Delist.ru

Право и Интернет: теоретические проблемы (18.02.2008)

Автор: Рассолов Илья Михайлович

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, раскрываются теоретическая и методологическая базы исследования, его научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическая и практическая значимость результатов исследования, приводятся сведения об апробации результатов и структуре диссертационной работы.

Первая глава «Интернет-право – новое направление юридической науки» посвящена исследованию сущности и взаимосвязи права и Интернета, содержанию интернет-права в современной юридической науке, проблеме интернет-отношений в обществе, а также характеристике интернет-права с точки зрения современной концепции права. В частности, анализируя существующие подходы к проблеме права и Интернета и правовому регулированию цифровой среды, автор делает вывод о том, что в настоящее время можно говорить об интернет-праве как о новом самостоятельном направлении юридической науки, в том числе и информационного права. По его мнению, термин «интернет-право», используемый в работе, имеет право на существование по ряду причин: во-первых, исследуемая сфера является не просто международной, а планетарной и интернациональной; во-вторых, этим термином пользуются специалисты (и юристы) многих стран; в-третьих, он является равнозначным во многих государствах и переводится без потери смысла на многие языки.

Обосновано, что интернет-право есть системное объединение норм, которые призваны воздействовать на глобальную совокупность компьютерных сетей и информационных ресурсов, принадлежащих множеству разнообразных субъектов – организаций и граждан. Это объединение является децентрализованным и не имеет единого свода законов пользования сетью Интернет. При этом интернет-право, хоть и представляет собой децентрализованное объединение норм и правил, не может существовать самостоятельно и независимо от общих правовых воззрений и прежде всего от сложившихся воззрений на систему права. Интернет-право – это часть или компонент всемирного виртуального пространства и часть общей системы права.

Показано, что указанное образование норм не может считаться ни самостоятельной отраслью права, ни подотраслью какой-то одной отрасли права (в частности, формирующегося информационного права).

Интернет-право является комплексным (или смешанным) институтом, поскольку здесь в определенных случаях одни и те же общественные отношения урегулированы нормами различной отраслевой принадлежности. В этой связи автор рассматривает нормы российского и международного права, которыми регулируются отношения в сфере виртуального пространства Интернета, и показывает, что нормы международного права в этой сфере преобладают. В то же время, хотя интернет-право и включает нормы различных отраслей права, оно характеризуется единым предметом регулирования. Данный институт – это обоснованное объединение норм международного частного и публичного права, информационного, административного, гражданского и финансового права. Существование интернет-права обусловлено специфическими потребностями правового регулирования отношений в виртуальной сфере.

В целом интернет-право в качестве комплексного межотраслевого института права автор определяет как объективно обособившуюся внутри различных отраслей права совокупность взаимосвязанных правовых норм, объединенных общностью регулирования отношений в виртуальном пространстве Интернета. При этом установлено, что для этого института характерны следующие черты: нормы, которые его составляют, объединены общим содержанием; несмотря на единство предмета регулирования, эти нормы разнообразны, тесно переплетены, взаимодействуют, а порой и дополняют друг друга; они находят закрепление в различных нормативных актах, посвященных правовым аспектам Интернета, преимущественно международных; указанные нормы регулируют общественные отношения в определенной сфере, т.е. в киберпространстве.

Обосновано также, что интернет-право имеет свои собственные источники. Учитывая особенности этого института и тот факт, что интернет-право носит межгосударственный характер, в качестве основных его источников автор рассматривает: международные договоры, касающиеся Интернета; внутреннее информационное законодательство; судебную практику; правовые обычаи. При этом, как показано в работе, удельный вес названных источников интернет-права в разных государствах неодинаков. Кроме того, в одной и той же стране, например в Российской Федерации, в зависимости от того, о каких отношениях в виртуальном пространстве идет речь, применяются нормы, содержащиеся в различных источниках. В этой связи диссертант, в частности, считает, что для интернет-сферы особое значение имеет развитие судебной практики.

Автор специально останавливается на характеристике норм интернет-права, которые, на его взгляд, выступают в виде определенных правил поведения в виртуальном пространстве и которым должны следовать все субъекты права. При этом рассматриваются признаки этих норм. Показано, что данные нормы при определенных обстоятельствах воздействуют на всю сферу социальной деятельности, связанную с созданием, распространением, преобразованием и потреблением информации в Интернете.

Делается вывод, что содержание интернет-права характеризует специфическая информационно-правовая деятельность. Эта деятельность с правовой точки зрения рассматривается как совокупность информационно-правовых действий, совершаемых конкретными субъектами и требуемых информационным законодательством. У этих действий есть юридическая цель, без установления которой они теряют свое содержание. Отмечается, что на практике информационно-правовые действия направлены на сбор и обработку правовой и иной информации, ее оценку, принятие решений, создание программных продуктов, разрешение споров, обеспечение реальных условий для развития и защиты всех форм собственности на информационные продукты, создание и совершенствование федеральных и региональных информационных систем и сетей и др. В процессе этой деятельности решаются цели и задачи правового регулирования и в случае нарушения законодательства к нарушителям принимаются определенные меры в судебном порядке.

На основе проведенного анализа выделяются и исследуются специфические особенности регулирования отношений в виртуальном пространстве. В связи с этим интернет-отношения определяются диссертантом как часть отношений в виртуальном пространстве, участники которых выступают как носители субъективных прав и обязанностей в Интернете; как особые отношения, возникающие в результате воздействия норм международного и других отраслей права, международных договоров, решений судов на поведение людей и организаций (субъектов).

Показано, что специфика интернет-отношений состоит в том, что для тех или иных управомоченных субъектов возникают права и вместе с тем на других субъектов возлагаются обязанности, подразумевающие необходимое поведение, зафиксированное в источниках интернет-права и обеспеченное доброй волей сторон либо государственным принуждением. Автор обосновывает, что интернет-отношения носят волевой характер. В них выражается сознательная воля субъектов этих отношений, той или иной группы лиц, а также государства и общества в целом.

Диссертант считает, что отношения, регулируемые интернет-правом возникают, изменяются и прекращаются при наличии следующих предпосылок: во-первых, если существует необходимая норма информационного, гражданского, международного и иного права, которая распространяет свое действие на соответствующих субъектов; во-вторых, когда субъекты выступают в качестве носителей необходимых прав и обязанностей; в-третьих, когда возникают юридические факты, т.е. конкретные обстоятельства, с которыми субъекты могут связывать возникновение, изменение или прекращение интернет-отношений. При этом с комплексных позиций рассматривается их структура, характеризуются субъекты, объекты, субъективные права, обязанности субъектов, юридические и иные факты, информация и технические средства.

В процессе исследования делаются следующие выводы: во-первых, интернет-право оказывает свое регулятивное воздействие на отношения в сфере виртуального пространства, придавая им тем самым упорядоченность; во-вторых, интернет-право регулирует отношения с участием разнообразных субъектов, которые складываются в результате реализации ими своих информационных и иных задач; в-третьих, интернет-отношениями могут быть отношения, входящие в предмет многочисленных отраслей права, прежде всего международного частного, публичного и информационного права. Однако это не исключает их из механизма правового и социального регулирования.

В ходе анализа установлено, что интернет-право охватывает широкий круг отношений. В зависимости от субъектов выделяются и рассматриваются следующие виды отношений: между разработчиками трансграничных информационных сетей и их партнерами, которые находятся в договорных отношениях; между специалистами, производящими и распространяющими информацию в Интернете; между последними и потребителями информации в Интернете; между провайдерами (операторами) и Мининформсвязи России, выдающим лицензии на оказание онлайновых услуг; между провайдерами (операторами) и пользователями (клиентами) сетями для своих собственных нужд и др.

Автор обращает внимание на то, что почти во всех видах названных отношений не участвуют государственные органы. Однако, как отмечается в ходе анализа, определенные действия субъекты рассматриваемых отношений должны осуществлять на основе лицензий, которые выдаются органами государства, в частности Мининформсвязи России. В этом случае без лицензии интернет-отношения возникнуть и развиваться не могут. Кроме того, сами органы государственной власти могут выступать инициаторами разработки сетей общего пользования. Вместе с тем большинство отношений в сфере Интернета возникает на основе договоров, в которых фиксируются права и обязанности сторон, условия заключения договора, порядок его исполнения, оплата за услуги, ответственность сторон и др.

Диссертант предлагает свою авторскую классификацию интернет-отношений с учетом государственной принадлежности физических и юридических лиц. По этому критерию выделяются и характеризуются отношения: между российскими гражданами; между отечественными и зарубежными юридическими лицами (провайдерами); между последними и отечественными пользователями Интернета; между российскими юридическими лицами и иностранными гражданами; между отечественными и зарубежными разработчиками сетей; между специалистами. Предлагается также дифференцировать эти отношения в зависимости от конкретных целей их возникновения и, соответственно, информационного воздействия. По этому критерию рассматриваются еще две группы таких отношений: внутренние (внутрисистемные, внутриорганизационные) и внешние.

Говоря о методах и средствах регулирования интернет-отношений, диссертант отмечает, что проблема методов интернет-права учеными-юристами широко не изучалась. Речь до сегодняшнего дня шла лишь о способах и средствах саморегулирования и сорегулирования. В этой связи автор считает, что с выходом Интернета на мировой уровень нельзя уже пользоваться в регулировании интернет-отношений только правилами морали, этики, обычаями, обыкновениями и традициями. Постепенно для виртуального пространства должен быть разработан и как можно скорее принят необходимый комплекс законов и подзаконных актов (прежде всего внутригосударственного характера), который позволил бы решать указанные проблемы правового регулирования в Интернете, устраняя возникшие недостатки, «узкие места» и негативные проявления. Одновременно на базе данных законов и иных актов важно сформировать действенный механизм правового регулирования интернет-отношений. При этом большая роль в этом направлении должна отводиться проблемам теории современного права и Интернета. В этом контексте в диссертации выделяются и характеризуются соответствующие методы регулирования интернет-отношений, в частности действующие социальные (которые уже используются в Интернете) и традиционно-правовые (которые давно признаны в юридических науках), методы саморегулирования, сорегулирования, этического, морального регулирования, регулирование посредством обычаев, обыкновений, традиций.

Однако главную роль в данной сфере играют, как показал анализ, именно средства правового регулирования интернет-отношений. К этим средствам автор относит: предписания, дозволения и запреты. Они все, будучи целостным явлением, и составляют содержание средств правового воздействия на интернет-отношения. Различия заключаются лишь в том, что в процессе применения в виртуальном пространстве в одних случаях эти средства реализуются чаще и активнее, а в других – реже и пассивнее. Например, показано, что для норм российского уголовного права, касающихся преступлений в сфере компьютерной информации, взлома сетей Интернета, хищений информации и др., наиболее характерны запреты (ст.ст. 272–274 УК РФ); для норм международного частного или гражданского права – дозволения, предписания.

Делается вывод, что правовое регулирование киберпространства, его механизм являются определенной формой юридического опосредования интернет-отношений, в которых есть относительно свободные субъекты: менеджеры (управленцы), авторы информации, ее потребители и др. Такого рода отношения обычно не предполагают определенного подчинения одних субъектов воле других. Хотя в виртуальном пространстве наблюдается и обратное: здесь появляются и действуют с развитием соответствующего информационного законодательства отношения подчинения, когда, допустим, владельцы информационных ресурсов, провайдеры диктует пользователям Интернета свои условия работы, оказания услуг и даже порядок заключения сделок. Отсюда вытекает, что правовое регулирование виртуального пространства рассчитано на такие отношения, в которых наблюдается как равенство субъектов, так и их неравенство.

Показано, что в настоящее время в виртуальном пространстве пользователи чаще всего сталкиваются с отношениями, для которых характерно равенство субъектов, сторон. Исходя из этого обосновывается нецелесообразность противопоставления двух методов правового регулирования виртуального пространства: свободного, основанного на нормах международного частного, гражданского права, и жесткого, базирующегося на нормах административного, уголовного права. Делается вывод, что в силу неразработанности методологической базы Интернета и права названные методы объективны, они существуют и системно выражают признаки, характерные для регулируемых различными отраслями (и нормами права) интернет-отношений. И поэтому здесь имеет место, как считает автор, существование в рамках интернет-права глобального, комплексного механизма правового регулирования.

Доказано, что интернет-право как комплексный институт уже сегодня использует в своих целях с учетом регулируемых интернет-отношений единые правовые средства в их различном, нестрогом сочетании. Вышеназванные средства рассчитаны на интернет-отношения, субъекты которых находятся либо в одном правовом статусе, т.е. равноправны, либо в разных правовых приоритетах, т.е. неравноправны. При этом в области интернет-права вполне обоснован подход к проблеме методов правового регулирования с позиций, учитывающих следующие обстоятельства: налицо единство, системность используемых для регулирования интернет-отношений правовых средств; имеет место и специфика регулируемых интернет-отношений.

В частности, сделан вывод, что отличительные особенности правового регулирования интернет-отношений нередко носят в настоящее время и властную окраску, они могут в определенных условиях характеризоваться в качестве властеотношений. За этим их обозначением скрывается то, что во многих вариантах регулирующего воздействия (особенно в реакции на преступления в Интернете) интернет-право проявляет себя жестко, властно. Показано, что сегодня эти жесткость и властность не являются определяющими качествами правового регулирования интернет-отношений. Главное здесь – свобода действий в обмене информацией между людьми в совершении различных сделок. Автор считает, что эти же качества также легко обнаружить в механизме правового регулирования, используемом и другими отраслями российского права, в том числе и в формирующемся информационном праве.

Для системы Интернета предложено выработать также действенную унифицированную совокупность норм поведения в нем субъектов, т.е. специальный этический кодекс, веб-этикет. По мнению автора, этот кодекс поможет упорядочить разноплановые отношения в Интернете и сделать их более устойчивыми и результативными. Отмечено, что подобные кодексы уже действуют во многих странах (Франция, Канада, Новая Зеландия, Великобритания и др.).

Далее диссертант исследует место интернет-права в системе права и в системе юридических наук. Показано, что интернет-право тесно связано с международным частным и публичным правом, с информационным правом, а также почти со всеми иными отраслевыми юридическими науками. В частности, обосновано, что особенно тесно связано интернет-право с информационным правом. Делается вывод о том, что эта отрасль права динамично развивается и делает успешную попытку включить в свой предмет все проблемы права и Интернета (т.е. интернет-право). Диссертант считает, что это пока обосновано, так как информационное право изучает совокупность норм права, регулирующих информационные отношения в обществе. Этим же (т.е. исследованием информационных проблем в киберпространстве) занимается и интернет-право.

С точки зрения выведенного понятия и характеристики сущности и содержания интернет-права автор выделяет и анализирует четыре класса задач, напрямую связанных с правовым регулированием отношений в Интернете: общетеоретические проблемы права и Интернета; задачи по анализу концепции права виртуального пространства и Интернета; многоаспектные проблемы ответственности по интернет-праву; проблемы правосознания, правовой культуры и правового воспитания субъектов интернет-отношений.

Показано, что в соответствии с обозначенными задачами должна быть построена и структура учебного курса по интернет-праву, который автор предлагает ввести не только в юридических, но и в других вузах, где читают курсы правовой информатики, управления и информационного права.

Во второй главе «Интернет и право виртуального пространства: вопросы теории и практики» охарактеризована общая концепция Интернета в свете теории права, исследовано право виртуального пространства, а также выявлены его основные черты и формы проявления.

Исследование показало, что в теории права общая концепция Интернета пока детально не рассматривалась. Поэтому, опираясь на исходные теоретические определения, доказано, что Интернет – это прежде всего новое пространство человеческого самовыражения и общения; международное пространство, пересекающее любые границы; децентрализованное пространство, которым никакой оператор, никакое государство полностью не владеет и не управляет.

Однако при этом Интернет не может действовать без правовой регламентации и не ставит под сомнение концептуальные основы современного права. В то же время сеть Интернет при ненадлежащем ее использовании может содержать угрозу правовому положению граждан: она порой «ломает» традиционные общественные и частные устои жизни и ставит сложные проблемы перед государствами.

Обосновано, что право, которое появляется в цифровой среде, можно определить как «неразвитое право», которое находится в процессе своего формирования. В этой связи обозначен ряд проблем, которые предстоит решать ученым в ближайшее время. Среди них проблемы более четкого определения источников права, уточнения характера действия права в пространстве и по кругу лиц, повышения уровня правосознания, профессиональной этики и качества поведения субъектов права и разработки понятийного аппарата этого права. Отмечено, что все эти проблемы пока не находят должного научного осмысления, а их разработка относительно Интернета необходима. Поставлен вопрос о скорейшем закреплении для этой среды определенных правил пользования, и прежде всего законодательного характера. Обоснована необходимость провести в ближайшее время по этому вопросу новые слушания в Государственной Думе РФ и в Общественной палате РФ. Предложено принять специальное международное соглашение о правовом регулировании Интернета, которое разрешило бы многие возникающие в этой связи противоречия. Отмечено, что первым шагом на пути к объединению позиций могла бы послужить Декларация о свободе обмена информацией в Интернете, принятая на 840 заседании Комитета министров Совета Европы 28 мая 2003 г.

В работе в свете требований юридической науки охарактеризованы цели Интернета. Отмечено, что сегодня при исследовании проблем права и Интернета нельзя рассматривать отдельно какие-то юридические цели Сети. Здесь необходим анализ всей совокупности целей, среди которых важную роль играют экономические, политические, социальные, культурные. Автор считает, что у Всемирной сети такие же цели, что и у других информационных сетей. В свете этого предложено разработать и принять специальный закон о защите русского языка, который имел бы применение и в области распространения информации в Интернете. В связи с тем что государственная поддержка деятельности российских информационных агентств по продвижению их продукции на зарубежный информационный рынок явно недостаточна, диссертант считает целесообразным также внести дополнительные изменения и соответствующие статьи, усиливающие роль и значение русскоязычного присутствия в Интернете, в законы о рекламе, о связи, о языках народов Российской Федерации. Автор поддерживает предложение, сформулированное в итоговой Резолюции 11-ого Российского интернет-форума (РИФ-2007) от 06.04.2007, о введении в общеобразовательный школьный курс (начиная с шестого класса) обязательной дисциплины «Интернет», а также обязательного курса под таким же названием для государственных технических вузов России.

Установлено, что в российском законодательстве отсутствует строгое определение понятий «Интернет», «виртуальное пространство», «субъект, участник информационного обмена», «глобальная сеть», «сайт», «доменный адрес», «электронная торговля», «сетевое СМИ» и др., которые широко используются при характеристике интернет-отношений; в то же время содержащиеся в действующих правовых актах определения понятий «информация», «информационные технологии», «информационная система», «связь», «информационный обмен», «информационно-телекоммуникационная сеть», «электронное сообщение» и иные отстают от потребностей времени, содержат уязвимые места и их явно недостаточно при характеристике интернет-права. Данные терминологические проблемы, как считает автор, можно было бы снять в ходе проведения дополнительных научных исследований. Предложено также принять специальный закон о совершенствовании правового регулирования Сети, в котором, по мнению автора, следовало бы закрепить положение о том, что указанные выше термины и определения должны единообразно использоваться во всех нормативных актах, касающихся Интернета.

В этой связи предстоит серьезная работа по исследованию состава субъектов и предметного состава интернет-отношений. Исследование показало, что развитие деятельности в Интернете порождает различные споры между субъектами соответствующих отношений. А это вызывает необходимость уточнения ряда процессуальных положений, связанных, например, с допустимостью совершения процессуальных действий с применением интернет-технологий, а также с применимостью тех доказательств «сетевых» юридических фактов, которые перестают существовать «в материальной форме» к моменту рассмотрения дела и спора. Следовательно, для более эффективного рассмотрения споров с «сетевой спецификой» должны, по мнению диссертанта, шире применяться внесудебные способы, в том числе примирительные процедуры и специализированные третейские суды.

Pвенных отношений; как область правоведения, концентрирующая свое внимание на изучении информационного права; как учебная дисциплина, связанная с преподаванием информационного права. Отмечено, что в настоящее время среди ученых-юристов нет единого подхода к определению предмета информационного права. Обращено внимание на частно-публичный характер отношений, которые составляют предмет информационного права. Сделан вывод о схожести и родстве информационного права и интернет-права и о необходимости исследования, изучения интернет-права в рамках информационного права.

Диссертант останавливается на характеристике информационной среды с точки зрения информационного права. Эту среду он рассматривает как сферу деятельности, связанную с созданием, распространением, преобразованием и потреблением информации. Данная информационная среда с позиции информационного права может быть представлена как естественная (устная речь, жесты и др.), так и искусственная (знаки, символы и др.). В связи с этим сделан вывод о том, что Интернет является частью искусственной информационной среды общества, созданной людьми – физическими и юридическими лицами; его можно рассматривать как объект правового регулирования, а нормы, регулирующие деятельность в киберпространстве, в качестве комплексного института права – интернет-права.

Обосновано, что инфраструктура Интернета в полной мере не может выступать СМИ в смысле ст.ст. 2 и 24 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» прежде всего из-за своего глобального и транснационального характера. На взгляд автора, это пространство, где может размещаться и действовать огромное число электронных печатных, аудио- и видеоизданий. Электронная сеть в этом случае не может выступать субъектом права, так как инстанции Интернета находятся на этапе своего формирования и их правовая природа достаточно неопределенна. Кроме того, субъект права должен обладать рядом существенных признаков (например, правосубъектностью), которыми, по мнению диссертанта, электронная сеть в полной мере не обладает. Диссертант считает, что сегодня достаточно трудно охарактеризовать Интернет и как юридическое лицо, так как Сеть не обладает признаками юридического лица, прежде всего имущественной обособленностью и организационным единством. Интернет, по его мнению, представляет собой широкое поле для деятельности огромного числа юридических лиц, разнообразных организационно-правовых форм и разной направленности. Но определять с теоретической точки зрения Сеть как совокупность юридических лиц, по мнению автора, также неправильно, так как в этой среде доминирует частная инициатива и она ощутимо зависит от активной деятельности именно физических лиц, которые составляют ее ядро и движущую силу.

С точки зрения информационного права исследованы российские и международные инстанции Интернета. Обосновано, что Интернет выступает в качестве объекта правового регулирования, причем не специального, а обычного объекта. Это положение, по мнению диссертанта, подтверждается п. 3 ст. 15 Федерального закона от 27.07.2006

№ 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Автор в ходе исследования показал, что формирующиеся правовые нормы интернет-права, регулирующие информационные отношения в электронной среде Интернета и цифровых сетях, можно будет в ближайшей перспективе четко сгруппировать в отдельные блоки и группы. Основой для этого является Федеральный закон «Об электронной цифровой подписи», который уже введен в действие и является базой для систематизации указанных норм и правоотношений.

Далее в работе проанализирована деятельность Форума прав в Интернете, который наделен необходимыми правомочиями и в состоянии решать разнообразные правовые задачи, возникающие в Интернете. Анализ показал, что в настоящее время активными участниками Форума являются представители многих европейских стран. Отмечено, что появление аналогичной структуры в России, последовательный анализ работы Форума и использование его рекомендаций в сфере регулирования Интернета представляются весьма полезными. Диссертант считает, что ни один из существующих государственных органов нашей страны не может играть роль данного Форума. Форум прав в Интернете в данном случае – это новая организация, которая может способствовать сближению позиций субъектов интернет-отношений; содействовать информированию и привлечению внимания к Интернету государства и общественности; координировать международное сотрудничество в данной сфере.

загрузка...