Delist.ru

Влияние педагогических факторов на гражданскую активность школьников в России второй половины ХIХ - начала ХХ веков (19.08.2007)

Автор: Беленцов Сергей Иванович

Важным результатом исследования стало обоснование содержательных и организационных аспектов образовательного процесса, влияющих на гражданскую активность школьников второй половины ХIХ – начала ХХ веков.

История, история литературы, родиноведение по праву считались предметами, формировавшими гражданские основы личности ребенка. Изучение этих дисциплин позволяло школьникам на высоком нравственном уровне знакомиться с историческими и художественными произведениями, выдающимися деятелями российского государства, известными поэтами и писателями. Эмоциональное восприятие учебного материала, применение активных, требующих самостоятельности школьника методов работы вырабатывали у подростков жизненно важные основы гражданственности.

История знакомила детей с жизнью государства и общества, со сложными механизмами социальных отношений, несовершенство которых все отчетливее осознавалось школьниками. Государственные установки Министерства относительно характера и содержания школьного исторического образования были сформулированы в объяснительных записках к программам 1890, 1902 гг. В каждой из них неизменно повторялось, что главной воспитательной целью преподавания истории являлось укоренение в учащихся «любви и преданности престолу». Столь же последовательно приводилось требование выяснять при изучении истории «пагубность насильственных государственных переворотов, выбивающих страну из исторической колеи, подрывающих всякий авторитет власти…».

Тем не менее уже в 1907 г. начинали выдвигаться новые целевые установки преподавания истории. Авторы программ писали, что одним из главных условий должно было стать воспитание исторической правдой. Только объективная информация должна восприниматься учащимися как явление действительности и соотноситься с реальной практической деятельностью школьников. Однако данные суждения не находили отклика в правительственных кругах. Изучение курса истории заканчивалось событиями второй половины XIX в.

Уже следующая программа 1913 года обнаруживала известные трудности в попытке подчинить исторический материал трафарету. Хотя расширение проблематики в программе 1913 года было самым незначительным, оно весьма показательно: составители не смогли ограничиться прежним объемом информации, в учебный материал были введены упоминания об отдельных преобразованиях государственного строя, расширялся круг тем, посвященных взаимоотношениям с другими странами.

Историческое образование, как оно задумывалось в 1915 году, отвечало новым задачам гражданского воспитания учащейся молодежи. На это «работали»: общая ориентация курса истории на развитие исторического мышления учащихся и их исторического отношения к действительности; повышение уровня объективности в освещении фактов истории Отечества и зарубежных стран; усиление эмоционального аспекта в изображении исторических, прежде всего, военных событий как средства активизации патриотических чувств детей; введение доступного для учащихся материала, раскрывающего правовое устройство государств, значение и генезис государственных и общественных учреждений и многое другое.

В программах 1915 г. отражалась переориентация ценностных установок, отход от традиционных требований государственной идеологии: предлагалось уделять особое внимание культурным завоеваниям человечества на разных ступенях развития, в старших классах – вопросам государственного права. Основной идейно-воспитательной установкой школьного курса истории становилось формирование стремления жертвовать своими удобствами и интересами, даже своей жизнью во имя защиты идеалов добра и справедливости, поддержания прогрессивного развития страны, народа, отечества. Разработчики программ и методических указаний делали акцент на роли народных масс в судьбах страны, а сам исторический процесс представляли как сеть переплетающихся «нитей» – результат взаимодействия разных объективных и субъективных факторов.

В диссертации подчеркивается, что реформирование исторического образования затрагивало не только содержание, но и методы преподавания, обучения. При этом новые для отечественной школы методы, отчасти порывавшие с традицией догматического и репродуктивного обучения истории, способствовали развитию ряда гражданских качеств учащихся – самостоятельности, инициативы, способностей взаимодействовать с соучениками, отстаивать свою точку зрения, считаться с мнением товарища и другие.

История русской литературы как учебная дисциплина в изучаемый период являлась важным фактором, способствующим формированию эмоциональных основ гражданственности личности ребенка, воспитанию христианских добродетелей и патриотизма. Причем, в части формирования гражданской активности школьников детей средствами литературы акцент постепенно переносился с воспитания верноподданнических чувств на формирование у учащихся ощущения своей глубинной связи с миром предков и современников, бережного отношения к ценностям, которые создавались предшественниками.

Важнейшим условием для позитивного развития гражданской активности школьников в исследуемый период было преподавание такого предмета, как родиноведение, которое понималось как изучение местности и окружающей жизни, доступных непосредственному детскому наблюдению. Родиноведение вводило детей в мир человеческих отношений, в том числе через знакомство со своей «малой родиной», с обычаями, традициями своего народа, в целом с жизнью своего села, города, края и способствовало развитию эмоциональных основ гражданственности личности.

В диссертации охарактеризовано большое значение учебного предмета «законоведение», призванного сыграть определяющую роль в формировании законопослушного сознания и поведения учащегося юношества. Согласно объяснительной записке программы, курс законоведения представлял, прежде всего, совокупность сведений о действовавшем русском законодательстве. В виду серьезной и сложной общественной обстановки, в том числе и в образовательных учреждениях, Министерство Народного Просвещения настаивало на том, чтобы уроки законоведения имели главной целью только ознакомление учащихся с русскими государственными учреждениями, историей их развития. Между тем, по мнению В.А. Грибовского, Н.Н. Ильина, Н.А. Корфа и других, Министерство Народного Просвещения в своем стремлении формировать правовое сознание учащегося юношества входило в противоречие с жизненными потребностями. Вместо четкого, грамотного расположения учебного материала, знакомства с прогрессивным, вековой традицией выработанным законодательством европейских стран, русская школа ориентировала школьников на несовершенное во многих областях общественной жизни, консервативное и зачастую несправедливое русское право. Подчеркивается, что программа данного учебного предмета в течение рассматриваемого периода оставалась неизменной.

Классические древние языки в 1871 взяты Д.А. Толстым за основу году как наиболее соответствовавшие принципу научности образования, с одной стороны, с другой – в целях борьбы с «материализмом и нигилизмом в умах юношества». Главным объективным изъяном в их изучении становилось отсутствие или несовершенство комментариев к произведениям древних авторов. На первый план также выдвигалась проблема отсутствия должного контроля за деятельностью преподавателя со стороны администрации. В большей степени «вольности» в прохождении учебного курса наблюдались именно в преподавании древних языков. Одной из своих функций в конце изучаемого периода Министерство Народного Просвещения считало сознательное повышение требований, предъявлявшихся к выпускникам гимназий, что, безусловно, негативно сказывалось на общем эмоциональном состоянии учащегося юношества, вызывая неприятие учебного предмета. Существовавшее положение усугубляла нехватка педагогических кадров для обучения древним языкам.

Во второй половине ХIХ века кардинальные изменения претерпевала организация религиозного обучения. Определяющим моментом, дававшим представление о педагогических факторах гражданской активности учащейся молодежи, являлось отсутствие свободы личности подростка в области духовной жизни, авторитаризм в преподавании.

В отличие от Устава 1864 года, значительно сокращавшего участие церковных лиц в функционировании гимназии, в нормативных документах, начиная с 70-х гг., отмечалось существенное усиление роли обучения религии. В это время Министерство Народного Просвещения разрабатывало большое количество циркуляров, регулировавших различные организационные вопросы функционирования гимназий и прогимназий. Так, экзамен по закону Божьему вводился в число приемных испытаний, по этому же предмету устанавливались обязательные задания на лето. Эти административные решения увеличивали фактическую долю обучения религии в составе учебного курса.

Одновременно возрастала роль законоучителя, который должен был организовывать выполнение религиозных обязанностей, объем которых увеличивался. Требования по их выполнению адресовались ученикам, а со стороны учебного начальства, преподавателей и церковных лиц устанавливался строгий контроль за их выполнением. Таким образом, по мнению М.Н. Костиковой, в исследуемый период происходила переориентация воспитательно-духовной направленности обучения религии на формально-дисциплинарную.

Преподавание закона Божьего укрепляло не характерные для русской культурной традиции и Православия подходы и содержание, но скопированные европейские, прежде всего прусско-протестантские образцы «книжного» преподавания. Принудительность, обязательность, неуклонное исполнение всех церковных обрядов, с одной стороны, сложность и трудность усвоения данного учебного предмета – с другой, вызывали дисциплинарные нарушения и поведенческие отклонения гимназистов и учащихся.

Интерес к вопросам гигиены и в личной и в общественной жизни становится несомненным знамением конца ХIХ – начала ХХ веков. В 1904 году была учреждена врачебно-санитарная часть Министерства Народного Просвещения, призванная заниматься решением санитарно-гигиенических проблем российского образования, которые в связи с состоянием физического и психического здоровья школьников становились одними из самых сложных и неразрешимых вопросов в деятельности русской школы на протяжении всего исследуемого периода. В диссертации на широком историческом материале рассматривается неудовлетворительное состояние школьных зданий и сооружений, вентиляции и водоснабжения, освещенности и ремонта учебных помещений.

Характерным показателем неудовлетворительных санитарно-гигиенических условий являлись многочисленные физические болезни школьного юношества, что также способствовало усилению деструктивной гражданской активности. Непременным следствием таких условий становилась излишняя нервозность, усталость, доводившая до пессимизма. Все это служило источником формирования кризисного мироощущения молодых людей, обучавшихся в гимназиях и училищах. Само собой разумеется, ослабленное здоровье являлось благоприятной почвой для формирования неадекватного поведения учащейся молодежи.

Одним из существенных условий развития гражданской активности учащегося юношества в исследуемый период была балльная система оценивания. В этой связи ее жесткость вместе со строгостью и требовательностью педагогов порождали обилие плохих отметок, неуспешность учащихся, их низкую вовлеченность в учебную деятельность, которая нередко проходила «в обдумывании других вопросов», в том числе вариантов жизни не по правилам. Отмена традиционной системы оценивания являлась одним из самых настойчивых требований в выступлениях учащихся в начале века и, особенно, в годы Первой русской революции.

Применительно к рассматриваемой проблеме еще раз необходимо отметить возраставшее отрицательное отношение школьников к действовавшей системе оценивания знаний, усиливавшей чувства обиды и несправедливости. Постоянное опасение получить плохую отметку, за которой следовали другие неприятности, содействовало формированию характера, не уверенного в себе, робко отступавшего перед затруднениями, опускавшего руки там, где надо действовать. Строгость и требовательность педагогов, подчеркивание ими недостатков и несовершенств ребенка, столь свойственных его возрасту, неумолимое преследование его за провинности, неизбежные в период обучения, доводили ученика до полной потери веры в себя, подавления стремления к развитию и толкали к поиску выхода из сложившейся ситуации посредством различного рода асоциальных действий.

В главе характеризуются средства педагогического воздействия на нарушения школьной дисциплины. Основанием для ее поддержания были Правила для учащихся о взысканиях, принятые в 1874 году, которые действовали до окончания изучаемого периода. В различные годы вносились отдельные коррективы, чаще всего в сторону усиления контроля. На протяжении всего исследуемого периода взыскания, как важнейшее средство поддержания дисциплины, наиболее больно ударяли по сознанию учащегося юношества суровостью, сложностью, с одной стороны, и несправедливостью применения – с другой.

При существовавших порядках школьной жизни воспитательная роль учебного заведения проявлялась крайне односторонне, сводившись в большинстве случаев к чисто внешнему наблюдению за благопристойностью поведения школьников. Подобная «цензура нравов» ложилась, главным образом, на институт классных наставников, сосредоточивая внимание педагога лишь на проблемных явлениях школьной жизни, и едва ли оказывала положительное влияние на нравственное развитие учащихся.

Подчеркивается, что указанные организационно-педагогические и психологические факторы удерживали значительную часть подрастающего поколения в состоянии противодействия школьным порядкам и в оппозиции к школе как к государственному учреждению, изнутри школы разрушали дисциплину и доверие к авторитетам, стимулировали девиантное и асоциальное поведение учащейся молодежи.

В четвертой главе «Формы проявления гражданской активности учащихся средней школы во второй половине ХIХ – начале ХХ вв.» проанализированы существовавшие в русской педагогике подходы к осмыслению ученического движения в русской школе, определены на основе этого формы и направления гражданской активности школьников во второй половине ХIХ – начале ХХ веков.

Следует отметить, что социальная и гражданская активность учащихся наиболее ярко выражалась в ученическом движении. Установлены различные формы ученического движения: самообразование и академическая борьба, создание ученических организаций и союзов, предъявление коллективных требований, обструкции; в ряде случаев имели место нравственная распущенность, террористические акты и физическое насилие против педагогов.

Конкретно-исторический подход к рассмотрению гражданской активности школьников в России во второй половине ХIХ – начале ХХ веков позволяет выявить относительно самостоятельные направления его развития и особенности.

Первое направление общественного движения учащейся молодежи носило академический характер. Наиболее полно оно раскрывалось во второй половине ХIХ в. Активизации школьного юношества содействовали односторонняя критика средней школы со стороны печати, общества и родителей учащихся, а также воздействие на школьников со стороны студентов высших учебных заведений, в некоторых случаях – негативное влияние педагогов и родителей. Вл. Динзе, русский исследователь общественного движения школьников, причинами ученического движения считал жесткие ограничения, налагаемые на образовательную деятельность школьников, что отрезало учащихся от науки, запрещало им посещать публичные библиотеки, лекции и проч., то есть делало учебный процесс в гимназии единственно дозволенным источником знаний. Наконец, стремление к подражанию и увлечение общим потоком освободительного движения тоже становилось одной из важнейших причин зарождения общественного движения школьников.

В диссертации подчеркивается, что общественное движение учащейся молодежи до 1904 – 1905 гг. было в своей основе самообразовательным и главный интерес участников сосредоточивался на общественных и литературных темах. Однако художественная литература довольно часто привлекала к себе учащуюся молодежь не своей эстетической ценностью, а общественно-политическим пафосом, становился ясным перевес социальных интересов в ущерб художественным. Первые выражались в усиленном внимании к реформам 60-х годов, к литературным и общественным деятелям этого периода, к экономическому положению и быту русского крестьянства. Но под напором тяжелых условий русской действительности самообразовательное, в сущности, движение становилось политическим.

Характер движения с 1905 по 1908 гг. являлся радикально-преобразующим. В эти годы в истории российской государственности в наибольшей степени обнажились все язвы и упущения в работе с подрастающим поколением. Общественное движение школьников в данный период характеризовалось асоциальностью поведения. Вместо конструктивной, созидательной, культуросообразной деятельности юношества мы обнаруживаем интенсивную политизацию ученической среды, привлечение молодежи к решению проблем взрослых. Анализируя данное направление в развитии движения, необходимо отметить, что исследователи этой проблемы (Вл. Динзе, С.Ф. Знаменский, А.А. Исаев, П.Ф. Каптерев, Ал. Пиленко) сходились на мысли о том, что движение было «академическим по видимости и политическим по существу». Средняя школа в глазах учащихся была неразрывно связана с общим политическим укладом страны. Поэтому, требуя проведения школьной реформы при непосредственном участии общества, юноши тем самым предлагали лишить именно политический строй одной из его опор. Вот почему волнения часто захватывали и те учебные заведения, где недовольства школьными порядками совсем не существовало. Молодые люди, сами того не желая, оказывались втянутыми в политические интриги и дрязги различных группировок и партий. Срывы учебных занятий, забастовки, демонстрации с избиениями учащихся, хулиганство, самоубийства подростков становились нормой жизни.

Мнения исследователей по вопросу прекращения школьных беспорядков к концу 1907 г. расходились. Ал. Пиленко считал, что ощутимую пользу принесли родительские собрания. Вл. Динзе придерживался несколько иного взгляда. Отсутствие крупных беспорядков он объяснял чтением лекций на конспиративных квартирах. Они проводились общественными деятелями и молодыми учеными на социально-политические темы, после которых начинались прения по школьным или партийным вопросам.

Для следующего направления характерно появление новых взглядов на сущность общественного движения учащейся молодежи, установок, предполагавших включение школьников в самоуправление и деятельность по совершенствованию государственного устройства. От героизма самообожения, юношеского максимализма, граничившего со смертью, нравственной распущенности в основу общественного движения полагалась преобразующая, созидательная деятельность. Важные события 1909 – 1917 гг. постепенно приводили к замене требований радикального характера рационально-прагматическими.

Реформирование системы государственного управления страной, сложная экономическая жизнь призывали задуматься над перспективами развития и поставить во главу угла формирование «нового человека», гражданина-соуправленца, экономически продуктивной социальной единицы, работника индустриального типа. Не отвергались и природные качества русской души: ее безграничный патриотизм, вера в Бога, ответственность за судьбу Родины, гуманность, доброта. Именно эти качества всегда отличали русского человека и являлись неотъемлемыми для характеристики гражданственности. В самые ответственные для Родины, государства моменты юношество не по указке, не по приказу демонстрировало свои лучшие качества.

В те же годы в отечественной педагогической литературе рассматриваются теоретические вопросы, связанные с ученическим движением. Так, в работе Б. Бочкарева «Что такое гимназическое движение» (1909) под ним понимается одна из форм общественного движения во второй половине ХIХ – начале ХХ веков. Цель ученического движения – формирование сознательного гражданина, человека «с честной, прямой душой и высокой нравственностью».

В диссертации сделан вывод о том, что в годы Первой мировой войны были заметными позитивные проявления гражданской активности школьников. Война явилась лучшим подтверждением того, что в человеке перед лицом опасности мобилизуются его лучшие качества, такие как безграничная любовь к своей Родине, мужество, стойкость. В кругу учащихся события Первой мировой войны создали особое настроение, сплоченность и живую отзывчивость. Молодые люди переживали чувства гражданского воодушевления, солидарности и единения. Привлекали внимание факты непосредственного участия молодежи средних учебных заведений в организации защиты Отечества. Повсеместно разрасталось добровольное вступление учащейся молодежи в армию.

Война способствовала подтверждению и укреплению данного направления движения школьников, в основе которого лежало новое отношение к своей Родине, которую следовало защищать не только в минуту опасности, но и постоянно работать на ниве ее укрепления и процветания мирными средствами. Война повлекла за собой миллионы человеческих жертв, в том числе и среди мирного населения, заставив тем самым задуматься над ценностью и неповторимостью жизни человека. Следовательно, в содержании ученического движения укреплялись позиции гуманизма.

Краеведческий материал показывает, что большинство учебных заведений Харьковского учебного округа успешно решали задачу становления будущих российских граждан. В Курской учительской школе, I мужской гимназии, Мариинской женской гимназии существовала система различных воспитательных мероприятий с целью формирования чувства солидарности у подростков, сопереживания к другим людям. Это были многочисленные пожертвования, участие в работе трудовых дружин во внеучебное время и др. Большое внимание педагоги школ уделяли развитию связей со средой, черпали наиболее правильные, необходимые сведения из общественной жизни. Широкое распространение получили экскурсии, которые знакомили школьников с основными предприятиями и культурными учреждениями города, воспитывали в школьниках любовь к прошлому своего народа, к историческому наследию. Все это являлось необходимым фундаментом гражданской активности учащихся.

Однако одним из противоречивых моментов в годы Первой мировой войны был рост поведенческих отклонений и детской преступности: хулиганства, краж, циничных выходок и проч. С уходом отцов на фронт в значительной степени были поколеблены устои, на которых зиждилась семья, ее внутренняя целостность. Самой сложной представлялась нравственная разруха, явившаяся следствием войны. Темп жизни делался неустойчивым и нервным, были поколеблены нравственные устои, вихрь нездоровых впечатлений ломал моральное наследие прошлых поколений: жизнь обесценивалась, не было уверенности в завтрашнем дне, но зато и не было ничего недозволенного, морального и аморального.

Кульминацией социокультурной деятельности юношества в исследуемый период можно считать общественное движение в среде учащейся молодежи, которое развернулось во время Февральской революции 1917 г. Современники отмечали культуросообразный, созидательный характер созванного Первого Всероссийского съезда учащихся. Его решения ясно показывали, что организовывавшиеся в общественную силу школьники подходили сознательно к проблемам школы, не оставались равнодушными ко многим важным нуждам и потребностям русского просвещения.

Таким образом, опыт социальной деятельности и гражданской жизни, приобретаемый школьниками в образовательных учреждениях, являлся необходимым и важным в процессе развития гражданской активности. Ребенок, учась в школе правилам и нормам поведения в обществе, самоконтролю и активной самодеятельности, формируя такие человеческие качества, как сопереживание близким, солидарность, выходил в сложный взрослый мир человеческих отношений закаленным, подготовленным, уверенным в своих собственных силах.

В заключении обобщаются результаты работы, излагаются основные выводы и направления дальнейших исследований.

Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8