Delist.ru

Языковая личность судебного оратора А.Ф. Кони (19.08.2007)

Автор: Баишева Зиля Вагизовна

Важнейшими приемами драматизации речи, несомненно, являются различные способы введения в монолог элементов диалога (вопросов, прямой речи, цитат и пр.), которыми оратор владеет в совершенстве. Обвинитель строит изложение так, как будто он занимается поисками истины тут же, в судебном процессе. Он видит в присяжных заседателях не пассивных слушателей, а людей, активно участвующих в поиске истины, в осмыслении и оценке информации. Оратор сознательно воздействует на присяжных заседателей, направляет их внимание, организует процесс восприятия, старается вовлечь слушателей в ход своих рассуждений, заставляет думать, размышлять, используя для этого разнообразные средства. К таковым относятся обращения, вопросительные конструкции, некоторые приемы авторизации, адресации, побудительные конструкции (конструкции с местоимением Я и различными глаголами со значением результата мыслительной деятельности; «МЫ совместное»; глаголы-операторы; глаголы, обозначающие побуждение к действию: инфинитивные предложения с модальными словами, имеющими значение долженствования, глаголы в форме первого лица множественного числа, обозначающие совместное действие и совместное мнение и др.), речевые приемы предвосхищения, уступки, намека, умолчания.

С полным основанием к числу частотных и «излюбленных» приемов диалогизации ораторской речи в судебных выступлениях А.Ф. Кони можно отнести вопросительные конструкции: вопросы, обращенные ко всей аудитории (Такое обращение подчеркивается обычно употреблением местоимений: мы, нам, вы; использованием глаголов в форме 1л. мн.ч.: посмотрим, видим и др.: Видим ли мы что-нибудь подобное у подсудимого?), риторические (это обычно модели на Можно ли…, Разве…, Ужели…, Зачем…, Как можно…, Чем, как не… и др.), серийные (Первый вопрос, возникающий при исследовании такого дела: подложно ли самое завещание? Второй вопрос — каким образом создалось подложное завещание? И третий — кто виновен в этом преступлении?) и единичные вопросы, вопросно-ответные единства (Отчего же, если он желал повидаться с отцом Илларионом, не отправился он к нему тотчас же, как ушел с железной дороги? Отчего он пошел именно в 6 часов, когда в коридоре никого нет и быть не может? Я думаю оттого, что ему нужно было застать отца Иллариона одного) (в 16 обвинительных речах нами зафиксировано 576 вопросительных предложений). Они способствуют установлению контакта оратора со своим адресатом, требуют от слушателей работы мысли, собственных выводов, заставляют глубже задумываться, а в итоге – глубже понимать и усваивать обсуждаемое. Построение речи в виде вопросов и ответов делает ее более живой, динамичной. Такая форма изложения мыслей придает речи лаконичность, так как вопрос требует не рассказа вообще, а конкретного, ясного, четкого ответа. В целом различные вопросы помогают обвинителю выяснить все обстоятельства дела, дать им точную оценку, убедить адресата в правильности позиции оратора, а также обеспечить целенаправленное и эффективное воздействие на всех присутствующих в судебном заседании.

Один из самых распространенных у А.Ф. Кони приемов диалогизации – это цитирование. В ходе анализа доказательств по делу, в споре с противником оратор активно цитирует подсудимого, потерпевшего, свидетелей, используя для этого разные формы передачи чужих слов (косвенная, прямая, несобственно-прямая речь, прием sermocinatio). Для подтверждения правильности своей точки зрения он нередко ссылается на чужое мнение, приводит цитаты из различных документов по материалам дела, из данных экспертизы, цитирует положения закона. В форме косвенной речи оратор предпочитает излагать утверждения и доводы оппонента, так как в бесстрастной косвенной речи положения, высказанные противником, блекнут и теряют тем самым немалую долю убедительности, что значительно облегчает оратору задачу опровержения этих положений (Перехожу к более существенным доводам защиты. Нам говорят, что Вернике существует и что надо верить показанию Эмиля; если бы он знал, что ему дают бумажки, и хотел бы их провезти, он мог бы положить их в карман…). Как мастер речевого портрета А.Ф. Кони создает точные характеристики подсудимого, потерпевшего или свидетеля, используя прямую речь, воспроизводя именно те слова, выражения, фразы, в которых ярко проявляются особенности характеризуемой личности, значимые для судебного разбирательства по данному делу («Идешь ли?» - прикрикивает он на жену, зовя ее с собою; «Гей, выходи», - стучит в окно, «выходи» - властно кричит он Аграфене. Это человек, привыкший властвовать и повелевать теми, кто ему покоряется…). Как драматург, создающий диалог, для выражения нравственной оценки поступков того или другого человека, с целью разъяснить положение вещей, раскрыть мотивы участников преступления, наглядно пояснить свою мысль, оратор применяет речевой прием sermocinatio (пересказ чужих чувств, слов, мыслей так, будто они были выражены непосредственно тем лицом, о котором идет речь). Для моралиста А.Ф. Кони речевой прием sermocinatio является также эффективным средством выражения нравственной оценки поступков того или иного человека (Он должен был сказать ей: «Что вы делаете! Одумайтесь! Ведь это преступление, вы можете погибнуть, а с вами и те, кто вас этому научил. Заглушите в себе голос жадности к деньгам мужа, удовольствуйтесь вашею вдовьею частью. <…> Одумайтесь! Бросьте нехорошее дело». <…> Это была его обязанность как нотариуса, как порядочного человека»). Несобственно-прямая речь позволяет оратору говорить и думать за подсудимого, потерпевшего и др. Вновь А.Ф. Кони выступает как драматург, создающий диалог: кроме голоса самого оратора, в его речи начинают звучать другие голоса участников судебного процесса, которые размышляют вслух перед слушателями («Он не ест ничего и ничего не пьет, не может пройтись по комнате, жалуется на головную боль, не спит. Да и до сна ли?! Хозяйство стало, денег нет, едва ли «вычухается», смерть близка, <…> жена остается одна, без поддержки, - <…> да еще с детьми, да еще беременная, где тут спать! Вот что должно было приходить неминуемо и вполне естественно в голову больному и усиливать его огорчение»).

Активно используемые А.Ф. Кони речевые приемы уступки, умолчания, намека, предвосхищения являются средством установления контакта и приемом диалогизации ораторского монолога, так как позволяют оратору продемонстрировать внимательное и уважительное отношение к своему слушателю, к мнению каждого участника процесса, продемонстрировать свое уважение к присяжным заседателям как к людям, которые с большим вниманием и добросовестностью относятся к рассматриваемому делу. Они помогают оставаться корректным в оценке различных явлений, касающихся подсудимого, свидетеля или потерпевшего, избегать категоричности в оценочных суждениях, проявлять сдержанность в выражении похвалы и высказывании отрицательной оценки. С их помощью оратор активизирует внимание, мышление, воображение и память присутствующих, приобщает аудиторию к совместному размышлению, направляя ход её мыслей, подсказывая решение вопроса, создавая видимость того, что слушатели самостоятельно, путем собственных размышлений приходят к конечным выводам. Эти речевые приемы дают возможность не произносить в речи общеизвестные положения, демонстрируя тем самым уверенность в мыслительных способностях своего адресата, в достаточно высоком уровне его знаний; делают речь лаконичной. А все это вместе способствует тому, что ораторская речь становится легкой для восприятия, выразительной, запоминающейся, а значит, и более убедительной.

А.Ф. Кони свойственны и другие приемы внесения в речь элементов драматизма: картины (термин О.В. Петрова) – прием, с помощью которого все сказанное оратором представляется как бы происходящим на глазах у слушателей; ремарки - предельно сжатые описания места происшествия или какого-либо события, напоминающие «обстановочные» ремарки в тексте пьесы; создание драматической ситуации в речи (раскрытие конфликта и драмы) и пр. Драматизируя речь, обвинитель описывает житейские коллизии, ставшие объектом судебного разбирательства, представляя все как бы происходящим на глазах у слушателей, передает напряженное развитие сюжета: возникновение конфликта, его постепенное развитие, борьбу противоположностей, обусловливающую временное равновесие сил (ожидание), разрешение конфликта (развязка), мастерски показывает, как и почему сталкиваются интересы людей, а затем и сами люди. С помощью «конфликта» оратор выражает важнейшие идеи, придает выступлению наибольшую эмоциональную, убеждающую силу, и речь воспринимается как единое целое.

В шестой главе «Прагматические роли судебного оратора А.Ф. Кони» выявляются и анализируются роли, исполняемые А.Ф. Кони в судебных выступлениях, исследуются речевые особенности каждой роли, специфика их использования, определяется их место в реализации целевой установки судебной речи.

В образе оратора, помимо особенностей его языковой личности, всегда присутствует исполнительский момент, который несет в себе отраженный образ слушателя (адресата) речи (В.В. Виноградов). В судебной речи оратор принимает на себя различные роли, обусловленные целями коммуникации и характеристиками адресата и используемые как средство воздействия, для достижения поставленной цели. Прагматические роли репрезентируют типы, модели речевого поведения, порожденные культурой общества, значимые для носителей данной культуры. Роли являются такими составляющими, взаимодействие которых в судебной речи формирует образ оратора. Исполнение различных ролей дает выступающему возможность менять стратегию и тактику речи, использовать разные приемы ее стилевой организации, занимать разные позиции при рассмотрении дела. Роли предполагают определенную оценку обстоятельств и особый пафос ее выражения. Создается впечатление присутствия в судебном заседании разных представителей общества (проповедника, юриста-ученого, исследователя и др.), которые анализируют, оценивают рассматриваемое дело, высказывают по нему свое мнение, что делает речь максимально доступной для восприятия и убедительной, и следовательно, «работает» на реализацию целевой установки оратора.

Нами выявлено 8 ролей, выступая в которых, А.Ф. Кони в каждой судебной речи конструирует, создает нужный ему «образ», впечатление о себе как о субъекте речи. С нашей точки зрения, эти роли могут быть разделены на три группы: 1) «социальные» (гражданин, моральный проповедник); 2) «судебные» (беспристрастный исследователь, юрист-ученый, судья, обвинитель); 3) «мастера слова» (полемист, рассказчик-психолог).

Исполняя социальные роли, А.Ф. Кони преследовал цель оказать воздействие на все русское общество, но с разных позиций – гражданина и морального проповедника. Роль гражданина позволяла оратору обратить внимание общества на социальные или морально-нравственные проблемы; обличить темные стороны русской действительности; дать характеристику современного ему общественного уклада России. При этом А.Ф. Кони–гражданин не только информировал слушателей о том или ином явлении действительности, но и оценивал ее (обычно это негативная, критичная оценка), а также воздействовал на слушателей, стараясь пробудить в них гражданские чувства. Гражданственный пафос мог проявляться в отдельных фрагментах обвинительной речи, а мог быть присущ всей речи в зависимости от материалов рассматриваемого в суде дела. Роль проповедника помогала оратору донести до адресата свои нравственные воззрения, осуществлять моральное воспитание общества. Особенно громко голос А.Ф. Кони-проповедника звучит там, где дается нравственная оценка деяния (в заключительной части обвинительной речи).

Речи А.Ф. Кони-проповедника и А.Ф. Кони-гражданина, обращенные ко всему обществу и направленные на оказание воздействия на него, характеризуются (при различии вопросов, затрагиваемых в них) сходством стиля изложения, языковых способов выражения разного содержания. В речи и морального проповедника, и гражданина отчетливо проявляются особенности публицистического стиля изложения (использование литературно-книжной лексики с небольшими вкраплениями элементов официально-делового и разговорного стилей; насыщенность речи различными средствами выразительности (эпитеты, метафоры, сравнения, инверсия и т.п.); прием обобщения; широкое применение лексики и фразеологии, выражающей эмоции и экспрессию (книжные слова, характерные для высокого стиля; имена существительные на –ние, -ство, -ость и т.п.); наглядное проявление в речи оценочного элемента, позволяющее оратору отчетливо выразить отношение к предмету речи; характерный для публицистического стиля изложения синтаксис: употребляются в основном простые предложения, осложненные однородными членами, обособленными определениями и обстоятельствами, вставными конструкциями).

Вместе с тем различие задач, решаемых А.Ф. Кони-гражданином и А.Ф. Кони-проповедником, обусловливает различия речевого поведения оратора и определяет языковую специфику речи. Так, гражданственный пафос речи создается широким употреблением лексики общественно-политического звучания (общество, народ, противообщественное явление и т.п.); обилием негативно-оценочной лексики обличающего характера (растлевающее значение, ограбленный бедняк и т.п.); открытым выражением позиции оратора (я полагаю, нам известно); активным использованием риторических средств, придающих речи особую эмоциональность и экспрессию (риторические восклицания, обращения, анафора, параллелизм и др.). Для речи же А.Ф. Кони-проповедника более характерна морально-этическая лексика, слова, обозначающие нравственные качества человека (совесть, стыд, грех, душа, честный, добрый и т.п.); подчеркнутая объективность и беспристрастность оратора (используется речевой прием намека; значительно реже употребляются местоимения я, мой и др.). Не характерны такие речевые приемы создания эмоциональности и экспрессивности, как риторические восклицания, анафора, параллелизм и т.п. Эмоциональное звучание достигается самим содержанием речи, использованием соответствующей лексики и фразеологии, а также обилием оценочных эпитетов.

Для А.Ф. Кони-проповедника и А.Ф. Кони-гражданина характерен прием обобщения. Однако цели его использования разные. Оратору-гражданину прием обобщения позволял дать характеристику современного общественного уклада России, представляя частный рассматриваемый случай как проявление типического; оказать влияние на решение социальных проблем действительности, оценивая их и воздействуя на гражданские чувства слушателей и всего российского общества. Оратору-проповеднику этот прием помогал оказать воспитательное воздействие на членов общества. В речи проповедника обобщение-вывод, заключающее моральную проповедь и сделанное на основе рассмотренного в судебном процессе частного случая, содержало указание на правильное моральное поведение человека, на то, как следует в морально-этическом плане поступать в определенных условиях.

«Судебные» роли помогают дать оценку событий происшествия с позиций юриста – беспристрастного исследователя, юриста-ученого, судьи, обвинителя. В судебной речи юридическая оценка должна быть решена прежде этической, и делать это имеет право только специалист-юрист в соответствии со своими знаниями в области права, - это его основная функция в суде.

В роли исследователя А.Ф. Кони анализирует все материалы рассматриваемого дела с целью установления истины. При этом он основывается исключительно на фактических данных (показаниях свидетелей, потерпевшего; документах; данных экспертизы), бесстрастно излагает и разбирает все обстоятельства дела, подробно исследует, как, когда, кем и при каких условиях совершено преступление, скрупулезно анализирует все доказательства по делу, показывает, что события должны были развиваться именно так, а не иначе. Эта роль позволяет оратору не только продемонстрировать беспристрастное и объективное отношение к делу, но и расположить к себе слушателей. Для речи исследователя характерна подчеркнутая логичность, последовательность изложения мыслей, достигнутая различными приемами (вопросительные конструкции; лексические повторы). А.Ф. Кони использует сложные синтаксические структуры, включающие простые предложения, осложненные однородными членами, вводными конструкциями, обособленными определениями, уточняющими конструкциями. Сложноподчиненные предложения с большим количеством обособленных определений, выраженных причастными оборотами, и др. также помогают оформить речь в виде рассуждения. Средства выразительности применяются в минимальном количестве, что восполняется разнообразием логических ходов. Оратор широко вводит нейтральную лексику и книжную с элементами, характерными для юридической сферы. В синтаксическом плане речь исследователя отражает все особенности официально-делового и научного стиля, она отличается спокойным и выдержанным тоном, строгостью и простотой изложения, что придает ей особую убедительность.

В роли юриста-ученого А.Ф. Кони разъясняет положения уголовно-правовых и уголовно-процессуальных законов, чтобы доказать свою позицию по конкретному делу и способствовать уяснению правовых положений юристами Сената (кассационные заключения) либо присяжными заседателями (обвинительные речи). В обвинительной речи оратор выступает в этой роли при квалификации уголовно наказуемого деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый. В таких случаях он дает развернутое определение преступления, охватывающее все признаки деяния, объективно описывающее его сущность. Как правило, это определение сопровождается комментарием оратора. Здесь используется характерный для научных текстов вид речи определение, который сменяется разъяснением юридического понятия. Соответственно происходит смена одного вида речи на другой - объяснение, чаще встречающийся в научно-популярных текстах. В речи выступающего появляются элементы публицистического стиля изложения (средства выразительности, эмоционально-оценочная лексика), тем самым оратор добивается органичного сочетания научного и публицистического стиля изложения. Нередко А.Ф. Кони-ученый облекает информацию в форму рассуждения, что помогает создать впечатление совместных со слушателями размышлений. В кассационных заключениях А.Ф. Кони выступает прежде всего в роли юриста-ученого, который дает научное толкование действующих законов, исследует принципиальные вопросы уголовного права и уголовного процесса. В таких случаях в речи оратора проявляются все качества научного стиля (широкое использование терминологической лексики; полное отсутствие эмоционально-оценочной лексики; употребление глаголов в форме настоящего времени; наличие отглагольных существительных; употребление сложных предложений с большим количеством придаточных предложений, определений, выраженных причастными оборотами, вводных конструкций). Речь представляет собой объяснение с элементами рассуждения.

В целом роль юриста-ученого по речевым характеристикам близка к роли беспристрастного исследователя: в ней обнаруживается та же подчеркнутая логичность, последовательность изложения мыслей, которая выражается, в частности, введением в речь определений, рассуждений или элементов рассуждения, различными синтаксическими конструкциями. Широко представлена и нейтральная лексика, и книжная с элементами, характерными для юридической сферы. Вместе с тем обнаруживаются существенные отличия. Так, юрист-ученый наряду с характерным для научного стиля определением использует объяснение, присущее научно-популярным текстам. Соответственно в речь вводятся элементы публицистического стиля. И если исследователь употребляет средства выразительности в минимальном количестве, то юрист-ученый (в обвинительных речах) прибегает к ним значительно чаще. В целом стиль речи исследователя приближен к официально-деловому и научному стилю изложения, в то время как речь юриста-ученого совмещает особенности научного и публицистического стилей.

В роли судьи А.Ф. Кони дает юридическую и нравственную оценку деяния подсудимого. Юридическая оценка дается обычно в конце основной части обвинительной речи после того, как изложены все обстоятельства дела, проанализированы все доказательства по делу. Нравственная оценка следует сразу после юридической и включается, как правило, в заключительную часть речи. Со стороны формы речь говорящего публично судьи представляет собой рассуждение, в котором явно преобладают логический анализ, логические формы развертывания, в то время как средства эмоционально-психологического воздействия используются мало. Спокойный тон и подчеркнутая логичность создают впечатление объективности оратора и увеличивают убедительность речи. Нравственная оценка деяния, в отличие от юридической, дается с опорой на моральные устои общества. Требование нравственности всякий понимает по-своему, поэтому убедить слушателей, склонить их на свою сторону судебный оратор может, лишь затрагивая чувства. Следовательно, особое значение приобретают средства эмоционального воздействия. Нравственная оценка деяния оформляется А.Ф. Кони очень эмоционально. Он широко применяет средства эмоционально-психологического воздействия (вопросно-ответные единства; серии риторических вопросов; повторы и др.). В текстах А.Ф. Кони-судьи используется в основном нейтральная и книжная лексика с незначительными вкраплениями разговорной и элементов высокого стиля.

В роли обвинителя оратор выступает в заключении обвинительной речи после юридической оценки деяния. А.Ф. Кони-обвинитель предельно лаконичен, конкретен и категоричен. Он четко называет лицо и действия, за которые это лицо должно понести наказание. Категоричность обвинителя подчеркивается обязательным личным местоимением я в сочетании с глаголом в форме 1 лица (я обвиняю). Речь оратора беспристрастна, объективна, он констатирует факты. Вместе с тем А.Ф. Кони в роли обвинителя достаточно экспрессивен. Его негативное отношение к констатируемому факту передается довольно четко с помощью определенных лексических средств (экспрессивов, оценочной лексики) и средств выразительности (прежде всего эпитетов, содержащих явно негативную оценку). Использование же нейтральной лексики и книжной в значительной мере способствует созданию впечатления беспристрастности и объективности оратора. В стилистическом плане речь обвинителя сочетает элементы официально-делового и публицистического стиля изложения.

Итак, судебный оратор последовательно принимает на себя роли беспристрастного исследователя, юриста-ученого, судьи и обвинителя. Если во вступительной части обвинительной речи А.Ф. Кони занимает позицию беспристрастного исследователя дела, который стремится к установлению истины, то далее, в основной части, эта роль дает оратору возможность рассмотреть все обстоятельства дела, выяснить истину. Роль юриста-ученого помогает объективно квалифицировать преступное деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый. Дополняя друг друга, роли формируют категорию объективности и придают научную обоснованность выводам. Неслучайна поэтому и определенная схожесть этих ролей в речевом оформлении (преобладание научного стиля изложения). В заключительной части обвинительной речи появляются судья и обвинитель, которым также присущи и бесстрастность, и объективность. Вместе с тем здесь явно проявляется позиция оратора (обычно негативная) по отношению к рассматриваемому делу, что выражается в активном введении в контекст элементов публицистического стиля, а именно средств эмоционально-экспрессивного воздействия. Роли судьи и обвинителя взаимосвязаны, они дополняют друг друга: обвинитель выступает в речи только после юридической оценки деяния, даваемой судьей. Следует также отметить характерную для обвинительных речей А.Ф. Кони органичную связь роли судьи, дающего нравственную оценку преступного деяния, с ролью морального проповедника. Нередко там, где дается нравственная оценка деяния, голос А.Ф. Кони-проповедника сливается с голосом судьи. Даваемая судьей нравственная оценка деяния используется проповедником для оказания воспитательного воздействия на общество, при этом частный случай выводится на уровень обобщения. Связь этих ролей выявляется и в языковом оформлении текста. Ораторский стиль изложения приближается к публицистическому. Особое значение приобретают средства эмоционального воздействия, позволяющие выразить отношение к предмету речи.

Другие роли (так называемые роли «мастера слова» - полемист, рассказчик-психолог) еще шире раскрывают ораторское мастерство А.Ф. Кони. Они могут быть присущи любой публичной речи, но исполнять их способен лишь человек, достигший определенного уровня мастерства. В них проявляется талант мастера, умело воздействующего на разум (полемист) и чувства (рассказчик-психолог) слушателей с целью склонить их на свою сторону.

Роль оратора-полемиста проявляется тогда, когда осуществляется анализ доказательств по делу, показаний подсудимого и свидетелей. В судебном процессе между обвинением и защитой обычны разногласия в оценке личности подсудимого (его характеристики, биографических сведений). Различная интерпретация фактов из биографии конкретного лица касается в первую очередь морально-нравственной стороны. Наиболее острую, полемическую форму в обвинительных речах А.Ф. Кони приобретает характеристика личности, когда оратор, принимая показания, призванные свидетельствовать во вред потерпевшему, дает им такое освещение, что они оборачиваются в его пользу. Полемизируя с процессуальным оппонентом, обвинитель стилистически по-разному строит свою речь. Характеристика личности, основанная на фактах, в речах известного оратора чаще всего лишена образности, тогда как при описании отдельной стороны характера человека он почти всегда использует образно-выразительные средства. Обвинитель полемизирует со своим оппонентом и в тех случаях, когда ставится под сомнение правдивость показаний свидетелей. В роли полемиста А.Ф. Кони выступает на протяжении всей обвинительной речи. При этом он нетороплив, спокоен, сдержан, последователен, его речь включает нейтральную и книжную лексику с незначительными вкраплениями разговорных слов и элементов юридического языка. Языковые средства выразительности употребляются очень осторожно, их мало. Оратор использует в основном сложные синтаксические конструкции с обилием сложноподчиненных предложений. Все это призвано передать беспристрастность говорящего и его стремление к объективному решению вопросов. Наши наблюдения показывают, что арсенал полемических приемов А.Ф. Кони весьма широк, но наиболее характерными для него являются: предвосхищение; уступка; резюмирование; ирония; «атака вопросами»; «апелляция к публике»; демонстрация уважительного отношения к процессуальному оппоненту; изложение сильного довода в виде рассуждения: одно из двух, то есть дилеммы. Эти средства делают речь оратора максимально убедительной, способствуют достижению успеха в полемике.

Отличительной особенностью обвинительных речей А.Ф. Кони является их «художественность», то есть «живое изображение действительности». В роли рассказчика (повествователя и психолога) оратор излагает обстоятельства рассматриваемого дела, создает характеристики подсудимого, потерпевшего, описывает их психическое состояние. В его речи преобладают не логические формы, а изобразительно-выразительные, риторические, создающие высокую эмоциональность: широко вовлекаются экспрессивно-стилистические краски художественной речи. Создавая характеристики подсудимого, потерпевшего, А.Ф. Кони проявляет себя не только как художник слова, но и как психолог, умело выдвигающий основные черты личности на первый план и находящий в них объяснение совершенного преступления. Глубокий психологический анализ личности подсудимого, потерпевшего, их действий, помогающий понять этих людей, позволяет оратору продемонстрировать объективность и беспристрастность, стремление установить истину, внимательное отношение к подсудимому и потерпевшему и тем самым расположить слушателей к себе. В этом, а также в умении использовать факты для создания соответствующей психологической атмосферы, способствующей убеждению адресата, проявляется свойственное А.Ф. Кони-психологу мастерство управления аудиторией. Стиль речи рассказчика-психолога меняется в зависимости от ее содержания. Так, если при характеристике личности упоминаются факты биографии, выбирается повествовательный стиль изложения, то при описании отдельных сторон характера, свойств личности, ее психического состояния речь становится более эмоциональной. Выступая в роли рассказчика-психолога, А.Ф. Кони шире, чем в других ролях, использует языковые средства выразительности, и его стиль приближается к художественному. Вместе с тем, выразительность речи – это выразительность особого рода, которая создается не столько образностью, сколько меткостью словоупотребления. Оратор заставляет «говорить» сами факты, используя и их рациональное зерно, и эмоциональный аспект. Активно задействуется и нейтральная лексика наряду с элементами, характерными для разговорного стиля (в частности, фразеологизмы). Следует отметить, что, выступая в других ролях, известный юрист практически не употребляет экспрессивные элементы разговорного стиля.

Исполняя различные роли, А.Ф. Кони–судебный оратор проявляет себя как человек, нацеленный на взаимодействие и сотрудничество с аудиторией, как личность творчески активная и способная к многообразным типам коммуникативной деятельности, обладающая онтологическим типом мышления. Его волнует состояние современного общества, он занимает активную гражданскую позицию, видит свой гражданский долг в правовом и нравственном воспитании общества, в распространении в обществе идей человеколюбия и справедливости.

В заключении подводятся итоги исследования, делаются обобщения и намечаются перспективы дальнейшего изучения языковой личности судебного оратора.

Отметим главное: проведенное исследование подтверждает выдвинутую нами гипотезу о том, что все параметры языковой личности А.Ф. Кони соответствуют требованиям русского речевого идеала и проявляются в выборе и использовании языковых средств, речевых приемов, а также прагматических ролей. Предпринятый лингвориторический анализ текстов судебных выступлений А.Ф. Кони позволяет назвать параметры эффективной языковой личности судебного оратора, базирующейся на принципах русского речевого идеала: высокая нравственность; владение лексическим богатством русского языка; логикой изложения и логикой рассуждения; умелое использование в речи средств выразительности, а также приемов драматизации; актерское мастерство, подразумевающее конструирование в судебной речи нужного оратору «образа» в ходе исполнения «социальных» ролей (гражданин, моральный проповедник), «судебных» (беспристрастный исследователь, юрист-ученый, судья, обвинитель) и ролей «мастера слова» (полемист, рассказчик-психолог).

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора:

Публикации в изданиях, включенных в «Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий …», рекомендуемых ВАК

1. Концепт «совесть» в обвинительных речах А.Ф. Кони / З.В. Баишева // Вестник Башкирского государственного университета. – Уфа: БГУ, 2002. - №1. - С. 80-82 (0,4п.л.).

2. Слово в речи юриста (на материале судебных выступлений А.Ф. Кони) / З.В. Баишева // Вестник Оренбургского государственного университета. – Оренбург: ОГУ, 2004. - №9. - С.10-14 (0,5п.л.).

3. Проповедничество как особенность ораторского стиля А.Ф. Кони / З.В. Баишева // Вестник Оренбургского государственного университета. – Оренбург: ОГУ, 2004. - №10. - С.29-33 (0,5п.л.).

4. Общие места в речи обвинителя (на материале судебных выступлений А.Ф. Кони) / З.В. Баишева // Вестник Оренбургского государственного университета. – Оренбург: ОГУ, 2006. - №10. Приложение. - Ч.1. - С.183-188 (0,5п.л.).

5. Логический аспект обвинительной речи (на материале обвинительных речей А.Ф. Кони) / З.В. Баишева // Вестник Оренбургского государственного университета. – Оренбург: ОГУ, 2006. - №11. - С.102-106 (0,5п.л.).

6. Субъект обвинительных речей А.Ф. Кони / З.В. Баишева // Уголовное право. – М., 2003. - №3. - С.76-78 (0,5п.л.).

7. Обвинительные речи А.Ф. Кони как разновидность судебной речи / З.В. Баишева // «Черные дыры» в Российском законодательстве. - М., 2003. - №4. - С.383-386 (0,5п.л.).

8. Выражение ораторского «Я» в обвинительных речах А.Ф. Кони / З.В. Баишева // «Черные дыры» в Российском законодательстве. - М., 2004. - №1. - С.403-405 (0,4п.л.).

9. Психолого-риторические основы убедительности обвинительной речи / З.В. Баишева // Законность. - М., 2004. - №11. - С.31-39 (0,5п.л.).

Монографии, учебники, учебные и методические пособия

10. Язык и стиль обвинительных речей А.Ф. Кони: Монография / З.В. Баишева. - Уфа: БГУ, 2006. – 207с. (13п.л.).

11. Русский язык и культура речи в юриспруденции: Учебник / З.В. Баишева. – М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002. – 200с. (тираж 10000 экз.). (12,5п.л.).

12. Речь обвинителя в суде (Поддержание обвинения в состязательном судебном процессе): Методическое пособие в помощь государственному обвинителю / З.В. Баишева, А.М. Исламов. - Уфа: Прокуратура РБ, 2003. – 200с. (11,6п.л. в соавт.; 9,7а.л.).

загрузка...