Delist.ru

Русская Православная Церковь и новая религиозная ситуация в современной России (этноконфессиональная составляющая проблемы) (17.08.2007)

Автор: Казьмина Ольга Евгеньевна

- анализ основных изменений, произошедших в религиозной ситуации с начала 1990-х годов;

- выявление объективных и субъективных факторов, влиявших на динамику религиозной ситуации;

- анализ положения Русской Православной Церкви в обществе;

- определение особенностей религиозности населения России;

- характеристика религиозной идентичности православных;

- выявление важности религиозной идентичности в современной России и ее соотношения с другими типами идентичности, прежде всего с этнической;

- исследование связи религиозной принадлежности с этническим самосознанием;

- рассмотрение основных факторов, формирующих религиозную идентичность в современной России;

- выяснение представлений государства о роли религиозной идентичности;

- анализ влияния существующей корреляции между этносом и религией на частные аспекты конфессиональной ситуации (религиозное законодательство, прозелитизм и др.);

- выявление связи проблемы прозелитизма с проблемой этнической идентичности;

- понимание прозелитизма Русской Православной Церковью и другими деноминациями, ее оппонентами;

- рассмотрение условий, в которых происходило обсуждение и переосмысление проблемы прозелитизма;

- анализ влияния изменений в религиозном законодательстве на динамику религиозной ситуации.

Хронологические рамки работы охватывают время с 1991 по 2007 год, то есть фактически весь постсоветский период. Однако поскольку большинство проблем невозможно полноценно проанализировать и понять, обособив их от исторического контекста, перед рассмотрением современных проблем в работе дается краткий исторический обзор развития религиозной ситуации.

В ходе исследования первостепенное внимание было уделено прежде всего тем сторонам религиозной ситуации, которые вышли за рамки только лишь религиозной сферы и которые непосредственно связаны с этническим развитием.

Положения, выносимые на защиту:

Важная особенность современной религиозной ситуации в России заключается в тесной, хотя и не абсолютной, связи между религиозной и этнической идентичностью. Применительно к православному сегменту религиозной сферы это, конечно, ассоциация «русский – православный», но не только, поскольку Русскую Православную Церковь нельзя считать чисто этнической Церковью. Яркий тому пример – татароязычные кряшены.

Тесная связь религии и этничности порождает кажущийся парадокс религиозной ситуации, когда на протяжении многих лет, по результатам социологических опросов, православных оказывалось больше, чем верующих. На мой взгляд, такая особенность отражает не иллюзорность религиозного роста, а свидетельствует о том, что из разных граней религии грань «идентичность» особенно важна в российском контексте. Это связано не только с последствиями советской секуляризации, но и с исторически сложившейся тесной связью православия с национальной культурой. Эта связь была очень характерна для дореволюционной России. Она же помогла православию сохраниться в период атеистической пропаганды и упростила религиозное возрождение в 1990-е годы. Таким образом, «кажущийся парадокс» показывает наличие резерва у Церкви. Через грань «идентичность» люди приходят и к личной вере, то есть принимают религию и на мировоззренческом уровне.

Без учета сопряженности религиозной и этнической идентичности невозможно понять другие аспекты религиозной ситуации (например, проблему прозелитизма, формирование религиозного законодательства) и адекватно их оценить.

Проблема прозелитизма оказалась весьма острой из-за того, что конкурирующие с РПЦ деноминации не учли значимость этнокультурной составляющей православия и тесную связь этнической и религиозной идентичности, в то время как эта связь в самосознании населения усиливалась.

При анализе религиозной ситуации в современной России и положения в ней Русской Православной Церкви выделяются два временных отрезка: начало 1990-х годов – середина 1990-х годов и вторая половина 1990-х годов – настоящее время. Отличительная особенность второго периода по сравнению с первым – это упрочение позиций РПЦ в российском обществе и межденоминационном диалоге и усиление сопряженности между религиозной и этнической идентичностью российского населения.

Методологическая основа и методы исследования. Теоретико-методологической основой исследования послужили труды крупных российских и зарубежных ученых, рассматривавших важные для нас вопросы в рамках этнологии и религиеведения. Это работы С.А. Токарева, П.И. Пучкова, М.П. Мчедлова, В.А. Тишкова, Дж. Витте, Дж. Ганна, Р. Хаккетт, Й. ван дер Вайвера, А. Баркер и др.

Исследование имеет междисциплинарный характер, поэтому важно было учитывать подходы, существующие в разных научных отраслях. Весьма ценны были разработки отечественных специалистов в области соотношения религии и этноса (исследования П.И. Пучкова, М.П. Мчедлова, А.Н. Ипатова, С.И. Брука). Необходимо было также опираться на работы, посвященные культурной идентичности и роли разных факторов в ее формировании и развитии (труды В.А. Тишкова, Д. Ареля, Д. Кертцера и др.).

При работе над диссертацией использовались различные методы: обобщение, типологизация, интерпретация, сравнительный и сравнительно-исторический анализ документов, каузальный анализ, контент-анализ, сравнение и критический анализ статистических данных об этническом и религиозном составе населения, полевое этнологическое наблюдение, расширенное неформализованное интервью.

Источники, использовавшиеся при написании работы, весьма разнообразны: документы Русской Православной Церкви и некоторых других деноминаций, государственные законодательные акты, международные правовые документы, доклады и другие выступления религиозных деятелей, данные социологических опросов, касающиеся религиозной ситуации, материалы переписей населения и инструментарий к ним, а также данные, полученные в результате личных наблюдений, бесед с представителями культа, экспертами, неформализованных расширенных интервью с кряшенами во время этнологической экспедиции.

Центральное место среди всех источников занимают документы, принятые Русской Православной Церковью в рассматриваемый хронологический период и так или иначе затрагивающие поднятые в работе проблемы. Это, естественно, «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», отражающие позицию Церкви по широкому спектру религиозных, общественных, межконфессиональных и прочих вопросов. Это также целый ряд документов, касающихся межденоминационных отношений, выявляющих взгляды РПЦ на миссионерскую деятельность и прозелитизм и выявляющих ее видение связи религии и этничности: «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию», «Концепция возрождения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви» и др. Официальные документы дополняются текстами выступлений религиозных деятелей, их интервью газетам и телеканалам, в которых, в частности, разъяснялись или обосновывались положения документов. Важным источником послужили Рождественские послания Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. В отличие от собственно церковных документов они в большей степени отражают связь «Церковь – общество»: в них дается оценка не только церковной, но и общественной жизни, из них видно, по каким вопросам и в каком «ключе» Церковь обращается к населению.

Поскольку многие анализируемые в диссертации проблемы входят в область межденоминационных отношений, было важно привлечь официальные документы других конфессий, прежде всего Римско-Католической Церкви – одного из основных оппонентов Русской Православной Церкви по проблеме прозелитизма и сильно этнизированной в России конфессии. Это такие документы как «Комиссия “Pro Russia”. Общие принципы и практические нормы координации евангелизаторской деятельности и экуменические обязательства Католической Церкви в России и других странах СНГ», «Конгрегация вероучения. Декларация “Dominus Iesus” о единственности и спасительной вселенскости Иисуса Христа и Церкви» и др.

Отдельный блок источников составили государственные и международные правовые акты, призванные обеспечивать свободу вероисповедания и регулировать государственно-конфессиональные отношения: Конституция Российской Федерации, Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий» (1990 г.), Федеральный Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» (1997 г.), «Всеобщая декларация прав человека», «Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений» и др. Они, в частности, были важны при анализе правового поля религиозной ситуации и сопоставления светского и церковного взглядов на права человека.

Для выяснения особенностей религиозности населения России, характера религиозной идентичности и ее связи с этнической идентичностью совершенно незаменимым источником были результаты многочисленных социологических опросов, проводимых разными институтами, исследовательскими центрами и группами ученых.

Еще одной важной группой источников стали переписи населения, инструментарий к ним, материалы, отражавшие дискуссии о включении в переписи вопроса о религии. Причем, нас интересовали не только переписи, в которые вопрос о религиозной принадлежности был включен, но и те, при подготовке к которым возникали дебаты о необходимости или, наоборот, ненадобности его включения. Эта группа источников была необходима не только для реконструкции конфессионального состава населения страны в определенные годы, но и для выяснения, как трактовалась религиозная принадлежность организаторами переписи, а значит, и стоявшим за ними государством, и какое место отводилось государством религиозной идентичности в структуре прочих категоризаций.

Наконец, ценным источником информации, а также способом проверки отдельных предположений и заключений были личные наблюдения, беседы с иерархами РПЦ и других конфессий (в том числе на конференциях и «круглых столах», организованных религиозными организациями), российскими и зарубежными экспертами в области государственно-церковных отношений и изучения религии. При анализе этнического и религиозного самосознания кряшен важным источником были полевые материалы. Во время предпринятой в 2001 г. экспедиции, а также отдельных кратковременных выездов в Татарстан, основным способом сбора информации были избраны тематические неформализованные интервью и их особая форма – биографические интервью. Поскольку такие интервью не подвергаются статистическому анализу, нет необходимости предъявлять к ним требования однородности. Это дает возможность получить дополнительную информацию, кроме того, при подобном подходе влияние интервьюера на рассказчика минимально.

Историография. Для исследования поставленных в диссертации задач была привлечена обширная литература, как российская, так и зарубежная. Всю использованную литературу можно сгруппировать по разным основаниям: по хронологии, по дисциплинарной принадлежности и принадлежности к светской или церковной области, по освещаемым проблемам, наконец, по странам происхождения.

Что касается группировки по хронологии, то надо отметить, что, пожалуй, количественно выделяется группа работ, написанных в 1990 – 2000-е годы. Главным образом, это объясняется временными рамками самого диссертационного исследования. Но и при написании исторического раздела, особенно освещении советского периода, из отечественной литературы использовалась в основном относительно недавняя, поскольку в Советском Союзе религию было принято трактовать либо как враждебную идеологию, либо как отмирающий пережиток (в какой-то степени этот пробел восполняется работами зарубежных авторов, но они были весьма ограничены в источниках относительно советского периода). Многие темы в изучении религии в советский период были просто закрыты. Все это, кстати, вытесняло действительно научное изучение религии либо в ранние исторические эпохи, либо в «пограничные» с собственно религиеведением области. В этой связи неслучайно, что в данной диссертации из работ советского периода использовались труды этнологов – С.А. Токарева и П.И. Пучкова.

Многие публикации 1990-х годов были ситуативны и посвящались текущим событиям (действительно очень ярким в плане изменения положения религии в обществе), они оказались весьма полезными при написании главы II «Новые тенденции в формировании религиозной ситуации в постсоветский период».

Кроме собственно религиеведческих и этнологических работ необходимо было учитывать и исследования, относящиеся к социологии, политологии, юриспруденции и другим областям. Понятно также, что данная тема исследования потребовала изучения как светских, так и богословских трудов.

Остановимся теперь более подробно на работах, вышедших в последние двадцать лет и имеющих отношение к теме исследования.

Работы, позитивно отзывающиеся о религии, перестали быть редкостью в конце 1980-х годов. Однако в основном тогда это были труды общего плана. В 1990-е – 2000-е годы выходит много энциклопедий и энциклопедических словарей по религиозной тематике. Отметим среди них энциклопедию «Народы и религии мира», в самом названии которой отражена важность связи между этносом и религией. Фундаментальной в ряду энциклопедических работ можно назвать «Православную энциклопедию», в написании которой приняли участие как светские, так и церковные ученые. Первый том этой энциклопедии вышел в 2000 г. к двухтысячелетию христианства.

Работы этой группы, наряду с опубликованными в 1990-е годы документами советской эпохи, были использованы при написании главы I «Исторический контекст». В 1990-е – 2000-е годы, когда были открыты многие архивные материалы, появилось значительное число публикаций по церковной истории (например, труды церковного историка В. Цыпина) и по истории церковно-государственных отношений в советский период (книги О.Ю Васильевой, М.И. Одинцова, Т.А. Чумаченко, М.В. Шкаровского и др.).

При написании главы II для лучшего понимания тенденций формирующейся религиозной ситуации понадобилось обратиться к работам, посвященным секуляризации (труды А. Баркер, Б. Уилсона) и правам человека в религиозной сфере (работы Дж. Витте и др.).

загрузка...