Delist.ru

Социальная морфология образовательного дискурса: теоретико-методологический анализ (19.08.2007)

Автор: Добренькова Екатерина Владимировна

Факторы более высокого уровня влияния

Отсутствие внятной программы действий, убедительных аргументов в необходимости реформы 80% 10% 7,3 балла

Слабая заинтересованность, отсутствие должной материальной поддержки со стороны властных государственных органов 76 12 7,1

Низкий уровень материальной обеспеченности населения для оплаты образовательных услуг 72 9 7,1

Факторы среднего уровня влияния

Слабая информированность научно-педагогического сообщества, общественного мнения относительно содержания, планов структурных изменений в высшем образовании. 78 12 6,8

Неподготовленность рабочих мест, работодателей к новой профессионально-квалификационной структуре, к новым академическим степеням. 66 16 6,5

Неготовность вузов в организационном, методическом, материально-техническом обеспечении к структурным изменениям 64 18 6,3

Факторы более низкого уровня влияния

Несоответствие предлагаемых новшеств традициям российского высшего образования 62 21 6,1

Недостаток решимости, последовательности в действиях государственных органов в проведении реформ 56 27 5,8

Инертность научно-педагогического сообщества 45 34 5,3

Социологическое исследование выявило существенное расхождение мнения различных групп населения к реорганизации системы образования. Более осторожную или консервативную позицию занимают респонденты Московского региона. Они чаще выступают против положений Болонской декларации. Активно акцентируют факторы, сдерживающие возможность структурных изменений в высшем образовании.

Более решительно на структурные изменения ориентированы респонденты Санкт-Петербурга и Северо-запада РФ. К их позиции примыкают и эксперты Центра, Поволжья, Юга РФ. Условно среднее положение в такой расстановке у экспертов Урала, Сибири, Дальнего Востока.

Обобщая результаты опроса, условно можно выделить три категории респондентов:

1) сторонники решительных структурных изменений. К ней чаще примыкает молодое и среднее поколение, гуманитарии, журналисты, представители Санкт-Петербурга и Северо-запада, Центра, Юга РФ, Поволжья;

2) более оппозиционно настроенная к структурным изменениям в высшем образовании часть общественности. Чаще это работники вузов, научные сотрудники, лица с инженерно-техническим образованием, представители Московского региона;

3) колеблющаяся, умеренная часть населения представлена остальными респондентами.

В заключении диссертант приводит результаты историко-социологического анализа образовательного дискурса на макро- и микроуровне. Образовательный дискурс рассматривается как категория социологической науки, отображающей социальную динамику и одновременно как метод социологического анализа. Изучение дискурса в рамках социологического подхода осуществлялось на основе анализа как бытового диалога, форм межгрупповой коммуникации с использованием СМИ и обращением к широкой публике, так и путем рассмотрения субнациональных и субкультурных вербальных практик и моделей поведения. Движущей силой такого рода дискуссии, помимо общего стремления к переменам и представления об их неизбежности, часто выступает осознанная заинтересованность оппозиции в социальной, в том числе образовательной, реформе. Питательной средой дискурса служит разнородность предпочтений населения, несходство позиций и мировоззренческих ориентаций.

Разработанная теоретико-методологическая основа морфологии образовательного дискурса может стать научной основой для дальнейшего обоснования других видов дискурса, входящих наряду с образовательным дискурсом, в наиболее общее понятие «социальный дискурс». Социологическая категория «образовательный дискурс» является элементом наиболее общей научной категории – дискурс.

Разновидностью образовательного дискурса на макроуровне может служить, например, дискурс о качестве образования. На микроуровне его элементами, помимо лекций, семинаров, учебников, классных дискуссий, могут, например, быть частота рукоприкладства учителей в школе, степень употребления ими ненормативной лексики (особенно в педагогически запущенных школах и среди мужчин-учителей); равно как и физическое насилие, жаргон и ненормативная лексика учащихся являются составными элементами образовательного дискурса.

Активные и заинтересованные субъекты образовательного дискурса (чиновники, учителя, школьники, родители, ученые и эксперты), выступая в качестве агентов образовательного дискурса, на заключительной стадии крупномасштабных и результативных дискурсов инициируют реформы или реорганизации одной из сфер образовательной системы. Процесс осуществления реформы образования представляет собой разновидность социального управления и реализации социальной политики. Наиболее важными субъектами такого социального управления являются федеральные и местные органы власти, организуют практическое внедрение результатов признанных органами власти дискурсов в практику. В качестве наиболее действенных элементов обратной связи в этом процессе выступают жалобы и обращения жителей в органы государственной власти и управления, критика прессы.

Итогом общественного дискурса часто являются крупномасштабные нововведения или реформы. Реформы образования, которые перманентно происходили в нашей стране на протяжении последних полутора столетий, яркий тому пример. Субъектами социального управления, направленного на масштабные социальные перемены, являются федеральные и местные органы власти. По способу организации реформа образования выступает разновидностью социального нововведения, представляющего собой систему заранее спланированных и внедренных в жизнь мероприятий, направленных на решение одной узкой задачи. Правильно реализуемому нововведению обычно предшествует психологическая подготовка целевой аудитории, которую они так или иначе будут затрагивать. Так, в 1990-е-2000-е годы развивался масштабный образовательный дискурс, сопровождавшийся широкой агитационно-массовой кампанией в СМИ, с тем, чтобы обработать общественное сознание в пользу принятия Единого государственного экзамена, введения института частного образования и участия России в Болонском процессе.

Идеологическим обоснованием реформы, как результата общественного дискурса, может служить социальная политика. Под социальной политикой понимается совокупность идей и представлений о том, какие мероприятия и применительно к каким социальным группам, по каким причинам должно применять государство и другие субъекты социальной политики. Социальная политика выступает методологическим обоснованием принятия социально-управленческих решений в социальной сфере, т.е. реализации определенного вида социального управления.

Надо понимать любую совокупность высказанных идей, которые относятся к теоретическому оправданию будущего социального нововведения. Это целостное, логичное, пусть даже противоречивое построение воздействует на общественное сознание раньше, чем вступает в действие социальная практика по существу данного дискурса. Такая социальная политика составляет теоретическую базу для выбора оптимального варианта преобразований. Таким образом, общественные дискурсы, в отличие от лингвистических дискурсов, имеют не только информационно-познавательную составляющую, но и поведенческую, реализующуюся в социальной практике.

Учебный процесс, лекцию, семинар или экзамен тоже можно представить как дискурс. Но в нем участвуют малая группа либо два индивида. В межличностном дискурсе обе стороны преследуют собственные интересы, в то время как в межгрупповом дискурсе представители большой социальной группы вынуждены отстаивать интересы той части общества, к которой они принадлежат. Тактика ведения межгрупповых переговоров сводится к маневрированию и попытке прийти к взаимному соглашению, при этом получив наибольшую выгоду для своей социальной группы. Личные интересы тех, кто ведет переговоры, не имеют ни какого значения. В межличностном диалоге тактика поведения иная. Переговорщики сами решают, где им пойти на уступки, а где нет. Принятое решение будет иметь влияние только на них. В межгрупповых переговорах дипломатические соображения имеют существенное значение, поскольку речь идет о жизненно важных интересах больших групп людей. Тактика ведения межгрупповых переговоров носит более демократический и более мирный характер, чем тактика межличностного диалога.

В ряде источников дискурс понимается как публичный или личный разговор, законченный, целостный текст устной или письменной речи, процесс языковой деятельности. Сведение дискурса к диалогу или обмену мнениями, которые заканчиваются или не заканчиваются принятием некой компромиссной точки зрения, подводящей итог разговору, оставляет его в поле коммуникативного процесса, имеющего свою структуру и динамику, но вместе с тем не имеющего общественно значимых акторов и агентов, в роли которых выступают большие социальные группы людей.

В современной науке дискурс предстает как объект междисциплинарного изучения. Помимо лингвистики, дискурс изучают компьютерная лингвистика, психология, философия, логика, социология, антропология, литературоведение, семиотика, историография, теология, юриспруденция, педагогика, политология и др. Дискурс понимается рядом ученых как макро- и микроуровни социальной практики, а также способ, каким язык оформляется и сам формирует социо-политическую реальность.

Полемика, аргументация, диалог, собеседование и беседа, дебаты, дискуссия – традиционные формы академического дискурса, известные еще со времен античности и получившие глубокое развитие во времена Средневековья. Но как таковой образовательный дискурс возник в эпоху Просвещения в связи с формированием научного подхода к осмыслению проблем образования. Обучение подрастающего поколения новым знаниям, равно как сама идея учительства, педагогики и просвещения формировалась в продолжение или как приложение научных теорий и концепций. Стилистика и физиология такого дискурса формируются в зависимости от статусных характеристик партнеров, исполняемых и взятых на себя ролей, преследуемых ими целях, степени стремления партнеров к истине, их заинтересованности в самореализации и самодемонстрировании, желания понять позицию другого человека, наконец, уровня воспитания и коммуникативной компетентности.

Дискурс как общесоциологическое понятие, тесно связан с такими явлениями, как социальная стратификация и классовая структура, социализация и коммуникация, политика и власть, наука и техника, социальное взаимодействие и культурные практики. Дискурс, в том числе и образовательный, рождается в сознании людей, а выливается в сферу их общественного бытия. Действительно, различные идеи и проекты, включая школьные реформы, появляются в головах людей, затем становятся публичным фактом благодаря радио, телевидению и газетам. Вокруг высказанных позиций постепенно консолидируются группы сторонников, готовых защищать и «проталкивать» свои идеи. В некоторых случаях они институциализируются в общественные движения, фонды или партии. После длительного процесса обсуждения вопроса в прессе, агитации и вербовки новых сторонников, давления на массовое сознание и законодательные органы наступает процесс воплощения идеи в жизнь – часто в виде новой образовательной реформы. Из феномена сознания дискурс становится феноменом бытия.

Как социальный институт дискурс представляет собой совокупность исторически сложившихся неформальных норм (обычаев или стереотипов), традиций, обычаев, языковых и культурных практик, концентрирующихся вокруг какой-то главной цели, ценности или потребности. Так, дискурс «западников» и славянофилов продолжается около 200 лет и ни разу за это время он не принимал формы учрежденческого института, но оставался некой культурной практикой, выражающей потребности, интересы и ценности большой социальной группы или значительной части общества, консолидирующихся вокруг той цели, которую выдвигают славянофилы либо их оппоненты «западники».

В определенном смысле дискурс, как «живое творчество народных масс», представляет нечто прямо противоположное застывшей гармонии социального института как бюрократического учреждения или жестко регулируемой системе управленческих рутин. В дискурсе идет не просто обмен мнениями, но отстаивание каких-то идеологических позиций, противоборство различных систем ценностей, наконец, отстаивание жизненно важных для социальной группы интересов.

Говорить о дискурсе в институциональном контексте, скорее всего, можно лишь затрагивая процедурную сторону – совокупность правил игры, ритуалы, обычаи и церемонии, при помощи которых протекает общественный, в том числе социальный дискурс. К примеру, уважение к человеческому достоинству и статусной правомочности собеседника – одно из негласных процедурных правил поведения дискурсантов. Значимый для страны дискурс, пройдя стадию широкого информационного обмена, выработав совокупность идей и точек зрения, представляющих собой часть вербального контекста культурного дискурса, может материализоваться в учрежденческий институт. В этом случае, образовательный дискурс уже перестает существовать в прежнем виде, как бы растворяясь в образовательном институте. Например, как только в общероссийском значимом для страны образовательном дискурсе побеждает одна из точек зрения, он превращается в государственную стратегию, проводится через совокупность нормативных положений, приказов и методических пособий, под ее осуществление выделяются деньги, штаты, помещения и т.д. Или иначе это означает прекращение дискурса как культурной практики и соревновательного процесса. В конкретных случаях после победы одной из сторон дискурс может перейти в латентную форму. Дискурс, прекративший функционировать в старом качестве, но если он продолжает затрагивать жизненно важные интересы больших социальных групп, может возродиться в новом качестве.

В диссертации выделены три категории субъектов образовательного дискурса: агентов влияния, пассивных реципиентов и социальных акторов. Агенты влияния распадаются на две категории: 1) должностные лица – сотрудники Министерства образования и науки РФ в центральном аппарате и на местах, которые участвуют в публичном дискурсе в силу своих функциональных обязанностей и, по определению, не занимают ничью сторону при обсуждении того или иного вопроса; 2) предметное лобби - сообщество авторов учебников, профессоров педвузов, методистов, учителей. Многие проблемы нынешней школы связаны с борьбой этих лобби за свое место под солнцем. Сфера действий предметного лобби простирается снизу доверху – от министерского чиновника, получающего «подарок» за утверждение очередной программы или учебника вне очереди, авторов учебников и составителей программ, получающих гонорары за дополнительные тиражи, до рядовых учителей в школе, каждый из которых лоббирует часы своего предмета. Одним из агентов образовательного дискурса является отраслевой профсоюз педагогов и работников образования. Диссертант подробно прослеживает тактику поведения предметных лобби и рассматривает организационные формы влияния профсоюзов, а именно учительские профсоюзные съезды.

Современный общественный дискурс характеризуются невиданной экспансией, уплотнением, ускорением и глобализацией коммуникации, что сопровождается соответствующими кризисными явлениями. В нем участвуют не просто малочисленные группки сторонников той или иной идеи, а крупные социальные движения, принимающие интернациональный характер и распространяющие сферу своих полномочий на все континенты. Примером выступают движения зеленых и антиглобалистов. Публичный дискурс их сторонников с властями продолжается уже ни одно десятилетие.

В постиндустриальную эпоху дискурсивные практики проникли в такие сферы жизнедеятельности, которые прежде были закрыты для публичного диалога, а именно в бизнес и религию. Использование диалоговых и дискурсивных практик в функционировании института церкви можно назвать процессом аккультурации религии. В последнее время появилось выражение «электронная церковь», обозначающее современный протестантский храм, оснащенный электронной аудиовизуальной и компьютерной техникой. С ее помощью достигается небывалое по силе эмоциональное воздействие богослужения на прихожан. Использование элементов пропаганды, просвещения и социализации аудитории позволяет причислить подобного рода взаимодействия к разновидностям образовательного дискурса.

Основные результаты диссертационной работы нашли свое отражение в следующих публикациях автора:

Монографии:

Добренькова Е.В. Социальная морфология образовательного дискурса: историко-социологические аспекты. - М.: Альфа-М, 2006. – 21 п.л.

Добренькова Е.В. Нечаев В.Я. Университеты: к обществу знаний. М.: Альфа-М, 2005. – 4,2. п.л. (авт.).

загрузка...