российской Федерации, Южному Федеральному округу и регионам ЮФО (табл. 2).

Показано, что по сравнению с РФ, Южный Федеральный округ отличается большим удельным весом отраслей, производящих товары (промышленность, сельское хозяйство и строительство), и, соответственно, меньшей долей сферы услуг.

Таблица 1

Валовой региональный продукт на душу населения по субъектам Российской Федерации, входящим в состав Южного федерального округа

(в текущих основных ценах; тыс. руб.)

2000 2001 2002 2003 2004 2005

Российская Федерация 39 532,3 49 474,8 60 611,4 74 884,9 97 864,8 125 773,7

загрузка...