Delist.ru

Hi-Tech: динамика взаимодействий науки, общества и технологий (19.08.2007)

Автор: Жукова Елена Анатольевна

Происходит трансформация самоидентичности науки и ученых. Развитие технонауки вызвало к жизни и стимулирует все более широкое распространение идентичности «ученого-бизнесмена» (П.Д. Тищенко), т.е. ученого, самостоятельно занимающегося реализацией своих открытий и изобретений. От современного ученого требуются совершенно новые профессиональные качества (например, деловая инициатива и предприимчивость), знания (по маркетингу, менеджменту, бухгалтерскому учету, праву на интеллектуальную собственность и т.п.), а также понимание механизмов формирования и реализации инновационных проектов, умения оценивать коммерциализуемость научных результатов и реализовывать их на рынке инновационных продуктов.

Таким образом, сегодня наблюдается становление технонауки как новой формы взаимодействия науки, производства и бизнеса, а также нового профессионального сообщества, с новой профессиональной этикой, которая будет регулироваться не только этическими нормами «большой» и «малой» науки, но и бизнес-этикой. В оценке технологии важными становятся не столько те возможности, которые может дать ее использование с точки зрения ее функциональности, а инвестиционная привлекательность проекта, объемы потенциального спроса, конъюнктура товарных рынков и мн.др. (Д.В. Пилипишин). В этих условиях становится особо важным вскрытие механизмов взаимодействий науки, технологической сферы и бизнеса, которые пока еще остаются непроясненными.

В п. 3.2. проанализированы «Механизмы взаимодействия науки, технологической сферы и бизнеса в процессе создания Hi-Tech». Выявление механизмов взаимодействия науки, производства и бизнеса в диссертации осуществлялось с позиций информационно-синергетического подхода, разработанного И.В. Мелик-Гайказян. Этот подход позволяет исследовать информационные механизмы самоорганизации в социокультурных системах. Как установлено диссертантом, создание высоких технологий представляет собой информационный процесс, а в процессе взаимодействия с социокультурными системами высокие технологии вызывают эффекты самоорганизации этих систем.

Философская традиция исследования процессов имеет истоки в трудах А. Уайдхеда. Он выделял два вида процессов: «сращение» и «переход». Сращение представляет собой процесс конституирования новой реальности, переход – восхождение от достигнутого в результате сращении к новой реальности, подготавливающее основания для следующего сращения. И.В. Мелик-Гайказян показала, что процесс перехода (по А. Уайдхеду) соответствует детерминистическому этапу, а процесс сращения – телеологическому этапу информационного процесса. В рамках информационно-синергетического подхода были разработаны информационные модели интерпретации этих двух процессов, которые были взяты соискателем за основу при анализе динамики взаимодействия науки, общества и высоких технологий.

Модель телеологического процесса описывает этап преодоления сильной неустойчивости. Преодолевая хаотическое состояние, система выбирает один из многих возможных путей дальнейшего развития, т.е. генерирует информацию. На этом этапе происходит эволюция ценности информации и конкуренция различных целей развития системы. Структурные элементы сложных синергетических систем конкурируют за полномочия и за приоритеты, т.е. за ресурсы системы. Подсистемы могут иметь различные цели, которые оказываются в конкуренции друг с другом. Происходящие процессы детерминируются выбором будущего состояния всей системы. В связи с тем, что информационные технологии являются основой феномена Hi-Tech, а их развитие обусловлено развитием вычислительной техники, то в диссертации на их примере рассмотрены информационные механизмы воплощения результатов научных исследований в высокие технологии и их отбора социокультурной средой на телеологическом этапе.

Диссертатом установлено, что в основе развития принципов работы современной вычислительной техники лежали три конкурирующие теории: теория однородных структур (Дж. фон Нейман, К. Цузе, Х. Ямада, Т. Тоффоли, Д. Кодд, В.З. Аладьев, Я.М. Барздин и др.), теория аналогового моделирования (Н.Н. Павловский, С.А. Гершгорин, В. Буш, Н. Минорский, С.А. Лебедев, И.С. Брук, Л.И. Гутенмахер и др.), теория цифровых автоматов (А. Тьюринг, Э. Пост, Дж. фон Нейман и др.). Конкуренция между этими теориями привела к победе теории цифровых автоматов, ставшей основой цифровых компьютеров в виду того, что они универсальны, общедоступны, позволяют использовать ЭВМ без необходимости знания ее устройств и принципов функционирования, дают возможность осуществлять вычисления с высокой точностью, хотя и проигрывают по показателям параметра порядка (скорости вычислений).

Развитие вычислительной техники проходило на фоне постоянного совершенствования элементной базы, которая позволяла увеличить скорость вычислений вне зависимости от принципов работы вычислительной техники.

Установлено, что в развитии теоретических оснований элементной базы было преодолено две бифуркации: первая – выбор между механическими, электромеханическими элементами и электронными лампами. Эта бифуркация отражает не столько теоретические изыскания, сколько эмпирические исследования в рамках механики и электромеханики, с одной стороны, а также электродинамики, с другой стороны. После Второй мировой войны электронные лампы достаточно быстро вытеснили механические и электромеханические элементы. Вторая бифуркация была вызвана новыми разработками в теории физики твердого тела – открытии полупроводникового эффекта. Это были уже преимущественно теоретические исследования. Последующее развитие элементной базы связано с развитием полупроводников от триодов и диодов ко все более совершенным интегральным схемам (БИС, СБИС и т.д.), которые вытеснили электронные лампы. В диссертации утверждается, что в ближайшее время в возникнет новое состояние неустойчивости, вызванное необходимостью решения проблемы преодоления квантово-механических эффектов. Теоретические предпосылки для создания элементной базы на новых принципах дает развитие квантовой механики и нанотехнологии, изучающих механизмы процессов на молекулярном уровне. Например, уже имеются отдельные удачные попытки создания «кольцевого генератора» на основе единственной углеродной молекулы.

Выявлено, что существуют фундаментальные теории, которые еще не нашли своего воплощения в технологии, но уже сегодня привлекают пристальное внимание специалистов технологической сферы и бизнеса, например, теория квантовых алгоритмов (К.А. Валиев и др.). Если удастся реализовать в технологии квантовый компьютер, то скорость вычисления станет на несколько порядков выше скорости вычислений самого современного цифрового суперкомпьютера.

Модель телеологического этапа информационного процесса (И.В. Мелик-Гайказян) позволила проанализировать процесс рецепции идей высоких технологий социокультурной средой (технонаукой и бизнесом). Установлено, что исследовательские программы проходят стадии научной теории, идеи технологии и инновационного проекта. Причиной происходящих процессов являются асимптотические (отдаленные) цели всей системы, т.е. стремление к получению максимальной прибыли от развития фундаментальной науки. Финансировать развитие не только прикладной, но и фундаментальной науки становится сегодня экономически выгодным, так как именно фундаментальное знание является источником новых технологических решений.

Если в фундаментальном знании отбор конкурирующих исследовательских программ осуществляется научной элитой, то в системах взаимодействия фундаментальной науки, высоких технологий и бизнеса отбор исследовательских разработок осуществляется бизнес-элитой. Диссертантом установлено, что ведущими критериями отбора в настоящее время являются соответствие научной идеи требованиям технологичности и комфортности потребления. Причем если на начальном этапе появления Hi-Tech доминировал критерий технологичности, то сегодня доминирует критерий комфортности потребления. Именно данная ситуация приводит к ускорению процессов формирования технонауки, коммерциализации науки и деформации научного этоса.

В главе IV. Hi-Hume как социокультурный результат Hi-Tech, состоящей из трех параграфов, анализируются особенности высоких социогуманитарных технологий. В последние десятилетия XX в. ряд ученых (М. Делягин, А. Неклесса и др.) стал отмечать появление таких технологий, которые стали называть высокими гуманитарными технологиями (Нi-Hume, Нigh-Hume, high hume и др.). Хотя сущность данных технологий еще менее изучена и существует значительная путаница в понимании Нi-Hume, речь здесь идет не об «очеловечивании» техники и технологий, а о технологиях манипуляции сознанием.

Параграф 4.1. Теоретические предпосылки формирования Hi-Hume посвящен выявлению теоретических оснований формирования социогуманитарных технологий.

Потребность в управлении обществом, различными социальными группами и конкретными людьми создалась одновременно с возникновением общества, поэтому и социальные и гуманитарные технологии возникли наряду с материальными еще в доиндустриальном обществе. Но в большинстве случаев социальные и гуманитарные технологии специально не разрабатывались, а складывались стихийно. Они имели относительно простой характер, могли быть освоены интуитивно, на основе эмпирических знаний и опыта. Для современных социальных технологий характерно то, что их разработка осуществляется на основе новейшего социально-гуманитарного знания.

Теоретические основы формирования социальных и гуманитарных технологий усматриваются в развитии на протяжении XX в. социологической науки, и в первую очередь социальной инженерии (М.М. Бирштейн, А.К. Гастев, О.А. Ерманский, П.М. Керженцев и др.); формировании теорий социального управления, в первую очередь научного менеджмента (Э. Мэйо, Г. Таун, Ф. Тэйлор, Ф. Файоль, М. Фоллет, Г. Эмерсон и др.); развитии социальной психологии (У.Э. Аронсон, В. Вунди, З. Фрейд и др.); становлении кибернетики (Н. Винер) и распространении принципов системного подхода к исследованию общества и социальных процессов (А.Н. Аверьянов, В.Г. Афанасьев, К.Х. Делокаров, В.Ж. Келле, Э.С. Маркарян, В.П. Фофанов, Э.Г. Юдин и др.). Все это способствовало разработке социально-технологического подхода к изучению социальных систем и содействовало осознанию того, что социальными процессами можно управлять на научной основе.

Накопленный большой опыт по манипуляции сознанием в практической психологии (Э. Дихтер, В. Пэккард, Л. Ческин, Ф. Скиннер и др.), пока еще не подвергнут адекватному теоретическому осмыслению. Пока имеются только отдельные попытки целостного теоретического осмысления проблемы манипуляции сознанием (Е.Л. Доценко, С. Кара-Мурза).

В п. 4.2. Изменения социальных и гуманитарных технологий, сопровождающих Hi-Tech анализируются изменения маркетинговых технологий и технологий управления персоналом в сфере Hi-Tech.

В п. 4.2.1. Трансформации маркетинговых технологий рассмотрены изменения, которые претерпели маркетинговые технологии с появлением продуктов на основе Hi-Tech. Продукты высоких технологий в виду своих особенностей потребовали существенного изменения системы маркетинга.

В условиях быстрого развития массового индустриального производства и стремительного насыщения рынка потребительскими товарами актуализировалась проблема сбыта, что вызвало появление коммерческого маркетинга. В постиндустриальном обществе достаточно высокий уровень жизни основной массы населения и наличие развитых технологий, позволяющих персонализировать массовую продукцию с сохранением ее относительно невысокой себестоимости, привели к тому, что покупатели больше не удовлетворяются стандартной продукцией (Э. Тоффлер) и стремятся получить товар, который создается специально для них и соответствует их внутреннему миру. Продукты и услуги на основе высоких технологий создаются часто под потребности, которые у потребителя уже удовлетворены или же еще не актуальны (т.е. он просто не знает, что такую потребность можно удовлетворить имеющимися средствами), а потребитель сам не может больше сформулировать собственные неудовлетворенные потребности в виду обилия предложения. Физический срок службы товаров постоянно увеличивается, а сроки создания и вывода на рынок новых товаров постоянно сокращаются, поэтому современный маркетинг ориентируется как на поиск новых потребностей, так и на поиск уникальных путей их удовлетворения в контексте данной конкретной культуры.

В XX в. изменился смысл потребления. Ранее он состоял в обладании вещью. В современном обществе вещи превратились в знаки статуса, а акценты переместились на процесс приобретения новой вещи, который становится важнее, чем обладание ею (что отражает, например, Нi-Tech-лихорадка). Потребление становится ритуальным действием (Р.А. Торичко).

). В качестве товара начинает выступать прежде всего знак (В. Иванов). В обществе мечты (Р. Йенсен), основным стратегическим сырьем являются мифы, истории и легенды, определяющее значение приобретает история, к которой прилагается физический продукт (товар). Стоимость товара производится не в конструкторском бюро или в производственных цехах, а в офисах маркетологов и рекламных агенств.

Основными инструментами маркетинга является реклама (рекламные технологии) и public relations (PR, связи с общественностью). Реклама и PR в настоящее время тесно взаимосвязаны и скорее могут сливаться в современной маркетинговой деятельности, чем противопоставляться друг другу. С помощью PR формируется интерес к товару, а также положительный управляемый имидж товара и его производителя, а с помощью рекламы потребитель оповещается о присутствии товара на рынке и побуждается к покупке или другим желаемым для предприятия действиям. Специалисты PR и рекламы используют современные методы общения, убеждения и манипуляции для налаживания сотрудничества и установления взаимопонимания. Огромную роль играют научные исследования. Привлекаются знания из психологии, социологии, педагогики, философии и других наук.

Сегодня огромные инвестиции идут в создание брендов, которые несут определенные смыслы, сообщающие покупателям новые качества товара, а самим товарам придают более высокую стоимость. Бренд создается в сознании потребителя, а не на линии производства (Н. Моисеева). Это не товар или услуга сами по себе, а результат коммуникативного воздействия, выражаемый в создании уникального и привлекательного образа объекта потребления. Бренды все чаще формируются и управляются сознательно (М. Зальцман, А. Мататия, Э. О'Рейли). Создаваемый образ должен быть точно просчитан, спланирован, его появление в мозгу потребителя должно являться прогнозируемым результатом многоуровневого воздействия (А. Бадьин, В. Тамберг). Используя механизмы мифологизации и мифологические пласты сознания, бренд формирует у потребителей устойчивые позитивные эмоции, долгосрочную лояльность, готовность платить более высокую цену.

Бренды позволяют потребителю не потеряться в хаосе гиганского супермаркета, потому что они выделяют из всех характеристик товара те, которые значимы для потребителя, и облегчают понимание товара, так как покупатели часто уже не могут самостоятельно разобраться со всеми характеристиками товара, особенно с Нi-Tech-продуктами, а большинство людей порой и откровенно боятся новых технологий (Дж.А. Мур), так как их функционирование соврешенно непонятно.

На современном потребительском рынке фактически идет не столько «борьба (война) товаров», сколько «борьба (война) брендов». Появляются утверждения о том, что в сознании людей бренды занимают место религии. Высокотехнологичные компании, как правило, удовлетворяют тот спрос, который сами и создают при раскрутке своих брендов.

Итак, развитие коммерческого маркетинга сегодня определяют потребности Hi-Tech-производств и сбыта Hi-Tech-продуктов. Эффективные принципы коммерческого маркетинга распространяются на другие социальные технологии, например, на политические. Современная политика, существуя в условиях жесткой конкуренции, подчиняется рыночному закону спроса и предложения. Маркетинг выступает поэтому одним из методов оптимизации «политических продаж». Политический маркетинг использует новейшие маркетинговые технологии для достижения политического успеха и использует тот же набор действий, что коммерческий маркетинг, но имея при этом специфический характер товара («овеществленная» фигура политического деятеля) и определенные особенности потребностей покупателя (избирателя). Политические маркетинговые коммуникации включают в себя практически всю сложную и многогранную систему элементов рекламы и PR – промоушен, фандрайзинг, паблисити и мн. др.

В современных маркетинговых технологиях широко используются информационные технологии, в первую очередь – это современные средства коммуникации.

В п. 4.2.2. исследуются «Модификации технологий управления персоналом». Высокие информационные технологии изменили принципы индустрии в постиндустриальном обществе, способствуя децентрализации, демассификации и фрагментации производства (Э. Тоффлер). Это потребовало модификации принципов управления компаниями. С одной стороны, современные управленческие решения все чаще базируются на интеллектуальных технологиях (Д. Белл), с другой – возникла система управления, основанная уже не на привычной иерархической системе, контроле над коммуникациями и решениями, но на широком участии как менеджеров, так и работников в процессах принятия решений по изменениям в работе компании. Если понятие управления до конца XX в. трактовалось преимущественно как командование (трансляция приказов сверху вниз), то сегодня его суть связывается с регулированием информационных потоков и коммуникативных процессов.

В то же время для современного делового мира характерна высокая динамичность. Скорость изменений постоянно нарастает (Т. Питерс). Как обычные явления сегодня понимаются непрерывные и довольно существенные изменения в технологиях, рынках сбыта и потребностях клиентов. В целях сохранения конкурентоспособности компании вынуждены непрерывно перестраивать корпоративную стратегию и тактику. Выживают только лидеры перемен. Успех во многом определяется скоростью и точностью реакции компании на внешние изменения. Требуется эффективное управление изменениями. Победителем станет компания, которая способна к организации и управлению своими операциями в самом творческом режиме (К.А. Нордстрем, Й. Риддерстрале). Изменения делаются образом жизни. Конкуренция сегодня все больше становится борьбой идей, а не ресурсов. Непременным условием эффективного хозяйствования в меняющемся мире является приверженность предприятия к постоянному организационному развитию (Т. Питерс) и обучению (П. Сенге).

Это приводит к необходимости кардинального переосмысления способов организации своего бизнеса. Перспективными направлениями в современной теории и практике менеджмента сегодня являются реинжиниринг бизнеса (М. Хаммер, Дж. Чампи) и бизнес-инжиниринг (Е.Г. Ойхман, Э.В. Попов). Они предполагают новый способ мышления – взгляд на построение компании как на инженерную деятельность. Реинжиниринг, в отличие от концепций управления качеством, не улучшает имеющиеся процессы, а заменяет существующие процессы на новые.

Использование бизнес-инжиниринга начинается с перестройки сознания руководителей и менеджеров, которые хотят взять на вооружение его методы. Но это достаточно сложный процесс, потому что должна произойти серьезная ломка устоявшихся стереотипов поведения, деятельности и ценностных ориентаций. Внедрение методов инжиниринга ведет к перестройке идеологии фирмы и отражается самым серьезным образом на корпоративной культуре. Это в свою очередь требует перестройки системы ценностей, стереотипов поведения и деятельности всего персонала компании или фирмы. Причем процесс перестройки сознания нельзя осуществить волевыми методами или материальным стимулированием. Поэтому для этого используются специальные методы и технологии манипуляции, например, коучинг (Э. Парслоу, М. Рэй), внутриорганизационный PR, формирование бизнес-ритуалов – презентаций, юбилеев, торжеств по случаю достигнутых успехов и т.п. (Н.Н Зарубина, А. Ульяновский).

В то же время высокая конкуренция в сфере Hi-Tech и быстрая ротация высоких технологий требует перестройки сознания не только тех людей, которые создают Hi-Tech-продукты, но и тех, которые их будут продавать.

В параграфе 4.3. Специфика Hi-Hume выявляются отличительные особенности высоких социогуманитарных технологий.

Соискатель утверждает, что Hi-Hume возникли как управленческие технологии, сопровождающие Hi-Tech (как на этапе создания и функционирования Hi-Tech, так и на этапе реализации продуктов на основе Hi-Tech). Развитие Hi-Hume в значительной степени обусловлено развитием Hi-Tech. Но в настоящее время технологии Hi-Hume получили широкое распространение и за пределами Hi-Tech-производств. Основное назначение Нi-Hume – это такое воздействие на сознание (индивидуальное или массовое), которое имеет целью достижение определенных управляющих и манипулирующих воздействий.

Нi-Hume часто трудно по содержанию отнести к определенному виду. Они могут принимать характер метатехнологий, становясь базой для эффективной реализации социальных технологий другого содержания (Н.В. Лопатина). Нi-Hume взаимосвязаны между собой и взаимообуславливают друг друга. Для высоких социогуманитарных технологий характерна высокая наукоемкость. В Hi-Hume фундаментальное и прикладное социогуманитарное знание соединяется с возможностями информационных технологий, но требуется привлечение математического и естественнонаучного знания (физиологии, генетики, этологии и др.).

Становление Hi-Hume по сути представляет собой процессы конвергенции социальных и информационных технологий. Технологии Нi-Hume связаны в первую очередь с передачей и программируемым усвоением определенной информации со стороны потребителя. Они целенаправленно мифологизируют и искажают представления о Hi-Tech и технологиях, имитирующих Hi-Tech, поэтому социокультурный эффект от репликации их продуктов является очень значимым, а Hi-Hume способны разрушать механизмы саморегуляции человека и социума. Именно благодаря Hi-Hume формируются новые потребности, оформляющиеся в свою очередь в социальный заказ к фундаментальной и прикладной науке на новые исследования, которые могут стать основой для новейших, более совершенных технологий.

Hi-Hume эффективны, пока тот, на кого они направлены, не распознал их воздействия, либо пока их не скопировали конкуренты. Эти технологии, с одной стороны, обладают высокой скоростью изменения и ротации, с другой – часто ориентированы на иррациональные, эмоциональные и подсознательные уровни поведения человека. Вследствие этого выявление воздействий конкретных Hi-Hume и их оценка чаще всего крайне затруднены. Профессиональные сообщества, создающие и применяющие Hi-Hume, а также их профессиональные нормы и ценности еще только формируются. Это актуализирует проблемы профессиональной этики и контроля со стороны общества над сообществами профессионалов в сфере Hi-Hume.

Для Hi-Hume высока степень неопределенности в достижении конечного результата, поэтому деятельность в сфере данных технологий считается творческой, а Hi-Hume представляют собой синтез науки, искусства и технологического знания.

Глава V. Перспективы человека и общества в мире Hi-Tech, состоящая из трех параграфов, посвящена анализу воздействий высоких технологий на социум, культуру и человека.

В параграфе 5.1. Механизмы социокультурного воздействия Hi-Tech и Hi-Hume на основе информационной модели социокультурной динамики, построенной И.В. Мелик-Гайказян на основе прямой аналогии стадий информационного процесса и семиотических механизмов культуры (по Ю.М. Лотману и Б.А. Успенскому), выявляются функции высоких технологий и их воздействие на культуру. В связи с явной нацеленностью высоких технологий на формирование образа желаемого будущего были использованы исследования роли утопии в социокультурной динамике (О.Ю. Максименко). На основе предложенной И.В. Мелик-Гайказян модели и выделенных Э.Я. Баталовым системных функций утопии, О.Ю. Максименко корреспондировала формы культуры и системные функции утопии как образа будущего. В диссертации утверждается, что для высоких технологий характерны аналогичные системные функции в культуре и что данные функции актуализируются в процессе развертывания любой идеи (не только утопической), воплощающей любое целеполагание будущего. Функции высоких технологий определяют возможность достижения цели в социокультурной действительности, но при этом они видоизменяют те формы культуры, с которыми они взаимодействуют. Проходя все стадии информационного процесса, образ будущего, вызванный появлением Нi-Tech, приводит к формированию новой социокультурной действительности, при этом он наполняется новым содержанием. В результате происходит эволюция и культуры и образа будущего, складывающихся под воздействием Нi-Tech и Hi-Hume.

загрузка...