Delist.ru

Влияние педагогических факторов на гражданскую активность школьников в России второй половины ХIХ - начала ХХ веков (19.08.2007)

Автор: Беленцов Сергей Иванович

Неподдельный интерес представляли учебные заведения, перенесшие на русскую почву опыт зарубежных «новых» школ. Среди них были школа Е.С. Левицкой в Царском Селе (1900), созданная по образцу широкоизвестной английской Бидэльской школы, гимназия Е.Д. Петровой в Новочеркасске, гимназия О.Н. Яковлевой в Голицыно под Москвой (1910). Это были дорогие аристократические учебные заведения, осуществлявшие совместное обучение, трудовую подготовку, ученическое самоуправление и другие средства гражданского воспитания. По нашему мнению, только одно условие функционирования подобных учреждений – их закрытость, изолированность от внешней среды, снижало значение деятельности этих школ в деле воспитания настоящего гражданина. Взаимодействие с социумом, т.е. с той средой, в которой живут и воспитываются дети, и воспитание гражданственности в рассматриваемый период признавались многими педагогами неразделимыми понятиями.

Таким образом, осуществленная во I главе характеристика ученического самоуправления, создания реальных условий, обеспечивающих выражение ими своих мнений и точек зрения, проявление инициативы, самодеятельности, самоуправления и солидарности; осуществление личностных ресурсов становится определяющим условием позитивного развития гражданской активности школьников в конкретно-исторических, в том числе современных условиях.

Однако, как показало исследование, освоение новых идей и образовательного опыта зачастую подменялось их простым заимствованием и копированием, не учитывающим российские социально-политические реалии, организационно-педагогические условия и традиции русской школы.

Подчеркивается, что идеи реформаторской педагогики нацеливали русскую педагогическую общественность на разрешение наболевших вопросов, вместе с тем они являлись и раздражителем общественного мнения, усилившим переоценку традиционных ценностей воспитания и образования, раздробленность общего педагогического идеала, дезориентированность педагогов, их критическое отношение к основам прежней теории воспитания и к деятельности образовательных институтов. Оказавшись в поле действия иного культурно-исторического кода (несовпадение идеологий, различия в понимании роли и места человека в мире), идеи «новой» педагогики не смогли полностью интегрироваться в отечественную педагогическую культуру исследуемого периода.

Во второй главе «Воздействие государственной образовательной политики на проявления гражданской активности школьников (вторая половина ХIХ – начало ХХ вв.)» охарактеризовано реформирование среднего образования 1860-70-х гг. ХIХ в. как педагогический фактор становления гражданской активности школьников; рассматривается реакция Министерства Народного Просвещения на радикализацию гражданской активности школьников в годы Первой русской революции и поиск способов влияния на ее проявление в 1908 – 1917 гг.

В диссертации обосновано, что на протяжении всего изучаемого периода Министерство Народного Просвещения уделяло повышенное внимание проявлениям гражданской активности учащихся.

??????????

??????????

хпйпбйпбйпбпЫпйпбпЫпХпЫЛпЫпбйпЫпХпбпХБµ®Б§пбйпХпйпХпбпбйпХпйпбпйпХ

?????????e

2венная деятельность в сфере просвещения и образования. Общественно-педагогическое движение, демократизация школьного дела, формирование гражданской активности школьников – являлись наиболее массовой сферой приложения общественных сил, в том числе и учащейся молодежи.

Вместе с тем консервативное направление в законодательно-нормотворческой деятельности Министерства Народного Просвещения было обусловлено необходимостью сохранения и укрепления института самодержавной власти. По этой причине активное развитие оно получило в период реформ 1870-х гг. Созданная графом Д.А. Толстым система среднего образования просуществовала без изменений до второй половины 80-х гг. ХIХ века. Уже один этот факт свидетельствовал о том, что в ней было много здорового, умного, правильного. Важнейшей заслугой Д.А. Толстого стало установление классического принципа, самого действенного в реформировании системы народного просвещения исследуемого периода. Задача Д.А. Толстого заключалась в том, чтобы твердой, последовательной государственной логикой и властью приостановить характерное для бурных и переходных периодов государственной жизни шатание и внести спокойствие, определенность и дисциплинированность в образовательное пространство; предохранить среднюю школу от тлетворных влияний.

В аспекте исследуемой проблемы установлены позитивные характеристики реформы классического образования: утверждение принципа государственности школы, попытка сохранения принципа научности в школьном образовании, усиление дисциплины, требования качественного выполнения должностных обязанностей педагогическими работниками и другие. На основе этого диссертантом делается важный вывод о необходимых условиях продуктивного развития гражданской активности школьной молодежи, а именно: сбережении особенностей национального образования, единстве и государственности школы; фундаментальности и систематизации образования.

Вместе с тем в исследовании подчеркивается, что главный недостаток реформы заключался во внешней принудительности и исключительности классической системы, вводимой посредством авторитарных мер. Все мероприятия проводились решительно и даже жестко, без широкого обсуждения в обществе, что, несомненно, явилось фактором гражданской активности как педагогического персонала, так и школьников.

Навязывая классицизм таким образом, Министерство Народного Просвещения демонстрировало недоверие к педагогам, «оказавшимся ниже своей задачи и в качественном, и в количественном отношении». Учебное ведомство подчиняло всю жизнь средней школы «самой мелочной и сложной регламентации», которая «связывала лучшие преподавательские силы и усугубляла деморализацию педагогов».

Недоверие Министерства Народного Просвещения к местным силам и русским людям, обвиненным в несочувствии к педагогическим взглядам, а также недостаток русских учителей, готовых к беспрекословному проведению в жизнь системы Д.А. Толстого, вызвали массовое приглашение педагогов из-за границы. Нередко подрывая своей деятельностью практически всякую связь гимназистов с родным языком, историей, они не вселяли в души детей ни любви, ни уважения к родному и становились одной из причин школьных волнений.

Подчинение дела образования целям правительства определяло школьную стратегию и тактику Министерства 80-90-х гг. ХIХ столетия. Основой деятельности Министерства И.Д. Делянова во всех ее проявлениях было решение охранительных задач.

Определено, что главной причиной гражданской активности учащихся Министерством Народного Просвещения было признано переполнение средней школы демократическими элементами. Важной функцией Министерства оставалась защита классицизма. Усиление жесткого режима в школе, административно-учебные меры, затруднявшие получение образования, органически соединялись с попытками законодательного переустройства среднего образования.

В главе обоснован тезис о том, что причинами ученических выступлений также становились также в большинстве случаев обвинения и подозрения различных лиц в доносах и шпионстве. В 80-х гг. ХIХ в. Министерством Народного Просвещения в основу успешной педагогической деятельности и, в частности, условий назначения на преподавательские должности были поставлены два рода требований: научные заслуги и так называемая «благонадежность». За учащимися также вводился надзор. Негласными агентами писались кондуитные списки и характеристики учащихся на основании сведений, полученных посредством тайной слежки. Несомненно, провозглашенная цензура политических, религиозных и нравственных убеждений преподавательского персонала и учащихся становилась одним из определяющих факторов проявления деструктивной гражданской активности в исследуемый период. Объективно деятельность Министерства Народного Просвещения 80-90-х гг. ХIХ века способствовала усилению антиправительственных настроений.

Впоследствии эти консервативно-охранительные меры ввиду их недостаточности были усилены усложнением программ, что увеличивало отсев учащихся и тем самым помогало «очищению» школ от неблагонадежных и демократических элементов, а также регулированием социального состава гимназистов – недопущением в среднюю школу детей лиц «предосудительных профессий».

Таким образом, соглашаясь с мнением Э.Д. Днепрова, в жизни отечественного образования второй половины ХIХ – начала ХХ вв. получали широкое развитие два встречных, противоборствующих процесса. Государство все более наращивало свое участие в деле образования, но образование все более уходило из его рук, превращаясь в важнейшую функцию общества. И чем шире образование входило в сферу общественной практики, тем жестче становился государственный контроль, тем активнее попытки государства пресечь общественную инициативу, в том числе и школьной молодежи.

На протяжении второй половины ХIХ века для образования была характерна охранительно-просветительная доктрина: оздоровление общества путем «здоровой» школы, путем целенаправленно-охранительного идеологического его воспитания. Именно эта установка и определяла упреждающий характер, основные идеи и направленность образовательных контрреформ. Их генеральной целью было предотвратить формирование гражданского общества.

Констатируется, что на рубеже веков и вплоть до 1917 года деятельность Министерства по минимизации антиправительственных настроений и выступлений учащихся сводилась к лавированию между необходимостью любыми средствами сдерживать проявления гражданской активности и такой же необходимостью своевременно реагировать на оценку и критику как консервативно-монархического, так и либерально-буржуазного крыла власти и общества.

Признавая и подробно анализируя отрицательные явления школьной жизни в конце ХIХ – начале ХХ веков (циркуляры министров Н.П. Боголепова, Г.Э. Зенгера и др.), Министерство Народного Просвещения в целом относилось к делу односторонне, оставляло открытым вопрос об осуществлении необходимой совокупности условий, при которой предначертанная программа могла бы быть практически выполнена. Речь шла, прежде всего, об общественном доверии (в первую очередь, со стороны семьи) к учебной администрации, о необходимости устранения между ними разногласий. Однако такового в рассматриваемый период не было.

Ни одна из реформ образования не замыкалась в круге специальных, научных и педагогических вопросов, непосредственно определявших жизнь средней школы. Каждый новый устав средней школы, циркуляры, распоряжения и предложения затрагивали вопросы общегосударственные, тесно связанные и с направлением общей политики данной эпохи, и с борьбой общественных мировоззрений – научных, философских и религиозных, а также с практическими интересами разных сословий. Эта исторически неизбежная сложность мотивов и влияний была также одной из причин тех резких и противоречивых перемен, которые в разное время вносились в административную и учебную организацию средней школы.

Быстрая смена министров народного просвещения, начиная с 1901 г., также не могла дать сколько-нибудь систематичной и плодотворной работы в школьном деле. Отмечалась крайне вредная бессистемность. Характерным явлением становилась чрезмерная централизация школьного дела. Последствием этого был бюрократический строй школы и чиновничье отношение к делу педагогического персонала, которого не могли изменить никакие многочисленные циркуляры, как бы они ни были разумны и гуманны по своему содержанию. В своей массе циркуляры являлись средством, производившим зачастую формальное действие. Несомненно, усилиями администрации учебных заведений циркулярные решения проводились в жизнь, но от этого менялась только форма, а не суть дела. Методы преподавания, отношение учителей к ученикам, результаты учения оставались теми же, что и были, так как их основы лежали в строе всего школьного дела и могли измениться только при коренной его реформе.

В диссертации подчеркивается, что реакция Министерства Народного Просвещения на радикализацию гражданской активности школьников в годы Первой русской революции была однозначно негативной. К началу февраля 1905 года в Министерстве Народного Просвещения не оставалось сомнения в том, что радикальными настроениями пронизаны в той или иной степени все средние учебные заведения. Подъем антигосударственных выступлений в 1905 году заставлял Министерство предпринимать серьезные меры по улучшению положения учащихся в средней школе. Вместе с тем, непоследовательная политика Министерства Народного Просвещения подтверждала мысль о стихийной направленности его деятельности и усугубляла деструктивное сознание школьников. Именно 1905 – 1907 годы показали отсутствие системности и четких, конструктивных подходов Министерства Народного Просвещения к решению сложных образовательных проблем.

Важным выводом исследования является установление тесной связи Министерства Народного Просвещения с Министерством Внутренних Дел по снижению оппозиционных настроений и выступлений учащихся. Констатируется одностороннее, надзорно-репрессивное направление в деятельности Министерства Внутренних Дел. Стремясь к наведению порядка как в стране в целом, так и в учебных заведениях, полицейские использовали только карающие меры, профилактические, предупредительные же формы работы в рассматриваемое время не развивались.

К 1908 году Министерство приняло все меры к упорядочению обстановки в средних учебных заведениях страны, однако тенденции деструктивного поведения среди школьного юношества сохранялись. Усугубляли данный процесс достаточно серьезные проблемы в деятельности школ (которые вскрывало само Министерство Народного Просвещения), касающиеся выдачи аттестатов об окончании школы без выпускных испытаний, а также награждения медалями по годовым отметкам (в особенности в женских гимназиях), выдачи слабоуспевающим и «дурным по поведению» ученикам аттестатов и свидетельств «на выход», то есть при условии оставления ими данного учебного заведения и участия в многочисленных сборах и пожертвованиях на нужды образовательных учреждений.

Таким образом, сложные проблемы функционирования учебных заведений, решаемые посредством усиления административного регулирования и внешнего упорядочения жизнедеятельности школы, повышали степень взаимного социального отчуждения учащихся и педагогов и вызывали появление моделей поведения, противоположных ожидаемым; частичные смягчения и послабления воспринимались как уступки со стороны правительства, требовавшие развития успеха. В целом же непоследовательная и бессистемная деятельность Министерства в рассматриваемом направлении усиливала дестабилизацию школы и выступала одним из негативных факторов гражданской активности школьников.

В главе обоснован тезис о противоречивом характере реформирования системы образования П.Н. Игнатьевым. С одной стороны, это, несомненно, демократический характер преобразований. Главными задачами новой школы, по П.Н. Игнатьеву, были воспитание культурного человека, имеющего законченное общее образование в объеме, необходимом для вступления в самостоятельную, практическую жизнь; широкая подготовка квалифицированных технических кадров. Проект затрагивал широкий круг проблем: школа должна стать национальной, самодовлеющей, т.е. давать общее образование и не иметь непосредственной целью подготовку в высшие учебные заведения.

Вместе с тем, проведение основных мероприятий осложняла начавшаяся Первая мировая война. В результате, продолжительность 1914-1915 учебного года была сокращена на два месяца, новый начался далеко не во всех учебных заведениях страны. Во многих школах прифронтовой полосы были размещены военные госпитали. Подобные мероприятия стали объектом острой критики со стороны правой оппозиции, так как культуросообразной работы дети «вышли на тлетворную улицу».

В целом, в системе предлагавшихся мероприятий было немало спорных позиций, коренным образом менявших традиционные представления. К числу таковых относились образовательные программы средних школ. Вместо выработки единого государственного образовательного стандарта, т.е. содержательного minimuma для учащихся средних учебных заведений России, П.Н. Игнатьев издал циркуляр о видоизменении учебных программ по усмотрению педагогических советов образовательных учреждений. Большая масса учителей психологически и профессионально оказалась не готовой к свободе в программно-методической работе и смене авторитарных методов преподавания. Самостоятельное определение педагогами образовательного минимума, установление межпредметных связей и определение места для регионального материала приводило к дезорганизации учебного процесса и перегрузке учащихся.

Министру пришлось срочно отменять часть своих распоряжений и поставить инновации педагогических советов под строгий контроль попечителей. Внедрение новых методов контроля (характеристик) вызывало отрицательное отношение у большинства педагогических советов, так как в условиях наполняемости классов в 50 человек и перегрузки педагогов балльная система являлась оптимальной. Отмена выпускных экзаменов приводила к проблеме дисциплины и посещаемости школы. Новые программы и методы преподавания, организация практических занятий по физике и химии требовали соответствующих учебников, методических пособий, кабинетов, приборов, а также серьезной методической помощи. Все это не было организовано и заложено в бюджет на 1916 – 1917 гг.

Практически все начинания министра, встречавшие поддержку буржуазного общественного мнения, наталкивались на открытое противодействие со стороны правого представительства, высших чинов ряда округов, директоров, инспекторов и учителей. Олигархические и кадетско-октябристские круги общества называли его «министром доверия». Провинциальное учительство и консервативные партии выступали против действий П.Н. Игнатьева по расширению прав родительских комитетов и педагогических советов, организации педагогических съездов, отмене школьной формы, так как в условиях нараставшего социально-политического кризиса это активизировало волнения на местах.

Установлено, что на Всероссийском монархическом съезде, состоявшемся 26-29 ноября 1915 года в Нижнем Новгороде, ситуация в образовательных учреждениях России была представлена как полный развал школы. Деятельность же П.Н. Игнатьева на посту министра народного просвещения за один неполный год «признавалась антигосударственной». К 1916 г. мнение правых подрежали губернаторы, попечители округов, окружные инспектора, директора школ. Началось открытое сопротивление реформам со стороны руководителей школ. К середине 1916 г. были смещены практически все попечители округов (кроме двух) и руководители Министерства Народного Просвещения заговорили о замене директоров провинциальных школ. Все это стало поводом для неоднократных жалоб на П.Н. Игнатьева Николаю II, в результате чего 28 декабря 1916 года министр был уволен со своего поста.

Диссертант, также как и И.И. Дмитриева, Н.Н. Кузьмин, считает, что в условиях войны, политического, экономического кризиса и идеологического раскола общества проведение реформы школы не могло быть успешным, более того, децентрализация (демократизация) школы приводила к негативным результатам – углублению кризиса, росту социальной и политической напряженности, проявлениям не только позитивной, но и деструктивной гражданской активности школьников.

Учащаяся молодежь не могла соглашаться с существовавшим положением дел, поэтому Министерство Народного Просвещения, само того не желая, оказывалось бессильным в минуты кризисов.

Третья глава «Взаимосвязь организации и содержания образовательного процесса в средней школе с развитием и направленностью гражданской активности учащихся» характеризует потенциал содержания общего образования как фактор становления гражданской активности школьников, раскрывает противоречия в организации учебно-воспитательного процесса в средних учебных заведениях и средства педагогического воздействия на нарушения школьной дисциплины.

В главе характеризуются философско-мировоззренческие, ценностно-смысловые и идеально-возвышенные составляющие обучения школьников, гуманистическая основа образовательного процесса, опорой которого служили живые коммуникативные начала воспитания и обучения, душевные контакты педагога с детьми, понимание, сочувствие и поддержка, выступавшие в исследуемый период основополагающими условиями развития конструктивной гражданской активности учащихся.

загрузка...